А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ж… замечательных людей" (страница 7)

   О Рыжем она рассказала только брату Леше, моему деду. Он поклялся хранить тайну до гробовой доски. Но видел их не только Леша.
   Случилось то, что должно было случиться. Рыжего арестовали. Петр Кондратьевич, явившись домой, ни словом не упрекнул жену – как будто ничего не знал. А за обедом в подробностях рассказывал о допросах врага народа: как и что с ним делали. Когда Антонина попыталась выброситься из окна, ее отправили в психлечеб-ницу.
   Мужа ее расстреляли в конце 1939 года.
   После войны Леша, тогда уже кадровый офицер, получил письмо:
...
   «Меня выпустили. В нашей квартире живет другой человек. Соседка дала мне твой адрес и сказала, что ты сейчас служишь в Ташкенте. Мне негде жить. Ты мог бы взять меня к себе? Хотя бы на время?
   Твоя Тоня»
   Леша готовился поступать в Академию Генштаба – от этого зависило его будущее. Сестра, десять лет проведшая в дурдоме, не вписывалась в это будущее.
   Он ей не ответил.

   ILOVEYOU
   21 апреля 2007 г.
   Пол сидит за компьютером и делает деньги – взгляд сосредоточен, в очках – синие отблески. У него там инвестиции в недвижимость Колорадо.
   А я сижу на диване, пью чай и болтаю ногами. У меня тут любовь.
   Как-то странно называть мое счастье словом из бесталанных песенок. У древних греков на каждый случай был свой термин: «агапэ» – любовь самоотверженная, «филия» – любовь-симпатия, «эрос» – любовь-страсть. Я их всех перепробовала.
   А как мне назвать мою теперешнюю любовь? Не отрываясь от экрана, Пол гладит мою коленку. Он тоже счастлив.
   Нам интересно вдвоем. Он мне:
   – Деньги не имеют ничего общего ни с работой, ни с временем, на нее потраченным. Скажем, вклад в банке зарабатывает проценты сам по себе. Быть богатым – это видеть шансы и иметь смелость ими пользоваться.
   Я киваю: в жизни все то же самое. Один придет к морю и ляжет загорать; второй придет и напишет картину; третий наловит рыбы и продаст ее на базаре. Каждый видит свои возможности.
   Сколько женщин каждый день встречается с Полом и не видят, что его можно любить! Есть даже те, кто его терпеть не может: у адвокатов всегда много врагов. А я смотрю на его пальцы, бегающие по клавиатуре, на клетчатые шорты с тесемками на пузе… У моей любви все-таки есть имя: «Narcissus hybridus poeticus» – «нарцисс гибридный поэтический». Мы с Полом однозначные эгоцентрики – самовлюбленные и тщеславные. Но мы уже настолько срослись друг с другом, что наш эгоизм распространяется сразу на двоих. В этом поэзия наших отношений.

   ЖИВАЯ ВЕРА
   23 апреля 2007 г.
   Леля в больнице.
   Я только сейчас заметила: все, что связано с медициной, имеет имена – как у мелких божков в римском Пантеоне. Наверняка так и есть: у каждого диагноза и процедуры есть свой ответственный небожитель:
   Катетер – бог промывания.
   Пальпация – богиня ощупывания.
   Аппендицит – зловредный дух, живущий в кишках. Сын Паталогии и Гастрита.
   Последнее время постоянно думаю о человеческих богах. Леля говорит:
   – Меня Бог спасет.
   Она доверяет ему и имеет смелость не бояться. А я не могу. Потому что на совести христианского Бога Всемирный потоп и разрушение Содома и Гоморры вместе с младенцами и инвалидами. В наше время подобные вещи называются террактами.
   Если Бог – это любовь, то либо в Библии что-то напутали, либо в любви.
   Конечно же я ни слова не говорю Леле: вера – это самое мощное лекарство, и я не имею права отбирать его. Мне надо разобраться для себя.
   Недавно наткнулась на статью: верующие в два раза чаще атеистов называют себя счастливыми. Я тоже хочу верить! Хочу знать, что у меня за спиной стоит кто-то вечный, всемогущий, мудрый и добрый. Тот, кому можно доверять без оглядки.
   Когда мне было 12 лет, я подошла к деревенскому батюшке:
   – А Бог может предвидеть будущее?
   – Да, конечно.
   – Так зачем же Он создал Люцифера, если заранее знал, что тот станет дьяволом?
   Батюшка меня выгнал: сказал, что мне место в пионерской организации, а не в церкви.
   В уголовном праве, человек считается виновным, если он контролирует ситуацию, осознает, что он делает, и предвидит, что получится из его поступка. Бог создал этот мир вместе с атомной бомбой, камнями в Лелиных почках и моими сомнениями. Если бы он не хотел всего этого, он бы сделал Адама и Еву другими. Получается, что Бог либо желает нам зла, либо не ведает, что творит.
   Вера способна лечить, создавать величайшие произведения искусства, стирать границы между народами и стирать народы между границами. Отказываться от Бога – лишать себя одной из главных движущих сил. Но как не отказаться, если религиозная логика – дыра на дыре?
   Как всегда, пошла в интернет, поспрашивать людей: Как вы пришли к Богу? Откуда вы знаете, что священные книги не врут? Есть ли у вас доказательства существования Бога?
   Оказалось, что доказательства никому не нужны. Вера – это мистический опыт. Человек просто понимает, что Бог есть, и жизнь без него немыслима, как без солнца.
   Надо искать своего Бога… Он где-то здесь. Я чувствую, что всему этому должно быть разумное объяснение…

   АВТОПИЛОТ
   25 апреля 2007 г.
   Зэк позвонил в шесть утра.
   – Мардж, извини, что я тебя разбудил. Но мне очень нужна твоя помощь.
   Я села на кровати.
   – Что случилось?
   – Я в полиции. Агнесса сейчас на гастролях, и ты – единственный человек, к которому я могу обратиться. Мне нужно, чтобы ты подтвердила мою личность. И еще привези, пожалуйста, мои документы и штаны: я их забыл у одного парня…
   Не знаю, то ли смеяться, то ли плакать.
   Вчера вечером Зэк пошел в гости к знакомому продюсеру, ужрался там в стельку и попросил у хозяина машину покататься. Хозяин (тоже пьяный) предложил обменять ключи от своего «порше» на Зэковы джинсы. Без прав и штанов Зэк поехал в ночь. Долго кружил по Голливуду, надеясь найти то ли девочек для танцев, то ли мальчиков для драки. В конце концов за ним погналась полиция.
   Не выходя из астрала, Зэк поддал газу. Его зажали в тупике, вытащили из машины и уложили мордой на асфальт.
   – Как зовут?
   Зэк сдуру решил назваться чужим именем – первым пришедшим на ум:
   – Джон Сейдж.
   Полицейский передал ответ по рации и вдруг просветлел.
   – Ну что, браток, вот мы тебя и поймали! Ты у нас по всем базам данных проходишь – три убийства и изнасилование!
   В участок я ездила вместе с Полом. Когда все закончилось, и мы вышли на улицу, он не смог удержаться от смеха.
   – Видал я идиотов, но чтоб таких…
   В полиции нам сказали, что Зэка будут судить еще и за вандализм. На пассажирском сиденье «порше» обнаружили гипсовую скульптуру русалки. Зэк ее сбил, вылез из машины, смотрит – женщина на дороге валяется. Ну и решил подвезти.
   Пол заявил, что постарается вытащить Зэка из этого дерьма, если он согласится на мирный развод. Зэк согласился.
   По дороге домой мы зашли в магазинчик, торгующий всякими прибамбасами для автомобилей. Я купила для Зэка наклейку на заднее стекло: «Не езди быстрее, чем может летать твой ангел-хранитель».

   ИЗВЕСТИЯ
   26 апреля 2007 г.
   Залог назначили в пять тысяч долларов. Кто его заплатил? Разумеется, жена.
   Я подъехала к кутузке, чтоб отвезти Зэка домой. Он вышел – улыбка через силу, глаза травмированные.
   – Да я сам на этих козлов в суд подам! И русалку я не мучил! Это любой свидетель подтвердит.
   Свидетелей нет. Зато есть гипсовая дама со следами насилия по всей фигуре.
   Пол вовсю строчит нужные бумажки. Делает вид, что воспринимает случившееся профессионально – с сочувствием, но без лишних соплей. За последнее время он прочитал кучу книг об управлении стрессом и решил использовать Зэка в качестве тренажера – чтобы оттачивать великодушие и пофигизм.

   ЗА РУЛЕМ
   27 апреля 2007 г.
   Я ждала, что Зэк раскается… Ну хотя бы признает, что садиться в пьяном виде за руль – верх идиотизма. Ничего подобного!
   – Ты сама на дороге не подарок!
   Он ведет себя затравленным волчонком и уверен, что мы с Полом «радуемся» его несчастью. В его глазах мы – спекулянты, предложившие голодному суп в обмен на обручальное кольцо. С одной стороны, – спасли, с другой – обокрали.

   В моей водительской жизни тоже всякое бывало – тут с Зэком не поспоришь. Чего стоят первые месяцы за рулем! Тогда я даже дневник завела – хотела, чтобы мама узнала о моих последних днях:
   Тормоз – эта большая кнопка для ноги. Газ– маленькая кнопка. Различать наощупь.
   Первый раз выехала на улицу. Временно никто не пострадал.
   Ненавижу: школьников, собак, кошек, велосипедистов, фонарные столбы, канализационные люки и старушек с палочками.
   Все еще никто не пострадал. Удивительно.
   Кошмарный сон – это не когда за тобой кто-то гонится, а когда ты за кем-то. И догоняешь…

   Моя первая машина представляла собой гибрид между доисторическим «понтиаком», «фордом» и значком «мерседеса» на капоте. Автором этого шедевра был падре Михаэль – страстный селекционер-любитель.
   – Жалей ее: это не машина, это настоящий скакун, – сказал он, пряча деньги в карман сутаны.
   Что падре имел в виду, я узнала на следующий день. Мой автомобиль действительно передвигался по городу нервными скачками: проедет с десяток ярдов и замрет как будто в удивлении: «Эк меня проперло!» Потом рывок, дым, визг – и преодолен еще отрезок.
   Я ехала на работу подобно африканскому послу: с гудками, длинным эскортом и толпами зевак.
   – Магдж таки очень умная девочка, – говорили старички, восседающие на лавочке перед нашим домом. – На машине с такой скогостью ей никогда не убиться, а вот стгаховку ей дадут непгеменно.

   ЧУДЕСА И ПРИКЛЮЧЕНИЯ
   29 апреля 2007 г.
   День рождения Джоша и Пола мы решили отмечать в один день – на даче в Биг Беар.
   С подарком Полу я разобралась довольно быстро: компьютерные игры – наши лучшие друзья. А вот чем порадовать племянника?
   Все мои прежние подарки он продал на интернете.
   – А вот и не все! – запротестовал Джош, когда я напомнила ему об этом. – Помнишь, когда я был маленький, ты подарила мне «Энциклопедию мифических существ»? Я ее даже читал!
   Мне не верилось.
   – И кто тебе больше всех понравился?
   – Саламандра! Она не горит в огне и предохраняет хозяина от плотских желаний.
   Для Джоша это актуально – он так и не нашел себе девушку.
   За день до торжества мы с Мелиссой зашли в магазин и купили резиновую ящерицу.
   – Ты уверена, что это саламандра? – спросила Мелисса.
   Я пожала плечами.
   – Думаешь, Джош поймет разницу? Учебник биологии он точно не читал.
   Ящерица была очень похожа на настоящую, и ради прикола мы решили подарить ее не просто так, а в красивом террариуме с домиком, прудиком и системой вентиляции.
   – Это мне?! – ахнул Джош, глядя на резиновую саламандру на берегу пруда. – Какая красавица! А почему она не двигается?
   – Она в зимней спячке, – сказала Мелисса. – Ты, главное, ее не трогай. Она ядовитая. Проснется через пару недель.
   Джош был так счастлив, что нам стало неудобно.
   – Давай сходим в зоомагазин и купим ему настоящую саламандру, – шепнула я Мелиссе. – Потом незаметно подсунем.
   Джош поочереди подводил к террариуму всех гостей.
   – Это очень редкое животное. Я про нее в одной мифической книжке читал.
   Кевин приехал на день рождения Пола вместе с дочерью. Я видела Беллу два года назад и совсем ею не заинтересовалась. Не девица, а медуза – белая и полупрозрачная. Хотя, может, тогда я и не могла ее оценить – любое напоминание о Сьюзан, жене Кевина, давило мне на мозг.
   На этот раз Белла меня изумила – порода! Мягкие движения, утонченный вкус… Кто бы мог подумать, что Кевин способен на такое произведение искусства?
   Поначалу он на меня не смотрел – по инерции дулся. Мы сидели на террасе с разных концов дивана. Пол жарил барбекю и трепался с братом Эрни, приехавшим из Лас-Вегаса, Мелисса ушла выгуливать Ронского, гости разбрелись кто куда…
   Через открытую дверь нам было видно, как Джош показывает Белле свой террариум:
   – Смотри, это сальмонелла!
   – Сальмонелла – это бактерия, – поправила я. – А у тебя саламандра.
   Но мальчик не растерялся.
   – Это ее так зовут.
   Чтобы «взрослые» не мешали, Джош закрыл дверь на террасу.
   Я покосилась на Кевина: он улыбался.
   – Будешь? – спросил он, откупоривая коньяк.
   Я протянула ему бокал. Под крышей тенькала «музыка ветра» – тонко и часто, как игрушечный набат.
   – Как ты?
   Кевин пожал плечами.
   – Нормально… А вообще – устал. Выдохся.
   – После фильма?
   – Да нет, вообще. Мне тут Белла подарок сделала… – Кевин задрал рукав рубашки и показал браслет, сделанный в виде дракона и тигра, кусающих друг друга за хвосты. – Сама сделала.
   Я вытаращила глаза.
   – Твоя Белла?!
   – Она выучилась на дизайнера ювелирных изделий. В прошлом месяце открыла фирменный магазин.
   Браслет был действительно необыкновенным, я такого раньше не видела.
   – Что он означает?
   – Союз Ян и Инь. Древние китайцы верили, что дракон олицетворяет Ян: активное начало, сознание и небесные силы. А тигр – Инь: пассивное, подсознательное и земное. В их балансе – вся мудрость мира. Если хочешь, понимай это как марксистскую диалектику – единство и борьбу противоположностей.
   Я рассмеялась.
   – А ты сам как понимаешь?
   Кевин не ответил прямо. Вертел браслет, глядя, как солнце играет на золоте.
   – Белла сказала, что дракон – это разумное управление судьбой; тигр – автопилот. Она думает, что в последнее время я живу жизнью тигра… А должен быть баланс. Вот так-то яйца курицу учат!
   Я вытянула шею, чтобы через стеклянную дверь посмотреть на Беллу. Они с Джошем сидели на диване в глубине комнаты и над чем-то потешались.
   – Ничего себе девушка выросла!
   – Я иногда думаю, как хорошо, что нам со Сьюзан некогда было ее воспитывать, – сказал Кевин. – Иначе сделали бы из нее уродца, вроде нас самих.
   – Вы с ней друзья?
   – Нет. Мы только знакомые. Я всю жизнь забывал, в каком она классе. А она вчера подбежала, обняла: «Папочка, я тебя так люблю!»
   Я смотрела на Кевина и чувствовала то же самое. Эх, дурачина-простофиля! Морду бы твою в кровь расцеловать!

   Ночью то ли дремала, то ли бодрствовала.
   Тысячи тысяч моих предков жили по принципу Инь: не загадывай на будущее, ни на что особо не рассчитывай, действуй по велению сердца… Инь – река: куда вынесет, там и окажешься. Не так давно ехали с Лелей через Нью-Порт Бич, вдоль дороги стояли знаки: «Продается дом». Мы зашли ради интереса: три этажа, бассейн, семь миллионов долларов.
   – Я смогу себе это позволить, – сказала я. Леля посмотрела на меня как на безумную.
   – Не говори «гоп» пока не перепрыгнешь.
   – В Калифорнии десятки, если не сотни тысяч таких домов. И что, все их владельцы умнее или образованее нас с тобою?
   – Им по наследству деньги достались.
   – А их предкам?
   Леля не хотела считать себя достойной дома в семь миллионов. Она начала перечислять мне сто внешних причин, почему ей никогда не купить его. Нужны связи, талант, удача…
   Я не сдавалась:
   – А может, дело в том, что однажды владельцы этих домов сказали: «Я смогу себе это позволить»? Вспомни Кевина: где он был, а кем стал. Вспомни нас с тобой – приехали в Штаты без копейки денег! Вся Америка создана с нуля! Просто кто-то ставит себе планку над головой, а кто-то – над облаками.
   Я смотрела на спящего рядом Пола: он всегда придумывает сто внутренних причин, почему он может достать звезду с неба. Внешние препятствия его вообще не волнуют – горы на пути можно свернуть, обогнуть или перейти поверху. Хотя Инь у него тоже есть – без нее жить нельзя, иначе сотрешься, как мелок о шкурку.
   Я лежала с закрытыми глазами и думала, что «сон и явь» звучат как «Инь и Ян». Вдруг чувствую – пахнет паленой резиной. Накинув халат, спустилась на кухню.
   Окна везде были открыты; у барной стойки сидел Джош.
   – Чем воняет?
   – Саламандра сгорела, – шмыгнул он носом. – Я хотел проверить, как она на огонь реагирует, стал кидать к ней спички, а она взяла и того… Не буду больше книжки читать – там одно вранье!

   OOPS!
   1 мая 2007 г.
   Если скрестить доктора Айболита и Бармалея, то выйдет старший брат Пола, Эрни. Седой, благообразный, со старомодными усами и массой негодяйского обаяния.
   Встретившись со мной в первый раз, Эрни долго тряс руки, кричал комплименты и предлагал устроить мою судьбу.
   – Вы литагент! О, замечательно! Вы, наверное, страшно устаете на работе? Я помогу вам! Вы купите виллу в Пуэрто-Рико! Там такая красота! Океан, солнце и все – дешевле грязи.
   Пол взял меня под локоток и вывел из-под обстрела.
   – Не слушай его. Он жулик, причем профессиональный.
   В это было трудно поверить. Когда Эрни Вардлоу общается с людьми, он как будто окрашивает их весельем. Глаза начинали сиять, губы улыбаться; визитки перекочевывают из рук в руки.
   – Пять жен, одна добропорядочней другой, – ворчал Пол, глядя на его маневры. – Детей никто не считал.
   – Зачем же ты его пригласил к себе?
   – Я?! Он сам приперся.
   Официально Эрни приехал к брату, чтобы лично вручить подарок на день рождения – пятьсот долларов, которые он когда-то занимал. Ввалился в квартиру, расставил по столам чемоданы и начал командовать Папой Жао. Через два дня Пол переселился ко мне.
   Наглость – второе счастье, наивность – первое: Эрни абсолютно счастливый человек.
   – Ну как я его выгоню? – говорит Пол. – Он ведь маме позвонит, будет спрашивать «За что?!» А маме вредно расстраиваться. Через неделю сам уедет.

   Джош вывалил на диван гору туристических каталогов.
   – Это – Белиз! Преступность маленькая, экономический рост – ого-го, находится на Карибском море. Что думаете?
   Мы с Полом переглянулись.
   – Насчет чего? Джош вздохнул.
   – Теть, США давно прогнили. У нас двадцать процентов населения не имеют медицинской страховки. Нам нужна новая родина!
   Я полистала каталоги. На каждом из них был напечатал портрет Эрни.
   – Что он тебе пообещал?
   – Смотри: ты мне даешь денег, Эрни все устраивает, а прибыль делим поровну.
   Джош показал на картинки, обведенные красным фломастером.
   – Для начала купим три особняка. Один мне, остальные сдадим. Арендаторы будут оплачивать нам ипотеку, да еще и сверху останется. Только сделку нужно провернуть быстро. Особняки на дороге не валяются.
   Пол кусал губы, чтобы не засмеяться. Джош уловил его взгляд.
   – Что?
   – Для начала сходи на сайт Торговой палаты Лас-Вегаса и посмотри на рейтинг твоего агента.
   – А что ему поставили?
   – «F» – «кидала в особо крупных размерах».
   – Это все завистники! Им завидно, что Эрни такой успешный бизнесмен, что он находит такие сделки, что…
   Пол защелкал по клавишам ноутбука.
   – На, любуйся.
   Это было исковое заявление. Из него следовало, что Эрни Вардлоу присвоил семнадцать миллионов чужих долларов.
   Джош был потрясен.
   – Как он это сделал?!
   История с миллионами началась вскоре после Первой мировой войны. Разоренная Германия должна была выплачивать репарации победителям, но платежи были настолько чудовищными, что страна не могла с ними справиться.
   Немецкое правительство выпустило облигации, обещало баснословные проценты и распространило их по США и Европе. Но пришедший к власти Гитлер аннулировал все внешние долги, и «золотые облигации» превратились в фантики.
   После окончания Второй мировой вопрос об облигациях вновь всплыл на поверхность. Германия разделилась на два суверенных государства – ГДР и ФРГ, и ни та, ни другая страна не собиралась выплачивать долги Веймарской республики.[11]
   Тем временем проценты накапливались. К моменту воссоединения Германии на каждую облигацию стоимостью в штуку баксов приходилось чуть ли не 800 тысяч долларов процентов.
   В начале 1990-х Эрни Вардлоу работал скромным клерком в Нью-Йорке. Денег едва хватало на маленькую квартирку под самой крышей, а тут еще сосед-пьяница повадился просить у него на опохмел. Однажды он принес Эрни кипу документов, похожих на почетные грамоты.
   – Ты того… Возьми… Спасибо за вчерашнее.
   Это были облигации Веймарской республики. Эрни снес их в банк, будучи уверен, что через пару часов очнется миллионером. Но ничего подобного не произошло. Нудный менеджер посмотрел на бумаги через лупу:
   – Сходите на блошиный рынок. Может кто-нибудь и возьмет – по доллару за штуку.

   Сокровище ничего не стоило. Эрни пережил кошмарную ночь, но потом понял, что его судьба не способна на такие подлости. В течение следующего года он работал как бешеный: создал инвестиционный фонд, объявил себя финансовым гением и приступил к агитации.
   – Германия объединилась и теперь она обязана платить по старым долгам. В конце концов на ее территории – наши военные базы. Мы заставим их! Все, что нам надо, – это скупить у населения облигации по доллару за штуку.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация