А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Основатель" (страница 22)

   Подросток услышал звук приближающихся шагов и окончательно провалился в темноту…

   Первое, что он почувствовал, был теплый, чуть подрагивающий металл под щекой, ровный рокот мотора, едва заметный запах бензина.
   Попытавшись приподняться, Лориан понял, что лежит на полу в небольшом фургоне без окон. Сквозь щель приоткрытого люка на потолке влетал холодный ночной воздух и редкие снежинки. Одежда по-прежнему была мокрой. Подросток приподнялся и увидел Босхета. Его человеческое тело было изранено и залито кровью. Часть лица почернела, но глаза светились ярким желтым светом. Левая рука изогнулась под неестественным углом…
   – Босх, что произошло?!
   – Наемники Храньи, – хрипло произнес тот. – Поэтому я их не почувствовал. Людей в Столице много… Они были вооружены парой вещественных заклинаний вроде «Сети Аида». Если б не было артефакта, они бы не смогли меня остановить.
   Лориан заметил, что губы бетайласа не двигаются. Казалось, голос звучал сам по себе из глубины тела, в котором был заперт дух.
   – Я не могу регенерировать, – продолжил он. – Одно из проклятий магии тления… Я убил бы всех их, если бы не оно…
   – Зачем мы нужны Хранье?! – воскликнул подросток и услышал в своих словах отчаяние.
   – Ты нужен… – пробормотал Босхет, потянулся к своему подопечному и схватил его за руку так, что запястье онемело. – Слушай меня. Для регенерации мне нужна человеческая плоть. Так что рано или поздно я нападу на тебя. И тебе нужно убить меня раньше.
   Лориан сглотнул, глядя на застывшее лицо бетайласа со сломанной челюстью и глубокими ранами на лбу.
   – Но я…
   – Не трусь. Я уже мертв.
   – Но… как?
   Слуга кадаверциан выпустил его предплечье, откинулся на спину, и подросток с отвращением и ужасом смотрел, как он запускает правую руку себе под ребра и вытаскивает из собственного тела пистолет. Лориану довольно много рассказывали про бетайласов, но такое он видел впервые.
   – Вот этим, – сказал Босхет. – Остался один патрон. Но тебе хватит. Возьмешь. Прицелишься… – Он постучал себя пальцем по виску. – И нажмешь на курок.
   – А может…
   – Один выстрел.
   – Да… Ладно…
   Стараясь, чтобы пальцы не дрожали, Лориан сжал их на мокрой от крови рукояти.
   – Убивать тебя сразу они не станут, – продолжил бетайлас, пытаясь приподняться, но снова упал на пол. – Когда я освобожусь от тела, попробую остаться здесь, защитить тебя. Если сможешь – беги. Когда придут их хозяева – ты уже не вырвешься.
   – Хорошо, понял, – с уверенностью, которой не чувствовал, сказал подросток и вспомнил еще кое о чем. – Босх, если увидишь Кристофа первым, передай ему – я видел Дарэла. То есть не-Дарэла. Основатель в нем почему-то боится приближаться ко мне…
   Лориан торопливо пересказывал все, что узнал, замечая, как глаза бетайласа перестают быть человеческими. Черный зрачок полностью растворился в желтом тусклом свечении, сквозь черты лица, принадлежащего смертному, проступили такие же мерцающие очертания злобной, оскаленной, слепой пасти. Смотреть на это было жутко.
   – Давай, – с трудом произнес Босхет.
   Лориан обеими руками сжал пистолет и прижал дуло к виску существа.
   – Ну! – рыкнул бетайлас, явно не понимая, какие трудности могут возникнуть с убийством кого бы то ни было.
   Подросток резко выдохнул и, собрав всю свою решимость, заставил себя нажать на курок.
   Грохот выстрела прозвучал одновременно с голодным рычанием твари, ринувшейся на человека. На стенку брызнула кровь. Слуга кадаверциан рухнул на пол, и тут же Лориан почувствовал горячий поток воздуха, ударивший ему в лицо. Освобожденный дух заметался по тесному пространству фургона.
   – Извини, – тихо сказал человек потусторонней сущности, хотя не был уверен, что она слышит его.
   Машина дернулась и остановилась. Послышался хлопок дверцы и негромкий голос:
   – Проверь, что там.
   Лориан почувствовал, как обжигающий вихрь застывает в воздухе вокруг него, чуть подрагивая, словно взмахивая невидимыми мощными крыльями. Щелкнул замок, дверь фургона поехала в сторону. Подросток успел увидеть мужчину в темной одежде, заметил удивление на его лице… И в тот же миг бетайлас, лишенный тела, но от этого не менее опасный, бросился на него.
   Туманная тень ударила человека, отшвыривая в сторону. Тот закричал, отмахиваясь от невидимого врага, выхватил пистолет, выстрелил в воздух.
   Лориан не видел, что было дальше, – он выскочил из машины и бросился бежать.
   Полутемная пустая улица. Девятиэтажные дома и пятиэтажки с редкими светящимися окнами. Разбитый асфальт. Старенькие машины, припаркованные у тротуаров. Рабочий квартал.
   Подросток едва успевал замечать, куда несется. Никогда раньше он так не бегал. Даже когда спешил сказать Кристофу про асиман, напавших на Дарэла. Сзади слышался громкий топот преследователей.
   – Стой! – проорал кто-то, задыхаясь от бега и злости. – Стой, гаденыш!
   Лориан припустил еще быстрее, не чувствуя ни холода, ни тяжести мокрой одежды.
   Узкий проезд между домами… твердая земля газона… школьный двор. На миг ему показалась, что он сумел оторваться, но над головой, в прутья забора, между которыми он протискивался, ударила пуля.
   – Не стрелять! – снова завопили сзади.
   Сердце бешено колотилось о ребра, собственное шумное дыхание заглушало все остальные звуки. «Быстрей! Быстрей!!» – билась в голове паническая мысль. Если бы можно было где-то спрятаться…
   Он свернул за угол, едва не поскользнувшись на асфальте, оказался в крошечном скверике и едва успел сообразить, куда бежать дальше, когда вдруг увидел, как навстречу из густых переплетений веток живой изгороди выскочил огромный волк с горящими глазами. Низкое угрожающее рычание заклокотало в глотке зверя, уши прижались к голове, оскалились белые длинные клыки.
   Подросток дернулся назад, не удержался на ногах и упал на землю. А хищник перепрыгнул через него одним прыжком и бросился на первого из преследователей.
   Схватка была короткой и страшной. Волк опрокинул человека на землю, рванул зубами за горло и мягко отпрыгнул в сторону, слизывая кровь с морды. Стремительно повернулся и кинулся на второго врага. Тот вскинул пистолет, но не успел выстрелить. Оборотень убил и его.
   Затем сверкнул глазами в сторону Лориана, все еще лежащего на земле, тряхнул косматой головой и стал меняться. Не было ни вспышек света, ни чудовищной болезненной трансформации, как обычно в фильмах про вервольфов. Лориан не смог увидеть момент перехода из одного состояния в другое. Вриколакос просто сделал пару шагов вперед и… выпрямился во весь человеческий рост.
   Русоволосый мужчина лет двадцати восьми наклонился над подростком, схватил его за шиворот, поднимая на ноги, и потащил за собой.
   – Давай бегом! – сказал он низким, хрипловатым голосом. – Пока остальные не явились…
   На краю сквера стоял мотоцикл, тускло светясь металлическими деталями корпуса.
   Вриколакос забросил Лориана на сиденье перед собой, сам сел в седло и погнал «Харлей» по пустой дороге.
   Их не преследовали. А если и пытались это сделать, то не смогли обнаружить оборотня, путающего следы на своем мотоцикле не хуже, чем если бы он это делал в волчьем обличье в лесу.
   Сначала они долго петляли по каким-то подворотням, а потом остановились в парке, возле старого дуба. При этом на Лориана повеяло волной колющего жара. Видимо, спутник задействовал свою малопонятную магию, укрывая их обоих от возможных преследователей.
   Наконец вриколакос прислушался к чему-то, удовлетворенно кивнул и спокойно направил мотоцикл на шоссе. А подросток вдруг разом почувствовал усталость и боль в колене. Хотя он не мог вспомнить, когда и обо что ударился.
   Мимо проносились низкие кирпичные и деревянные домики, пытающиеся спрятаться от дороги за голыми зарослями сирени и акаций. Свет в их окнах не горел.
   Он спасся от нахтцеррет, но угодил к вриколакосам. Наверное, нужно было начать волноваться снова. Однако Лориан слишком устал для этого. В какой-то миг ему стало все равно, где оказаться. Лишь бы подальше от ночных рыцарей.
   – Гринхолл? – стараясь не стучать зубами, выговорил подросток, когда они выехали на грунтовую дорогу, ведущую в лес.
   – Зеленая усадьба, – поправил его вриколакос, все увеличивая скорость. – Сюда они не сунутся.
   – Ты следил за мной?
   Оборотень фыркнул насмешливо:
   – Я наблюдал за Осами. А если ты им понадобился, значит, представляешь ценность. И, значит, нужно лишить их важного трофея. Кстати, не в курсе, зачем ты им потребовался?
   – Понятия не имею, – отозвался Лориан, глядя на лесную дорогу, плавно разворачивающуюся под колесами мотоцикла.

   Глава 18
   Ответная услуга

   Терпеть не могу принципов. Предпочитаю предрассудки.[25]
   11 марта
   – Фелиция покинула клан! Фелиция покинула клан! Фелиция! Покинула! Клан! – Миклош произносил эти слова и не верил в них.
   После стольких столетий, после стольких интриг, после стольких неудач, конфликтов, побед, подковерной возни, сотен смертей – такой сюрприз! А господин Бальза не ликовал. О нет! Он чувствовал лишь глубокое разочарование.
   Так просто. Так нелепо. Так неожиданно.
   Почему? Что случилось? Кто или что заставило мормоликаю принять подобное решение?! У кого получилось то, что не вышло у Миклоша за тысячу лет?!!
   Испытывая ревность, обиду, раздражение, он мерил шагами комнату, забыв о сидевшей в кресле у камина Норико. Наконец, немного успокоившись, Бальза расположился на диване напротив кресла, взял со столика серебряный кругляшок – стершийся от времени сестерций, принадлежавший еще Луцию, и стал вертеть его меж пальцев.
   Японка, облаченная в черные шелковые штаны и пиджак, расшитый алыми драконами, задумчиво щурила глаза, следя за ловкими движениями нахттотера. На ее лице блуждала безмятежная улыбка Будды.
   Миклош вздохнул, бросил монету на стол. Она упала на ребро, закрутилась волчком, затем зазвенела и остановилась. Господин Бальза вновь взял сестерций и поинтересовался:
   – Ты в курсе хоть каких-нибудь подробностей?
   – К сожалению, нет, господин. Мы были почти в такой же изоляции, как и вы. Лишь обрывочные слухи, курсирующие по Столице.
   – Глава клана, надо полагать, теперь Стэфания?
   – Да. – Она согласно прикрыла глаза.
   – Каково твое мнение о ней?
   Повисла тишина, и Миклош даже перестал катать монету между костяшками, чтобы проверить – не исчезла ли собеседница. Та, заметив на его лице нетерпение, неохотно, взвешивая каждое слово, произнесла:
   – Она всегда, во всех конфликтах, противоречиях и противоборствах оставалась в тени…
   – Не всегда, – поправил ее Миклош. – Когда у Даханавар были временные трения с Лудэром, Стэфания себя проявила.
   – Я лишь слышала об этом.
   – А я видел. – Светлые глаза тхорнисха потемнели от мрачных воспоминаний. – Впрочем, я перебил тебя. Продолжай.
   Норико изучила свои ногти – длинные, покрытые черным блестящим лаком, с рисунком алого дракона на нем, повернула голову так, что в ее сложных рубиновых серьгах на миг блеснуло пламя камина.
   – От нее исходит опасность. Стэфания не дипломат, а воин, господин. Она не станет юлить, а будет бить в самое сердце. Как только преемница Фелиции укрепится во власти, Даханавар станут сильнее.
   – С последним я не соглашусь. – Миклош подкинул сестерций большим пальцем, тот серебряной рыбешкой взмыл в воздух и оказался пойман рукой нахттотера. – Фелицию тяжело превзойти. К тому же она никогда не была беззащитной овечкой, Флора тому примером.
   – И все же Стэфания – эта та, с кем я не хотела бы сражаться.
   – До этого еще далеко – о клане подкаблучников будем думать после того, как разберемся с отступниками. Скажи, Норико, почему ты все еще здесь? Зачем осталась в Столице?
   Она грустно улыбнулась:
   – Ваше недоверие очень меня обижает, господин.
   – Вот как? – Он дернул бровью. – В чем же я его проявил?
   – Как я могла бежать, когда вы мертвы, а сама суть истинных Золотых Ос уничтожена? Если бы я не была ранена, то попыталась бы убить Хранью в ту же ночь. Я осталась, чтобы мстить.
   В темных миндалевидных глазах вспыхнули алые огоньки.
   – Все поколения уничтожены! Она извратила само понимание нашей философии и плодит вокруг себя никчемных уродцев, недостойных называться нахтцеррет! Неужели вы думаете, господин, что я бы стала жить с этим?
   – Конечно, нет, – примирительно сказал господин Бальза. – Я нисколько не сомневаюсь в тебе.
   – Спасибо, господин. – Она благодарно склонила голову. – Как вам удалось уцелеть? Хранья разнесла весть, что вас забрало солнце.
   – Кадаверциан, – сухо ответил Миклош. – У Кристофа доброе сердце, широкая душа и непонятные мне планы. Впрочем, мне остается лишь поблагодарить его.
   Но по лицу Бальзы было видно, что с благодарностями он спешить не собирается.
   В дверь дважды стукнули и, не дожидаясь разрешения, появилась Рэйлен. Она раскраснелась, глаза блестели.
   – Нахттотер! Вы не поверите!
   – Удиви меня, – сказал рыцарь ночи, и по его тону было понятно, что это ей не удастся.
   – Я сейчас смотрела новости в интернете. – Она сделала вид, что не заметила кислое выражение на его лице. – Асиман напали на клан Даханавар!
   – Что-о-о-о?! – взревел Миклош, вцепившись в подлокотники и привстав с кресла. – Когда?!
   – Вчера.
   – Амир, ты придурок! Они были моими! Как ты посмел лезть в мои дела?! – Бальза готов был взорваться от ярости, что кто-то, кроме него, осмелился бросить вызов мормоликаям. – И что?! Чем все закончилось?!
   Девушка облизнула губы:
   – Судя по обсуждению, там разгорелось серьезное сражение. Потери с обеих сторон очень большие. Резиденции Даханавар больше не существует, хотя к ним на помощь пришли некроманты.
   – Гром и молния! – всплеснул руками Миклош. – Я пропустил полноценную войну! Собирайся! Готовь машину! Я хочу сам увидеть, что там произошло!..

   Господин Бальза смотрел, как за стеклом проносится предрассветный город – голый, холодный, укрытый старым лежалым снегом, пропитавшимся грязью, смогом и никчемной жизнью обитателей Столицы. Электрический свет уличных фонарей – неестественный, болезненный, отвратительно-скудный, раздражал глаза. Миклош недовольно щурился, опасаясь, что вот-вот у него начнет болеть голова.
   Пустые улицы, вымерший проспект, погасшие окна в домах – был тот тяжелый и тягостный предрассветный час, когда уснули даже полуночники, и тхорнисху начинало казаться, что город поразила эпидемия бубонной чумы. Впрочем, это только казалось – трупов на мостовых, к сожалению, не было.
   – И правда, жаль, – прошептал он, поправляя ремень безопасности.
   – Вы что-то сказали, нахттотер? – обернувшись, спросила Рэйлен.
   – Нет, – кратко отозвался он и приказал, обращаясь к сидящему за рулем Арлекину: – Сверни. Впереди район, принадлежащий Лигаментиа. Ни к чему злить миражи.
   Испанец послушно покинул проспект, но перед глазами Миклоша все еще стоял возвышающийся над городом огромный бледный гриб. Края его шляпки фосфоресцировали ядовито-голубым, а над ножкой летали какие-то кобальтовые твари. Судя по расстоянию, можно было предположить, что размером они с упитанного слона.
   – У детей Лигамента безвозвратно съехала крыша, – посетовал господин Бальза. – Люди совсем ослепли, раз не видят, что творится у них под носом!
   – Они вообще мало что замечают, нахттотер, – неожиданно для Миклоша внесла свое замечание Рэйлен. – Примитивные существа, способны видеть лишь примитивные вещи. Они не в состоянии заглянуть за границу реальности, чтобы рассмотреть истину.
   – Кто это сказал? – заинтересовался Миклош.
   – Я… – смутилась Рэйлен.
   Господин Бальза с иронией улыбнулся, помолчал и поинтересовался:
   – А ты не думала над тем, что мы тоже видим отнюдь не все? И также, как овцы, не способны познать истину? Другую, непонятную для нас и нашего разума.
   – Думала, нахттотер, – нахмурилась девушка. – Вы хотите сказать, что существуют те, кто выше нас?
   – Как теория, – сказал рыцарь ночи, едва заметно пожимая плечами. – Гипотетически это возможно. Но не более того. На наше с тобой счастье, Цыпленок, мы одни во вселенной, иначе в этой жизни не было бы ничего приятного. Знать, что есть те, кто охотится на тебя… несколько обременительно и не слишком удобно для хорошего настроения.
   Рэйлен поежилась, и он издал чуть слышный смешок, повозился, устраиваясь удобнее, затем почти сразу же стал серьезным:
   – Что-нибудь еще узнала? Почему они сцепились? Зачем колдуны вмешались? Каковы потери?
   – Неизвестно, нахттотер. Об этом не пишут. На вопросы – не отвечают. Все словно языки проглотили.
   – Все-таки пустая штука – твой интернет. Никогда не найдешь то, что действительно нужно, – проворчал Миклош. – Останови.
   Он дождался, когда испанец распахнет перед ним дверь, вылез на улицу, отряхнул брюки и только тогда взглянул на «шофера»:
   – Как твое имя?
   – Арлекин, нахттотер.
   Бальза посмотрел на уроженца Бадахоса с некоторым раздражением:
   – Я говорю о настоящем имени, а не об очередной собачьей кличке, что дает тебе Норико.
   – Простите, нахттотер, но я его никогда не знал. В прошлой жизни все называли меня Арлекином.
   Господин Бальза громко фыркнул, убрал руки в карманы:
   – Хорошо, что не Пиноккио! Мне не нравится. Я буду звать тебя Альехо. Это гораздо лучше.
   – Спасибо, нахттотер.
   – Жди нас здесь, Альехо.
   Он поднял воротник пальто и поспешил к улице, где находился дворец Даханавар. Миклош решил не искушать судьбу, на тот случай, если поблизости рыскают еще любопытные, и не стал выходить из машины прямо перед домом. Лучше пройти квартал, чем вновь гоняться по всему городу за каким-нибудь пустоголовым асиманом.
   Рэйлен сопровождала нахттотера. Ее рыжие волосы отросли и теперь падали на плечи, завивались непокорными медными локонами, такими же безумными, как и вся ее прическа. Кожаный плащ, кожаные штаны, кожаная рубашка с высоким горлом и шнуровкой на груди. И конечно же высокие, тонкие, похожие на шипы, каблуки.
   – Нахттотер, позвольте, я проверю улицу дальше?
   Он кивнул, отошел к стене одного из домов, и она прошла мимо – решительная, настороженная, собранная. Миклош удовлетворенно прищурился – несмотря ни на что, Йохан неплохо обучал ее. Хотя, конечно, этот камешек еще шлифовать и шлифовать.
   Девушка вернулась достаточно быстро – вид у нее был задумчивый:
   – Все чисто, нахттотер.
   Где-то на соседней улице с воем сирен пронеслась полицейская машина и тут же сгинула в сердце огромного города. Господин Бальза увидел особняк, остановился, потянул носом воздух. Даже в самых приятных снах ему не снилось жилище Фелиции в столь жалком виде.
   – В чем пироманам не откажешь, так это в размахе. Амир умеет разжечь огонек.
   Он направился к остову здания – черному, обугленному, совершенно не похожему на сияющий чистотой и белизной мрамора дворец мормоликай. Ограда оказалась распахнута, и Миклош без вопросов вошел туда, куда раньше путь ему был заказан.
   – Кровля обвалилась. – Рэйлен так же завороженно, как он, изучала цитадель главного врага клана Нахтцеррет.
   Рыцарь ночи хмуро поднялся на изъеденное жаром крыльцо, носком ботинка пошевелил припорошенную снегом головешку – все, что осталось от входной двери. Затем прошел внутрь, чутко вслушиваясь в тишину. Дом был пуст, тих, мертв. Не оставалось сомнений, что его покинули и, возможно, навсегда. Восстановить особняк в первозданном виде теперь крайне сложно. Проще построить новый дворец.
   Миклош коснулся копоти на когда-то белоснежных стенах, посмотрел на испачканную перчатку и, заложив руки за спину, в сопровождении Рэйлен прошествовал к лестнице на второй этаж.
   Здесь еще сильнее пахло гарью. К ней примешивался едва уловимый запах аниса и горелой плоти.
   – Дорого бы я дал, чтобы узнать, что нашло на огнепоклонников. – Миклош посмотрел наверх, в зияющую в крыше дыру, через которую были видны звезды. – Какая бешеная собака их цапнула, раз они полезли в логово мормоликай?
   – Я не думала, что асиман настолько сильны, нахттотер.
   – Я тоже, Цыпленок. Я тоже…
   Он задумался, хмуря лоб и потирая ладони, сел прямо на ступени:
   – Стоило мне исчезнуть на несколько недель – и весь мир начал разваливаться. И после этого некоторые из блаутзаугеров смеют говорить, что я им не нужен. Ха!
   Он посидел еще какое-то время, гадая, что обо всем случившемся думает Фелиция, сколь крепок альянс даханавар и кадаверциан, в какую нору законопатился Амир, и что теперь предпримут остальные. В том числе Хранья.
   – Нахттотер, скоро рассвет, – напомнила ему Рэйлен.
   Миклош встал:
   – Мне хотелось бы знать, кто помогал Амиру.
   – Почему вы решили, что ему оказывали помощь?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация