А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Бег по песку" (страница 17)

   – Если будешь так много курить, – угрожающе пообещал я, – тебя через год-два выгонят на пенсию по старости. И так выглядишь намного старше, чем Игнасио!
   В спину мне из машины раздался дружный смех.
   Зайдя в бар, я выгреб мелочь и подсчитал. Маловато! «Мальборо» стоили 410, а у меня было лишь 300 песет с небольшим. Придется менять. Я подошел к стойке и протянул банкноту бармену.
   – Разменяй, дружище! – и пока тот отсчитывал мелочь, окинул взглядом небольшой зал. Было почти пусто, лишь в самом углу сидела какая-то загулявшая парочка и целовалась. Но вот они прекратили свое приятное занятие, женщина взглянула на часики, и они стали вставать, намереваясь уходить.
   «Как им хорошо! – подумал я с завистью. – Всю ночь быть друг возле друга! Как там моя Карлота?» – и я заулыбался, вспомнив о своей любимой и представив, как она еще спит.
   Бармен дал мне размен на блюдечко, я ссыпал его в руку и, подойдя к автомату, стал скармливать ему монеты. Нажал нужную кнопку и стал доставать сигареты из щели. Парочка как раз прошла мимо меня и стала открывать дверь. А я так и замер, прислушиваясь. Скрип! Знакомый скрип с посвистыванием! Точно такой же я слышал ночью в лесу, возле усадьбы, где мы искали джип. И скрип исходил с подошвы выходящего из бара мужчины. Взяв пачку, я стал ее открывать и тоже ступил к уже открытой двери. Спешно пытаясь найти нужное и правильное решение, я не придумал ничего лучшего, как громко спросить:
   – Зажигалки не найдется? – и, выйдя на улицу, вставил в рот сигарету.
   – Пожалуйста! – мило улыбнулся мужчина и, достав из кармана зажигалку, зажег ее. Я опустил голову, прикуривая, и бросил взгляд на его брюки. Их, видимо, пытались отряхивать, но все равно была явственно видна цементная пыль! Где это он нашел цемент, прогуливаясь со своей дамой? Я перевел взгляд на лицо женщины и чуть не поперхнулся дымом. У нее в носу было кольцо! Я тут мысленно вспомнил фигуру, ведущую за руку слабо упирающегося ребенка, и сравнил. Она! Без сомнения! Вернее, почти без сомнения!
   После моего «спасибо!» мужчина сказал: «Не за что» и, обняв женщину за талию, не спеша пошел по улице. «А ведь идут на автобусную остановку! – догадался я. – Если у них документы в порядке, никто бы их никогда не побеспокоил. Тем более в общественном транспорте. Хитро придумали. Наверняка сейчас должен подойти и автобус!»
   Из машины на меня и так смотрели удивленно и непонимающе. Поэтому, когда я подал сигнал опасности и указал на удаляющуюся парочку, ребята моментально все поняли. Мартин выскочил на тротуар и, доставая пистолет, вместе со мной догнал подозреваемых. А офицер дал газу и, остановившись впереди, тоже вышел из-за руля, прикрыв тем самым путь для возможного побега. Увидя это, «влюбленные» замерли и оглянулись назад. Мое ободранное лицо послужило довеском к моему угрожающему голосу:
   – Постарайтесь вести себя благоразумно и не оказывайте малейших действий, которые могут быть расценены нами как сопротивление!

   Эпилог

   Прошло пять дней.
   Недавно взошедшее солнце уже изрядно припекало сквозь проносящийся с моря легкий ветерок. Стояла прекрасная августовская пора, и лишь небольшие продолговатые облака лениво проплывали чуть дальше, в стороне, над открытым океаном. И хоть синоптики обещали на завтра дожди и порывистый ветер, в это слабо верилось.
   Карлота сидела на прибрежном камне, окунув свои прелестные ножки в колышущуюся воду, и бросала раздраженные взгляды в нашу сторону. Уже с полчаса я с Фернандо шушукался под тенью скалы, лишь изредка поглядывая на девушку загадочно и многозначительно. Наконец она не выдержала и, подойдя к нам, спросила:
   – Вы опять сговариваетесь на какую-то пакость против меня? Учтите, я не буду больше участвовать в ваших глупых розыгрышах и соревнованиях!
   Мы оба посмотрели на нее с умилением. Внутри меня все вздрагивало от радостного ликования, но я постарался говорить спокойно и твердо:
   – Дорогая! Твои самые смелые мечты исполнились: я готов на тебе жениться! – увидя, что она пытается возмутиться, быстро добавил тоном, не допускающим возражений: – Не бойся и не сомневайся: папа тебя очень любит, и мне удалось уговорить его отдать твою руку только после трудных и длительных переговоров.
   Карлота уперлась кулачками в свои бедра и скептически оглядела нас обоих.
   – И в чем же заключались трудности? – Какой в ее тоне был сарказм!
   – Папа предложил вначале слишком огромную сумму в приданое, – стал я подробно объяснять. – И, чтоб это не выглядело подкупом с его стороны, я долго не соглашался и называл цифру в… полтора раза меньшую.
   – Да ты что?! – ужаснулась она, а потом гневно резюмировала: – Такой муж-недоумок мне не нужен!
   – Вот потому-то я в конце концов согласился лишь, когда сумма выросла в три раза от предложенной первоначально.
   – Ой! Счастье-то какое! – протянула Карлота. Потом хитро прижмурилась и посмотрела на отца: – И какова же моя цена? Я в смысле приданого? – Фернандо сложил губы буквой «О» и скорбно развел руками:
   – Пришлось пообещать все, что у меня есть… – он сделал длинную, эффектную паузу и, театрально воздев глаза кверху, запричитал: – Все! Все мои кровные, с таким трудом нажитые – шестьдесят тысяч песет! (Примерно триста шестьдесят евро.) – Карлота схватилась руками за голову и восторженно зацокала языком. – Естественно, – продолжал отец. – С моей стороны подобные растраты непозволительны. Но! Чего не сделаешь ради…
   – Ради того, – продолжила за него Карлота, – чтобы избавиться от единственной и самой любимой дочери.
   – Ну почему избавиться? Андре мне обещал, что вы будете приходить к нам в гости… Часто… Хотя бы на дни рождения…
   – Еще чаще! – радостно пообещал я. – Мы будем приходить каждый раз, когда вы будете обедать!
   – Вообще-то, – Фернандо стыдливо ковырялся большим пальцем ноги в песке, – мы только завтракаем…
   – Ничего! И это неплохо! Сам знаешь – продукты сейчас дорогие, и для молодой семьи будет очень накладно питаться по барам и ресторанам.
   – Да-а! – скорбно закивала головой Карлота. – Никогда не думала, что вдобавок к моему папочке я буду иметь еще и мужа-клоуна!
   Мы с Фернандо радостно переглянулись и ударили друг друга по ладоням.
   – Да, ты оказался прав! – согласился он.
   – Я знал, что она будет не против! – подтвердил я.
   – А с чего это вы взяли, что я согласилась? – возмутилась Карлота.
   – Так ведь ты сама только что обозвала меня веселым представителем манежа! – стал я напоминать.
   – Ну и что?
   – А перед этим вставила слово «муж»! Я слышал, у меня даже свидетели есть!
   – Подтверждаю! – торжественно вставил Фернандо, положа руку на сердце. Видя, что дочь хочет возразить, подвел черту нашего спора: – Все! Продано!
   Я радостно потер руки и, подскочив к Карлоте, нежно поцеловал ее в щечку. Уже только то, что она не отстранилась, говорило о хорошем ее настроении, и я воодушевился еще больше.
   – Папаша! Это дело надо отпраздновать! Где твое знаменитое вино?
   – Кончилось! – явно соврал Фернандо.
   – Ай-я-яй! – стал я его стыдить. – Какой жадный у меня тесть будет. А ведь обещал каждый день угощать!
   – Ты тоже кое-что обещал! – стал он укорять меня в ответ.
   – Я? Что?
   – Написать танго!
   – Так ведь… – я, улыбаясь, развел руками. – Я его уже написал.
   – Правда? – не поверил он.
   – Когда? – удивилась Карлота.
   – Этой ночью! – похвастался я. – После того как мы расстались.
   – Так ты не спал? – она осудительно сдвинула брови.
   – Почему не спал, спал! А на творчество у меня ушло минут пятьдесят-шестьдесят, не больше.
   – Так давай, спой нам, – попросил Фернандо.
   – А где вино?
   – Есть, есть! – успокоил он меня, указывая рукой на сумки, стоящие в тени. – Даже домой ходить не надо. Все здесь, на месте!
   – Ну, если так… – я обнял Карлоту за талию и зашептал ей на ушко: – Это танго я посвящаю тебе!
   – Я очень рада! – промурлыкала она томным голосом, будто бы говоря: «Попробовал бы не посвятить!»
   Я уже сделал шаг в сторону гитары, как Фернандо, усевшийся на камне спиной к морю, приложил ладонь над глазами, прикрываясь от поднимающегося солнца.
   – К нам компания! – огласил он и, почесав затылок, заворчал: – Все торопятся на мое вин… э-э… вернее, на твое танго.
   А к нам спускались все наши друзья и родственники. Они растянулись длинной цепочкой от дома до самой калитки усадьбы Фернандо. Замыкали шествие к морю его жена и сестра. Ниже были видны Николя и Пабло со своей рыжей француженкой. А первыми к нам приблизились Игнасио, Тереза и Мартин. Последний был в шортах и пляжной маечке. Чему я несказанно удивился:
   – Я вижу, ты объявил все-таки забастовку и приводишь свою угрозу в исполнение?
   – К тому шло! – заулыбался он, здороваясь со мной за руку. – Но начальство прочувствовало момент и наградило двухнедельным отпуском. Теперь, надеюсь, отдохну и отосплюсь!
   – Думаешь, получится? – засомневался я, приветствуя подходящих товарищей.
   – Здесь вряд ли! – согласился Мартин. – Поэтому мы с Терезой завтра решили ехать на Майорку. Там меня уже не достанут.
   – Молодцы! – похвалил я. – Очень умно. Но хоть расскажи в двух словах: всех ли повыловили?
   – Всех! – сказал он радостно. – Самое отчаянное сопротивление оказал «самурай» и сдался только после тяжелого ранения. А вчера даже «толстопуза» взяли. Ну, того, шефа русских, которого ты видел на баркасе.
   – А почему «толстопуз»?
   – Они его так сами между собой называют, ну и вид у него вполне соответственный.
   Карлота, коротко переговорив со своими мамой и тетей, решительно вмешалась в разговор:
   – Все! Никаких больше дел! Все на отдыхе находятся и никуда не влезают. Авантюрные ночные похождения закончились!
   – Так мы же только болтали о пустяках! – успокоил я ее, непроизвольно поглаживая себя по почти уже зажившим царапинам на щеке и скуле.
   – Даже болтать не стоит! – скомандовала моя любимая девушка и уселась поудобнее на расстеленное на камне одеяло. – Чем отвлекаться на ненужное, лучше спой то, что обещал!
   – Да, да! – присоединился Фернандо к уговорам. – Рассаживайтесь и соблюдайте тишину.
   – А почему тишину? – решил поспорить Николя. – Мы тоже будем подпевать.
   – Да потому, что Андре будет петь свою песню…
   – Мы знаем все его песни!
   – Новую песню, – терпеливо объяснял Фернандо, – которую он придумал этой ночью. То есть это премьера. И называется она «Морское танго».
   Все заулыбались в предвкушении прослушивания и дружно расселись близким полукругом. Я всегда переживаю в подобные моменты, а сейчас вообще страшно заволновался и почти с минуту просто перебирал струны на гитаре, делая вид, что настраиваю. Наконец я выбрал нужный ритм, прокашлявшись, прочистил горло и запел:

На предвечерний закат свой нежный бросила взгляд,
А в нем застыла печаль; вновь расставаться, видно, жаль.
Волна ласкает всех подряд, но убегает вновь назад,
Потом чтоб снова возвратиться, прикосновеньем насладиться.
И я вернусь, и будут встречи и каждый день, и каждый вечер,
И каждый час любви минуты нас завлекут навечно в путы.
И будет вдох любвеобильный, и поцелуй до крови сильный,
И пылкий жар объятий страстных, и дивный свет очей прекрасных!
А волны бьются в скалы снова, а те глядят на них сурово.
Когда-нибудь от тех касаний песком простым все скалы станут.
А может, море испарится и никогда не возродится?
И скалы те в пустыне встанут… пока от скуки не устанут!
Но я вернусь, и будут встречи и каждый день, и каждый вечер,
И каждый час любви минуты нас завлекут навечно в путы.
И будет вдох любвеобильный, и поцелуй до крови сильный,
И пылкий жар объятий страстных, и дивный свет очей прекрасных!
Ну, почему все любят море? Оно порой приносит горе,
Вода совсем не питьевая, но красота в нем неземная.
И мы опять сюда вернемся, к друг другу нежно прикоснемся,
В порыве ласковом сольемся, под шум волны с утра проснемся!
Вернемся мы, и будут встречи и каждый день, и каждый вечер.
И каждый час любви минуты нас завлекут навечно в путы.
И будет вдох любвеобильный, и поцелуй до крови сильный,
И пылкий жар объятий страстных, и дивный свет очей прекрасных!

Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17]

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация