А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Портрет второй жены" (страница 14)

   – Я виню себя, хотя и понимаю, что не виновата перед ним, – ответила Лиза. – Что я могла сделать, Маргарита Семеновна? Я не любила его, и он это знал. Я никогда не говорила ему, что люблю его, и ничего между нами не было. Вы мне не верите? Поймите, я могла бы ничего этого не говорить вам, и никому другому я не стала бы этого говорить. Но с вами связаны счастливые воспоминания. И с Павлом, с Гришей…
   Рита слушала ее внимательно. Налет равнодушной светскости совершенно исчез с ее лица, оно вдруг стало казаться старше. Видно было, что Лизины слова затронули какие-то живые струны в ее душе – может быть, те самые, из-за которых любил ее Юра…
   – Вероятно, так оно и есть, – задумчиво произнесла она. – Но к Юре, наверное, вы относитесь иначе?
   Лиза ожидала этого вопроса, но он все-таки смутил ее.
   – Я… Простите, Маргарита Семеновна, я не могу вам ответить. Я работаю у Юры, мне приятно его общество, и ему, кажется, тоже. Это все, что я могу сказать.
   – Он особенный человек, – сказала Рита.
   – Я знаю, это сразу понятно.
   – И он любит свою жену, учтите. Может быть, вам показалось, что это не так: они подолгу живут порознь, она очень независимая деловая женщина. Но это какой-то особый роман, я с самого их детства наблюдала за его развитием. Видите ли, Лиза, – Рита неожиданно назвала ее по имени, – они оба мало значения придают постороннему мнению, для них обоих важнее то, что думают они сами, а не окружающие, потому они и живут так, как считают для себя возможным. Он дорожит Юлей, гордится ею, это всегда так было, с самого детства, можете мне поверить.
   – Но… Зачем вы говорите мне об этом, Маргарита Семеновна? Разве я претендую на…
   – Может быть, и не претендуете, – перебила ее Рита. – Я только хочу вас предупредить, что и не надо претендовать. Для вашей же пользы. Вы стали мне очень симпатичны, и мне было бы жаль, если бы вас постигло разочарование. А еще больше мне не хотелось бы, чтобы Юрина жизнь осложнилась. У него и так забот достаточно, даже к старой тетке не мог вырваться!
   Она легко поднялась из кресла, Лиза тоже встала.
   – Вы зашли бы к Орлову, – сказала Рита. – Он рад вам будет, зря вы стесняетесь. Ваше платьице ведь он делал? Оно очаровательно, но это слишком характерный фасон, он был моден в прошлом году. Никита с удовольствием придумает для вас что-то новое. Ведь вам, наверное, неплохо платят в Юриной фирме? А теперь извините, я должна идти к гостям.
   Лицо Риты снова стало непроницаемым для любых чувств, кроме ни к чему не обязывающей любезности.
   «Может быть, никакого „света“ и нет на самом деле, – подумала Лиза, – и эти пищеславцы, конечно, смешны, но в Рите есть что-то, заставляющее брать себя в руки».
   Она вошла в гостиную одновременно с Юрой.
   – Я очень советую вам подумать, Юрий Владимирович! – громко сказал ему вслед лысеющий собеседник. – Мое предложение может оказаться для вас решающим.
   Не отвечая ему и даже не оглядываясь, Ратников подошел к Лизе:
   – Извини, я задержался.
   – Ну что ты, Юра! Мы с Маргаритой Семеновной пока поговорили.
   – Да? – удивился он. – Не напугала она тебя? Ритуля любит холода напустить!
   – Нет, вовсе нет. У нас с ней были общие знакомые.
   – Лиз, а тебе не надоело здесь? – спросил Ратников. – Я бы, честно говоря, поболтал еще с Ритулей пару минут и ушел. Скучно здесь, ей-Богу! Как ты на это смотришь?
   – Как хочешь, Юра.
   Видно было, что настроение у него испортилось – похоже, что после разговора с этим Петром Григорьевичем. Юра пошел к Рите, и Лиза увидела, что они скрылись в той самой «комнате бесед».
   Пока Ратников беседовал с хозяйкой, Лиза рассматривала его недавнего собеседника, который успел вернуться к своим дамам. Она еще раз убедилась, что первое впечатление не обмануло ее. Как ни старался этот Петр Григорьевич принять вид добродушного любезника, в каждом его взгляде чувствовалась внимательная жесткость и даже, как ей почему-то показалось, готовность к мгновенному удару.
   Лиза заметила, что и его внешняя мешковатость на самом деле больше похожа на пружинную мощь. Словно он был не посетителем светской гостиной, а сотрудником псковитинской службы…
   Впрочем, ей не пришлось долго разглядывать этого человека: вскоре вернулся Юра.
   – Пойдем? – спросил он. – Можешь не прощаться с хозяйкой, здесь не принято. Она, кстати, очень хорошо о тебе отзывается, просто удивительно для Ритули. Говорит, ты одушевляешь любой разговор. Она, правда, считает, что это необязательно, хотя и привлекательно.
   Они незаметно прошли к выходу. Стоя у лифта, Юра сказал:
   – Извини, Лиза, я отнял у тебя вечер. Было скучно, смешно – даже мне, а уж тебе-то точно. Мы с тобой потом куда-нибудь еще пойдем, да? Куда-нибудь, где шумно, весело, много молодых и веселых людей. Тебе ведь это нравится?
   – Почему ты так решил? – удивилась Лиза. – Особенно про молодых и веселых…
   – А почему бы и нет? Ты сама молодая, веселая и красивая, тебе должно быть скучно киснуть в гостиной с пищеславцами. Да мне и самому скучно, я же говорил. Спасибо тебе, без тебя мне вовсе тошно было бы. Я ведь не хожу теперь по таким местам.
   Они вышли на улицу, остановились у подъезда.
   – А раньше ходил? – спросила Лиза.
   – Раньше… Давно, лет пятнадцать назад. Был один человек, который водил меня по разным этим… пищеславцам, вещетворцам. Их же много тогда было. Ковчежники еще, да всех не упомнишь.
   – И тебе это нравилось? – удивилась Лиза.
   – А чему ты удивляешься? Мне же восемнадцать тогда было, я ко всему присматривался, во всем искал что-то… относящееся ко мне. А они ведь не только похлебку едят, там много слов было таких… завораживающих. Про невольный храм и веселую мудрость… Что ты, Лиза! – Он снова повеселел, улыбнулся. – Чуть не свихнулся, голова шла кругом! Ты представить себе не можешь, как меня начало это угнетать – вот то, что ничего нельзя с этим сделать, понимаешь? Все эти мысли, эти образы жизни, связанные с людьми и втягивающие меня, – они есть, но непонятно, что мне с ними делать – такому, какой я есть. Сейчас кажется смешно, а тогда… Чуть не дошел до депрессии. Но что об этом вспоминать!
   – Не знаю… – медленно произнесла Лиза. – А мне не верится, чтобы меня могли любые слова заворожить, если их станет произносить тот, в мятом пиджаке.
   – Ты – другое дело. – Ратников коснулся ее руки легким своим, неуловимым движением. – Ты вообще не поддаешься неживым идеям, да?
   – Не знаю, Юра. Я не думала об этом.
   – Вот и хорошо, что не думала. Послушай, – предложил он, – давай пешком пройдемся немного. Смотри, вечер какой хороший.
   Вечер и правда располагал к прогулке. Уже стемнело, гладь пруда переливалась в свете полной луны и фонарей, загадочно темнели аллеи.
   – А Сергей что скажет? – улыбнулась Лиза.
   – А ты ему не рассказывай, он и не узнает. Мы машину отпустим, погуляем немного, и я тебя домой провожу, да?
   Она кивнула, и Ратников подошел к «Мерседесу», стал что-то говорить шоферу.
   Сердце у Лизы билось быстро и словно бы испуганно. Она сказала Рите, что не может ответить на ее вопрос о Юре, но на самом деле все меньше оставалось у нее сомнений, хотя она упорно гнала от себя эти мысли…
   Машина отъехала от подъезда, Ратников вернулся к Лизе.
   – Все, отпустили нас! – сообщил он. – Можем гулять без конвоя.
   Он стоял прямо перед нею, и Лиза впервые опустила глаза под его взглядом. По Юриному лицу тоже мелькнула та тень мгновенной растерянности, которую она заметила после их «кадрили» в ресторане. Они медленно пошли к пруду, остановились у темной ограды над водой.
   – Здесь каток был, – сказал Юра. – Давно, не только теперь, ты знаешь? Барышни катались прелестные, вроде тебя, кавалеры за ними ухаживали. Я вот думаю: правда была идилличнее тогдашняя жизнь или это только теперь кажется?
   – Правда, – ответила Лиза, точно сама она пришла из той жизни и могла рассказать Юре, каким там все было.
   Она заметила, что улыбка мелькнула на его лице в неярком свете фонарей.
   – Конечно, ты похожа, – сказал он, словно продолжая не сказанную ею фразу. – Даже не верится… Какая-то другая жизнь связана с тобой. Я не о другом веке говорю, а просто – другая жизнь. Я такой не знал, со мной не было так…
   Он замолчал. Сердце у Лизы билось так стремительно, что она чувствовала его у самого горла. Чтобы как-то остановить его пугающее биение, она спросила:
   – Юра, а что это за человек говорил с тобой у Маргариты Семеновны?
   Он посмотрел на нее каким-то отрешенным взглядом, словно не слышал вопроса или слышал не вопрос, а только ее голос, потом тряхнул головой.
   – Бандит, – ответил он нехотя. – Обыкновенный бандит, вор в законе.
   – Как это – вор в законе? Почему же он там был? – растерялась Лиза.
   – Да очень просто. Это ведь модно теперь – иметь в друзьях или хотя бы в знакомых бандита, престижно. И полезно. А он, можешь себе представить, порвал со своим прошлым, проникся духом христианства. На храм Христа Спасителя жертвует, вот как трогательно. Интервью недавно давал по телевизору – говорит: оттого, что я перестал быть вором в законе, я ведь не стал плохим человеком. Вот так.
   – Но… Чего же он от тебя хотел? – спросила Лиза и тут же испугалась своего вопроса – точнее, испугалась услышать ответ.
   – В Думу предлагал избираться. Он же еще и в Госдуме депутат. У них там разборка была в Подмосковье, убили одного из их фракции – наехали просто из-за долгов, никакой политики. Место вакантно, он меня и приглашал. Притом бесплатно, вот какое доверие. – Юра взглянул на Лизу и засмеялся. – Да ты не бойся, ничего опасного. Поговорили и разошлись.
   – А ты не хочешь в Думу?
   – Зачем? За мной прокуратура не охотится. И вообще, я сам люблю делать свои дела, без их грязной крыши. Да ну их к черту, Лиза, о чем мы говорим!
   Но он тут же замолчал, словно оборванный им разговор был спасительным щитом, без которого они должны были бы говорить о другом – и не могли…
   Они пошли дальше по аллее и, перейдя дорогу, оказались у входа в маленькое кафе, расположившееся в бывшем парадном.
   – Зайдем? – спросил Юра.
   – Зайдем.
   Лиза немного успокоилась, когда они оказались в ярко освещенном небольшом зале и сели за деревянный стол с букетом мелких роз посередине.
   – Что тебе взять? – спросил Ратников.
   – Все равно, я не хочу есть. Возьми то же, что и себе.
   – А я-то как раз хочу! Проголодался в гостях. Здесь картошка есть с грибами, хочешь? Ну, и я тогда не буду.
   – Нет-нет, – возразила Лиза. – Ты поешь, какая разница, хочу я есть или нет?
   – Да просто… – ответил он. – Мне так нравится делать что-нибудь вместе с тобой. Я тебе этим не надоел еще?
   – Юра, ну что ты говоришь? – расстроилась Лиза. – Как ты можешь мне надоесть?
   – Очень просто, – ответил он. – Но мне это было бы тяжело.
   По его лицу она видела, что он не рисуется и не пытается ее увлечь. В какой-то момент ей даже показалось, что он сдерживает себя, чтобы не стараться увлечь ее…
   «Как странно, – подумала она. – Почему он не уверен в себе сейчас, разве такое с ним бывает?»
   – Закажи картошку с грибами, – улыбнувшись, попросила она. – И мне тоже.
   Они вышли из кафе, когда короткая летняя ночь опустилась на город. Но даже в эти часы Москва не засыпала окончательно: прохожие фланировали по Тверской, девочки снимали клиентов у ресторанов и прямо у мостовой, целовались на ходу парочки и бродили подозрительные мускулистые парни, окидывая гуляющих изучающими взглядами.
   Лизе всегда становилось легко и весело, когда она оказывалась на этих улицах. Точно пузырьки искристого вина покалывали ее кожу, и даже перед подозрительными типами она не испытывала страха.
   – Ты, наверное, любишь Москву? – спросил Юра, взглянув на нее.
   – Да. Я ее сразу полюбила, мне даже не верится сейчас, что я всего три года как приехала. Да еще ведь год в Германии… А ты разве не любишь?
   – Люблю, конечно, – ответил он. – Но мы выросли не в городе, и я этому очень рад. Почти в деревне, хотя, конечно, дача не деревня.
   – Мы – это кто?
   – Ну я, Сережа и… И Юля, моя жена, – закончил он. И словно для того, чтобы говорить дальше, добавил: – И Саша Неделин. Но он позже появился, нам тогда уже по шестнадцать было.
   – А кто это – Саша Неделин? – спросила Лиза; она тоже не хотела упоминать о Юриной жене. – Он в Москве сейчас?
   – Нет. Наверное, уехал. Не знаю.
   Она поразилась тому, каким замкнутым стало Юрино лицо. Но из-за чего? Из-за того, что разговор зашел об этом Саше Неделине? Или о Юле?..
   Лизе всегда было легко говорить с Юрой, но сейчас она чувствовала, что их разговор все ближе подходит к тому моменту, когда больше не скрыться будет за ничего не значащими темами, – и она боялась этого момента. Она не произнесла этого вслух, но Юра спросил:
   – Ты устала, Лиза?
   Она ничуть не устала, но его вопрос показался ей спасительным.
   – Наверное, пора домой, – ответила она. – Я думаю, ты устал больше, чем я.
   – Я редко устаю, – возразил Юра. – То есть я устаю, конечно, но только тогда, когда делаю не то, что хочу.
   – А разве такое бывает?
   – К сожалению. Хотя я стараюсь этого избегать. Как же я мог сегодня устать? Сейчас я тебя отвезу.
   Он говорил отрывистыми фразами, потом подошел к обочине и остановил машину.
   До Лизиного дома доехали быстро. Перед тем как выйти из машины, Юра попросил водителя:
   – Минутку подожди, сейчас поедем на Котельническую.
   Они остановились у самого подъезда. Лиза чувствовала, что не прерывается между ними та нить, которая связывает их мгновенным пониманием, – но сейчас именно это мучило ее.
   По Юриному лицу она видела, что он чувствует то же самое. Они понимали друг друга, и это мешало им расстаться сейчас и не позволяло не расставаться…
   – Лиза, я… – Он замолчал, точно споткнулся.
   – Не надо, Юра, – сказала она. – Тебе не надо растравлять свою душу.
   – А тебе? Я виноват перед тобой, и я это понимаю.
   – Но в чем же, Юра? Оставь это, тебе ли в чем-то себя винить!
   – Ты понимаешь, о чем я говорю… Но я не могу сказать больше ничего.
   – Эй, командир, так едем или остаемся? – крикнул водитель. – Ты быстрей давай думай, время – деньги!
   Не оборачиваясь к водителю, Юра взял Лизину руку, поднес к губам.
   – Все, – решительно сказал он. – Больше не буду. Спасибо тебе!..
   Он пошел к машине стремительной своей походкой. Лиза вошла в подъезд, собрав все силы, чтобы не обернуться.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация