А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обычная злая сказка" (страница 31)

   Единственной сложностью, как тогда считал темный маг, было то, что трон занять требовалось в точном соответствии с законом богинь, иначе его кровь не стала бы ключом к вратам. Пришлось поломать голову над тем, как это сделать. Конечно, гораздо проще было бы запугать или заколдовать уже существующего короля, но, к несчастью, древние, создавая ритуал открытия, явно страдали тяжелой формой паранойи и при этом еще старательно лелеяли каждый ее приступ. Его величество должен был сделать все по своей воле – не под заклятием, не по принуждению, не находясь во власти заблуждений, – а именно с искренним желанием выполнить все необходимые действия, отчетливо понимая при этом, что и зачем он делает. Иначе ничего не получится. Так что пришлось подготовить смену династии.
   Только вот осуществить тщательно продуманный план не получилось. И ведь все уже было готово. И наследник находился в другом мире, из которого заклятие должно было вернуть его после якобы совершенно случайной смерти. Жрец все предусмотрел, но не учел одного-единственного фактора, который отправил все его планы на свалку. В том мире, практически лишенном своей собственной магии, все-таки нашлась сумасшедшая целительница, решившаяся пожертвовать собой во имя спасения другого человека.
   Хорошо. Такой вариант развития событий Мидонг тоже предвидел – в конце концов, мало ли в мирах идиотов с полным отсутствием чувства самосохранения. Вернувшегося в человеческий облик принца специально созданное для такого случая заклятие перемещения должно было забросить в самое опасное место королевства – с таким расчетам, чтобы умер вроде бы как без участия заинтересованного в этом мага, но уж наверняка. А самоотверженная целительница осталась бы в своем мире сходить с ума от боли. Все просто замечательно было рассчитано, пока эта мелкая пакостница не спутала все на свете.
   Она каким-то образом умудрилась прицепиться к принцу, когда сработало заклятие перемещения, хотя вроде бы такое и невозможно без желания перемещаемого, и оказалась в этом мире, но это еще не все! Сила богини, даже не до конца еще пробудившаяся, как известно, действует на магию как кипяток на лед. В результате и спасительница, и спасенный оказались, как и планировалось, в болоте в центре Северного леса, но не в трясине, а на каком-то пригодном для существования то ли островке, то ли кочке. При помощи магического зрения Мидонг не смог точно этого определить. Правда, потом они надолго исчезли, и жрец даже стал надеяться, что наконец-то от них избавился, и приступил к приготовлению несчастного случая с королем. Когда для очистки совести еще раз попытался найти местоположение принца, то, к своему ужасу, обнаружил его и эту новоявленную меча богини на тракте, ведущем в Илоссу!
   Пришлось действовать быстро: он отправил туда охотника за жрицами, наивно полагая, что, даже обладая силой, эта девчонка вряд ли умеет ею пользоваться, а значит, встреча с охотником выведет ее из строя надолго. Придворный маг был настолько самоуверен, что даже обрадовался подобному подарку судьбы. Ему удастся заполучить в свои лаборатории такой интересный материал для изучения, как целительница с силой воительницы! И при этом не придется тратить запас силы богини, и так весьма ограниченный, для получения подобного интересного существа. А принца без ее поддержки захватить будет проще простого: любой кьер сочтет своим долгом выдать убийцу королевы – следовательно, он очень скоро окажется в руках старшего жреца, ну а он уж придумает, как от него избавиться…
   Жаль только, нельзя использовать заклинание подчинения: закон богинь рассматривает его наложение как попытку убийства, и тогда ни о каком несчастном случае речи быть не может. Сила священных близнецов, заключенная в этом проклятом пергаменте, немедленно распознает нарушение – и о законной смене династии можно спокойно забыть. А значит, только его потомки в седьмом колене будут признаны полностью свободными от последствий действий предка и смогут провести нужный ритуал. Учитывая, что никаких детей у него нет и не будет, вариант был совершенно неприемлем. Оставалось придумать что-нибудь другое, но жрец не видел в этом проблемы: уж на изобретение нужного способа убийства у него ума хватит!
   Однако все пошло наперекосяк. Девчонка справилась с охотником, потом они снова стали недоступны для магического поиска, а через несколько дней от соглядатаев маг узнал, что принц с ее помощью смог убедить кьеров в своей невиновности. Местные до сих пор слепо верили в непогрешимость жриц и, естественно, увидели в ее заступничестве руку Элары. Но самое главное – у нее получилось разбудить старших мечей богини, которые, в отличие от нее, мгновенно сориентировались в ситуации, собрали армию и теперь скорым маршем двигаются к столице. Осуществлять план дальше стало бессмысленным: пять жриц не позволят убить наследника, да еще и так, чтобы это по всем признакам походило на несчастный случай. Где только эта мелкая тварь нашла столько?!! Из-за какой-то упрямой девчонки, которой никак не удавалось умереть, все, что Мидонг создавал шестьсот лет, катилось в пропасть. Единственное, что сейчас ему оставалось – это перед уходом причинить как можно больше вреда королевству своих извечных врагов. В идеале – убить наследника престола, чтобы посеять смуту. А если повезет – спровоцировать гражданскую войну. Или, по крайней мере, вынудить людишек…
   Тихий звон охранного заклинания возвестил о том, что у дверей его покоев кто-то стоит, и отвлек старшего жреца от обдумывания планов мести. Скрипнув зубами и пообещав себе, что если безмозглый слуга потревожил его из-за пустяка, то он пустит его на амулеты, причем самые сильные, – те, которые делают из частей тела еще живого человека, – маг отправился открывать. В свои комнаты он никого принципиально не пускал, чтобы не тратить времени и не прятать всевозможные компрометирующие его вещи, считая, что гораздо эффективнее просто превратить свои покои в один большой тайник, доступ к которому есть лишь у него. Вот только из-за этого порой возникали неудобства, как, например, необходимость тащиться через все помещения к двери, чтобы узнать, кого и зачем принесло в такое неподходящее время.
   – Чего тебе нужно? – Мидонг распахнул створку, предварительно сняв с нее четыре наиболее неприятных запирающих заклинания, способных среагировать просто на присутствие рядом с открытой дверью постороннего человека.
   – Господин, вы велели сообщить вам сразу же, как появятся новости от королевского войска…
   – Ну и какие новости? – бесцеремонно прервал придворный маг перепуганного слугу, не желая выслушивать в сто первый раз многословные монологи, наполовину состоящие из восхвалений собеседника, считавшиеся во дворце единственным допустимым способом общения простолюдинов с благородными вельможами.
   – Господин, они проиграли битву.
   Неприметный человек средних лет, затянутый в желто-коричневую ливрею лакея, окончательно перепугался и, выпалив свое сообщение, сжался так, словно ожидал немедленной кары.
   – Хорошо, можешь идти.
   Мидонг спокойно закрыл дверь, не обращая никакого внимания на страх слуги, хотя обычно ему доставляло удовольствие подобное отношение к его персоне. Но сейчас ему было не до преклонения перед его особой одного отдельно взятого простолюдина, имелись дела поважнее. Например, подготовить ловушку для наследника престола, если уж сам престол удержать нет никакой возможности, да заодно неплохо было бы что-нибудь сделать с королем, который давно уже без его приказа даже собственные покои не покидал, полностью потеряв способность сопротивляться связывающему его волю заклинанию. Хотя придворный маг и не особо усердствовал, этого от него, впрочем, и не требовалось. Та ничтожная часть личности его величества, которую хотя бы с натяжкой можно было назвать волей, растаяла в первый же день после наложения заклятия, и король превратился в послушную марионетку.
   Старший жрец всерьез задумался над способами испортить жизнь победителям, брезгливо морщась каждый раз, как вспоминал о его величестве и не находил возможности как-нибудь причинить боль еще и ему. Точнее, вариантов сделать существование короля кошмаром было предостаточно, но смысла в этом не было никакого: этот ничтожный человек все равно уже ничего не соображал. Оставалось как следует отомстить всем остальным.
   Мидонг яростно оскалился, вспомнив, что начать необходимо с нерадивых солдат, не сумевших выиграть у мятежников хотя бы один бой и тем самым лишивших его так необходимого ему времени на подготовку хороших ловушек, которые, по замыслу придворного мага, должны были превратить победу королевского щенка в полное поражение. Наверняка кто-то из этих ничтожеств, по недосмотру богов именуемых королевскими стражниками, выжил, так что следовало поторопиться и испортить им существование, пока еще это в его власти…

   Глава 20
   И СНОВА БОЙ

   Снеара с усталым вздохом села у костра, не обращая внимания на парочку солдат, варивших на нем обед. День клонился к вечеру, и жрица ему за это была искренне благодарна. По какой-то непонятной – ни ей, ни ее наставнице – причине исцеление для нее было гораздо болезненнее, чем использование силы богини в сражении. Или ей просто так казалось, потому что девушка во время боя не сосредотачивалась на своих ощущениях. Это не играло особой роли – просто благодаря именно такой особенности ее организма жрица с трудом справлялась с теми обязанностями, которые на нее возложили старшие. Снеара сдержалась, чтобы не выругаться при посторонних и тем самым не уронить свой авторитет меча и щита богини. Сегодняшнее утро следовало признать одним из самых неприятных в ее жизни. Если бы девушка предусмотрительно не отгородилась от своих эмоций перед собранием кьеров в палатке Литари, то наверняка ей не удалось бы сдержать своих чувства после того, как принц объявил о том, что она остается в лагере с ранеными.
   Жрица мрачно усмехнулась и, вытащив из ножен полуторник, начала полировать лезвие, выискивая пятна ржавчины от крови всевозможных тварей, из-за которой клинки иногда быстро портились, или щербинки, поскольку кости и чешуя подчас оказывались тверже меча. Так что если все вовремя не проверить, в самый ответственный момент вполне можно было оказаться без оружия. А сегодня ночью ей не на кого рассчитывать, кроме себя, поэтому никаких случайностей быть не должно. Завтра в полдень Снеаре необходимо отправиться догонять войско, ушедшее к столице, чтобы оказаться там в нужный момент. Если она не сможет участвовать в захвате дворца, то шанса найти копье у нее может и не появиться, а значит, и умереть будет практически невозможно. Нет никакой гарантии, что оружие, убивающее жриц, у черных магов осталось не в единственном экземпляре. И если копье только одно, после того как мечи богини найдут его и уничтожат, шансов уйти из жизни у нее не останется.
   Ради того, чтобы успеть вовремя, она выкладывалась весь день, стараясь поставить на ноги раненых как можно скорее. И ей почти это удалось. Жрица смогла исцелить всех тех, кого лечили маги в связи с тем, что их раны не угрожали смертью в ближайшем будущем, а у целительниц было слишком много работы, и теперь им, как и солдатам, получившим смертельные ранения и приходившим в себя после лечения жриц Эналы, требовалось только время. Немного, но все-таки…
   Снеара в последний раз провела по клинку тряпкой с каким-то порошком, применяемым при чистке оружия, и спрятала меч в ножны. Это нехитрое приспособление для ухода за вооружением она походя прихватила у какого-то солдата и под страхом пыток не смогла бы сказать, чем обсыпана ткань. Несмотря на бесконечные тренировки с Тенирой, девушка по-прежнему не любила оружия и не понимала его как следует. И не хотела понимать, если уж быть честной до конца.
   Единственное, что в данный момент волновало молодую жрицу, действительно в какой-то степени имело отношение к орудиям убийства, но в несколько ином направлении. В последнее время она постоянно ловила себя на том, что мысли о смерти стали ее навязчивой идеей. В другой ситуации девушка не на шутку встревожилась бы, опасаясь за свое душевное состояние, но сейчас она не видела в этом ничего страшного. Логика, ставшая при отсутствии эмоций неплохим помощником при решении сложных вопросов, подсказывала, что нет другого способа избавиться от свалившейся на нее чужой судьбы. И не предвидится. А если выбирать между вечностью боев в чужом мире ради благополучия людей, с которыми ее ничто не связывает, и возможностью быстро умереть, покончив со всем этим раз и навсегда, – Снеара однозначно выбирала смерть. Однако для того, чтобы добиться желаемого, ей предстояло немало потрудиться…
   Жрица безучастно смотрела на огонь, позволяя своему сознанию блуждать в воспоминаниях и мечтах, которые обычно казались слишком далекими и эфемерными для того, чтобы погрузиться в них хоть на короткое время. К тому же для этого следовало снять барьер, отделяющий ее от эмоций, и при этом почти не было вероятности получить нужный результат. Но сейчас, когда мозг был затуманен усталостью и памятью о недавней сильной боли, сильной даже для бесконечно выносливого меча богини, девушке удалось на несколько мгновений уйти в мир грез. Очень скоро окончательно стемнеет, и обо всех этих слабостях, недопустимых у нормальной жрицы, придется забыть, но пока… почему бы и нет?
   – Госпожа?
   Снеара не вздрогнула только благодаря жесткой выучке своих наставниц. Она не услышала, как к ней подошел человек!!! Если Тенира узнает об этой вопиющей беспечности своей ученицы, ей придется плохо. Наставница всю душу из нее вытрясет. Единственно приемлемый выход, как обычно, подсказала логика: девушка сделала вид, что ничего особенного ле произошло и она прекрасно знала, кто к ней приближается и зачем.
   – Я слушаю тебя, Лоддор. Что случилось? – спрашивала жрица, не отводя взгляда от пляски языков пламени, в наступающих сумерках отбрасывающих оранжевые отсветы на ее лицо, и краем глаза наблюдала за реакцией солдата.
   – Ничего страшного, госпожа. Просто вы вот уже лотт смотрите на огонь, и мы…
   Снеара удовлетворенно отметила про себя, что Лоддор не заметил ее испуга, и как можно спокойнее и увереннее ответила, стараясь не обращать внимания на то, что беспокойство солдат о ее самочувствии ей приятно. Пусть даже они беспокоятся, прежде всего из-за собственной безопасности.
   – Со мной все в порядке. И ты можешь называть меня по имени, Лоддор, мне не так уж много лет, чтобы настаивать на подобных формальностях. Зови меня Снеарой.
   – Хорошо, госп… Снеара. – Мужчина на мгновение сбился, перед тем как произнести ее имя, и серьезно добавил: – Мы все хотели поблагодарить вас за то, что вы для нас сделали: если бы не вы и не ваши сестры, мертвых было бы гораздо больше.
   – Это наш долг. – Жрица вежливо улыбнулась: портить отношения с командиром более или менее дееспособных стражников и новобранцев, оставленных защищать полевой госпиталь, она не собиралась. Его хорошее отношение могло очень пригодиться ей в дальнейшем. – Как ваши люди?
   – Благодаря вам, Снеара, все легкораненые полностью выздоровели и хоть сейчас готовы отправиться догонять войско его высочества. Некоторые из тех, что получили смертельные ранения, уже пришли в себя и могут самостоятельно передвигаться. Остальные еще спят после исцеления.
   – Они, скорее всего, придут в себя к завтрашнему утру. – Девушка настороженно глянула на солдата из-под отросшей челки, пытаясь угадать его настроение: – Как ты думаешь, сможем мы завтра в полдень отправиться к столице?
   – Не вижу препятствий. Если, как вы говорите, раненые придут в себя к утру, то мы вполне сможем выйти вслед за его высочеством. Был отдан приказ – двигаться налегке. Так что сборы не займут много времени.
   – Хорошо, – удовлетворенно кивнула Снеара, чувствуя, как отпускает затаившееся где-то в глубине ее существа напряжение. Пока удача была на ее стороне. – Теперь нам осталось благополучно пережить ночь.
   – Вы ожидаете нападения? – Лоддор заметно напрягся, вглядываясь в подступающую со всех сторон темноту.
   – Как и всегда.
   Жрица устало прикрыла глаза, вслушиваясь в звуки лагеря и пытаясь обнаружить признаки нападения очередных монстров до того, как они сменятся воплями боли и страха. Девушка никак не могла привыкнуть к тому, что, даже обладая возможностями, далеко выходящими за пределы человеческих сил, она оказывается совершенно беспомощной в некоторых ситуациях. И из-за этого гибнут люди.
   – Проклятые твари! – нервно провел мужчина рукой по волосам и невольно поежился. – Хотел бы я знать, как они нас находят, если маги или вы, госпожа, постоянно держите защиту от магического поиска?! Не могут же они нападать на всех встречных в надежде до нас добраться?!!
   – Я спрашивала об этом свою наставницу. – Снеара вздохнула, не зная, что лучше: поставить все-таки барьер, а потом тратить время на то, чтобы его убрать перед тем, как атаковать монстров, выбравших именно ее подопечных в качестве основного блюда для своего позднего ужина, или все же потерпеть какое-то время и, возможно, спасти кому-нибудь жизнь, среагировав немного быстрее. Сложный выбор. – К нашему несчастью, некоторые черномагические чудовища, и даже просто твари, охотящиеся на людей, умеют находить добычу, не используя возможностей магии. Их просто натравливают на определенный запах, свечение ауры, а иногда даже на цвет одежды. Тенира говорит, что в древности, бывало, нечисть тренировали как своеобразных смертников, которых потом просто запускали на вражескую территорию – и те охотились, например, только на людей в форме стражников, или кьеров, игнорируя всех других до тех пор, пока их не выслеживали и не убивали…
   Жрица резко прервала свой экскурс в прошлое и стремительно метнулась в сторону, откуда слышалось характерное сдавленное сопение, перешедшее в глухой рев, как только эшоры[11] обнаружили, что их заметили. В следующее мгновение раздались крики ужаса. Девушка бежала между кострами, вызывая силу Элары и расталкивая людей, попадавшихся ей на дороге. Происходящее напоминало гротескный кошмар, в котором человек изо всех сил пытается догнать что-то или кого-то для себя важного, но лишь беспомощно топчется на месте. Снеара никак не могла определить, на кого напали чудовища. Она уже успела пробежать мимо палаток лазарета и костров, около которых отдыхали солдаты, оставленные охранять госпиталь. Дальше не было ничего, кроме вытоптанного, покрытого пеплом погребальных костров луга, ставшего местом недавнего сражения двух армий…
   Только суровая выучка не позволила жрице сбиться с шага от удивления, и ей пришлось тряхнуть головой, чтобы убедиться, что происходящее – не игра ее воображения. Три огромных монстра, больше всего напоминающих крупных гиен с роговыми пластинами вместо шерсти, яростно атаковали пленников, которые были совершенно беспомощны перед этим нападением. Но больше всего девушку поразило то, что твари действовали избирательно, даже и не думая нападать на солдат, охранявших стражников короля, если те сами не бросались на них с оружием… и у каждого эшора на шее был магический ошейник! Эти чудовища не были дикими охотниками за человечиной, пришедшими к месту битвы, привлеченные запахом крови. Их натравили целенаправленно, и Снеара могла поклясться чем угодно, что это сделали не маги войска Литари. Даже если не считать полной глупости подобных действий, ни один маг не решится нарушить закон богинь, находясь при этом в непосредственной близости от их жриц. Это девушка усвоила твердо.
   Все эти размышления пронеслись у нее в один миг, пока Снеара преодолела несколько десятков шагов, отделяющих ее от огороженного специальным заклятием участка, на котором находилось несколько палаток, предназначенных для временного проживания пленных. Там творилось что-то невообразимое. Люди метались, отчаянно пытаясь убежать от разъяренных хищников, убивающих их одного за другим, и падали, наталкиваясь на невидимую стену магии, не позволяющую им покинуть место, превращенное для них в тюрьму.
   Девушка сдавленно выругалась, вспомнив параметры наложенного заклятия, и, резко остановившись, позволила силе богини вырваться из своего тела. Заклинание, столкнувшись с изначально враждебной для себя энергией, распалось с легким шелестом, едва слышным даже для тренированного уха жрицы, и Снеара, не раздумывая схватив ближайшего обезумевшего от страха человека, швырнула его в сторону госпиталя, где торопливо выстраивались для защиты раненых солдаты под командованием Лоддора. Краем сознания отметив, что командир на удивление быстро привел своих подчиненных в чувство и организовал оборону, девушка рявкнула, стараясь перекричать многоголосый вопль страха и рык эшоров:
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация