А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Портрет второй жены" (страница 12)

   Они танцевали молча, и Лиза все время чувствовала, как осторожно Сергей держит ее за талию – словно хрустальную фигурку, которая легко может разбиться.
   – Вторая фигура кадрили, господа! – вдруг услышала она. – Кавалеры меняют дам.
   Юра и Карина оказались рядом с ними, и Юра постучал по плечу Псковитина. Тот улыбнулся и, кивнув Лизе, подхватил Юрину партнершу. Та капризно надула губки – кажется, не слишком радуясь замене.
   – Так не забудь же, Юрочка!.. – крикнула она вслед Ратникову, увлекавшему Лизу в центр зала.
   Юра танцевал совсем иначе, чем Сергей, Лиза почувствовала это сразу. Он обнял ее мгновенным, как вздох, движением, и до самого конца «кадрили» она ощущала трепет его рук, пронизывающее тепло его пальцев.
   В зале было тесно, но ей казалось, что Юра скользит по поскрипывающему полу, точно они и в самом деле танцуют кадриль. Его вообще легко было представить на настоящем балу; Лиза подумала мимолетно, как пошел бы ему мундир кавалергарда.
   Он тоже был гораздо выше Лизы и время от времени наклонялся к ее уху, чтобы сказать что-нибудь: иначе не расслышать было в общем гуле. Лизины волосы взлетали от его дыхания.
   – Щекочут, – улыбнулся Юра, прикасаясь к ним щекой. – Ты такая красивая сегодня, Лиза…
   Она почувствовала, как слезы неожиданно подступили к ее глазам после этих слов, хотя ей было так легко с ним, точно и она знала его сто лет. Может быть, просто выпила слишком много шампанского?
   Ее щека почти прикасалась к Юриному плечу, она видела детскую ямочку на его подбородке. Наверное, ему было жарко: Лиза чувствовала, как часто он дышит. Она осторожно положила руку ему на грудь и сразу ощутила жар, исходивший от него.
   Танец закончился неожиданно, на высокой щемящей ноте – и она осталась стоять с Юрой посреди зала, в толпе людей, положив руку ему на грудь. Он не двигался, точно ожидал еще музыки, но музыканты уже переговаривались, собираясь играть следующий танец. Зазвучали какие-то динамичные аккорды, Лиза опустила руки, и Юра повел ее обратно к столу.
   Сергей уже ждал их в кабинете. Они сразу выпили, и странное, какое-то растерянное выражение, мелькнувшее на мгновение на Юрином лице, тут же развеялось.
   – Нравится тебе здесь? – спросил он Лизу.
   – Да, – ответила она. – Только немного шумно. Здесь, наверное, бывают драки?
   – Не без них, – подтвердил Псковитин. – Правда, Юра? Но ты не бойся, мы тебя в обиду не дадим.
   – Я и не боюсь, – улыбнулась Лиза.
   Она снова отвела глаза от внимательного взгляда Сергея. Почему он смотрит на нее так, как будто размышляет о чем-то?
   Они еще пили, ели, танцевали. Мелькали вокруг какие-то незнакомые лица, Карина, охранники; Лиза кружилась по залу то Сергеем, то с Юрой. Ей нравился искрометный ритм этого вечера, но в самой глубине души она чувствовала печаль и боялась признаться себе в причине этой печали. Кружась вместе с нею, легко подхватывая ее и смеясь, Юра больше ни на мгновение не прикоснулся щекой к ее волосам…
   Присаживаясь за стол, чтобы выпить еще – принесли Юрин любимый «Мартель», – они болтали о каких-то пустяках, то и дело хохотали без причины. С чего-то начался разговор об Амстердаме, Юра сказал:
   – Отлично понимаю Петра Великого! Было ему о чем подумать в этом городе…
   Лиза вспомнила, что и сама думала о Петре Великом, возвращаясь с Нойбергами из Голландии. Вдруг она засмеялась.
   – Что? – спросил Юра.
   – Да просто вспомнила, как Коля, брат, рассказывал… Они недавно были с женой в Амстердаме и Андрюшку брали, десятилетнего. И конечно, им хотелось посмотреть квартал Красных фонарей. Они днем пошли и его взяли, не хотел в отеле оставаться. Так он пилил их всю дорогу: вам бы только к проституткам, лучше бы на селедку деньги потратили, которую в океанской воде вымачивают!
   Сергей и Юра засмеялись.
   – Помнишь, мы тоже с тобой в Амстердам летали как-то? – спросил Юра.
   – Хм, да… – усмехнулся Псковитин. – Очень приятная была поездка, как не помнить! Прекрасная там, знаешь ли, архитектура…
   На этот раз засмеялась Лиза. В голове ее уже стоял звон, лица Юры и Сергея плыли перед глазами, но ей по-прежнему хорошо было с ними и уходить не хотелось.
   Она почти не помнила, как спустились вниз. Официант складывал в багажник их машины какие-то пакеты, и Лиза вдруг догадалась, что это и имел в виду Псковитин, когда говорил, что «ребята» съедят ужин дома…
   Было темно, свежий ночной ветер немного охладил ее разгоряченное лицо. Правда, дорогу домой она все же вспоминала с трудом.
   – Куда девушку повезем? – спросил водитель.
   – На Рождественский бульвар, – ответила Лиза заплетающимся языком.
   – Да ведь ты все еще там живешь! – услышала она Юрин голос. – Какой же я идиот!
   Сергей помог ей выйти из машины, Юра тоже вышел, но в подъезд ее проводил охранник.
   – Домой, Юра? – услышала она за спиной голос Псковитина.
   – Да нет, я обещал тут…
   Дверь подъезда захлопнулась за нею.

   Глава 9

   Юрий зашел к Лизе в комнатку утром в понедельник – веселый, гладко выбритый, своей легкой, немного враскачку, походкой. Как всегда на работе, он был в отлично отглаженном костюме, от него чуть-чуть пахло дорогим одеколоном.
   «Интересно, это он сам так завязывает галстук?» – подумала Лиза.
   – Как самочувствие, Лиза? – спросил Ратников.
   – Уже ничего. – Лиза не могла сдержать радостную улыбку, глядя на него. – Но в субботу, конечно, голова просто раскалывалась.
   – Вот и мы с Серегой «Мартель» перемешали с водкой. А все он – полезная, на травах! Но ничего, поплавали утром немного, все и прошло.
   – Спасибо, Юрий Владимирович, вечер был чудесный.
   – Ну, за что же спасибо! Это ты украсила нашу компанию. Послушай, Лиза, – тут же спросил он, – что это за жилье у тебя на Рождественском? Ты снимаешь, надо полагать?
   – Да.
   – Квартиру?
   – Нет, комнату в коммуналке. Но там всего одна соседка, старушка.
   – Все равно, – не допускающим возражений тоном заявил Ратников. – Жить там неприятно, я уверен, хотя и сам люблю старый центр. Тебе надо найти что-нибудь получше.
   – Я уже искала, – попыталась было объяснить Лиза. – Моя соседка – еще наилучший вариант, попадаются такие…
   – Без соседей. Нормальную квартиру в нормальном доме. Знаю я эти коммуналки на бульварах – притоны, больше ничего. Хочешь в центре – можно и там найти что-нибудь поприличнее.
   – Но… я не знаю…
   Лиза не решалась сказать, что на приличную квартиру, да еще в центре, у нее просто не хватит денег. Да еще прописка… Впрочем, Ратников и сам знал, в чем дело.
   – Видишь ли, – сказал он, – мы, конечно, не всем сотрудникам покупаем квартиры, вот так, сразу, но у нас и не многие их снимают. Да никто, по-моему, не снимает, во всяком случае из центрального офиса. Я не думаю, что это будет слишком обременительно – платить за твое жилье. Так что, раз ты не против, Сергей подыщет что-нибудь. Он у нас знаешь какой, – добавил Юра с гордостью. – Вообще не понимает, что такое проблемы.
   – А вы понимаете? – улыбнулась Лиза.
   – И я не понимаю! – засмеялся Ратников и вышел из комнаты.
   Лиза не знала, каким образом Псковитин искал для нее квартиру, но уже к концу дня он принес ей список из пяти адресов.
   – Но я ведь не могу так, – растерялась Лиза. – Надо посмотреть, и потом – сколько это стоит?
   – Цены нас устраивают, – ответил Псковитин. – А посмотреть, конечно, надо. Кто-нибудь с тобой съездит, это ведь все поблизости.
   Он остановился в дверях, словно хотел еще что-то сказать. Лиза тоже смотрела на него ожидающе.
   – Я пришлю кого-нибудь, – повторил Псковитин.
   Дверь за ним закрылась.
   Всю следующую неделю Лиза занята была переездом.
   Квартира, которую она выбрала в тот же день, когда Псковитин принес ей адреса, находилась у метро «Аэропорт». Хозяин жил в Америке, Лиза договаривалась с его дочерью.
   – Некоторые сдают под офис, – объяснила она. – Но мы, видите ли, боимся. Сейчас законы такие непонятные, и вообще… Мы предпочитаем частное лицо, о котором имеем рекомендации.
   «Интересно, обо мне-то какие рекомендации?» – удивилась Лиза, но спрашивать об этом не стала.
   Тот же разбитной охранник, с которым она ездила выбирать квартиру, перевез ее вещи.
   – И всего-то? – удивился он, увидев чемоданы и коробки, стоящие посреди комнаты на Рождественском. – Тю, плевое дело!
   Подъезд запирался на ключ, внизу сидела в стеклянной будочке аккуратная консьержка и вязала свитер.
   Лизе сразу понравилась просторная комната, хотя окна ей удалось отмыть с большим трудом. Она не сразу привыкла к тому, что ни с кем не столкнется на кухне, что не надо постоянно быть начеку, отражая нападки какой-нибудь склочницы, или отворачиваться, видя, как отправляется «на работу» Полина Ивановна…
   Впервые она устраивала жилье по собственному вкусу, и это оказалось невероятно приятным занятием! В аэропортовских переулках было множество хозяйственных магазинов, в которых она с удовольствием покупала бесчисленные мелочи, казавшиеся необходимыми.
   Лиза давно не ходила по хозяйственным и теперь была удивлена: как много, оказывается, появилось всего, что она видела только в Германии! Она вспомнила, как, уезжая из Кельна, жалела о том, что нельзя захватить с собою вот эту красивую сушилку для посуды или какой-то особенный состав для глажки белья, после которого оно выглядело безупречно.
   Теперь она купила светлые занавески и палас необычной расцветки. Особенно интересно было выбирать цветы; Лиза сразу купила любимую свою азалию.
   Квартира преображалась на глазах, словно одушевляясь от ее усилий, и Лиза подумала, что впервые сможет пригласить к себе в гости Колю с Наташей и Оксану.
   Всем этим она занималась вечерами, потому что дел на работе было много. Но дела не пугали Лизу, ее угнетало другое: Юрина неожиданная мрачность, погруженность в какие-то, явно неприятные, заботы. Сосредоточенно-суров был и Сергей Псковитин.
   – Что-нибудь случилось, Сергей Петрович? – однажды спросила она осторожно.
   – Нет, – ответил он.
   Лиза ожидала, что он добавит еще хоть что-нибудь, но Псковитин молчал, и она поняла, что расспрашивать его бесполезно.
   Ратников больше не приносил ей бумаги «для впечатления», да и вообще Лиза видела его редко, он почти не выходил из кабинета. Узнать что-нибудь у железной Фриды Яковлевны тоже не представлялось возможным. И Лиза переводила с немецкого письма, приходящие в «Мегаполис-инвест», заодно осваивая компьютер.
   То есть она, конечно, видела Ратникова, но обычно в его кабинете или в конференц-зале, когда он вызывал ее, чтобы переводить во время переговоров. Ей становилось грустно оттого, что он не просит ее задержаться, как это бывало прежде, не спрашивает о ее впечатлениях от собеседников. Теперь она выходила вместе с посетителями.
   Он часто собирал совещания, обычно с начальниками отделов, или подолгу разговаривал с Псковитиным. Уходили они оба поздно. Однажды, выходя из особняка затемно, Лиза увидела, как светятся окна ратниковского кабинета.

   Юра зашел в ее комнату неожиданно, когда она уже собиралась уходить домой и разбирала последние бумаги, которые не успела перевести.
   – Лиза, – окликнул он.
   – Да? – Лиза подняла голову. – Вам что-нибудь нужно, Юрий Владимирович?
   – Нет, ничего. То есть да. Сережа зовет на лошадях покататься. Едем вместе?
   – Конечно! – тут же ответила Лиза. – Я…
   – Я тоже рад, – сказал он. – Так устал в последнее время, некогда голову поднять. Все срывается, понимаешь? Опять! И я не могу понять, в чем дело, хоть убей – не могу!
   – Вы о немецком проекте говорите? – спросила Лиза, зная, что именно этим он был занят постоянно.
   – Да. Я подготовил все, что требовалось, но – какой-то разлад, который я не могу объяснить. Как будто кто-то разрушает с завидным упорством. Это долго рассказывать, что именно, но разваливается все, как карточный домик.
   Лицо у него было невеселое. Лиза даже не предполагала, что Юра бывает таким.
   – Может быть, у вас есть враги? – спросила она.
   – Может быть, – улыбнулся Ратников. – У нас были кое с кем… конфликты, особенно год назад. Но Сережа проверил все по таким каналам, где не может быть ошибки. Те, кого я могу считать своими врагами, пока не знают, чем мы занимаемся, это абсолютно точно. Ладно! – Он хлопнул ладонью по столу. – Поехали покатаемся, а то мы совсем раскисли, Серега прав.
   Лиза знала, что Юра и Сергей часто ездят то на ипподром, то в бассейн, то в какой-то спортзал побоксировать – размяться, как выражался Ратников.
   – Но мне надо переодеться, – сказала она.
   – Проедем мимо твоего дома. Кстати, как тебе живется на новом месте?
   – Отлично. Спасибо.
   – Не за что. Спускайся, мы ждем.
   Они поехали втроем на ратниковском спортивном «Форде»; правда, за руль сел Сергей. Лиза быстро забежала домой, надела джинсы и клетчатую рубашку, заколола волосы.
   Лавируя между машинами, Псковитин развернул «Форд» на Ленинградском проспекте, и они направились к ипподрому.
   – Ты на лошади ездила когда-нибудь? – спросил Юра.
   – Да, – ответила Лиза.
   Ей не хотелось рассказывать ему, где именно она каталась на лошади: это было на подмосковной даче Виктора. Но Юра и не стал расспрашивать.
   Она вспомнила, как приятно было сидеть в седле, сжимая ногами живые лошадиные бока, поглаживая лошадь по жесткой гриве, как мелькали прозрачные листья над ее головой…
   Потом, уже в Германии, она раз в неделю возила в спортивную школу Александра – он занимался вольтижировкой – и каждый раз проезжала несколько кругов. Так что бояться ей было нечего.
   Оба они – и Юра, и Сергей – сидели в седлах как влитые. Но, глядя на них, Лиза понимала: они чувствуют себя совсем по-разному, они выглядят совсем по-разному. Как и в танце, разница их темпераментов была очень заметна.
   Особенно когда они скакали наперегонки по большому кругу. Лиза уже сидела в это время на скамейке и в те несколько мгновений, когда всадники оказывались рядом с нею, успевала разглядеть сосредоточенное, исполненное азарта Юрино лицо и спокойное – Сергеево, на котором не шелохнулся ни один мускул.
   Она так и не поняла, кто из них пришел первым, когда они, раскрасневшиеся, тяжело дышащие, подъехали к ней.
   – Было так красиво! – воскликнула Лиза. – Поскачете еще?
   – Конечно! – тут же ответил Юра.
   – Нет, – сказал Сергей. – Растряслись слегка – и хватит. Тебе незачем много прыгать.
   Лиза вспомнила, как туго была перебинтована его грудь в Склифе, и прикусила язык.
   – Тогда что же – в душ, потом ужинать, да? – сказал Ратников. – Здесь хороший ресторан есть поблизости. Помнишь, французский?
   – Когда Юля прилетает? – спросил Сергей.
   – Не знаю, – помедлив, ответил Юра. – Мы думали, может, я к ней слетаю на недельку. Но ты же видишь – никакого просвета… На выходные приедет, наверное.
   Они отдали поводья конюхам, пошли в душ.
   Посвежевшая, чувствующая себя легкой после верховой езды, Лиза ждала их после душа у выхода с ипподрома. Юра, снова веселый, с влажными волосами, прилипшими ко лбу, бросил спортивную сумку на заднее сиденье и сел за руль.
   «Как все-таки странно, что они так вот приглашают меня с собой, – думала Лиза. – Зачем?»
   Но ей так хорошо было с ними, что не хотелось раздумывать об этом. И почему-то запоминалась каждая минута – как будто они считаные были, эти минуты.
   Она видела Юрины глаза в зеркале заднего вида. Он то и дело встречался с нею взглядом и улыбался. То есть губ его она не видела, но глаза улыбались ей, и искорки вспыхивали в их темно-серой глубине…
   Французский ресторан был у самого аэровокзала. Лиза и не знала, что это совсем рядом с ее домом. Впрочем, если бы и знала, не ходить же туда обедать?
   – Устрицы ты любишь? – спросил Юра.
   – Не знаю, – улыбнулась Лиза.
   – Тогда, значит, устрицы. Хотя, по-моему, ничего вкусного.
   – А что ты называешь вкусным? – заинтересовалась Лиза.
   – Жареную картошку, – смущенно ответил он.
   – С «Мартелем», – добавил Сергей.
   Юра заказал еще какую-то еду, немецкой минеральной воды для себя, водки для Сергея и белого вина для Лизы.
   – Хочешь, я за руль сяду? – предложил Сергей.
   – Да нет, пить не хочу. Хорошо себя почувствовал, собрался… Хотя завтра ведь все равно выпивать придется. Черт, а я совсем забыл! Вот некстати… Лиза, – повернулся он к ней, – ты можешь выручить меня еще раз?
   – Могу, – удивленно ответила она. – А почему еще раз?
   – Ну, ты же выручила меня однажды. Помнишь, на приеме у Виссенбергов?
   – Но ведь я теперь работаю у тебя, Юра. Если надо что-то переводить…
   – Да нет, ничего переводить не надо, – объяснил он. – Просто мне завтра придется ехать в один дом, в котором невыносимо скучно. На светский раут, – усмехнулся он. – И не поехать нельзя, это мамина подруга детства, она меня помнит в пеленках, она обижена: я не думаю о родных и все такое.
   – И твоя мама тоже там будет?.. – осторожно спросила Лиза.
   – Нет. Но я там должен быть. Сдуру пообещал, теперь что же делать? Может быть, ты поедешь со мной?
   На мгновение Лиза подумала: «Как глупо я буду там выглядеть в такой ситуации, зачем ему это?»
   Но, взглянув в лицо Юры – в его глазах было просительное выражение, – она тут же поняла, в чем дело: он просто хочет, чтобы она поехала с ним, и ничего больше! Просто с ней он чувствует себя спокойнее…
   Лиза еще не успела ответить, как Юра уже понял, что она скажет, и его глаза просияли.
   – Умница, вот умница! – сказал он. – Я бы там с ума сошел один. Они, знаешь, все там такие… Эзотерики доморощенные, я от них больной выхожу. Кстати, может быть, и сеанс спиритизма устроят, тебе интересно будет. Это те, пищеславцы и вещетворцы – помнишь, Сереж?
   – Не помню, – ответил Сергей. – Это уже без меня было.
   Псковитин молчал, вертя в руках вилку. Он уже выпил водки, но лицо его нисколько не переменилось. Лиза всегда чувствовала на себе его взгляд – даже сейчас, когда он опустил глаза.
   – Все будет отлично, Серега, – сказал Ратников. – Я подумал, взвесил все спокойно…
   – Когда это ты успел все спокойно взвесить?
   – Ну, пока скакали. У меня один план появился, я еще подумаю и завтра тебе расскажу. Надо просто зайти с другой стороны, иначе за все это взяться, понимаешь? Как будто ничего еще не сделано, все заново!
   – Смех с тобой, Юрка. – На лице Сергея мелькнула короткая улыбка. – Пока скакали…
   Они посидели недолго. Сергей был невесел, а Юра действительно не хотел расслабляться. Рядом с Лизиным домом, выйдя из машины, он спросил еще раз:
   – Ты не передумала? Тогда надень завтра что-нибудь – ну, что тебе нравится… Чтобы домой уже не заезжать после работы, да?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация