А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обычная злая сказка" (страница 5)

   Теплая, шершавая от мозолей рука накрыла его пальцы, сжатые в кулак, предлагая молчаливую поддержку, не давая окончательно затеряться в череде страшных воспоминаний. Литари закусил губу, пытаясь болью вернуть себе самообладание, усилием воли заставил себя открыть глаза и встретиться взглядом с собеседницей. Он ожидал увидеть на ее лице жалость, брезгливость, равнодушие, но, к своему бесконечному изумлению, прочитал во взгляде жрицы понимание и сочувствие. Женщина осторожно убрала руку и нейтральным тоном произнесла:
   – Ты единственный прямой наследник?
   Принц несколько мгновений пытался понять, при чем здесь количество его братьев и других родственников, а затем грустно усмехнулся. Ну да, действительно, как он мог забыть? Закону о престолонаследии уже больше двух тысяч лет, и, естественно, Тенира должна о нем знать.
   – Да, я единственный сын и по закону, когда-то ставшему нерушимым благодаря личному благословению обеих богинь, не могу быть казнен даже в случае покушения на отца. Но дело в том, что меня и не пытались убить напрямую. Придворный маг нашел способ обойти запрет на уничтожение единственного наследника. Конечно, меня обязаны были изолировать, как можно быстрее женить и передать право на престол моему перворожденному сыну. Это прямое предписание закона, и никто, даже король, не смеет нарушить волю богов, но дело в том, что нигде не сказано, что до свадьбы я должен находиться во дворце и пребывать в человеческой форме.
   Жрица резко выпрямилась, в прищуренных глазах появился опасный огонек, однако голос ее был совершенно спокоен, когда она бесстрастно произнесла:
   – Превратить человека во что-либо другое можно только при помощи черной магии. И такое ее применение запрещено в нашем королевстве. Это воля богинь.
   – Я не знаю, что это была за магия. – Литари отвечал, осторожно подбирая слова, будто разговаривал с опасным хищником, способным в любой момент на него напасть. – Просто я ощутил мгновенную сильную боль и потерял сознание. А когда очнулся, то обнаружил, что превратился в медведя – это такой зверь, обитающий в другом мире. Какое-то время я не мог двигаться, на меня надели ошейник, запаяли его магией и отправили в параллельный мир. Маг сказал, что на ошейник наложено заклятие, которое удержит меня в звериной форме и которое может снять только целительница. Он смеялся, говоря, что никто не решится мне помочь, потому что осмелившаяся разрушить его заклинание будет проклята, она станет жрицей Элары, а для целительниц это хуже смерти. Я не поверил ему. А потом Снешана сняла ошейник…
   – Это невозможно! – Тенира вскочила из-за стола и заметалась по комнате, стискивая кулаки. – Ты не мог ошибиться? Если эта девчонка целитель, то она просто не могла принять благословения Элары: она под покровительством ее сестры Эналы! Силы жриц-целительниц и жриц-воительниц противоположны, человек не может обладать ими обеими, не может принести две клятвы…
   Принц с ужасом наблюдал за гневом женщины, прекрасно понимая, что любой из служителей богинь прореагирует так же, а если об этой истории узнают богини, дело кончится… Внезапно Тенира остановилась, глубоко вздохнула и резко бросила:
   – Извини. Расскажи все по порядку – может быть, ты просто что-то неправильно понял. С этой ситуацией нужно разбираться тщательно.
   – Хорошо. – Литари потер глаза, вспоминая все до малейших подробностей, и несколько растерянно произнес: – Я не знаю, как такое оказалось возможным. Мидонг хвастался, что нашел способ обойти закон богинь. Он заключил в ошейник силу жрицы-воительницы, погибшей когда-то от руки черного мага, и сделал его видимым только для людей, обладающих способностями целителя. Если этот ошейник откроют, сила богини, когда-то находившаяся в теле жрицы, перейдет в целителя, и это будет концом для того, кто меня спасет, потому что эта сила уже несет в себе печать клятвы, которую когда-то принесла ее бывшая владелица, и получивший силу примет на себя и это обязательство. А если ошейник не снимут, то со временем я вырасту и он просто меня задушит: при этом никто напрямую не будет меня убивать, и поэтому закон…
   – С законом все понятно, – нетерпеливо отмахнулась Тенира от его объяснений. – Рассказывай, как эта девочка умудрилась снять ошейник?
   – Я не знаю. Она его увидела и смогла открыть, но татуировка появилась у нее уже здесь. Сразу после того как ошейник перестал действовать, нас швырнуло в этот мир, прямо на то болото, возле которого вы нас нашли. Снешана говорила, что ей очень больно и у нее возникла татуировка Элары. Тогда я поверил в то, что Мидонг мне не врал про заклятие.
   Юноша замолчал, не зная, что еще ему следует рассказать, а жрица больше не задавала вопросов. На ее лице не отражалось никаких эмоций, кроме холодной сосредоточенности. Она молча сидела за столом, уставившись на свои руки, покоящиеся на столешнице, и не обращала на него никакого внимания. Принцу стало не по себе от этого напряженного молчания, но он не осмеливался заговорить первым, потому что, пусть он и не упомянул об этом вслух, но они оба понимали, что маг наверняка действовал по приказу короля, хотя юноша никак не мог понять, отчего отец решился на такой шаг. Но его сомнения не имели никакого значения: все говорило о том, что именно его семья отвечает за происшедшее. Литари невольно поежился и вздрогнул, внезапно услышав усталый голос Тениры:
   – Как бы там ни было, девочка обладает силой – это несомненно. И она должна как можно быстрее научиться пользоваться ею. Я немедленно приступлю к тренировкам. – И вдруг без перехода добавила: – Если та одежда, которая была на тебе, имеет для тебя какую-либо ценность, то можешь забрать ее в комнате напротив. Только приводить ее в порядок будешь сам.
   Юноша недоуменно нахмурился, пытаясь понять, о чем идет речь. Память с заметным трудом выдавала ему картинки странного короткого балахона, который он позаимствовал у Снежаны… Принц почувствовал укол совести и торопливо отправился в указанное помещение, ругая себя на чем свет стоит. Поистине достойно члена королевской семьи – сначала воспользоваться вещью дамы, потом привести ее в полную негодность и даже умудриться забыть об этом событии! Литари решил немедленно исправить свою оплошность и почистить балахон, насколько это возможно в нынешних обстоятельствах, загладив вину перед девушкой… Знал бы он, за какую непосильную задачу взялся!..

   Глава 4
   УЧИТЬ. НЕЛЬЗЯ. ПОМИЛОВАТЬ

   Снежана очнулась от хлесткого удара по щеке и испуганно вскрикнула, смаргивая невольные слезы. Кошмар, длившийся больше суток, никак не желал заканчиваться. Боль в груди и животе жгла огнем, не давая сосредоточиться, и девушке хотелось лишь одного – свернуться клубочком и провалиться в гостеприимную тьму, где ничего нет, в том числе и муки, превратившей ее жизнь в ад. Снежана зажмурилась, обхватив голову руками, тихо всхлипывая и надеясь, что неизвестный, так грубо ее разбудивший, поймет, в каком она состоянии, и оставит в покое. Но незнакомый женский голос ворвался в ее сознание, жестоко разбив все ее мечты.
   – Хватит валяться здесь и жалеть себя. – Сильные руки подняли ее и, как следует встряхнув, заставили сесть. – Эта боль сама не пройдет, и если не хочешь терпеть ее вечно, лучше вставай!
   Подобная перспектива привела девушку в ужас. Сделав над собой усилие, она открыла глаза, судорожно цепляясь за удерживающую ее в вертикальном положении руку, чтобы не упасть. Ей совсем не хотелось всю жизнь мучиться от этой разъедающей душу и тело боли, она и так не понимала, почему не кричит в голос при каждом движении. Раньше такой сдержанности и терпеливости Снежана за собой не замечала. Девушка сфокусировала взгляд на женщине, которая привела ее в чувство, и удивленно заморгала. Незнакомка была всего лет на пять старше ее, но решительное суровое выражение узкого загорелого лица добавляло женщине возраста. Широко расставленные черные глаза и длинный нос с горбинкой в сочетании с короткими черными волосами делали ее похожей на арабов, которых Снежана видела по телевизору. Узкие губы немного портили картину, но в целом эта странная незнакомка была даже красива. Вот только ее легкое сухощавое телосложение никак не вязалось с силой, которую девушка ощущала в стиснувших плечо пальцах. К реальности ее вернул голос женщины, видимо уставшей оттого, что ее так пристально разглядывают:
   – Нам нужно серьезно поговорить. Но сначала ты примешь ванну – от тебя воняет.
   Снежана вздрогнула и непонимающе посмотрела на свою мучительницу: даже мысль встать причиняла боль, а уж о том, чтобы куда-то идти, не могло быть и речи… К тому же одежда незнакомки такого странного цвета – неужели человеку может нравиться разгуливать в чем-либо всех оттенков засохшей крови? Девушка с трудом сосредоточилась на том, что говорит ее собеседница. Никак не получалось отвлечься от совершенно посторонних мыслей, которые сейчас только мешали. Женщина не стала ждать, пока Снежана сообразит, что ей делать и куда идти. Она просто сдернула девушку с топчана и едва ли не волоком потащила из комнаты. Видимо, незнакомка не собиралась церемониться со своей рассеянной собеседницей и привыкла добиваться исполнения своих желаний немедленно, краем сознания отметила Снежана, отчаянно стараясь не упасть во время короткой пробежки по коридору.
   Она даже не пыталась вырваться из железной хватки своей мучительницы: ей было слишком страшно, потому что ко всем ее бедам добавилась еще одна – она совершенно не могла сосредоточиться. Даже на то, чтобы осознать странность своего состояния, требовались значительные усилия, которые тут же отзывались всплеском боли. Очередное потрясение было готово смениться истерикой, когда сквозь слезы, застилающие ей глаза, девушка увидела необычную ванну, больше похожую на низкую бочку, да еще каменную. Она не успела удивиться очередной странности: незнакомка без церемоний подхватила ее на руки и практически бросила в воду.
   Пронзительный визг Снежаны заставил ее мучительницу поморщиться и отступить от ванны, чтобы не попасть под ледяные брызги, летевшие во все стороны. Девушка барахталась в холодной воде, которая доходила ей до середины груди, изо всех сил пытаясь выбраться, но мгновенно замерзшее тело никак не хотело ее слушаться. Женщина что-то пыталась ей сказать, но окончательно впавшая в истерику Снежана не обращала ни на что внимания, отчаянно борясь с новой «опасностью». Однако незнакомка, видимо, не привыкла, чтобы ее игнорировали: подойдя к ванне, она схватила девушку за волосы и с головой окунула в воду, равнодушно преодолевая отчаянное сопротивление. Это помогло. Чтобы не захлебнуться, Снежане пришлось прекратить истерику и замереть в слабой надежде – вдруг мучительница решит, что она утонула, и оставит в покое. Ее тут же вытащили на поверхность, и спокойный, слегка скучающий голос поставил девушку в известность:
   – Теперь ты жрица Элары и тебе не подобает бояться таких мелочей, как холодная вода. Чем скорее ты вымоешься, тем быстрее сможешь покинуть ванну, так что все в твоих руках. Решай. А я пока принесу тебе смену одежды: твоя даже на тряпки не годится. – С этими словами женщина вышла из комнаты, оставив испуганную, окончательно запутавшуюся Снежану сидеть с открытым ртом.
   Однако долго ее замешательство не продлилось, чему очень способствовал холод, пробирающий девушку до костей. Осознав, что угроза будет приведена в исполнение и ей придется пробыть в воде до тех пор, пока она не вымоется, Снежана стала поспешно приводить себя в порядок, молясь всем богам и демонам, которых только могла вспомнить, чтобы обещанной сменой одежды оказалось что-нибудь теплое. Иначе она подозревала, что ее новое приключение закончится как минимум тяжелой ангиной. Прополоскав кое-как волосы и в очередной раз пожалев, что, как обычно, пошла на поводу у матери и не обрезала их коротко, как хотела, девушка стянула с себя лохмотья, в которые превратились ее вещи, и принялась торопливо смывать с кожи болотную грязь.
   Она закончила как раз в тот момент, когда дверь в комнату открылась и появилась ее мучительница с комплектом такой же, как у нее, красно-бурой одежды в руках. Бросив короткий взгляд на посиневшую от холода Снежану, женщина молча выудила из свертка кусок ткани и протянула стесняющейся девушке:
   – Вытрись и одевайся.
   Очередная команда заставила Снежану встрепенуться и нерешительно взять протянутое полотенце. Она быстро стерла ледяные ручейки, сбегавшие с волос по ее коже, и, стараясь не смотреть на свою мучительницу, оделась, неловко путаясь в рукавах. Кошмар продолжался, и не было никакой возможности вырваться из него. Сопротивляться этой странной пугающей незнакомке было бесполезно. Девушка уже на собственном опыте убедилась, что та гораздо сильнее и совершенно безжалостна, а значит, остается только выполнять ее требования и надеяться, что когда-нибудь это все же закончится.
   Снежана покорно вышла за женщиной в коридор, стараясь не морщиться, когда босые ноги задевали очередную неровность каменного пола, и не поскуливать вслух от боли и холода. Ее мучительница совершенно игнорировала все эти неудобства – возможно, потому, что она-то как раз была в сапогах и не рисковала в кровь расцарапать замерзшие ступни. Девушка тоскливо вспомнила о своей обуви, пришедшей в полную негодность после путешествия по болоту и последующего купания в холодной воде. Но не рискнула напомнить об этом незнакомке, боясь еще больше ухудшить свое положение, разозлив человека, в полной власти которого она сейчас находится. Еще комната – на этот раз со столом, парой лавок и очагом, от которого шло восхитительное тепло. Снежана осторожно присела на скамейку и даже взглядом не удостоила еду, стоявшую на столе. Голода она не испытывала, а жажду уже успела «утолить», нахлебавшись воды в ванной. Женщина села напротив нее и хмуро произнесла, не глядя на собеседницу:
   – А теперь поговорим. Меня зовут Тенира, я жрица-воительница Элары, теперь я стану твоей наставницей.
   – Но… – В голове девушки не укладывалось, что вот уже второй человек на полном серьезе рассказывает ей какие-то непонятные сказки, а теперь еще и вместо помощи собирается заняться ее обучением.
   – Скажу сразу: выбора у тебя практически нет. – Женщина перебила ее решительным тоном и сухо добавила: – На данный момент ты являешься жрицей-воительницей, такой же как и я, но ты не умеешь пользоваться своей новой силой. Хуже того: она совершенно не сочетается с твоими способностями целителя. Отсюда и боль. Две силы сражаются в твоем теле, медленно уничтожая тебя. Но не надейся, что тебе удастся умереть и избавиться от всего этого. Жрицы богинь практически бессмертны: сила, данная нам теми, кому мы служим, восстанавливает наши тела после любых, даже самых серьезных, повреждений. Собственно, ты еще жива только потому, что, хоть и невольно, приняла клятву, принесенную когда-то Эларе твоей предшественницей. Так что перед тобой два пути: медленно сходить с ума от постоянной боли – или выучиться пользоваться своими новыми возможностями и найти жриц-целительниц, которые, возможно, смогут тебе помочь. Не обольщайся насчет своей стойкости: это действие проклятия пока не позволяет тебе кричать и сосредоточиваться на своих мучениях. Черный маг, видимо, решил растянуть удовольствие, продлив твою агонию, – но скоро это закончится. И тогда я вынуждена буду закрыть тебя в одной из комнат – навсегда, чтобы не позорить свою богиню и не подвергать опасности людей. Ты даже умереть не сможешь, чтобы все это прекратить. Выбирай.
   Снежана сидела, оглушенная свалившейся на нее новостью. Как бы она ни хотела считать все происходящее с ней результатом затянувшегося кошмара или собственного помешательства, в словах Тениры звучала страшная убежденность в своей правоте. А еще все вокруг было слишком реально для сна или бреда… Но поверить в то, что она проклята… обречена… и…
   – Этого не может быть! Я не знаю ни о какой Эларе, я не приносила никаких клятв – только сняла ошейник с медвежонка, а потом…
   – Хватит! – Женщина хлопнула ладонью по столу, заставив девушку замолчать на полуслове. – Вижу, разговора сейчас не получится, значит, будем действовать по-другому. С сегодняшнего дня я начну тебя тренировать, а когда ты сможешь спокойно и без истерики выслушать меня, я объясню тебе ситуацию. До этого момента будешь беспрекословно подчиняться моим приказам. Я сделаю из тебя достойную жрицу, чего бы мне это ни стоило. А теперь вставай – и пошли в арсенал.
   И начался ад.

   Снеара бежала по лесу, задыхаясь и плача. Еще семнадцать кругов, а ноги уже не держат. Но ее суровая наставница не обращала внимания на подобные мелочи. Жрица должна быть выше человеческих слабостей. Усталость, голод, боль – все это для практически бессмертного существа не более чем досадные неудобства. Жрица не может умереть от переутомления, ее не убьет болевой шок, она не погибнет от голода. Сила богини этого не позволит. А значит, она и не нуждается в отдыхе, еде… и так далее. У нее даже забрали имя. По местным обычаям, девушка, принеся клятву, брала новое имя, с окончанием на «ра», и вот уже с легкой руки Тениры, неспособной правильно выговорить непривычное Снежана, девушка стала Снеарой.
   И возражения, как обычно, не принимались. Если бы она даже осмелилась возразить. Хотя эту привычку из нее выбили в первый же день, и весьма жестоко. Не спорить, не сопротивляться, аккуратно выполнять все задания этого чудовища в человеческом облике, не жаловаться. Этому ее выучили быстро.
   Неужели прошло всего три дня? Иногда Снежане казалось, что она уже вечность живет в храме, затерянном где-то в Северном лесу, бегая бесконечные кроссы и выполняя другие упражнения, которые должны дать ей привыкнуть к ее новой силе. К постоянной жгущей боли в груди и животе добавилась боль от перетруженных мышц и кровавых мозолей. А впереди еще были тренировки с оружием и боевые единоборства. Как оказалось, она теперь – меч богини и должна соответствовать этому высокому званию.
   Девушка запнулась о корень и кубарем полетела по мягкой сырой земле, царапая лицо о траву и низкие ветки кустов, в изобилии росших на том участке леса, который суровая жрица избрала в качестве тренировочной площадки. С трудом поднявшись на колени, Снежана замерла, тяжело дыша и беспомощно всхлипывая. Да за что же ей все это?! Теперь еще и ногу рассадила. Девушка осторожно села и, кое-как согнувшись, стала рассматривать глубокую рану на ступне, из которой толчками хлестала кровь. Страха умереть не было. В голове было подозрительно пусто, и только одна мысль не давала покоя: если она вот прямо сейчас не встанет и не побежит, ее ждет серьезное наказание от самозваной наставницы. А кровь все не останавливается, и вряд ли удастся наступить на поврежденную ногу…
   Боль в ноге внезапно сменилась странным покалывающим жаром, и Снежана испуганно замерла, беспомощно ожидая, какую еще каверзу собралась ей подбросить судьба. А в следующий момент не поверила своим глазам. Рана стремительно затягивалась, словно у вампира на киноэкране, и через несколько мгновений на ее месте была только покрытая кровью кожа. Девушка нерешительно протянула руку и, все-таки пересилив себя, прикоснулась к тому месту, где у нее только что была рана. Ничего, даже шрама не осталось! Неужели она все-таки сошла с ума и ее сумасшествие прогрессирует? Ведь это просто невозможно. И обычная царапина не может зажить с такой скоростью, не говоря уже о серьезном повреждении… А потом в голове появилась страшная мысль: а если все, что рассказала Тенира, правда, и перед ней доказательство? Однако у нее не было времени долго раздумывать. Если она вовремя не появится перед своей наставницей, та отправится ее искать. Непременно найдет – и вот тогда ей точно не поздоровится.
   Снежана заставила себя подняться на ноги и, тяжело дыша, заспешила к поляне, на которой ее дожидалась Тенира. Она пробегала мимо наставницы всякий раз, как заканчивала очередной круг: это, по мнению суровой жрицы, мешало девушке отлынивать от задания, а сократить длину маршрута не позволяли колючие заросли, вокруг которых она, собственно, и бегала. С трудом переставляя ноги, Снежана кое-как преодолела расстояние, отделяющее ее от поляны, и, стараясь не всхлипывать, поторопилась проскочить мимо женщины, неподвижно сидящей в центре поросшей жесткой травой прогалины, затерявшейся в глухих зарослях Северного леса. Ее просто поражала выдержка жрицы, которая была способна не обращать внимания на любые внешние неудобства. Сидеть часами, словно изваяние, поджав под себя ноги и опустив руки на колени, и при этом ничем не показывать своего дискомфорта…
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация