А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обычная злая сказка" (страница 21)

   – Вы не правы, кьер Толлед, наше слово сможет перевесить только воля богини.
   Широл горько улыбнулся наивной уверенности служителей в способности поспорить с королем и доказать свою правоту. Неужели они не понимают, что при дворе никто не будет оглядываться на их сан: там давно уже не верят священным клятвам и спокойно лгут перед ликами священных близнецов.
   Старый кьер собирался как можно мягче объяснить этим оторванным от реального мира затворникам суть проблемы, когда они… обе сняли плащи. Широл ошеломленно смотрел на двух девушек – одну в ритуальном одеянии жрицы-целительницы, а вторую в костюме с мечом за поясом. Женщина с оружием… не может такого быть! А потом как-то отрешенно подумал, что вот так вот, пользуясь неприкосновенностью служителей, вполне может в замок проникнуть и убийца… Но женщина, а точнее, девушка лет пятнадцати…
   – Нашему слову поверят все.
   Девушка в платье жрицы, словно не замечая растерянности старого кьера, улыбнулась и на мгновение прикрыла глаза. В следующий миг на ее левой щеке проступил светло-синий узор. Не может быть! Широл перевел взгляд на другую девушку и сдавленно ахнул: по левой щеке у нее тоже вилась синяя татуировка целительницы, а по правой… красно-бурая вязь знака жрицы-воительницы. Но как такое возможно?!!
   Кьер Толлед несколько мгновений смотрел перед собой остановившимся взглядом, пытаясь осознать, что в его кабинете находятся две жрицы, две легенды, о которых он до этого дня только читал в древних хрониках. А потом пришло отчетливое понимание того, что это ответ на все его молитвы и шанс спасти племянника. Потому что жрица-целительница права: ИХ слову поверят все, а если даже и нет, – рискнуть жизнью и опровергнуть утверждение меча богини никто не решится! Широл поднялся из-за стола и низко поклонился жрицам, почтившим его дом своим присутствием:
   – Я прошу прощения за свою несдержанность и неучтивость. Наверно, вы устали с дороги, мой замок в полном вашем распоряжении, и когда вы сочтете для себя это возможным, я хотел бы обсудить с вами…
   – Сейчас. – Девушка с двумя татуировками равнодушно отмахнулась от его извинений и бесстрастно заметила: – У нас мало времени. За убийством вашей сестры и попыткой убить Литари стоит черный маг, и он не остановится. Король его полностью поддерживает, либо маг подчинил его себе, – в любом случае они попытаются захватить и уничтожить вашего племянника как можно скорее.
   – Хорошо, – ошарашенно произнес запутавшийся в происходящем кьер Толлед. Он-то считал, что за всеми несчастьями его семьи стоят обычные дворцовые интриги, а тут – маг, нарушивший законы богини! Ни больше, ни меньше! Но впитанные с молоком матери правила хорошего тона дали о себе знать очень вовремя, и даже совершенно растерявшийся Широл смог проявить требуемую вежливость: – Прошу вас, располагайтесь и расскажите, что же произошло? К сожалению, не знаю ваших имен…
   – Синала. – Жрица-целительница чуть склонила голову, устраиваясь в его любимом кресле у окна.
   – Снеарала. – Меч богини не стала терять время на поиски подходящего стула, а, поджав ноги, просто села на пол, рядом с креслом, которое заняла ее спутница.
   – Позволено ли мне будет узнать, госпожа Снеарала, как получилось, что вы служите двум богиням? – Кьер Толлед не смог сдержать любопытства, столкнувшись с таким невероятным фактом. Насколько он знал древние легенды, ни разу за всю историю существования жриц не было никого, кто служил бы обеим сестрам-близнецам.
   – Это цена спасения Литари.
   Голос меча богини был по-прежнему совершенно равнодушен, но то, как напрягся его племянник, подсказало Широлу, что эту тему лучше больше не затрагивать.
   – Понимаю и благодарю вас за это. – Кьер Толлед покосился на оставшегося стоять юношу и тихо добавил: – Я готов выслушать вас и помочь, чем только смогу.
   Синала кивнула в знак благодарности и начала рассказ, который, услышь его Широл от кого-нибудь другого, старый кьер счел бы выдумкой сумасшедшего. Но сидящие перед ним жрицы были живым доказательством правдивости этой истории, и от этого становилось не по себе. Неужели возвращаются старые времена? Необходимо любой ценой помешать захватить власть в королевстве черному колдуну, но вот как это сделать? Широл покосился на Литари, который, не прислушиваясь к разговору, отошел к окну и теперь молча смотрел вдаль. Нужно спасти мальчика, а для этого следует уничтожить придворного мага и, как это ни прискорбно, короля-отца. Сам кьер Толлед короля терпеть не мог и не слишком расстроился оттого, что придется отправить его на погребальный костер, но племянник был привязан к родителям и вряд ли перенесет такое развитие событий спокойно. Хотя после всего, что король с ним сделал…
   – Я понимаю, что необходимо как можно скорее уничтожить придворного мага, – вздохнул Широл, когда жрица закончила рассказ. – Но как это сделать? У меня только личная стража, которая ни в какое сравнение не идет с королевской. Мы просто не доберемся до столицы. Нас схватят и отправят в тюрьму.
   – Думаю, надо сначала заручиться поддержкой других кьеров, дядя. – Литари грустно улыбнулся в ответ на его вопросительный взгляд. – Мы не раз обсуждали с Тенирой план действий, но думаю, будет лучше, если она сама тебе все расскажет. У нее больше опыта в таких делах.
   – И где она? – У Широла уже не осталось сил удивляться. – Как скоро она сможет приехать?
   – Она и две ее сестры ждут в нижнем зале. Они догнали нас сегодня утром, и в замок мы приехали вместе.
   – Тогда их немедленно нужно пригласить сюда! – Кьер Толлед резко вскочил и направился к двери. – Мы должны серьезно поговорить.
   Никто не стал с ним спорить.

   Глава 15
   ОПЕРАЦИЯ «СПРАВЕДЛИВОСТЬ», ИЛИ КАК ПРАВИЛЬНО УСТРОИТЬ ПЕРЕВОРОТ

   Литари шел по коридорам замка, сам не зная куда. В последние два дня мир снова резко изменился, не удосужившись поставить его в известность о своих планах. И он теперь должен был решать, насколько и как следует поменяться ему, чтобы вписаться в эту совершенно новую реальность. Юноша присутствовал на совещании, которое устроил его дядя, пригласив Тениру, двух молчаливых суровых жриц, по сравнению с которыми она казалась очень юной и мягкой девушкой, Синалу и Снеару. Он никак не мог привыкнуть добавлять к ее имени еще и слог «ла», по-прежнему называя ее на старый манер.
   Уже на совещании выяснилось, что мечи богини даром времени не теряли и заехали в пару своих храмов, чтобы объяснить служителям, что происходит в мире и как на это следует реагировать. Инициативу Литари с распространением нужных слухов Тенира одобрила и предложила Широлу под любыми предлогами пригласить к себе кьеров, которым он доверял, чтобы ввести их в курс дела и попытаться перетянуть на свою сторону. К тому же следовало создать армию, и как можно скорее. Конечно, и это признавали все, из обычных селян войска быстро не получишь, но если в качестве ядра использовать стражу кьеров и более или менее подготовленных людей вроде наемников, охраняющих караваны, то шанс есть. И, естественно, основной ударной силой должны были стать четыре жрицы Элары, каждая из которых стоила хорошо вооруженного отряда. А еще был вопрос с магами, и много других…
   Принц даже не всегда понимал, что обсуждают мечи богини, и только когда прозвучало, что через три дня храмы объявят о том, что король нарушил волю богинь и пытался убить единственного наследника престола, юноша ощутил, как холодок страха пробежал у него по спине. Все эти приготовления вдруг оказались до ужаса реальными, и только в тот момент он осознал, что все происходит на самом деле, что от его имени собирают армию, чтобы он мог сразиться со своим отцом…
   Потом были детальные планы и обсуждение речей, которые его дядя должен был произнести перед другими кьерами, и тех, что требовалось сказать простому люду, чтобы сподвигнуть их выступить против короля. И главным в этих речах были не справедливость или нарушение законов богинь, а то, что именно ждет их при правлении черного мага и его приспешников. И как тяжело будет людям, когда богини отвернутся от них. Во время этого совета Литари избавился от своих последних иллюзий и понял, что, кроме дяди и, быть может, Снеары, его судьба никого не волнует. Жрицы выполняют свой долг, уничтожая черного мага, а те, кто присоединится к ним, прежде всего будут отстаивать возможность нормально жить для себя и своих детей, поскольку поверят, что привычному жизненному укладу грозит крах. Потому что их умело в этом убедят.
   И вот только что он выступал в качестве живого доказательства, демонстрируя трем присоединившимся к дяде кьерам татуировку и убеждая их в том, что он не самозванец. Все трое приходились ему родственниками со стороны матери и обладали достаточным влиянием в королевстве, чтобы иметь возможность оказать действительно серьезную помощь. Они и так ехали к дяде на церемонию прощания, дабы как полагается помолиться в кругу семьи за души умерших. Литари горько усмехнулся: иногда ему казалось, что сами богини помогают в этом начинании. А может быть, это Тенира все точно рассчитала и переправила его к дяде как раз тогда, когда по обычаю родственники собираются вместе, по прошествии одного года со дня похорон, чтобы окончательно проводить ушедших. Действительно – он ведь упоминал, когда именно умерла мама. Но почему тогда она прямо не сказала, из-за чего им следует так торопиться…
   Юноша и не заметил, как оказался в коридоре, где находились комнаты, предоставленные жрицам. Он нерешительно остановился, не зная, следует ли сейчас беспокоить Снеару? Или все-таки дать ей отдохнуть после выматывающих встреч с кьерами и другими нужными людьми, которые смотрели на нее как на редкое животное, а некоторые еще и умудрялись высказать откровенные глупости и пошлости. Принц скривился, как от кислого, вспомнив, как кьер Нилит додумался предположить, что девушка является его любовницей, и возмутился, посчитав ее не подходящей на роль будущей королевы, видимо, предполагая, что его собственная дочь подойдет куда как лучше. Хорошо еще вовремя вмешался дядя, посоветовавший дорогому родственнику ознакомиться с летописями и не позориться перед остальными, демонстрируя свое вопиющее незнание истории. Но все равно было противно. Хотелось просто с кем-нибудь поговорить о том, что творилось у него на душе… Решившись, Литари подошел к двери комнаты Снеары и тихо постучал, чтобы не разбудить ее, если она спит, устав от всех этих волнений. Створка бесшумно открылась, едва не задев его лицо, и девушка молча отступила в сторону, пропуская юношу в помещение. Принц с облегчением улыбнулся и вошел, позволяя жрице запереть дверь. Эта постоянная осторожность никогда не оставлять двери в свои комнаты открытыми его уже не удивляла, хотя не так давно их из-за этого заподозрили в любовной связи. Поскольку молодые люди, остающиеся наедине в запертой комнате, по мнению некоторых особо добронравных людей, не могли заниматься ничем пристойным. Не объяснять же каждому, что Снеара не переносит назойливого внимания окружающих. А слуги, несмотря на многочисленные запреты, все равно придумывают предлоги, чтобы зайти к ней в покои, дабы своими глазами увидеть жрицу двух богинь, да и среди людей, приехавших с кьерами, находится немало любопытных.
   – Опять расстроился из-за собрания?
   Юноша слегка вздрогнул, так и не привыкнув к новому голосу Снеары, совершенно лишенному каких-либо чувств, и грустно ответил:
   – Знаешь, с каждым разом я все больше разочаровываюсь в людях. А завтра обо мне будут рассказывать в каждом храме, и я вообще не представляю, что начнется.
   – Ничего хорошего. – Девушка спокойно протянула ему бокал с вином, словно заранее знала, что он зайдет, и отошла к окну, задумчиво разглядывая открывающийся из него вид на город. – Любой переворот – это беда для простых людей и повод пограбить для бандитов.
   – Но мы не затеваем переворота!
   Литари сердито стукнул кулаком по подлокотнику кресла, которое уже успел привычно занять в самом начале разговора. Он давно убедился, что когда Снеара находится в этом своем состоянии безразличия к окружающему миру, то становится очень интересным собеседником, делающим иногда совершенно неожиданные выводы. Жрица объясняла эту перемену тем, что, когда ей не мешают эмоции, она может размышлять и говорить на любую тему совершенно свободно. К тому же Тенира и Синала всерьез взялись за ее обучение, и теперь девушка умела не только махать мечом, но и была способна понимать, зачем она это делает. Хотя бы иногда. Но некоторые ее откровения подчас могли серьезно пошатнуть его представление об окружающем мире. Вот и теперь заявление жрицы выбило принца из колеи:
   – Любая насильственная смена власти – это переворот. А вот как его назовут в истории – тут уже будет зависеть от того, кто победит. – Снеара вздохнула. – Не переживай, Литари, у тебя все равно нет выхода: либо это, либо рано или поздно ты умрешь. Второй вариант нежелателен.
   – Спасибо. – Юноша грустно улыбнулся и отпил вина. – Скорее всего, ты права. Но знала бы ты, как неприятно сидеть на этих совещаниях и изображать интерес, обсуждать планы, показывать татуировку…
   – Да понимаю я, – хмыкнула жрица и потянула себя за короткую челку: – Я в том же положении, что и ты. Мы с тобой оказались в роли символа, знамени, за которым идут в бой. Потому что пока ни на что другое не годны. Так что ты изображаешь несправедливо оклеветанного наследника престола, а я поддерживаю твой авторитет тем, что просто нахожусь рядом и являюсь исключением из правил.
   – Неприятное открытие… – Литари задумчиво посмотрел сквозь бокал на свет и рассеянно потер подбородок, укололся о щетину и вяло отметил про себя, что следует, в конце концов, побриться. Юношеская бородка его сильно раздражала, но сейчас даже сердиться было лень. – И ведь никуда не денешься. А тут еще пристают с тем, чтобы я срочно выбрал себе жену и будущую королеву. И каждый хочет подсунуть мне свою дочь или племянницу. Не представляю, что будет, когда соберутся все, кто должен был приехать на прощание с мамой и со мной. Создается ощущение, что они все совершенно уверены в том, что мы победим. Бред какой-то!
   – И что больше злит? То, что тебе подсовывают девиц на выданье, или то, что никто не сомневается в твоей победе? – Снеара отвернулась от окна и вопросительно посмотрела на негодующего собеседника: – Кстати, а почему все так озабочены твоей женитьбой? Ты же еще молод, и у тебя много времени на то, чтобы завести детей…
   – Скорее, первое, – иронично приподнял бровь принц и отсалютовал жрице бокалом. – То, что никто не сомневается в моей, а точнее, в вашей непобедимости, больше закономерность, чем повод для злости. Мечи богини никогда не проигрывали сражений – хотя бы потому, что всегда имели возможность сразиться еще раз, чтобы переиграть исход поединка. Но необходимость жениться как можно, скорее меня, если честно, не радует.
   – А что, нельзя подождать?
   Девушка задумчиво наблюдала за своим собеседником, который никак не мог решить, следует ли ему допить вино или все-таки пока достаточно. Так и не придя к определенному выводу, принц поставил бокал на столик и сердито заявил:
   – Если бы я был просто наследником престола, то можно было потянуть время. Но я единственный прямой наследник – это значит, что у королевской семьи по мужской линии нет родственников до седьмого колена. Только я и отец. А поскольку в любом случае отец будет лишен короны и прав на нее в дальнейшем, то продолжить род могу только я. Поэтому меня хотят женить как можно раньше и на девушке, которая сумеет родить мне много детей. В идеале – мальчиков. Вот так.
   – А что, девочки не наследуют корону?
   – Нет. Может наследовать сын принцессы, но внук уже не будет наследником, если его отец не займет трон. Глупость, конечно, но никто законы предков менять не собирается, так что придется смириться.
   – Н-да, а я-то еще жаловалась на судьбу: наследником престола быть гораздо хуже, чем жрицей.
   Снеара устало прикрыла глаза, и Литари неожиданно стало стыдно. Он вдруг понял, что жалуется на необходимость завести семью человеку, который никогда не сможет этого сделать, как бы ей ни хотелось…
   – Прости, я не хотел. – Юноша не знал, куда девать глаза. – Я просто не подумал.
   – Да ладно, не извиняйся. – Жрица пожала плечами. – У каждого из нас своя судьба, тут уж ничего не поделаешь, как ни старайся.
   – Все равно гадко с моей стороны, – виновато улыбнулся принц. – Если честно, я просто волнуюсь. Особенно меня беспокоит то, что, вполне возможно, мне придется навсегда остаться только ширмой, не имеющей никакой реальной власти. Знаешь, как-то не хочется всю жизнь просто сидеть на троне и подписывать все, что тебе положат на стол, не имея возможности возразить или отказаться.
   – Не думаю…
   Литари удивленно приподнял бровь, наблюдая за невозмутимой собеседницей, рассеянно передвигающейся по комнате, вероятно, в поисках оставленного служанкой обеда, который, видимо, опять не глядя сунула куда-то, а теперь не может вспомнить куда.
   – Насколько я поняла своих сестер, они не собираются терпеть ни малейшего отступления от законов богинь, в которых однозначно сказано, что править должен король, а не тень за троном. Так что, скорее всего, они что-нибудь придумают. Не удивлюсь, если вскоре ты проявишь выдающиеся качества полководца.
   – Ясно, это обнадеживает. – Юноша встал с кресла и принялся помогать жрице в ее поисках, поражаясь про себя такому легкомысленному отношению к еде. Все-таки, при всех своих способностях, даже мечи богини должны время от времени питаться. А ему последнее время казалось, что Снеара просто забывает об этом, как и о том, что ей требуется хоть иногда пить и спать. – Знаешь, ты сильно изменилась. Раньше мы не могли с тобой так разговаривать.
   – Как – так? – Девушка наконец-то обнаружила поднос с едой. На взгляд Литари, он был как минимум вчерашним и все это время простоял на полке шкафа, задвинутый за фрагменты амуниции, принесенной старшими жрицами для обучения своей молодой сестры. – По-моему, обычно.
   – Ну я теперь могу говорить с тобой обо всем, не боясь смутить или испугать…
   Принц не знал, как правильно объяснить свои ощущения от бесед с девушкой, которая как-то незаметно из надоедливой обузы превратилась в надежного товарища, способного его выслушать и, самое главное, понять.
   – Да, когда я в таком состоянии, ни то ни другое тебе не удастся. – Снеара задумчиво разглядывала холодную кашу на своей тарелке и явно никак не могла решить, стоит ее есть или все-таки воздержаться от издевательств над собой. – Просто теперь я не похожа на девушек, которых ты видел раньше, вот и все. А еще – тебе одиноко.
   – Иногда твоя привычка перечислять причины и объяснять наступление последствий выбивает меня из колеи, – вздохнул Литари. – Но должен признать, что ты права. Кроме того, мне с тобой спокойно, и я могу расслабиться, не ожидая какой-нибудь пакости в самый неподходящий момент. Хотя и не знаю, почему так происходит.
   – Потому что мне от тебя ничего не надо и никогда не будет надо. – Жрица решила, что каша все-таки вполне съедобна, и начала неторопливо есть. – Поэтому рядом со мной ты чувствуешь себя в безопасности. Ладно, давай не будем больше об этом. – Девушка серьезно посмотрела на него и тихо добавила: – Я не хочу вести этот разговор, пока я в таком состоянии. Я-то ничего не чувствую, а вот ты можешь обидеться…
   Литари поспешил согласиться: он и так уже услышал больше, чем надеялся. Парень был до глубины души изумлен тем, что Снеара, даже когда ничего не чувствует сама, все равно не желает случайно причинить ему боль, помнит о такой возможности и старается избегать действий, которые могут к этому привести. Странная все-таки девушка, но это уже не вызывало раздражения, как раньше, скорее… Принц расстроенно поморщился. Он никак не мог подобрать подходящего определения своим чувствам по отношению к молодой жрице. Да и не время было сейчас обдумывать этот вопрос – лучше, пока собеседница в настроении, поговорить, узнать у нее кое-что еще.
   – Хорошо. Конечно, непривычно разговаривать с человеком, который ничего не ощущает, но если это помогает тебе не испытывать боли, я готов терпеть столько, сколько потребуется. – Юноша хитро улыбнулся: – Даже рискуя быть обиженным из-за твоего невнимания к моим чувствам.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация