А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обычная злая сказка" (страница 3)

   Глава 2
   ПУТЬ НАУДАЧУ

   Снежана с трудом сдерживалась, чтобы не начать поскуливать от боли и страха. Происходящее казалось ей просто бредом, порожденным ее больным рассудком. Другого объяснения она придумать не могла – мучительное жжение в груди и животе не давало сосредоточиться и обдумать ситуацию. Да и эмоции, честно говоря, сильно затрудняли здравые рассуждения, так и норовя вырваться даже из-под того слабого подобия контроля, под которым находились в последнее время, и захлестнуть ее с головой, вызвав истерику.
   Девушка осторожно, чтобы вновь не спровоцировать всплеска боли, вздохнула и украдкой огляделась по сторонам, продолжая делать вид, что внимательно слушает сумасшедшего, по воле судьбы очутившегося с ней в одном бреду и почему-то считающего, что он в нем хоть что-то понимает. Но усилия Снежаны оказались напрасными: ничто вокруг так и не изменилось. Все то же болото, покрытая жидкой грязью пополам с какими-то мхами поляна – и долговязый парень в набедренной повязке из остатков ее курточки, сидящий на полусгнившем бревне рядом с ней. Девушке захотелось заплакать в голос, слезы подступили к глазам, но она проглотила комок застрявших в горле рыданий и заставила себя перебороть этот приступ Снежана уже успела заметить, что странному голому бродяге не нравится, когда она плачет, а раздражать его девушка не рисковала. Она прекрасно представляла, что может сделать с ней подросток, который гораздо сильнее физически, да к тому же не имеет причин сдерживаться. Вокруг ни души, и даже если он ее убьет, ему ничего не будет – достаточно просто сбросить тело в болото.
   – Ты меня слушаешь?!
   Снежана сжалась от этого резкого окрика и попыталась отодвинуться как можно дальше от своего собрата по несчастью, который явно начинал сердиться. Она проклинала эту свою дурацкую способность уходить в собственные мысли и не замечать ничего вокруг. Сколько раз это приводило к неприятностям, и вот опять… Хотя раньше это вроде бы так сильно не проявлялось.
   – Что, так болит?
   Девушка удивленно подняла голову, не услышав в голосе Литари ожидаемой злости, и едва сдержала вновь подступившие к горлу слезы, увидев в глазах парня искреннее беспокойство о ее самочувствии. Она открыла рот, не зная, что ответить на его вопрос, – инстинкт самосохранения требовал соврать, но здравый смысл подсказывал, что от этого будет мало пользы, а притаившаяся где-то в глубине сознания ирония едко советовала сделать хоть что-нибудь, только побыстрее – пока собеседник не пришел к выводу, что связался с умственно отсталой.
   – Сне… ша… на, ты в порядке?
   Девушка изумленно моргнула, обнаружив, как исковеркал Литари ее имя, и неуверенно ответила, стараясь не рассердить юношу:
   – Все болит, но двигаться могу. Может быть, мы попытаемся как-нибудь отсюда выбраться? – Снежана сама не верила в то, что это у них получится, – да и куда можно убежать из собственного бреда? – но жажда не давала ей сидеть на месте, сводя с ума и заставляя мечтать о глотке воды как о самом бесценном сокровище в мире.
   – И правда, разговоры можно оставить и на потом. – Совершенно неожиданно для нее Литари одобрительно кивнул, словно она сказала что-то разумное, и тут же предложил нечто невероятное: – Нам нужно добраться до ближайшего храма Элары. Сосредоточься и скажи мне, в какой стороне он находится.
   – Что?
   Девушка застыла, пытаясь понять смысл сказанного, и, в очередной раз убедившись, что судьба свела ее с безумцем, испуганно съежилась. Она не знала, чего от нее хочет этот сумасшедший, но прекрасно понимала: злить его ни в коем случае нельзя, если она хочет выбраться из болота живой и получить помощь. Обнаружив, что окончательно запуталась в своих рассуждениях и сама не представляет, какой версии придерживаться, она запаниковала, но…
   – Просто закрой глаза, расслабься и скажи мне, в какую сторону тебя тянет пойти. – Литари не стал дожидаться ее возражений или вопросов, а просто поднялся с бревна и зашагал к одному из деревьев, которое на фоне своих товарищей по несчастью выглядело почти прямым. – А я пока сделаю шесты, иначе из трясины мы не выберемся.
   Снежана проводила его недоуменным взглядом, в очередной раз напомнила себе, что безумцев лучше не раздражать, и решила сделать вид, что выполняет его распоряжения. В конце концов, это не требовало от нее никаких особых усилий.
   Девушка закрыла глаза и попыталась расслабиться. В следующую секунду боль, немного отступившая, пока Снежана напряженно размышляла о том, где она оказалась и почему, ударила с новой силой. Девушка скорчилась, обхватив себя руками в тщетной попытке хоть как-то избавиться от страданий, и тихонько заскулила от безысходности, не желая привлекать к себе внимание Литари. Кто его знает, что придет в голову сумасшедшему в следующую минуту. Вдруг он…
   – Снешана! Снешана!!! Порази тебя богиня! Не сосредотачивайся на боли, иначе сойдешь с ума!
   Крики доносились до нее как сквозь вату или толстое одеяло. Девушка с трудом заставила себя вслушаться в эти громкие звуки, которые причиняли ей еще больше страдания, и беспомощно заплакала. Легко сказать – не сосредотачивайся! А как это прикажете сделать, когда все тело словно разъедает изнутри кислотой?! Однако парень не унимался. Как следует ее встряхнув, он заставил ее поднять голову и потребовал:
   – Покажи, куда нам идти. Ну?
   Снежана слабо махнула рукой в направлении болота, не задумываясь, куда и зачем показывает. Сейчас ей хотелось только одного – чтобы ее оставили наконец в покое и позволили тихо умереть прямо здесь… Но у Литари явно были другие планы. Не слушая ее стонов и всхлипов, он поставил девушку на ноги и сунул в руки очищенную от коры длинную палку. Снежана тут же уронила ее на землю, однако парень настойчиво добивался своего. Подняв покрытый грязью шест, он заставил ее опять взять его в руки и потащил к краю трясины, попутно что-то объясняя. Снежана покорно поплелась вслед за ним, испугавшись, что если она не подчинится, то Литари, выведенный из себя ее жалобами, использует палку не по назначению и просто поколотит ею строптивую попутчицу.
   Первые шаги по болоту дались ей неожиданно легко, и девушка даже начала надеяться на то, что эта авантюра закончится для нее не очень плачевно, однако, как оказалось, она рано обрадовалась. Сделав следующий шаг, Снежана вдруг провалилась в вонючую грязь по колено и начала быстро погружаться. Она испуганно задергалась, пытаясь выбраться из трясины, но от этого стало только хуже. Окончательно потеряв голову от страха, девушка отчаянно завизжала и забилась, уже не понимая, что делает. Ей казалось, что кто-то просто тянет ее вниз, еще немного – и она погрузится в болото с головой. Когда крепкая рука схватила ее за плечо и начала медленно вытаскивать из трясины, Снежана даже не сразу сообразила, что происходит, продолжая в панике барахтаться в грязи. И только когда Литари, окончательно выведенный из себя, обругал ее так, что она, несмотря на всю серьезность ситуации, покраснела до корней волос, поняв смысл его красочных выражений, девушка сообразила, что мешает ему спасать ее, и перестала бессмысленно метаться.
   И сразу же дело пошло на лад. Парень, упершись своим шестом в кочку и стараясь не соступить с более или менее надежной тропинки вслед за Снежаной, осторожно тянул ее на себя, шипя сквозь зубы проклятья вперемежку с требованиями лечь в мерзкую жижу плашмя и ползти к нему. Девушка покорно выполняла его приказы и с удивлением обнаружила, что довольно скоро вновь оказалась в относительной безопасности на условно твердой поверхности, которая, по крайней мере, не норовила затянуть ее в глубину. Немного успокоившись и переведя дух, она осмелилась поднять глаза на своего спасителя и испуганно сглотнула. Литари был в ярости и не давал себе труда это скрывать. Оставалось только надеяться, что парень в приступе бешенства не столкнет ее в болото, из которого несколько минут назад вытащил. Снежана беспомощно смотрела на своего попутчика, прекрасно понимая: что бы ни решил он с нею сделать, оказать сопротивление она просто не сможет. Но, к ее удивлению, Литари не стал даже ругаться, просто хмуро буркнул:
   – Не отставай, – и, развернувшись, опять двинулся в указанном ею направлении, осторожно ощупывая дорогу перед собой шестом.
   А еще утверждал, что принц, тихо вздохнула девушка про себя. Она вновь получила подтверждение того, что парень, мягко говоря, невменяем, поскольку представить себе члена королевской семьи, умеющего ходить по болоту, да еще так уверенно, Снежана просто не могла.

   Литари, тихо ругаясь про себя, осторожно ступал по колено в болотной грязи и молился в душе обеим богиням одновременно. Он отчетливо понимал, что если ошибется и оступится, то спасать его будет некому. Снежана – вот ведь имечком наградили эту дуреху родители – если и сможет что-нибудь сделать, то лишь истерически закричать, что вряд ли ему сильно поможет. Оставалось только идти вперед и надеяться, что показанные когда-то малолетнему принцу главным лесничим приемы преодоления болот ему удастся эффективно применить на практике. Самое страшное заключалось в том, что уроки старого слуги были большей частью предназначены не для того, чтобы обучить мальчика способу выживания в опасных местах, а дабы отвлечь его высочество от скуки ожидания своих венценосных родителей, увлекшихся вместе с придворными преследованием какой-то несчастной зверушки и отсутствовавших слишком долго. Нудные лекции старика в тот момент только еще сильнее злили его, поскольку больше всего на свете ему хотелось вернуться домой во дворец, а рассказ невольной няньки казался бессмысленным. Зачем, скажите на милость, принцу знания о том, как следует правильно преодолевать болота?! Можно подумать, он в эти самые болота когда-нибудь полезет?! Так что правила хождения по всевозможным топям он помнил весьма смутно, а его напарница в этом путешествии могла только осложнить ситуацию, и какого-либо здравого предложения от нее добиться было трудно.
   Литари мрачно предположил, что и с направлением движения девица тоже вполне могла напутать, и в данный момент они идут хорошо если не в противоположную от храма сторону. Он поднял голову, пытаясь определить при помощи единственного надежного ориентира, имеющегося в его распоряжении, не ходит ли кругами. Эссар[1] по-прежнему висел в небе в направлении их движения, только сместившись немного влево. Принц облегченно вздохнул: он пока не отклонился от маршрута, а перемещение светила было связано с вполне естественными причинами, ибо день клонился к вечеру. Юноша взмолился Эларе, прося о небольшой милости: пусть болото закончится раньше, чем наступит ночь, потому что в темноте они точно свалятся в трясину, и богиня-воительница потеряет свою жрицу, поскольку как ей выбраться из жидкой грязи, эта девчонка не сообразит и за тысячу лет.
   То ли Элара услышала его просьбу, то ли им просто повезло, но болото внезапно закончилось, и Литари, еще сам не веря в свое спасение, рухнул на твердую землю. Рядом обессиленно упала Снежана и опять принялась всхлипывать, спрятав лицо в ладонях. Принц только поморщился, представив такое вот создание в роли жрицы-воительницы, и начал медленно через силу вставать: нужно было найти место для ночлега, и главное – чистую воду. Пить хотелось невыносимо. Он смог подняться на колени и замер, давая себе время отдохнуть перед самым ответственным действием – попыткой встать на ноги. Когда красные круги перед глазами перестали водить сумасшедший хоровод и сердце больше не норовило выпрыгнуть из груди, Литари решился поднять голову и оглядеться по сторонам. Картина была нерадостная, но зато проблемы с выбором направления возникнуть не могло. С трех сторон узкую полоску твердой земли окружало болото, поэтому двигаться имело смысл только вперед и при этом надеяться, что через несколько шагов трясина не сомкнётся и они не окажутся на очередном островке посредине топи.
   Принц собрал всю свою волю, чтобы подняться на ноги и проверить свое пессимистическое предположение, но в следующий момент отказался от этой мысли: через лес к ним кто-то шел. Юноша не глядя протянул руку и, нащупав вздрагивающее от сдавленных рыданий плечо Снежаны, сильно сжал его. Девушка тут же перестала плакать и вся напряглась, как испуганный зверек. Литари, не отводя глаз от кустов, отделяющих их от человека или зверя, уверенно и не таясь шатающегося возле болота, прижал палец к губам, требуя соблюдать тишину. Девочка все поняла правильно и замерла, даже перестав дышать – она тоже осознавала, что вероятность встретить друга или хотя бы простого прохожего в таком месте очень мала, а значит, неизвестный, скорее всего, окажется опасен для них.
   Несчастные путешественники поневоле прижались к земле и настороженно следили за густым кустарником, отделяющим их от существа, по-хозяйски разгуливающего в этой негостеприимной глуши. Оставалось только надеяться, что удача, так беззастенчиво благоволившая к ним в последнее время, не отвернется именно в этот момент. Литари стиснул зубы, стараясь отогнать подступающее к горлу отчаяние от отчетливого понимания той простой истины, что если их все-таки найдут, оказать сколько-нибудь серьезного сопротивления в своем нынешнем состоянии он попросту не сможет. Только бы… Словно в ответ на его мысли за кустами все стихло, и принц вздохнул с облегчением, на мгновение поверив, что неизвестная опасность прошла стороной, а в следующий миг насмешливый голос, слегка хриплый, будто человек давно молчал, презрительно протянул:
   – Все-таки я не ошиблась, отправившись на это богиней проклятое болото. У меня действительно гости.
   Литари стремительно, как ему показалось, развернулся к женщине, сумевшей подкрасться к нему совершенно незаметно, и сдавленно охнул. Небрежно опершись на длинный посох, в нескольких шагах от него стояла жрица. Невысокая, стройная в своем темно-красном жреческом одеянии, больше всего напоминающем боевой костюм воина, чем ритуальные одежды, с тяжелым двуручным мечом за спиной стоящая перед ним женщина, казалось, сошла со старинных гравюр, рассказывающих о прошлом его королевства. Нет, он знал, что жрицы, принимая клятву, обретают силу и выносливость, недоступную обычным людям, знал, что тела этих девушек навсегда остаются неизменными, восстанавливаемые силой богини, которой они служат в первоначальном виде после любых повреждений. Но эти знания были чисто теоретическими, и теперь, увидев воочию ожившую легенду, принц растерялся.
   В конце концов, последний официально подтвержденный случай встречи человека с одной из тех, кого называли «мечами богини», произошел за двести лет до его рождения. Направляясь в храм, он надеялся найти там служителей богини, которые помогли бы разобраться в возникшей проблеме и, возможно, испросили бы помощи у великой Элары. Но никак не ожидал, что столкнется с самым страшным и… уважаемым пережитком прошлого.
   Юноша судорожно сглотнул, не зная, как начать разговор с существом, которое было старше его на несколько веков и, по уверению уважаемых теологов, изучавших древние летописи, напрочь лишено каких-либо чувств и стремлений, кроме потребности служить своей воинственной богине. Однако жрица избавила его от необходимости подбирать слова в жалкой попытке вести себя, как подобает принцу и наследнику. Женщина, до этого момента задумчиво разглядывающая парня так, словно он был неодушевленным предметом, который мало того что оказался не там, где надо, так еще и осмелился попасться на глаза хозяйке именно тогда, когда она меньше всего хотела вспоминать о его существовании, рассеянно коснулась темно-бурой татуировки, причудливой вязью покрывающей всю ее правую щеку от виска до подбородка, и хмуро бросила:
   – Я пришла сюда, почувствовав присутствие своей сестры, но вместо нее наткнулась на пару грязных детей, непонятно зачем оказавшихся в самом сердце Северного леса. Хотелось бы услышать объяснения этой странной ситуации, и как можно скорее.
   Литари вздохнул, чувствуя, как отступившая было усталость навалилась на него с новой силой, и с безразличием, удивившим его самого, произнес:
   – Вы не ошиблись, госпожа, здесь действительно находится девушка, посвятившая свою жизнь служению Эларе, но…
   Женщина резко вскинула голову, словно прислушиваясь к чему-то, и внезапно одним прыжком оказалась рядом с ним. Принц испуганно замер, не зная, чего ему теперь ожидать от этого странного создания, и боясь даже дышать, чтобы случайно не спровоцировать ее на что-нибудь неприятное для него, даже фатальное… Однако все оказалось не так страшно, как рисовало Литари его подстегнутое ужасом и надеждой воображение. Жрица не стала на него нападать, не скрылась в неизвестном направлении, оставив их со Снежаной на произвол судьбы: эта странная женщина просто решила поближе рассмотреть его спутницу.
   Жрица наклонилась к Снежане, и принц приготовился к неизбежной истерике со стороны девчонки, которая, казалось, просто не умела реагировать на неожиданные события по-другому. И удивленно моргнул, обнаружив, что его невольная попутчица спокойно позволила перевернуть себя на спину, отвести волосы с лица – и молча терпела, пока женщина внимательно осматривала ее татуировку. Юноша был изумлен до крайности и уже приготовился списать это чудо на особые навыки жрицы, когда женщина зачем-то приподняла Снежану за плечи, и он тут же понял причину необычной для девушки выдержки и хладнокровия: оказалось, что во время его разговора со жрицей эта дуреха просто потеряла сознание.
   Литари сердито насупился, проклиная свою излишне чувствительную спутницу и прикидывая, как теперь ему поступить: тащить девицу на себе он был сейчас просто не в состоянии, а каким образом ее можно вернуть в мир живых, совершенно не представлял. Раньше он не раз наблюдал за тем, как упавших в обморок хрупких дворянок приводили в чувство их компаньонки, но всегда старался держаться подальше от места событий – просто на всякий случай… Кто же знал, что ему понадобятся и такие навыки! От невеселых раздумий на тему женщин и проблем, мужчинам ими причиняемых, его отвлекло сердитое фырканье и нетерпеливое требование:
   – Вставай, пошли! – Принц поднял голову и ошарашенно моргнул, пытаясь понять, что происходит. Жрица стояла перед ним, опираясь на посох и небрежно перекинув Снежану через плечо, словно девушка была не живым человеком, а каким-нибудь неудобным для транспортировки тюком, и, выразительно приподняв бровь, смотрела на Литари сверху вниз: – Я не могу нести вас обоих, одну руку нужно оставить свободной на случай нападения: эти места небезопасны.
   Парень несколько мгновений пытался осознать, чего от него хотят, затем сквозь пелену усталости и боли в измученных мышцах пробился смысл сказанного. Литари стремительно подскочил, словно внезапно обнаружил, что сидит на раскаленном камне, который в свое время имел «удовольствие» видеть в пыточной отцовского дворца, куда его засунули после того, как схватили над бездыханным телом матери. Жрица никак не прореагировала на его поспешность – она просто развернулась и быстрым шагом направилась вглубь зарослей. Бесчувственное тело далеко не худенькой девчонки, к огромному сожалению Литари, никак не повлияло на скорость ее передвижения, и ему приходилось стараться из последних сил, чтобы не отстать от нее и не заблудиться в незнакомом лесу.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация