А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Собрание произведений в пяти томах. Том 2. Семидесятые" (страница 4)

   Не волнуйся

   Не волнуйся и не бегай: все у нас налажено.
   Все службы работают.
   Люди начеку лежат.
   Тонет человек – смотри спокойно, не шевелись.
   Сейчас приедут. Наблюдай.
   Специальная служба есть.
   Люди деньги получают.
   Ничего, ничего, еще успеют.
   Горит что-нибудь – будь спокоен.
   Будь спок. Смотри наверх.
   Сейчас пожарник на вышке заволнуется.
   Сейчас, сейчас, он знает когда.
   Для этого большое пожарное депо.
   Асбест, вода…
   Ничего, ничего, пусть полыхает.
   Будь спок. Ребята лежат начеку…
   Видишь, впереди тебя кто-то гаечным ключом кому-то вначале что-то пригрозил, а потом что-то отвернул.
   Смело переходи на другую сторону.
   Я уверен, что сейчас появится милиционер.
   Служба! Для всего люди поставлены.
   Деньги плачены.
   Все вокруг не спят.
   Карты в кабинете мерцают, флажки на картах, вымпелы.
   Здесь раздевают, здесь горит, а здесь все в порядке, но что-то не нравится.
   Если закололо у тебя, засвербило – лежи, улыбайся.
   Они уже едут с клизмами, тампонами, тромбонами, сифонами на высоких скоростях.
   Будьте споки.
   Служит народ. Бойцы начеку.
   Сломалось дома. Ая-яй.
   Из ванной обратно пошло.
   Они с унитазом сообщающиеся сосуды.
   Что ж ты с визгом оттуда выскочил?
   Лежи, плавай. Сейчас приедут.
   С любым поспорь, и лежи, и наблюдай слаженный труд мастеров.
   Не лезь голыми руками в провода.
   Замыкание, в глазах темно.
   Двое едут. Электрик и глазник мчатся.
   Движение остановлено.
   Над тобой склонились.
   – Вижу, вижу! Солнце, солнце!
   – Видишь! А не верил.

   Письмо женщине

   Итак, моя радость, я еду к Вам. Я сосредоточен. Я начал делать зарядку, пробежку и готовку. Собираюсь в поездку. Сейчас как раз упаковываю душу, потом соберу Вашу любимую фигуру. А распаковывать мы будем вместе. Вы позволите присутствовать, чтоб видеть вашу радость?
   Эта поездка занимает все мое воображение. Я уже думаю только о Вас и о том, что еще мог забыть, чтоб во время первого страстного поцелуя не вскрикивать: «О Боже, где мой паспорт? Минуточку, где деньги?..» Все будет при мне. Я действую по списку, и, если вдруг забуду список, у меня есть второй, где первым пунктом – войти и крикнуть: «Любимая, скорей ко мне! Я тут. Я вот». И первый поцелуй в пальто. Вы любите в пальто и сапогах? Я обожаю. Это развивает воображение и дает волю рукам.
   Вы будете разматывать мое кашне до обморока. А после обморока Вас ожидает ряд сюрпризов. Во-первых, когда Вы снимете с меня пальто, меня там не будет. Как я этого добьюсь, не спрашивайте, я тот праздник, что едет к Вам. Как бы я хотел быть на Вашем месте в момент этой радости от встречи со мной. Я тут кое-что смешал и добился удивительного аромата. На Вас должно подействовать. Я специально ем протертую пищу, чтоб кожа была гладкой, а взгляд нетерпеливым. Я расскажу, почему молчал два года, так подробно, что это будет двухлетний рассказ. Потом и Вы мне расскажете все. Решительно все! Во всяком случае, главное. Это по-хорошему все усложнит.
   Хотите откровенно? Ну хоть правду?.. Ну хорошо, потом… Я понимаю, Вам уже не хочется быть сильной. Вам хочется прислониться, хочется слышать свист кнута свирепого мужчины. Я сильный. Я командир. Я командую из-под кровати. Вперед, моя милочка! Назад, мой козлик! Я сам мужчин не видел от рожденья. Даже среди штангистов. Даже среди боксеров. Диета подавляет. Все эти принципы, мнения, звание кормильца, крик: «Вон из моего дома!» Все вышиблено однообразной архитектурой и поселками городского типа. Смешно, мой листик, на собрании аплодировать начальству, а дома говорить: «Знаешь, почему я так поступил?..»
   Я думаю, наша жизнь стала такой интересной именно благодаря исчезновению мужчин как вида. Женщины раньше взрослеют и дольше живут. Они расскажут, отчего это произошло. Какая прекрасная судьба. Какое длинное письмо! А я ведь пишу не из ссылки. Просто размер чувств-с…
   Мужчины исчезают от новостей. Они нежнеют, краснеют, приобретают невинность, пытаются в муках родить. Лозунг «Берегите мужчин» не лишен смысла, но их нужно сначала вырастить. Эмансипация, моя змейка, как раз и породила то огромное количество сильных представителей слабого пола и слабых сильного, которое Вас так огорчает. Я надеюсь. Я смело надеюсь, что эти времена прошли. Или, скажем смелее, проходят. Ибо то, что мы приобрели, укрепив женщин, мы потеряли, ослабив мужчин. Это же он, бедненький, шепчет по ночам: «Я не могу туда идти. Опять надо голосовать за него? Опять надо его поддерживать? Зиночка, не пускай меня туда».
   За время нашего существования мы пришли к двум потрясающим выводам. Интеллигент – это не обязательно инженер. А спортсмен – не обязательно мужчина. И женщины тут безошибочны.
   Да, моя струйка. Как Вы меня с трудом учили, и я до сих пор в себе это ищу: мужчина – это человеческое достоинство, это сомнения до и твердость после решения. Это, как Вы меня учили, независимость и самостоятельность мышления, а не желания. Мужчина – кормилец, говорили Вы. Он – стена. Я за ним, как за камнем. Укрепление семьи, учили Вы меня, это укрепление в мужчине чувства хозяина дома. Не в доме, как у нас любят говорить, запутывая язык, а дома! Тогда у него есть тыл. Тыл это я. И при нападении сзади, со стороны жэка, водопроводчика и разных мастеров, стою я. Так учили Вы меня. И я понял.
   Ибо. Ах, ибо, говорили Вы, мы с вами, Миша, опять упираемся в экономику. Да, моя куколка, да, опять в нее.
   Ибо. Ах, ибо. Творческое, раскованное поведение в общественной приводит к счастью в личной жизни. Там границ нет. Быть хозяином, от которого ничего не зависит, тяжело. В то же время ловкость, смелость, удачливость, то есть самостоятельность днем очень чувствуются в семье. Крик «Наш папа пришел!» исторически в себе содержит основу семьи. Папой его называют все.
   Вот как учили Вы меня. И все-таки я бы не лишал вас равноправия, которое вы добыли довольно нудной вековой борьбой. Женщина – лидер! Что-то в этом есть. Конечно, счастье с нею невозможно, но что-то в этом есть. Видимо, где-то на полигоне, на каких-то стрельбах это очень должно пригодиться. Но нельзя же, моя штучка, лидеру искать защиты, жаловаться на гвозди и молоток. Приставила лестницу – залезай!
   А женский день потому и стал таким праздничным, что его активнее всех отмечают мужчины. Вот уж кто веселится. Вот кто ликует. «И у меня возникли жуткие подозрения, – обнимали Вы меня, – что этот праздник их. И это вы, Миша, стали очаровательным украшением нашего стола…» Да, да, мой птенчик, такие подозрения есть, но пропускать этот день не хочется. А укрепление семьи есть укрепление мужчин в мужчинах. Ибо мужчина при разводе теряет очень многое и не торопится вступать во второй брак. А в наше время второй брак и есть первый. «И не надо отнимать у холостяков, – целовали Вы меня, – а надо добавлять женатым».
   Но хватит о деле. Видите, я стал критичным, в духе времени, и даже в праздник сохраняю трезвый взгляд и ищу проблему. Кажется, я стал сильным. Во всяком случае, я уже хочу Вас видеть слабой. Вернее, я потребую этого от Вас. То есть, скорее всего, попрошу. Я попрошу Вашего разрешения держать Вас в Ваших любимых ежовых рукавицах. Итак, решительно. Плечом в забор. А ну-ка, брысь! Все, ну-ка, брысь отсюда! Покой моей любимой! Вон все отсюда!.. И на расход. И на расход!
   Вот он мужчина! Вот это да! И зашатались соседи, и затих таксопарк. И шепот сзади: «Как он идет. Как он красив. Как он заботлив»… Хотите я даже ненадолго уйду к другой, чтоб укрепить?.. Ну, все, все, все пишу, шучу одновременно. Я выезжаю. Откуда во мне эта сила? Пришла пора конкретных обсуждений. Решай! Иду!

   Демографический взрыв
   Для Р. Карцева

   Что делается! Мой дядька поехал на свадьбу в Мелитополь и умер.
   В одной комнате – свадьба, в другой – покойник.
   Тетка вошла в соседнюю комнату и умерла.
   Тесть вошел в трамвай и умер.
   Знакомый зашел в кино, сел в пятый ряд и не встал.
   Родственник включил свет и умер.
   А тот вошел к министру и умер.
   Министр что-то хотел ответить и упал.
   Референт стал кричать на буфетчицу, рухнул в салат.
   Сосед вышел за калитку и упал.
   Дворничиха ползасова задвинула – скончалась.
   Муж открыл окно и дал дуба.
   Сын сел в такси – и в реанимацию.
   Дирижер взмахнул палочкой – и рухнул головой в пюпитр.
   Парень что-то вспомнил – и не откачали…
   А забеременела в указанный период одна женщина, но родители уговорили ее сделать аборт, чтоб могла закончить школу.

   Ставь птицу
   Для Р. Карцева и В. Ильченко

   За столом – кладовщик. Перед ним – механик с мешком.
   – Здравствуйте.
   – Здравствуйте.
   – У нас к вам сводная заявочка.
   – Сводная заявочка.
   – Я думаю, прямо по списку и пойдем.
   – Прямо по списку и пойдем.
   – Втулка коническая.
   – Нету.
   – Конической втулки нету?!
   – Откуда, что вы?! Не помню, когда и была.
   – Коническая втулка?! Я же издалека ехал…
   – Так, издалека. Я сам не местный.
   – А ребята брали.
   – Какие ребята, кто их видел?
   Механик вынимает из мешка стаканы, бутыль, наливает. Оба молча выпивают.
   – Втулка коническая.
   – Ставь птичку.
   – Что ставить?
   – Птичку ставь. Найдем.
   – Подшипник упорный ДТ-54.
   – Нету.
   – Так ребята брали.
   – Какие ребята?!
   Механик снова вынимает стаканы, бутыль, наливает. Оба пьют.
   Механик прячет стаканы и бутыль.
   – Подшипник упорный ДТ-54.
   – Ставь птицу. Найдем.
   – Диски спецления ГАЗ-51.
   – Еще раз произнеси, недопонял я.
   – Диски спецления. Для спецления между собой. Педаль специальная.
   – Нету.
   – Так… ребята…
   – Нету!
   Достает стаканы, бутыль, наливает.
   – Ой!
   – А-а!
   – Ой!
   – А-а!.. Буряковый… Сами гоните… Хорошо. А то на соседнем заводе спирт для меня из тормозной жидкости выделяют. У них там лаборатория – культурно, но у меня судороги по ночам и крушения поездов каждую ночь.
   – Диски спесления?
   – Бери, сколько увезешь.
   – Псису?
   – Рисуй.
   – Уплотнения фетровывыстыеся восьмой номер.
   – Недопонял.
   – Фетровыстывыяся уплотнения восьмой номер.
   – Ах, фетровывыя?
   – Да, фетровывыстывыяся, но восьмой праа-шу.
   – Все равно нету.
   Механик наливает кладовщику.
   – Себе!
   – Я не могу. Меня послали, я должен продержаться.
   – Один не буду.
   – Не могу – еще список большой.
   – Езжай назад.
   – Назад дороги нет! (Наливает себе. Выпивают.)
   – Уплотнения фетровые.
   – Где-то была парочка.
   – Псису?
   – Рисуй.
   – Пятеренки… шестеренки… вологодские.
   – Как ты сказал?
   – Сейчас. – Срочно уходит. Возвращается. Не попадает на стул.
   – Целься, целься.
   – Пятеренки… шестеренки. Четвереньки вологодские.
   – А-а-а, вологодские. Нету.
   – Псису? – Наливает кладовщику.
   – Себе.
   – Не могу.
   – Езжай назад.
   – Назад дороги нет!
   Пьют.
   – Пятеренки, шестеренки?
   – Пошукаем.
   – Псису?
   – Рисуй.
   – Пошукаем псису? (Неожиданно.) «Здравствуй, аист, здравствуй, псиса… Та-ак и должно бы-ыла-а слушисса-а. Спасибо, псиса, спасибо, аист…»
   – Давай сначала до конца списка дойдем.
   – Дойдем, дойдем. Я уже почти дошел… Трисалата…
   – Чего-чего?
   – Трисаторные штуки, четыре псисы и бризоль… (Собрал все силы.) Экскаваторные шланги, четыре штуки, и брызент…
   – Брезента нет. Пожарники разобрали.
   – Может, водочки?
   – Нету брезента.
   – А коньячку?
   – Нету брезента.
   – Сосисочный фарш.
   – Нету брезента.
   – Банкет для семьи с экскурсией…
   – Нету брезента, и не наливай.
   – Верю тебе, Гриша, если нет, ты не пьешь, ты честный человек.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация