А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пропавшие в Бермудии" (страница 1)

   Алексей Слаповский
   Пропавшие в Бермудии
   (Детско-взрослая книга, раскрывающая тайну удивительной страны, где исполняются все желания, включая те, исполнение которых нежелательно)

   Эпиграф—детям:
   В моей Вообразилии,
   В моей Вообразилии
   Там царствует фантазия
   Во всем своем всесилии.
   Там все мечты сбываются,
   А наши огорчения
   Сейчас же превращаются
   В смешные приключения.
Стихи неизвестного автора (использовавшего образ Б. Заходера) с сайта Центра образования г. Ангарска
   Эпиграф—подросткам:
   – Счастье для всех!.. Даром!.. Сколько угодно счастья!.. Все собирайтесь сюда!.. Хватит всем!.. Никто не уйдет обиженный!.. Даром!.. Счастье! Даром!..
А. и Б. Стругацкие. «Пикник на обочине»
   Эпиграф—взрослым:
   Желание – первичный биопсихологический импульс – мотивационное основание сопряженной поведенческой установки, задающее главные параметры индивидуальной активности человека (как в норме, так и в патологии), а также выступающее существенно значимой детерминантой массового сознания.
   Представление (воображение) – форма индивидуального чувственного познания, имеющая своим результатом целостный образ объекта, возникающий вне непосредственного воздействия последнего на органы чувств.
Новейший философский словарь

   1. О том, как они пропали

   Маленький белый самолет летел над океаном в районе Бермудского треугольника, одного из самых загадочных мест на Земле. Пилот и четверо пассажиров молча глядели на пустынные просторы воды, хранящие в себе тайны множества катастроф и исчезновений. Ничто не предвещало плохого, как выражаются в таких случаях, хотя ничто не предвещало и хорошего. Короче говоря, ничто ничего не предвещало, и было просто скучно. Самое экзотическое путешествие становится нудным, если несколько часов подряд видеть и слышать одно и то же, и неважно, что это – тайга и стук колес, пустыня и шорох песка или джунгли и пение многочисленных птиц.
   К тому же у тех, кто летел в самолете, были и другие причины для уныния.
   Одиннадцатилетний Николай, или Ник, как его звали старший брат и родители, забыл дома свой карманный компьютер. Спохватился еще в Шереметьево, страшно сожалел во время перелета на Багамы, переживал все три дня, пока они там были, и досадовал даже сейчас, когда отправились в развлекательных и познавательных целях на Бермудские острова (потому что ведь странно – оказаться в Бермудском треугольнике и не побывать на самих Бермудских островах!). Тем более обидно, что старший брат Вик свой КПК, конечно же, не забыл, сидит напротив и преспокойно играет, не обращая внимания на Ника.
   Вик, или Виктор, мальчик или, точнее, подросток, двенадцати лет и восьми месяцев (то есть фактически почти тринадцати лет), на самом деле не играл, а читал заранее скопированные им из Интернета статьи про страшный треугольник, приходя постепенно к выводу, что ничего страшного в нем нет. Тут часто бывают смерчи, ураганы и бури, в том числе магнитные, это правда, но если посмотреть статистику, то приходишь к двум выводам. Первый: не пропадает людей в треугольнике гораздо больше, чем пропадает. Спокойно плавают и летают регулярными рейсами – и ничего. Второй вывод: на любом городском перекрестке несчастных случаев происходит столько, что отдыхают и Бермудский треугольник, и все другие жуткие места Земли вместе взятые. И никто не пишет в газетах, что виноваты какие-то там особые излучения, волны или летающие тарелки с инопланетянами. Дела больше нет инопланетянам (если они вообще существуют, в чем Вик весьма сомневался), кроме как цепляться за светофоры и путать на них сигналы или бросаться под колеса машин. Все упирается в теорию вероятности: если одно место пересекает больше людей, чем другое, то и всяких неприятностей в нем происходит больше, чем в том, которое никто не пересекает. И всё.
   Отец Ника и Вика, человек еще молодой, поэтому можно называть его по имени – Олег, выглядел озабоченным. Его терзали неотвязные мысли об оставленной работе, о серьезных делах в области финансов. Когда любопытный Ник попробовал расспросить отца, как именно он занимается этими самыми финансами, Олег, усмехнувшись, ответил: управляю денежными потоками, чтобы они текли, куда надо. Ник тут же представил: по прозрачным трубам внутри огромных зданий несутся ручьи из купюр, вливаясь в реки и озера, полные разноцветных бумажек. А отец дает команды – какую трубу открыть, какую закрыть. Иногда сам приоткрывает небольшой люк, через который немного выливается и ему – за хорошую работу. Поэтому, когда Ник слышал по телевизору выражение «обвал на финансовом рынке», он ясно видел: одно из зданий на рынке (что такое рынок, он знал) рушится, из него водопадом сыплются кучи денег, спешат рабочие с лопатами и начинают сгребать все и запихивать обратно. Конечно, он понимал, что это не так, но ему нравилось именно так воображать. Смешнее получалось, а он любил, когда смешно.
   Олег тревожился еще о том, как новая помощница Ольга справляется со своими задачами. Она молода, красива, умна, но это хорошо в обычной жизни, а при общении с сотрудниками может оказаться минусом. Да еще Настя, жена Олега, кажется, считает, что он взял Ольгу на работу не из-за деловых качеств, а каких-то других.
   Настя, мама Ника и Вика, если честно, именно так и считала. Она, увы, ревновала Олега. В последнее время часто сердилась на него, твердила, что он пропадает на работе с утра до вечера и готов сидеть там по ночам, что ему пора отдохнуть и, хотя отец упорно отказывался и говорил про свое нежелание и неумение отдыхать, настояла взять путевку. Желательно куда подальше. Вот и взяли – дальше некуда, на Багамские острова. Отдохнув там несколько дней, решили слетать на Бермуды. Это немножко страшно, но в целом – весело. Правда, веселья что-то не получается: вон Ник надулся, Вик уткнулся в КПК, Олег весь ушел в свои мысли… Да и у Насти разболелась голова… А еще Настя, слыша в мерном гудении мотора неясную музыку (это часто бывает), вспоминала время, когда она была довольно популярной певицей. Могла стать звездой. Ее знала бы вся страна. Но она все бросила ради Олега и семьи…

   Мануэль, смуглый пилот с седой головой, человек в возрасте, но еще крепкий, обернулся и что-то крикнул по-английски. Неразборчиво – его родной язык был испанский.
   Но Олег понял его и перевел:
   – Мы летим над самым опасным местом треугольника!
   Ник закрыл глаза ладонями и, дурачась, закричал:
   – Кошмар! Падаем! Спасите!
   – Перестань! – рассердилась Настя.
   Она посмотрела на спокойный океан, безоблачное небо и пожала плечами:
   – Сроду не подумаешь…
   – Так и бывает, – сказал Олег. – Самые тихие места – самые опасные. Небо ясное, никаких волн, никакого ветра. И вдруг – смерч, буран, вихрь. Пронесся, уничтожил все живое, и опять тишина, будто ничего и не было.
   Он хотел развеселить Настю, но она даже не улыбнулась.
   Олег, привыкший во всем добиваться своего, продолжил, подмигивая Вику и Нику:
   – Другой вариант: нас схватят инопланетяне. По слухам, они тут как раз водятся, устраивают всякие катаклизмы. Возьмут нас на свою тарелку – и полетим куда-нибудь на Марс.
   – На Марсе никакой жизни нет и не может быть, – тут же дал справку Вик.
   – Конечно, кроме тебя, никто не помнит! – съехидничал Ник.
   – Тогда на какую-нибудь Альфу Центавру, – предположил отец. – Короче, туда, где есть жизнь.
   – Перестань, я прошу! – поморщилась Настя и прикоснулась пальцами к виску: голова болела все сильнее.
   – Мам, ты маленькая, что ли? – упрекнул ее Ник. – Ерунда это все!
   Он успокаивал ее, чтобы самому меньше бояться.
   Мануэль оглянулся, увидел хмурую Настю, смеющегося Ника, улыбающегося Олега и хладнокровного Вика (тот всегда держал себя в руках) – и опять что-то прокричал.
   – Бояться – правильно, не бояться – неправильно! – перевел Олег.
   – Что это значит? – не поняла Настя.
   Олег задал этот вопрос пилоту, выслушал ответ и пересказал его:
   – Местные люди считают, что здесь пропадают только те, кто не боится пропасть. Некоторые даже хотят этого.
   – Как это? – удивилась Настя. – Кто и зачем может захотеть пропасть?
   – Я! – закричал Ник. – Мне надоело лететь! И вообще, я хочу домой!
   – Помолчи! – приказала ему Настя.
   Не в шутку приказала, серьезно. Она не суеверна, но – мало ли. Если местные люди в это верят, значит, есть какие-то основания.
   Ник примолк. Он знал по своему опыту, что ее лучше не дразнить.
   Все смотрели в иллюминаторы и размышляли о словах Мануэля.

   Ник в самом деле был не прочь – нет, не пропасть, а прилететь домой. Хорошо бы вместо этих Бермудских островов оказалось родное Шереметьево. Приземлиться и тут же поехать домой, сесть за компьютер и играть целый день до вечера, пока не загонят спать… Ник вспомнил, как здорово нажимать на мышку и клавиши, ловко управляясь со сложной игрой, и у него даже пальцы зачесались.
   Или Вик бы пропал, глянул Ник на брата. Это было бы смешно. Раз – и нет человека. (Ну, как-нибудь временно, конечно.) Родители в ужасе, а Ник удивляется и спрашивает:
   – Вы кого-то потеряли?
   – Как кого? Вика!
   – Не было никакого Вика! Я у вас вообще один, вы что, забыли?
   Они, конечно, сойдут с ума:
   – Как это не было, мы его еще раньше тебя родили!
   – Неужели? Куда же он делся? – и Ник начнет заглядывать под кресла. А потом скажет: – Хватит разыгрывать! Я бы такого большого заметил! Нет, если я вам не нравлюсь, можете от меня избавиться, пожалуйста! Я тоже исчезну!
   И тут они бросятся его уговаривать, скажут, что никакого Вика и в самом деле не было!
   Ник, развеселившись, посмотрел в сторону Вика и представил, что на его месте пустота. И компьютер лежит.
   Но тут же зевнул и отвернулся. Он не умел долго думать – даже если ему свои мысли нравились. Мало ли что нравится. Мороженое тоже нравится, а килограмм не съешь.
   Фантазии его были, конечно, шуточными, зато последствия оказались самыми серьезными, и вы очень скоро в этом убедитесь.

   По странному совпадению и Вик подумал почти о том же. Если уж кому не мешало бы пропасть на часок, так это Нику, размышлял он. Все равно ничего не делает, болтает ногами и то и дело жадно смотрит на Виков компьютер. Читать не любит – родители не приучили. Пусть бы погулял где-нибудь в параллельном пространстве Бермудии, а как прилетим на острова – милости просим обратно к нам!
   С другой стороны, Вик и сам бы прогулялся в параллельном пространстве. Конечно, все это ерунда: захотеть пропасть – и пропасть. Так не бывает. Нет, возможно, в треугольнике все-таки есть какое-нибудь искривление пространства. Было бы интересно оказаться в нем, разобраться и преподнести людям простое решение загадки. Но вряд ли это возможно, как в сказке, по щучьему велению, по моему хотению. Однако, рассуждал Вик, привыкший мыслить логично, возможности человеческой психики еще не до конца изучены. Не исключено (хотя и не доказано), что, если посылать сильные импульсы воли, то желаемое может сбыться. И Вик, прикрыв глаза, стал посылать эти самые импульсы. Просто так – ради эксперимента. Уверенный в его отрицательном результате.

   А Олег мечтал: хорошо бы не просто исчезнуть, а существовать сразу в двух измерениях. В одном остаться тут, с женой и детьми. В другом – оказаться на работе. Наладить там все, дать понять Ольге, что он ценит ее как работницу, а не как-нибудь иначе, и вернуться. Если бы в Бермудском треугольнике творились такие чудеса, мысленно усмехнулся Олег, тут было бы полным-полно народа! Огромная очередь людей, желающих раздвоиться. Или растрои́ться. Олег знал некоторых, кто и распятериться не отказался бы и даже раздесятериться. Да он и сам не прочь. Но жизнь одна и человек один, отсюда все сложности…

   А Насте уже не хотелось ни на какие Бермуды. Ей хотелось выспаться, чтобы прошла голова. А потом откровенно поговорить с Олегом. Начистоту. И сказать, что она еще молода и полна сил. Так что – будь свободен, если хочешь! Дети почти выросли, она может возобновить карьеру – публика ее помнит, а продюсерам только свистни, тут же выстроятся в очередь… Настя закрыла глаза и представила, как сходит с трапа самолета и ее встречает огромная толпа почитателей с цветами… Она знаменитая, смелая, сильная! Она тут же забудет Олега и начнет новую жизнь! Запросто!
   А пилот Мануэль вспоминал свою невесту Лауру, которая исчезла в этих местах двадцать лет назад.
   Двадцать лет назад, во время короткой, но ожесточенной гражданской войны Мануэль был предводителем небольшого отряда. Однажды, когда они возвращались после победоносного сражения, Мануэль увидел юную красавицу, качавшуюся в гамаке возле своего дома, остановил отряд и спросил ее:
   – Хочешь стать женой командира?
   Лаура рассмеялась:
   – А кто тут командир?
   Мануэль обиделся и скомандовал отряду идти дальше.
   После другого сражения, весь израненный, он пришел на рынок, где Лаура торговала цветами, и сказал:
   – Неужели ты не понимаешь, что я могу погибнуть и ничего не успею? Выходи за меня замуж.
   Лаура рассмеялась:
   – Если бы ты действительно погиб и стал героем, я бы еще подумала, а так – ступай в лазарет лечить свои болячки!
   Мануэль пошел в лазарет, думая по пути о странных словах красавицы: как она могла бы выйти за него замуж, если бы он погиб?
   И понял: она имела в виду, что полюбила бы его!
   И он, не долечившись, отправился биться с врагами, чтобы погибнуть и заслужить любовь Лауры.
   Ему не повезло, он остался жив.
   Война кончилась без победителей и побежденных, каждый остался при своих интересах. Так часто бывает.
   Мануэль переключился на мирную жизнь, очень много работал, купил шхуну, уплыл куда-то и через месяц вернулся.
   Весь прибрежный городок гудел, как улей, люди с удивленными криками бежали к берегу. Пошла туда и Лаура. Ей показалось, что в воде плывет огромная клумба.
   Это была шхуна Мануэля с цветами.
   Он пригласил Лауру подняться на нее.
   Палуба была усыпана розами, тюльпанами, георгинами, пионами, астрами и другими цветами, названия которых Лаура не знала.
   – Лаура, – сказал Мануэль. – Я люблю тебя. Выходи за меня замуж!
   Все смотрели и ждали, что скажет Лаура.
   Лаура заглянула в трюм и сказала:
   – Ха! Цветы только на палубе! Сверху! Значит, и любовь твоя такая. Поверхностная!
   Люди ахнули, пораженные капризами своенравной девушки.
   Лаура спрыгнула со шхуны на песок и побежала к лодке своего отца, старой лодке с драным парусом и кривыми веслами.
   И отплыла от берега.
   А Мануэль посмотрел вслед очень странным взглядом.
   Лауры не было день, два, три.
   На четвертый день все, у кого были хоть какие-то плавательные средства, вышли в океан.
   Искали долго.
   А лодка прибилась к берегу сама – пустая. Весла были целы, парус остался таким же, как и был. На корме – фляга с водой, вяленая рыба. Пестрый платок Лауры, аккуратно сложенный, лежал тут же, прижатый якорем, чтобы не сдуло. Все было на месте – кроме Лауры.
   Мануэль отправился к гадалке.
   Та раскинула карты, но они не сообщили ей ничего точного.
   – Карты молчат – и я не буду врать! – отрезала гадалка. – Одно скажу тебе, Мануэль: в этих местах пропадает только тот, кто хочет пропасть.
   – Значит, она утонула?
   – Кто сказал – утонула? Пропала. Понимаешь разницу?
   Мануэль не очень понял, однако начал ежедневно выходить на своей шхуне в океан, он обшарил все острова и атоллы в радиусе не меньше, чем триста миль.
   Мануэль искал Лауру не для того, чтобы сделать еще одно предложение. Она убежала от него на глазах у всех, она его смертельно обидела и унизила, поэтому Мануэль знал, что сделает, когда наконец найдет ее. Он отомстит. Он убьет Лауру и смоет ее кровью тот позор, которым она покрыла его.
   Когда поиски на шхуне не дали результатов, он купил подержанный самолет. С самолета увидеть можно больше, особенно с помощью бинокля.
   Для того, чтобы подзаработать, он брал иногда пассажиров.
   Так прошло двадцать лет.
   И все чаще приходила ему в голову странная мысль, что Лаура не прячется на каком-то острове, а просто плещется, как русалка, где-то в этих водах – и смеется оттуда над ним, глядя, как он бесплодно кружит над океаном.
   Посматривая на пассажиров из далекой северной страны, говорящих на непонятном языке, Мануэль привычно думал о том, как хотел бы он оказаться в том месте, где Лаура. Он все спланировал. Он даже не будет ее ни о чем спрашивать. Нож-наваха всегда за коротким голенищем его сапога. Нагнуться, выхватить, раскрыть, сделать выпад… – и уйти от нее по песку в море. Не оглядываясь. С ножом в руке. Ее кровь впитается в песок, а его кровь растворится в море. Даже после смерти он не хочет соединяться с нею.
   Вот так и получилось, что все пятеро человек, летевшие в маленьком белом самолете в районе Бермудского треугольника, одновременно подумали о том, что не хотят быть здесь. Хотят исчезнуть, пропасть.
   И они пропали.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация