А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обычная злая сказка" (страница 13)

   Очень хотелось лечь и уснуть или потерять сознание, чтобы ничего не чувствовать, но какая-то чуждая сила внутри ее продолжала гнать ее дальше, нашептывая, что если она остановится сейчас, то кто-то другой – кто-то, за чью жизнь жрица отвечает, – умрет. Этого нельзя было допустить ни в коем случае, и поэтому она шла, сжимая в руке меч и не зная куда. Однажды на нее напал какой-то странный зверь ростом с большую собаку, весь в крупных жестких чешуях, топорщившихся, словно иглы у ежа, с головой, больше бы подошедшей какой-нибудь крупной змее. От него противно пахло, и он попытался ее укусить, но, получив удар мечом по носу или… в общем, по кончику его морды, – быстро убежал.
   А потом тот, кто все время шел за ней, сказал, что нужно набрать воды. Снеара не знала, зачем ему требуется вода, но точно помнила, что не следует оставлять своего спутника одного, и поэтому пошла в указанном направлении первая. Там был ненормальный склон, который постоянно норовил выскользнуть из-под ног, а потом из красного марева перед глазами выплыло дерево, и она прислонилась к нему, чтобы немного отдохнуть от изматывающего покачивания земли под ногами…

   Место было странным. Запущенный парк, на дорожке которого она растерянно озиралась, вызывал у Снеары непонятное беспокойство. Это было неправильно. Она точно помнила, что должна находиться в Северном лесу в компании с опальным принцем, а никак не в этом заросшем саду, расположенном непонятно где. Девушка осторожно притронулась к ближайшему дереву, словно пытаясь убедиться, что ей это не мерещится, и в следующий миг обнаружила, что твердый с виду ствол легко подается под ее пальцами. Как во сне…
   Жрица облегченно рассмеялась над собственной глупостью: это надо же было придумать! Испугалась оттого, что ей приснился сон, вот ведь дуреха! Привыкла за последнее время, что вместо сна проваливается в какую-то черную яму, наполненную отзвуками мучающей тело боли, и теперь шарахается от обычных сновидений! Девушка прислушалась к себе и обреченно поморщилась: кое-что не изменилось даже во сне. Боль, не такая сильная, как наяву, все равно продолжала сидеть у нее в груди колючим обжигающим клубком. От размышлений о несправедливости мира Снеару отвлек странный стук и сердитые детские всхлипывания. Забыв, что все происходящее всего лишь сон, девушка заспешила на звук, обеспокоенно размышляя, что могло случиться с ребенком и не нужна ли ему помощь.
   Ответ обнаружился за очередным поворотом тропинки, и девушка не могла сдержать улыбки при виде открывшейся ее глазам картины. Девочка лет шести, одетая в порванную тунику и заляпанные грязью штаны, сосредоточенно рубила коротким кинжалом, в ее руках выглядящим настоящим мечом, толстое дерево. Судя по зарубкам, этим нелегким делом она занималась уже довольно долго и без особого успеха. В очередной раз ударив по твердому стволу, ребенок бросил кинжал и сел на землю, сердито всхлипывая и вытирая грязную мордашку не менее грязным рукавом. Снеара тихо помянула про себя растяп-родителей, бросивших девочку одну, да еще и позволивших ей играть с настоящим оружием, о которое малышка может легко пораниться, и осторожно окликнула:
   – Эй, ты в порядке?
   Ребенок вздрогнул от звука ее голоса, а потом совершенно неожиданно заявил:
   – Ну где ты была так долго? Я не могу снять Пирса, Нала заколдовала его, и теперь он не идет на мой зов и дерево не слушается.
   Снеара недоуменно посмотрела на девочку, пытаясь понять, о чем она говорит, а потом перевела взгляд на ветки дерева, куда указывала маленькая ручка, и улыбнулась. Ситуация стала проясняться. В кроне застряла смешная тряпичная кукла, которую, видимо, и звали Пирсом. Девушка подошла ближе и, встав на цыпочки, попыталась достать игрушку, ставшую причиной слез своей хозяйки. Со второй попытки ей это удалось, и Снеара осторожно присела рядом с девочкой, протягивая ей куклу:
   – Держи. А как тебя зовут? – Девушка внимательно посмотрела на измазанную зареванную мордашку. – И где ты живешь?
   – Лара, – еще раз всхлипнула девчушка и решительно вцепилась в свою куклу. – А живу я в доме.
   – Понятно. – Снеара улыбнулась, стараясь не напугать свою маленькую собеседницу. – Ты знаешь, где находится твой дом?
   – Знаю, конечно! – Лара стремительно вскочила и, подхватив валяющийся рядом кинжал, привычно сунула его за пояс. – Пойдем покажу!
   – Пойдем.
   Девушка настороженно покосилась на острый клинок, волнуясь, не порежется ли ребенок о столь неподходящую для него игрушку, но, убедившись, что лезвие находится в таком положении, что случайно напороться на него достаточно сложно, успокоилась. Между тем Лара уже решительно шагала по тропинке, прижимая к себе одной рукой куклу, а другой пытаясь стереть с лица грязь. Снеара заспешила следом, улыбаясь про себя взрослой уверенности маленькой девочки.
   К дому они вышли быстро, и девушка остановилась, восхищенно разглядывая уютный двухэтажный особнячок, притаившийся в глубине сада. Если бы не явные признаки того, что за домом давно не ухаживают, этот коттедж выглядел бы совсем как в ее мечтах о собственном доме. Девочка подбежала к слегка покосившейся двери и решительно толкнула ее. С противным скрипом створка подалась внутрь, и Снеара приготовилась к встрече с нерадивыми родителями Лары, но на звук никто не появился. Озадаченно поглядев на давно не мытые окна, жрица осторожно поднялась вслед за ребенком на крыльцо и оказалась в полутемной прихожей. Ситуация становилась все непонятнее.
   – А где твои родители? С кем ты живешь? – Вопросы вырвались непроизвольно, и Снеара прикусила язык, проклиная свое любопытство: глаза девочки снова наполнились слезами. – Прости, я не хотела тебя расстроить.
   – Мои мама и папа ушли и еще долго-долго не вернутся. – Лара сердито всхлипнула и вытерла рукавом нос. – Я с Налой живу, но мы с ней поссорились и не разговариваем. Она моя младшая сестра, но не слушается…
   – Ясно.
   Девушка тихо вздохнула, примерно понимая, что произошло. Наверняка с родителями детей случилось несчастье, и они оказались предоставлены сами себе. Оставалось только удивляться стечению обстоятельств, благодаря которым девочки какое-то время смогли прожить в полном одиночестве и при этом никак себе не навредили.
   – Ты есть хочешь? В доме есть что-нибудь съестное?
   – Не хочу, – сердито насупилась Лара. – Мне надоели сладости.
   – А если не сладости, хочешь?
   Снеара всегда обожала детей и легко вернулась к привычному тону общения с ними.
   – Хочу, – немного подумав, выдала девочка и тут же подозрительно спросила: – А что это будет?
   – Как насчет яичницы и стакана молока?
   Девушка не очень хорошо представляла себе, чем можно и нужно кормить таких маленьких детей, но помнила, как мать всегда по утрам готовила ей яичницу, и здраво рассудила, что если она от такой диеты не умерла, то и этот ребенок, скорее всего, выживет. По крайней мере, это не сладости, которыми, судя по всему, девочка питалась последнее время. Малышка склонила голову к плечу, обдумывая ее предложение, и решительно кивнула.
   – Хорошо, тогда показывай, где здесь кухня.
   Снеара взяла Лару за руку и только тогда осознала, что совершенно не представляет себе, какие запасы продовольствия остались в этом доме и есть ли они вообще. Но девушка не успела придумать, как ей выпутаться из создавшегося положения: ребенок решительно потянул ее вглубь прихожей. Осторожно шагая следом за девочкой, жрица внимательно глядела по сторонам, отмечая все новые й новые следы запустения. Чувствовалось, что взрослых в этом доме нет уже давно, и это настораживало. Еще скрипучая несмазанная дверь – и они оказались в просторной светлой кухне. Снеара потрясенно приподняла брови, разглядывая поразительный беспорядок, царящий в помещении. Она с невольным уважением покосилась на стоящую рядом с ней кроху, умудрившуюся пусть даже при помощи сестры привести комнату в такое состояние.
   Лара ответила ей вопросительным взглядом и опять попыталась вытереть лицо грязным рукавом. Девушка аккуратно отвела ее руку и внимательно оглядела кухню в поисках плиты: кроме приготовления нормальной еды явно следовало еще и искупать обеих девочек, если, конечно, Нала не плод воображения оставшегося в полном одиночестве ребенка.
   – Где у вас хранятся продукты? И где вода?
   Девочка ткнула пальцем в сторону массивного шкафа и большой бочки в углу:
   – Там.
   Снеара подошла к шкафу и осторожно открыла дверцу, ожидая увидеть все, что угодно, но, к своему изумлению, обнаружила набор продуктов, необходимых для приготовления яичницы, как по заказу. Вытащив кувшин с молоком, она попробовала его, готовая в любой момент выплюнуть, если оно окажется испорченным. Судя по запаху и внешнему виду, молоко было свежим, но в этом безумном мире жрица давно перестала доверять глазам, к тому же откуда она знает, как выглядит скисшее молоко в параллельном измерении или где там она сейчас находится? Убедившись, что продукты свежие, Снеара вытащила несколько яиц и огляделась в поисках чистой миски. Лара внимательно наблюдала за ней, словно чего-то ожидая. Девушка вздохнула и, решительно сдвинув грязную посуду со стола, разложила на нем все продукты, которые достала из шкафа.
   – Где у вас печь?
   Малышка одарила ее выразительным взглядом: «Ну и глупые же вы, взрослые!» – и кивнула в сторону каменной тумбы с железным листом наверху, от которого ощутимо тянуло теплом, стоило только подойти поближе. Жрица виновато улыбнулась и, подхватив валяющееся под столом ведро, направилась к бочке с водой. Сдвинув тяжелую крышку, она наполнила его до краев и, привычно удивившись, без усилий водрузила на печь. Предстояло много работы.
   В первую очередь она вымыла посуду, чтобы иметь возможность приготовить еду, затем, пока жарилась яичница, опять перемыла испачканные ею миски и начала греть воду для того, чтобы искупать детей. Хотя… одну из сестер девушка еще не видела и весьма серьезно сомневалась в том, что она существует на самом деле. Снеара уже собралась как-нибудь потактичнее выяснить у Лары этот вопрос, но не успела. Раздались легкие шаги, и в кухню, настороженно косясь на нее, проскользнула вторая девочка, как две капли воды похожая на ее маленькую знакомую. Единственное отличие заключалось в том, что малышка была одета в перепачканное чем-то липким платьице. Девушка приветливо улыбнулась ребенку и серьезно произнесла:
   – Здравствуй, ты, наверно, Нала, твоя сестра мне о тебе рассказывала. Хочешь есть? Яичница сейчас будет готова. Конечно, не слишком изысканное блюдо, но очень питательное и полезное.
   Девочка внимательно посмотрела на нее и серьезно произнесла, выразительно скрестив руки на груди:
   – Ты права, я Нала. И я не отказалась бы от чего-нибудь не сладкого, но сама создавать другого не умею.
   Жрица тихо рассмеялась про себя, поражаясь взрослой рассудительности в таком маленьком существе, и, подстраиваясь под выбранный ею тон, нейтрально заметила:
   – Ну это нестрашно, со временем научишься. А пока, может быть, вы с сестрой вымоетесь и переоденетесь? У вас есть что-нибудь чистое?
   Лара возмущенно запротестовала, явно не желая купаться, но Снеара применила все свое красноречие, чтобы убедить упрямое создание в необходимости этой процедуры. Правда, она сомневалась в том, что ее внимательно слушали. После того как девушка усадила детей за чисто вытертый стол, поставила передними тарелки с яичницей и кружки с молоком, они не произнесли ни слова, уплетая за обе щеки, и каждая потребовала добавки. Однако после этого обе девочки без возражений позволили себя выкупать в найденном в чулане тазу и даже показали, где хранится их одежда. С ее помощью переодевшись, малышки начали неудержимо зевать. Жрица собралась было уложить их в постель, когда вдруг почувствовала, как кто-то трясет ее за плечо. В следующее мгновение она вспомнила, что спит.

   Снеара с тяжелым вздохом вынырнула из оказавшегося таким реальным и ярким сна и с трудом сфокусировала взгляд на встревоженном лице Литари, который, увидев, что она проснулась, с облегчением отпустил ее плечо и отодвинулся. Девушка огляделась, с удивлением понимая, что совершенно не помнит, как оказалась в этой хижине, и чувствует себя поразительно хорошо. Она осторожно подняла левую руку и принялась ее разглядывать, удовлетворенно отмечая, что поврежденная конечность практически полностью восстановилась и уже не нужно прилагать усилий, чтобы пошевелить пальцами или согнуть ее в локте. В груди по-прежнему сидел жгучий комок, но и только. Жрица ощущала себя отдохнувшей и бодрой – впервые за очень уже долгое время. А это могло означать только одно…
   – Сколько я здесь лежу?
   Девушка рывком села на жестком топчане и тревожно уставилась в окно, за которым синели глубокие сумерки.
   – Ночь и день. – В голосе Литари звучало облегчение. – Я уже боялся, что ты не придешь в себя. Ты ни на что не реагировала, и дыхание было едва слышным.
   Снеара видела, как парень пытается скрыть тревогу, но темные круги под глазами и откровенная радость, с которой он смотрел на нее, выдавали его с головой. Девушка почувствовала себя неловко оттого, что заставила принца переживать из-за нее, и виновато склонила голову:
   – Прости, я еще плохо владею силой богини и не умею быстро исцеляться. С тобой все в порядке? – встревоженно спросила жрица в следующее мгновение, внезапно осознав, что не помнит, как они добрались до хижины и кого могли встретить по дороге.
   – Все нормально, устал только, – мрачно усмехнулся Литари. – Мы оказались в логове разбойников, и я все время ждал, когда бандиты вернутся домой.
   – Извини. – Снеара осторожно встала и, убедившись, что в состоянии уверенно стоять на ногах, добавила: – Отдохни, я посторожу – теперь я могу это сделать.
   – Хорошо, – облегченно вздохнул принц, будто опасался, что она потребует продолжить путь ночью, чтобы наверстать время. – У нас осталось еще немного еды, и в хижине я нашел запас продуктов. Правда, там в основном крупа и сухари, на чары сохранности здешние обитатели не тратились. За домом течет ручей…
   Юноша замолчал на полуслове и зевнул, деликатно прикрывая рот рукой. Жрица улыбнулась, кивнула в знак того, что поняла, и легонько подтолкнула его к топчану, недавно служившему ей постелью, не слушая возмущенных возгласов Литари. Правда, недовольство принца очень скоро сменилось ровным дыханием глубоко спящего, и девушка аккуратно укрыла его какой-то тряпкой, видимо, игравшей у постоянных обитателей этого дома роль одеяла. Ей предстояла очередная бессонная ночь, но на этот раз она могла бодрствовать без усилий.
   Снеара тихо фыркнула и уселась на один из деревянных чурбаков, явно заменявших в доме лавки, глядя в окно. Из головы никак не шел сон, и девушка поймала себя на том, что улыбается, вспоминая так не похожих по характеру близняшек.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация