А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ж… замечательных людей" (страница 17)

...
   Вы автор дамского романа, если ваши герои хотят друг друга, но у них ничего не получается.
   Вы автор порнухи, если у них получается всегда и везде, даже когда не хочется.
   Вы автор боевика, если за вашим героем охотятся женщины, злодеи и правительство. Последнее – чтобы вручить медаль.
   Вы автор детектива, если при виде покойника ваш герой ищет улики, а не пузырек с валерьянкой.
   Вы автор ужастика, если покойник съедает героя вместе с уликами.
   Вы автор фэнтази, если ваш герой ищет магический артефакт, сражается с колдунами и спит с принцессой.
   Вы автор научной фантастики, если он делает то же самое с альтернативным топливом, пиратами и бортинженером.
   Вы поэт, если никто не хочет вас печатать.
   СЕГОДНЯ
   7 сентября 2007 г.
   Ладно, когда царица рожает «не то». Бывает, что рожает не та царица…
   Леля примчалась ко мне, вся зареванная.
   – Белла беременна!
   – Ха! Круто! А чего рыдать-то?
   – Джош не хочет бэбичку!
   Первая реакция была – не постигаю! Как это не хочет? Я тут таблетки упаковками глотаю, на игле сижу… А он…
   Леля пила минералку. Зубы стучали о стакан.
   – Я к Белле кинулась. А она говорит: «Если ему не надо, я рожать не буду: делайте, что хотите».
   – Откуда ты узнала, что Белла беременна? Леля шумно высморкалась.
   – Я подслушала по телефону! Джош прибежал домой, как наэлектризованный. У меня сразу сердце перехватило. Спрашиваю, что случилось, а он глаза отводит. А потом Белла позвонила, и они начали ругаться…
   Я слушала, как Леля клянет своего балбеса; держала ее за руку…

   Не постигаю. У меня над столом висит календарь – голопятый малыш в папиных ладонях. Убрала его. Не могу смотреть.

   ИТОГИ
   9 сентября 2007 г.
   Кевин в шутку сказал, что у него есть личный божок, который наказывает его за все хорошее. Сделал карьеру – с женой не повезло. Хотел снять фильм в Индии – студии денег не дают. Божку не хочется, чтобы желания Кевина сбывались: ему так неинтересно.
   Теперь он отнимает у него и внучку: Белла решила сделать аборт.
   Я не пытаюсь сочувствовать Кевину – моей религии он не примет, а больше утешать его нечем.
   Как в старые добрые времена мы сидим в баре на Санта-Монике. В телевизоре серьезная журналистка рассказывает об очередном убийстве в Даун-тауне:
   – …нанес ножевое ранение в грудь, отчего потерпевший скончался на месте.
   Кевин отворачивается от телевизора.
   – Сколько лет смотрю новости, а они все убивают и убивают… Зачем?
   Раньше я не понимала, почему он уступил меня сначала Зэку, потом Полу. А сегодня вдруг поняла: он не верил, что мы с ним можем быть счастливы. Его божок не позволил бы ему.
   – Белла – дура, – говорит Кевин, глядя перед собой. – Она бы никогда не пожалела, что родила. Пусть от этого долбоеба Джоша, пусть от кого угодно…
   Я знаю, о чем он сейчас думает. Когда Белла сказала ему о беременности, Кевин расцвел. В голове понеслись мысли: как он будет гулять с внучкой (именно с внучкой!), как научит ее ездить на велосипеде, как будет сажать на шею и показывать ей слонов в зоопарке.
   Не будет ни смешных юбок с рюшками, ни куклячьих носков, ни детского дыханья в темноте спальни. Все улетит в канализацию. У Беллы уже назначена встреча с врачом.
   Кевин раскладывает в шахматном порядке пакетики с сахаром.
   – Знаешь, я их всех ненавижу – и Беллу, и Сьюзан…
   – Сьюзан тоже хочет, чтоб Белла сделала аборт?
   – Разумеется. Для нее «честь семьи» гораздо важнее чужой жизни.
   Кевин просил отдать ребенка ему: «Я сам буду за ним ухаживать!» Они только рассмеялись.
   – Белла стала так похожа на мать…
   Удивительно, что он не держит зла на Джоша. Я бы на его месте думала о «ножевом ранении в грудь». Хотя, наверное, все дело в том, что самые ответственные вопросы в семейных делах Кевин перекладывает на плечи женщин. И Джош тут как бы автоматически «не считается». Хотя он-то как раз и принял решение первым.
   Можно винить в своих бедах мстительного божка, а можно схватить черта за хвост и завязать его узлом. Если тебе действительно нужен этот ребенок, запри Беллу дома, поговори с ней, убеди не идти на аборт.
   – Так что ты собираешься делать? – спрашиваю я.
   Кевин не слышит моего вопроса.
   – Я тебе всю жизнь немножко завидовал.
   – Мне? Почему?
   – Потому что у тебя всегда все впереди. А у меня – все в прошлом. Каждый день я сожалею об упущенных возможностях.
   Я спорю, что-то доказываю.
   – Вот именно про это я и говорю, – усмехается Кевин, – у тебя есть мечты, а у меня – только воспоминания, причем далеко не самые приятные.

   Завтра он уезжает в Иерусалим – учить древнеарамейский язык и жалеть себя.

   НЕВЕСТУШКА
   12 сентября 2007 г.
   У Агнессы что ни день – новое потрясение. Вчера она выяснила, что Каябяб – атеист, что для доброй протестантки совершенно неприемлемо.
   – А что ты хотела? – спрашиваю я. – Он же ученый!
   – Меня не касается! Пусть выбирает – либо я, либо Дарвин!
   – А он что?
   – Не знаю! Он с вечера не звонил.
   Мы пьем чай у меня в гостиной и обсуждаем вероломство мужчин. Наглядный пример вероломства, Джош, сидит на ковре и играет с Пи– Пи. Я с ним поговорила. Он расходится с Беллой. Джош решил, что она специально залетела, чтобы привязать его к себе.
   – А я не готов! – говорит он. – Она не хочет меня такого, какой я есть. Она мне галстук подарила! Представляешь?!
   В глазах Джоша – нечеловеческий ужас. Да, представляю. Классическая история – она думает, что ради любви он способен на все: только она под любовью понимает «семью», а он – экстремальный секс.
   – Да ты, детка, мудак.
   – Я?!
   Джош краснеет до корней волос.
   – Я ответственный человек! Неужели лучше, чтобы у меня появился ребенок, которого я не люблю? От женщины, которую я опасаюсь?
   – Ты о Белле?
   – Да! Я думал, она меня понимает. А она втиралась ко мне в доверие!
   Пи-Пи нарядилась в принцессу: поверх майки моя кружевная рубашка. Джош нацепил на голову меховую наволочку от диванной подушки: он – людоед.
   – Стой, принцесса! Куда это ты идешь? Пи-Пи кокетливо обмахнулась веером.
   – На работу.
   – А кем ты работаешь?
   – Девочкой в песочнице.
   – Пошли лучше жениться!
   – Ой, пойдем!
   От неожиданности Пи-Пи забыла, что она боится людоеда. Ей еще никогда не делали предложение.
   Джош подарил ей кольцо с камнем, взятое из набора «Барби и друзья».
   – На ближайшие пятнадцать лет я, кажется, свободен, – сказал он удовлетворенно.
   Агнесса с сожалением посмотрела на Пи– Пи.
   – Наверное, Каябяба надо брать. В конечном счете он не самый большой негодяй на этом свете. Бог с ним, с Дарвином.

   АРГУМЕНТЫ И ФАКТЫ
   13 сентября 2007 г.
   Я ждала этого дня, как манны небесной. На 9 часов был назначен суд над Зэком. Разобраться, расквитаться и вырвать его из своей жизни как «двойку» из дневника.
   – Ты пойдешь на заседание? – спросил Пол, застегивая рубашку.
   – Нет.
   Я покосилась на Папу Жао, который расставлял на обеденном столе чашки с кофе. Насколько я знала, он ничего не разболтал насчет Зэка. Мы ходили мимо друг друга вежливые и непримиримые, как фальшивомонетчики, слишком много знающие друг о друге. Что Папа Жао думал обо мне – понятия не имею. Уже потом, задним числом, я вспомнила, что сбежав с фестиваля шарманщиков, я оставила Зэка и Жао наедине. А ведь они могли поговорить. И Зэк мог навешать нашему китайцу какой угодно лапши.
   Но до сегодняшнего дня все было тихо. Пол пошел в ванную.
   – Куда ты мой одеколон… Жао, это что? Он вернулся, держа в руке какую-то коробочку. Жао посмотрел.
   – Хе, презерватив. Это вы из Индии привезли?
   У меня похолодело под ложечкой. Я сразу узнала упаковку: такими пользовался Зэк. Сукин сын специально подбросил ее, чтобы рассорить нас с Полом.
   – Мардж, я нашел эту штуку за сливным бачком. Откуда она там взялась?
   Я лихорадочно пыталась придумать какое-нибудь оправдание, но в голове каталась только одна мысль: «Я почти беременная – меня нельзя расстраивать!»
   – Пол, я…
   – Ты что, кого-то приводила сюда, пока меня не было?
   – Это не то, что ты думаешь!
   – А что?
   Я его в жизни не видела таким – Пол был не в ярости. Его как-будто подстрелили.
   – Мистер Вардлоу, это я приводил сюда свою девушку, – произнес Папа Жао.
   – То есть?
   – Ну что я ее, к себе поведу? Она приличная женщина, у ее дяди магазин в Чайна-тауне есть.
   Пол схватился за лоб.
   – Жао, у меня сейчас процесс, я опаздываю, но когда я вернусь, я тебя убью.
   Едва дверь за ним захлопнулась, я подошла к Папе Жао.
   – Спасибо.
   Тот не поднимал на меня глаз.
   – Мне еще кое-что нужно из Китая привезти. Вы уж поспособствуйте.

   Казалось бы, я весь день должна была думать о Зэке: о том, что он козел и что хорошо бы Пол продул его дело. Но мысли текли совсем в ином направлении. Я смотрела на Папу Жао, угрюмо смахивающего пыль с книжных полок.
   К Люси я относилась с гораздо большим уважением: она работала у меня ради денег. А Жао нравился статус прислуги, и, наверное, поэтому я подозревала его в подлости – ведь он так непохож на меня.
   Даже то, что Жао помог Полу справиться с болезнью, ничего не изменило. Даже его концепция об Инь и Ян.
   У него была личная жизнь, о которой я ничего не знала. Я обращала на него внимание лишь тогда, когда он был источником занимательной истории или угрозой моему благополучию.
   Жао тоже меня не любил, но мирился с моим существованием, как персидский кот с наличием дуры-хозяйки. И тем не менее он подставил бок, чтобы защитить меня.
   – Почему ты сказал, что это твой презерватив?
   Папа Жао нахмурил редкие брови.
   – Это не из-за вас, это из-за того… бритоголового. Плохой человек – презик вам подсунул и мою шарманку веломагнитофоном обозвал. За что он вас ненавидит?
   Я хотела сказать, что, напротив, – Зэк меня любит, но как-то язык не повернулся.
   – Жао, иди домой, а я с Полом поговорю, чтобы он на тебя не сердился.
   Папа Жао презрительно хмыкнул.
   – Как будто я его сердитым не видел!
   Но закончив уборку, все же свалил от греха подальше.
   Пол вернулся поздно. Я не звонила ему: не хотела лишний раз напоминать, что меня волнует судьба Зэка.
   Наконец он явился: взгляд бесстрастный, даже суровый.
   – Есть что-нибудь перекусить? Я разогрела ему ужин.
   – Ну спрашивай, что ли! – произнес Пол. Он уже не мог сдерживать себя и улыбался от уха до уха.
   У каждого адвоката есть свой фирменный способ ведения дел: кто-то травит противника, кто-то задавливает интеллектом, кто-то взывает к судейской жалости. Пол – остроумничает. Причем с серьезным выражением лица.
   Я никогда не была на его процессах, но мне приходилось видеть Пола в действии. Полгода назад он представлял интересы супермодели, разводящейся с мужем. На кону стояло 150 миллионов.
   В ожидании пресс-конференции Пол сидел в роскошном фойе Шератона и делал пометки в документах. Вокруг на почтительном отдалении перешептывались журналисты.
   Черные ботинки, неброский, застегнутый на все пуговицы костюм, на манжетах – старомодные запонки с тигровым глазом. Пол вел себя так, будто ожидал, что ему вот-вот принесут кофе.
   Один из журналистов не выдержал:
   – Мистер Вардлоу, вы считаете, что ваша клиентка не должна делить все нажитое в браке пополам?
   Пол отложил блокнот в сторону.
   – Боюсь, что ее муж тоже так считает. Иначе ему придется взять себе половину ее котов, опухоль правого колена и одну из силиконовых грудей.
   Прокурор требовал для Зэка чуть ли не смертной казни.
   – Подсудимый является образцом недостойного поведения. Дорожный патруль трижды задерживал его за превышение скорости. При этом ни один штраф так и не был уплачен. Теперь на совести подсудимого еще более тяжкие правонарушения: вождение в пьяном виде, вандализм, сопротивление властям. Совершенно очевидно, что этому молодому человеку нужен серьезный жизненный урок, который наглядно продемонстрирует, что есть порок, а что – добродетель. Я считаю, что мы все ответственны за то, чтобы этот урок был преподнесен. Иначе последствия могут быть самыми печальными.
   Судья повернулся в сторону Пола.
   – А вы что скажете?
   – Я абсолютно согласен, ваша честь. Моему подзащитному действительно нужно продемонстрировать разницу между Добром и Злом. Как справедливо заметил господин прокурор, порокам моего подзащитного уже кто-то обучил до нас. Соответственно, наша задача – вплотную заняться добродетелью: милосердием и человеколюбием.
   Зэк отделался штрафом и неделей исправительных работ.
   Меня распирало от гордости за своего мужчину. Успех, образование, ум – это все замечательно. Но великодушие – это самое лучшее, что есть в человеке.
   – Так ты не сердишься больше на Зэка? – спросила я.
   Пол вытаращил глаза.
   – Да я его терпеть не могу! Только я предпочитаю, чтобы это он чувствовал себя негодяем, а не я.
   – Тогда обещай не увольнять Папу Жао. Пол игриво посмотрел на меня.
   – А ты мне что?
   – А я тебе похудею. Буду стройная, как велосипед.
   Пол сказал, что ему нравятся Царевны-лебеди, а не Царевны-велосипеды. Я, конечно, не верю, но все равно приятно.

   PLAYBOY
   14 сентября 2007 г.
   Папа Жао был прощен за просто так. Но Пол потребовал, чтобы тот рассказал про женщину, побывавшую у него в постели.
   Жао вытер нос рукавом.
   – Да я сам про нее ничего толком не знаю. Я ее на кролика поймал.
   – То есть?
   – Ну если мне надо с кем-нибудь познакомиться, я беру ангорского кролика, кладу себе за пазуху и иду в метро. Дамочки сами ко мне пристают: «А что это у вас за прелесть? А можно погладить?» Все остальное – дело техники.
   Пол не стал спрашивать, как давно Папа Жао рыбачит на живца.
   – А то вдруг он этим годами занимается? На всякий случай мы купили новую кровать,
   а старую я отдала Жао в качестве компенсации.
   – Спасибо, – сказал он. – Теперь я буду говорить девушкам, что я разорившийся аристократ.

   НОВЫЕ ИЗВЕСТИЯ
   17 сентября 2007 г.
   Сегодня пошла в банк сдавать чеки, смотрю – Зэк в очереди стоит. Мы на секунду встретились галазами, и оба сделали вид, что не заметили друг друга. Бочком, бочком я вышла из операционного зала и решила подождать в кафе на верхнем этаже.
   Через полчаса вернулась к лифту. Двери раскрылись…
   – Привет, – сказал Зэк.
   Я повернулась к нему спиной.
   – Тебе на какой этаж?
   – На третий.
   – И мне на третий.
   Некоторое время мы молчали. Я первой не выдержала.
   – Ты хоть спасибо-то Полу сказал?
   – Мардж, ты превратилась в зануду.
   Мы вышли из лифта, столкнувшись плечами, и остановились посреди коридора.
   – А ты превратился в законченную сволочь! – прошипела я. – Зачем ты презерватив за бачок сунул? Ты хоть головой подумай: за что ты мне мстишь? Ты сам от меня ушел! Ты прекрасно понимаешь, что мы с тобой не пара! У Пола чуть инфаркта не было, когда он нашел…
   Зэк привалился спиной к стене и начал ржать. Я смотрела на него, ничего не понимая.
   – Это был не презерватив, это только коробочка, – всхлипывал он. – Мардж, дорогая, прости! Я положил ее на бачок, думал, ты сама ее найдешь…
   Дурдом какой-то. Оказалось, Зэк решил сделать благородный жест: составил бумагу, по которой он отказывался ото всех претензий на мое имущество, сложил ее в несколько раз и сунул в упаковку от нашего первого презерватива.
   – Это был сувенир на память.
   Я не помню, что наговорила Зэку: кажется, ничего хорошего. Сев в машину, я набрала Папу Жао:
   – Ты не знаешь, куда делась та коробочка из-под презерватива, которую Пол нашел за унитазом?
   – Да я ее в мусорную корзину выкинул. Только не помню, в какую – то ли в ванной, то ли в офисе.
   – А мусор ты выносил?
   – Да вот, приготовил – все в мешки сложил.
   Через десять минут я была на квартире у Пола.
   – Жао, мне нужно срочно найти эту коробочку!
   Когда Пол вернулся домой, он застал следующую картину: посреди кухни стояли два огромных мусорных мешка, а мы с Папой Жао тщательно перебирали их содержимое.
   – Кушать захотели? – спросил Пол. Пришлось каяться и объясняться. Пол слушал меня с непроницаемым лицом.
   – Значит, Жао привел сюда свою даму потрахаться, а ты – своего бывшего мужа – пописать? Очень мило.
   – Зэк хотел пойти на мировую, только выбрал самый идиотский способ. Пол, да не стой ты, как вкопанный! Помоги нам найти коробочку!
   Теперь мы рылись в мусоре втроем.
   – Слушай, а ты уверена, что тебе так важна эта штука? – наконец спросил Пол.
   – Там бумага, которая…
   – Да я ее с самого начала вытащил. Я просто думал, тебе хочется оставить коробочку на память.
   Я запустила в него тапкой. Пол, оказывается, с самого начала понял, в чем дело. Просто ему было интересно послушать наши с Папой Жао оправдания.

   ВЕСЕЛЫЕ КАРТИНКИ
   18 сентября 2007 г.
   – Мардж, ложись на кровать.
   – Ы-ы-ы… Не хочу!
   – Ну что мне, тащить тебя, что ли? Иди выполняй долг.
   Шлепанье босых ног по полу. Скрип матраса.
   – Лежи смирно. Я лед принесу. Шорох, смешки.
   – Чувствуешь что-нибудь?
   – Щекотно!
   – Не дергайся, а то будет больно! Возня на кровати.
   – Сейчас буду вводить.
   – Только нежнее, нежнее… А-а-а!
   – Мардж, тебе больно?!
   – Не-е-ет! Мне приятно!
   – Я тебе сделаю массаж, и все будет хорошо. Массаж расслабляет. Вот так лучше?
   – Да-а… Ка-а-айф!
   Пол делает мне инъекции.

   НЕВЕРОЯТНЫЙ МИР
   19 сентября 2007 г.
   Я проверяла имейлы, когда позвонила Мелисса.
   – Включай телик! Там Орлу показывают!
   У меня сердце екнуло. Я уже решила, что я благородная и незлобливая, как Папа Жао, что ничто не может вывести меня из равновесия… А тут оказалось, что может. Вражья морда давала интервью по телику, да еще по центральному каналу.
   Я стояла, скрестив руки, перед телевизором. Ведущая ток-шоу – известная на всю страну домохозяйка – готовила вместе с Орлой салат и параллельно беседовала о литературе:
   – Когда вы поняли, что хотите стать писателем?
   – В детстве. На уроках литературы…
   Я злилась. Интересно, ведущая читала Ор-лины книги? Если да, то как она могла пригласить ее на передачу? Если нет – вопрос остается в силе.
   Впрочем, если уж быть до конца честной, мне было завидно: я тоже хотела перчить салат перед камерой.
   Я смотрела на Орлу и то ли с досадой, то ли с удовольствием отмечала: «Дуреха, не рассказывай, как ты хотела стать писательницей – это никого не интересует. Продавай свою книгу! Цитируй, расхваливай, сделай так, чтобы зрители захотели купить ее!»
   В этот момент из моего офиса послышался грохот. Я кинулась назад и замерла. Компьютерная клавиатура и все бумаги были засыпаны землей, а на кресле, где я сидела несколько минут назад, лежал тяжелый цветочный горшок.

   У меня над столом висят полки, и на верхнюю из них я поставила здоровенный куст диф-фенбахии. Когда земля высохла, стебли, повернутые на одну сторону, перевесили, и горшок упал. Если бы не Орла, лежать бы мне сейчас с проломленным черепом.
   Мы с ней делим даже не мужчину, а планы на будущее и воспоминания. Нам – каждой по отдельности – кажется, что только такие люди, как мы, достойны счастья, и нас не устравивает обратное. Именно поэтому нам хочется подкорректировать ситуацию: отомстить, напакостить, выставить в дурном свете.
   Я недавно подумала: а ведь я могу влюбить Орлу в себя. Я уже так давно читаю ее блог, что отлично знаю, что ей нужно, чтобы потерять голову. Всего-то требуется: открыть в интернете дневник от имени мужчины, поместить туда три-четыре фотографии и писать. Я уже и образ придумала: 35 лет, высокопрофессиональный программист, разведен, воспитывает маленького сына. Каждый день короткий тест о смысле жизни и смерти и красоте этого мира. Хобби – книги о магии и полеты на спортивных самолетах. Орла в пять минут бы купилась. Но не буду. Врагов нужно любить: они меня от смерти спасают.
   А еще надо сфотографировать Папу Жао и повесить его портрет в качестве обоев на экране компьютера.

   Вечером:
   Разговорились с Полом о врагах. Как мы похожи! Оказывается, Пол часами думал о Зэке – точно так же, как я об Орле. Хитроумные планы, зароки не тратить время на ерунду, и снова планы…
   Мы выяснили, что ненавидим врагов за то, что они нас не уважают. А еще за то, что при скромных талантах они замахиваются на статус звезды.
   – Зэк – бездарь! – кипятился Пол. – А все туда же: мечтает об Оскаре!
   – Орла – тоже бездарь, – поддакивала я. Бездарность «чужого врага» нас ничуть не
   задевает. Тут важен личный момент. Пол не любит Зэка еще и потому, что немного завидует ему. Он тоже мечтал об актерской карьере, но сошел с дистанции. А Зэк попер дальше.
   А мне крайне неприятна Орлина деловая хватка. Мне самой ее недостает: будь я более активна, я бы не работала, как волк-одиночка, а создала крупное агентство с офисом в небоскребе.
   – А почему ты все-таки не напакостил Зэку во время суда? – спросила я Пола.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация