А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Бег по песку" (страница 12)

   Через некоторые мгновения раздалось шумное фырканье и сопение, сопровождаемые частым топотом. И в следующую секунду вниз спрыгнул мужчина внушительного телосложения. Вероятно, он меня заметил, так как резко шарахнулся влево, уходя от моего прыжка. Резко остановился, развернулся и без раздумий кинулся на меня. Но я успел подняться и, несмотря на перегрузки, выпавшие на мою долю за последние пару часов, изящно увернулся от прущего на меня тела и изо всей силы рубанул его ребром ладони по шее. Хоть у меня и мелькнула мысль о самых худших последствиях для нападавшего, но мне было не до сантиментов: с пляжа могли подоспеть его дружки! Поэтому, лишь проследив за падением тела, которое по инерции вдобавок грохнулось бесчувственной головой о твердые, выступающие из земли корни деревьев, я тут же вернулся на свою наблюдательную позицию. Двое с пляжа, чуть ли не бегом, уходили обратно, к своему джипу! Видимо, у них была полная уверенность в том, что их товарищ или сам со мной справится, или, скорей всего, что тот вообще меня не догонит. Возможно, существовала и некая договоренность о встрече в другом месте.
   Я вздохнул с облегчением и возвратился к бесчувственному телу. Подошел, пощупал, вроде дышит, шея не сломана. Обыскал. При нем ничего не было: ни документов, ни ключей, ни денег. Карманы спортивного костюма были совершенно пусты!
   Что же мне с ним делать? Тащить на себе? Да в нем килограммов сто, не меньше! Я даже вздрогнул, представив очередную нагрузку на мой обессиленный организм. После небольшого раздумья снял с него одежду и накрепко привязал к выступающим узловатым корням. Присовокупив к этим импровизированным веревкам и свой гидрокостюм, я надеялся, что этого будет достаточно до моего возвращения. Теперь главное – поднять на ноги полицию!
   Как назло, весь пляж был почти пуст, только на самом дальнем его конце, слева, виднелась довольно-таки многочисленная группа отдыхающих. И не медля больше ни секунды, я бросился вдоль кромки леса в их сторону.
   Ведь невозможно, чтобы у них не было телефона!
   Хоть я был измучен, бежалось легко. Ведь на мне были только одни плавки. Единственное, надо было следить за попадающимися на тропинке острыми шишками и стеблями ежевики, кое-где выползшими с опушки. Добежав приблизительно до места, где надо было брать вправо, я поднял голову и увидел, что пляж пуст! И только через несколько мгновений осознал, что кромка прибоя и люди скрыты от меня высоким песчаным барханом. Ругая себя за несообразительность, побежал по горячему песку (который уж раз) в сторону так необходимого мне телефона.
   Домчался до бархана, взбежал по его пологому склону и сорвался, не в силах остановиться, по крутому откосу. Прокувыркавшись несколько метров, сел, выплюнул песок изо рта, протер глаза и замер. Вокруг меня находились отдыхающие и с удивлением взирали на мое облепленное песком тело. Но не это меня смутило. Я увидел то, что не рассмотрел раньше: все они были голенькие. Я без спросу вторгся на пляж нудистов! Теперь понятно, почему они так далеко забрались.
   – Добрый день! – громко сказал я, вспоминая, что мне сейчас не до извинений. – Здесь рядом произошла попытка совершить преступление, и мне надо срочно позвонить в полицию. Есть у кого-нибудь телефон? – увидев лица, выражающие сомнения, добавил: – Дело очень важное, нельзя терять ни секунды!
   Один из сидящих рядом мужчин молча достал из сумки мобиль и протянул мне. Даже не поблагодарив, я стал спешно набирать полицию. Так и не вставая с песка, сжато поведал о случившемся и своем местонахождении. Все вокруг прекрасно слышали каждое слово, и когда я вернул телефон, стали разочарованно собираться.
   – А вы куда? – не понял я.
   – Так ведь сейчас полиция прибудет! А с ними и всякая корреспондентская шушера, – пояснил мне мужчина, одолживший телефон. И в сердцах добавил: – Вечно кто-нибудь мешает спокойно отдыхать!
   – Извините, но я здесь не виноват! – ответил я и быстренько стал карабкаться по склону бархана вверх. Но спиной чувствовал на себе осуждающие и недовольные взгляды нудистов.
   Кому что, а я был рад, что выпутался целым из такой критической ситуации, и страшно собой гордился. Хоть и двигался из последних сил, но был удовлетворен как своими действиями, так и своей физической подготовкой. «А курить все-таки брошу!» – решил я, добегая до места своей недавней короткой стычки.
   И успел вовремя. Тип, оглушенный мною полчаса назад, пришел в себя и с мычанием пытался разорвать связывающие его путы.
   – Ты б не дергался, голубок! А то всю кожу на руках пообдираешь! – посоветовал я самым непререкаемым тоном. В ответ детина остановил на мне взгляд своих мутных, налитых кровью глаз и прорычал:
   – Тебе конец, ублюдок!
   Я навис над его телом и сказал со всей твердостью:
   – Еще одно некрасивое слово, и я тебя опять отключу!
   Видно, он меня прекрасно понял, так как весь сжался и замер. В тот же момент я услышал над головой рокот и, взглянув вверх, увидел полицейский вертолет. Бросился из-под деревьев на открытое пространство и замахал призывно руками. Через минуту воздушный аппарат приземлился на пляже, и из его чрева сыпануло с десяток полицейских.
   – Это вы подняли тревогу? – обратился ко мне самый старший из них по званию.
   – Да, я, – мне пришлось еще раз, но уже более детально, рассказать о событиях, со мной происшедших.
   – Какой номер баркаса? – стал уточнять офицер.
   – Без понятия, – я развел руками. – Даже не знаю, где он находится, – после того, как мне объяснили, закрыл глаза, вызывая в памяти картинку судна. – Да! Что-то там такое было, но… не помню.
   – А номер джипа?
   – Он был ко мне все время боком, поэтому видел только модель и цвет.
   – Ладно! Хорошо хоть взяли одного из них. Он, надеюсь, даст нам необходимую информацию.
   Другие полицейские тем временем вывели захваченного мною пленного из леса. Но шел он без наручников! Свободно! Лишь бросался в глаза жутко измятый спортивный костюм, который он опять на себя напялил. Взглянув в его сторону, офицер воскликнул:
   – Хавьер! А ты какого дьявола здесь делаешь?
   Окружавшие того полицейские заулыбались, и один из них сказал:
   – Так это его этот парень оглушил и привязал чуть ли не трусами. – Офицер взглянул на мою фигуру с уважением, разъясняя:
   – Это наш здешний участковый. Между прочим – чемпион округа по боксу… – увидев, что Хавьер недоумевающе смотрит на меня и протягивает руки в мою сторону, как бы делая попытки задушить, строго добавил: – Успокойся! И расскажи, что тебя связывает с этими типами?
   – Какими?
   – С которыми ты преследовал этого человека!
   – Да я их вообще первый раз в жизни видел! – завозмущался участковый и стал сбивчиво объяснять: – Сижу я среди скал, с биноклем. Наблюдаю за опушкой. Ну, нудисты пожаловались, что их постоянно кто-то фотографирует из леса. Ну, значит, сижу, вглядываюсь в деревья…
   – Или в нудистов? – подковырнул один из полицейских.
   – Еще чего?! Я ж на работе! Обязан отреагировать на жалобу или нет? – не дожидаясь ответа на свой вопрос, продолжил: – А тут двое бегут, чуть меня не растоптали. Я им: «Что случилось?», а они: «Вон тот вор, украл наш виндсерфинг!» Ну, я и бросился за ними вдоль прибоя. Вижу, он, – кивок в мою сторону, – выпрыгнул на берег и по пляжу бросился к лесу. Ну, думаю, от меня не уйдешь!.. – тут рассказчик осекся и, потрогав себя за шею, болезненно скривился.
   – И что, не ушел? – сочувственно заулыбался офицер.
   – Так он… неожиданно… сзади… как прыгнет…
   Я не стал вдаваться в подробности нашего сражения, а просто пояснил:
   – Думал, ты с ними, а ведь они в меня стреляли.
   – Да ну!.. – недоверчиво протянул здоровяк.
   – Меня интересует, как вы это докажете? – спросил старший.
   – Парус! На нем есть явная дырка от пули. Да и доска, я потом видел под ногами отколотый скол по правому борту.
   Мы тут же прошли к морю. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять: найти пресловутые следы от пуль будет почти невозможно. Ибо начавшийся прилив достал виндсерфинг с пологого камня, а усилившийся прибой превратил доску в обломки и изодрал парус в клочья. Несколько ретивых полицейских все-таки принялись вылавливать обломки моего боевого корабля и вытаскивать их на берег.
   Со стороны леса подошла еще одна группа полицейских, среди которых я увидел Мартина. Он весьма удивился моему здесь присутствию и, поздоровавшись, спросил:
   – Так это ты тот самый парень-нудист, переполошивший все побережье и все полицейские службы?
   – Никого я не полошил, просто поставил в известность. Если кого и разбудил, так нечего спать на работе. А среди нудистов я оказался из-за необходимости позвонить.
   – А я думал, ты там отдыхал! – пошутил Мартин и, отозвав офицера в сторону, стал с ним о чем-то живо переговариваться. Это меня слегка задело, но вида я не подавал, только внимательно присматривался к жалким останкам моего суденышка, которые раскладывали на камнях для осмотра.
   Через минут пять, наговорившись, вернувшийся вместе с Мартином офицер спросил:
   – Чего же вы не вспоминаете о том, что находились совсем рядом с местом вчерашнего преступления?
   – Не вижу никакой связи с сегодняшним событием.
   – Да? – офицер рассматривал меня с совсем нездоровым любопытством. Потом, подумав, неожиданно спросил: – Почему вы приехали отдыхать именно сюда?
   – Товарищи здесь работают, пригласили, когда узнали, что я в отпуске.
   – Товарищи по перевозкам? – серьезно поинтересовался Мартин.
   – У хорошего человека – везде много друзей! – изрек я, с укором глядя на кузена Карлоты. – Если, конечно, они настоящие!
   – Естественно! – согласился он со мной. – Ну а что же ты тогда умалчиваешь о том, что окончил высшую специальную школу полиции?
   – Разве у тебя было время выслушать мою полную биографию? Да и хвастаться я не люблю, ты ведь знаешь.
   Они несколько минут молча рассматривали меня в упор, не говоря ни единого слова. Замолчал и я, удивляясь, как это Мартину удалось докопаться до моей учебы. Видимо, ему пришлось испрашивать довольно-таки высокие инстанции, дабы пройти все компьютерные блокады и запреты. Интересно, такое же усердие он проявил и при розыске «самурая»? А тех людей, арендовавших дом? Не выдержав затянувшегося молчания, я спросил:
   – Может, расскажете мне что-нибудь новенькое? – Они переглянулись, и офицер спросил с нажимом в голосе:
   – Так где же вы все-таки работаете?
   Стало понятно: им и это известно. Оказывается, не так уж трудно сделать подобное. Надо запомнить на будущее и принять надлежащие меры. А пока, ничего не поделаешь, надо отвечать.
   – В Ассоциации Содействия Государственным Службам (АСГС), – и добавил многозначительно: – Надеюсь, мне не надо напоминать, что эта ценная информация не для широкого круга?
   – Естественно! – успокоил меня офицер. – Но вы здесь по работе или все-таки отдыхаете?
   Наша Ассоциация пользовалась большим доверием и уважением среди большинства силовых структур и имела солидный авторитет. Правда, не всегда нам оказывали содействие, а иногда попросту вообще игнорировали и открыто мешали работать. Но это бывало редко. Чаще всего нас окружал налет некой таинственности и создавался романтический образ частных детективов, работающих по государственным заказам и выполняющих самые щепетильные и деликатные поручения и задания. К сожалению, мало кто знал, что нашему шефу попросту подсовывали то, что могло опорочить и поставить в неудобное положение официальные органы расследования и власть имущих.
   Но что делать? Ведь всегда нужна некая частная организация, у которой больше развязаны руки и не всегда идеальны правовые методы работы. Всегда потом можно сослаться, что, мол, это не официальные лица превысили свои полномочия, а бог знает кто.
   Но отпуск есть отпуск. Поэтому я ответил:
   – Заявляю категорически – отдыхаю!
   В это время Мартин высказал свой вопрос, уже, видимо, давно вертевшийся у него на языке:
   – Но как тебе, иностранцу, удалось вообще даже поступить в Высшую Полицейскую академию?
   – Еще при моем несовершеннолетии родители приняли испанское гражданство. Да и Академии предшествовало окончание юридического факультета университета имени Карлоса Третьего.
   – Ого! – воскликнул Мартин, выражая общее удивление. Глядя при этом на меня со всевозрастающим уважением. – Когда же ты все успел?
   – Да, трудновато приходилось, – признался я. – Свободного времени почти никогда не было…
   – И что, – продолжил допытываться офицер, – часто за вами охотятся в ваше свободное от работы время?
   – Если мне не изменяет память, первый раз в жизни!
   – А может, вы не совсем правильно… – но свой вопрос офицер так и не закончил. Один из полицейских принес трубу мачты моего виндсерфинга, с которой свисало несколько обрывков паруса. И на одном из них была видна круглая, ровная дырочка. И по всем признакам было понятно, следствием чего она является.
   – Давайте все-таки проедемся в комиссариат и все запротоколируем. Возможно, там и узнаете некие подробности, связывающие эти два события.
   – Давайте мы сначала заедем в яхт-клуб за моей одеждой, – предложил я.
   – Первый раз вижу нудиста, который стесняется своего тела! – невинно удивился Мартин.
   – А я первый раз вижу полицейского, который привык, что нудисты его не стесняются! – не остался я в долгу и миролюбиво добавил: – Согласен, согласен! В свои выходные ты вправе отдыхать, как хочешь!
   Мартин даже чихнул, не то от возмущения, не то от резкого ветра, поднимающего песок с пляжа, но тут же заулыбался вместе со всеми, и мы двинулись (хорошо хоть не спеша) через пляж, недоступный для автомобилей, через лес, туда, где Мартин оставил свою служебную машину. Я бы не отказался сократить время нашего пути на вертолете, но того уже давно и след простыл. Рванул на поиски рыбаков-водолазов, а возможно, и джипа с его ретивыми пассажирами.
   У яхт-клуба меня ожидал приятный сюрприз. В виде Карлоты! Она чуть не бросилась мне на шею и сдержалась, вероятно, лишь от присутствия Мартина да незнакомых для нее полицейских. Зато я не растерялся! Как ни в чем не бывало чмокнул ее прямо в губки и деловито спросил:
   – Давно ждешь, сладкая? – ее большие глаза выражали одновременно и раскаяние, и испуг, и переживание.
   – Очень давно! Но… – она бросила вопросительный взгляд на полицейских, потом вернула его мне: – Где твой виндсерфинг?
   – Увы! – я грустно возвел очи к небу. – Не выдержал маленького столкновения с большой сушей и, добитый безжалостным морем, приказал долго жить. Сейчас оденусь и сдам обратно лишь маленькую его часть в виде небольшого обломка с впаянной в него пластинкой с номером.
   Видно было, что Карлота распереживалась еще больше. Но не сказала ни слова. Только все время не отходила от меня – ни на шаг. Даже помогала одеваться. Но когда я сдавал комбинезон, который был в довольно-таки плачевном состоянии, почувствовал на своей талии ее руку. Мне захотелось пошутить, но лишь я к ней повернулся, сразу же осекся. Карлота была бледная, и губы ее дрожали.
   В полицейскую машину она вообще села первая и с таким видом, будто это сам вице-премьер (не меньше!). Мартин вопросительно взглянул на офицера, но тот так поднял недоумевающе плечи и сопроводил это такой отчаянно-безнадежной мимикой, что стало понятно: он готов ее не замечать, лишь бы не нарваться на что-нибудь эдакое.
   Зато в комиссариате ее очень грамотно от меня отшили и оставили сидеть в комнате ожидания. Сделано это было с помощью старого служаки, которому несвойственны были ни колебания, ни сомнения. Когда он вызвал меня для составления протокола и увидел, что вперед проходит Карлота, строго спросил:
   – Так кто из вас Андре?
   – Разумеется, он! – она указала на меня, пытаясь одновременно проскользнуть мимо внушительной фигуры, загораживающей проход.
   – Вызывали только его! Всем остальным оставаться на местах! – сказано это было так безапелляционно, что Карлота, уже готовая поднять шум, так и замерла на полуслове. Проходя мимо, я успел шепнуть ей на ушко:
   – Не расстраивайся, солнышко! Я ненадолго!
   Но вышел только через полтора часа! В этот момент она уже чуть не плача отчаянно пыталась прорваться мимо охраняющего дверь полицейского. Тот стоял непоколебимо, как скала, но когда я взял Карлоту за плечико и повел к выходу, снял фуражку, вытер вспотевший лоб и вздохнул с таким облегчением, что я понял: заслон готов был пасть в любую минуту. Правду говорят: вода и камень точит.
   На улице нас ждал Пабло, присевший на крыло своего автомобиля и прикуривающий сигарету. Увидев, как мы вышли, весело поздоровался и протянул мне пачку, угощая.
   – Спасибо, я не курю! – твердо сказал я.
   – Ого! – удивился мой дружок. – С каких это пор?
   – Да уже… – я посмотрел на часы. – …Семь с половиной часов! Последнюю выкурил в девять тридцать.
   – Серьезная заявка на успех! – похвалил Пабло. – Береги здоровье смолоду! Пример, достойный подражания. Но почему так вдруг?
   – Понял: как иногда могут быть дороги одна-две секунды! Подвези нас, надо поговорить и все рассказать. Ты уже свободен?
   – Разумеется! Николя потом сам подъедет, когда закончит работу.
   Мы ехали в машине, и Карлота крепко прижималась к моему боку, чем основательно взбодрила весь мой организм. К моему рассказу она прислушивалась с таким вниманием и напряжением, что ее ушки стали пунцово-красными. Мне хотелось похвастаться перед ней ловкостью и проворством, но краски я не сгущал. В свете случившегося я и так выглядел героем. Важнее было посоветоваться с Пабло: все-таки опыта у него было намного больше, чем у меня.
   Когда мы прибыли на место и уселись за стол на внутреннем дворе усадьбы, Карлота лишь спросила:
   – Хочешь есть? – и хоть я ответил утвердительно, осталась сидеть с нами, опасаясь пропустить хоть одно слово. Я как раз излагал сведения, полученные в полиции.
   – Оказывается, вчерашний убитый в скалах здесь рядом – это матрос одной из яхт, зашедшей в порт несколько дней назад по довольно странным причинам. Она направлялась из Южной Америки в Англию, где у владельца были некие важные дела. Но в одну из ночей вахтенный матрос разбил все приборы, вывел из строя двигатель и сбежал со всеми своими вещами на шлюпке. Когда другой матрос с трудом разбудил капитана (вероятно, тому подсыпали снотворное), тот с ужасом обнаружил, что яхта находится в плачевном состоянии и дрейфует в морском течении не так уж далеко от берега. И как раз примерно в том месте, где я сегодня наткнулся на водолазов! Естественно, капитан, он же и владелец, завел яхту для починки в порт и заявил о пропаже матроса. А вчера выяснилось, он лишился и второй половины своего экипажа. Но если первый матрос сбежал, то второго попросту убили. Да и капитан яхты, Макс Билландер, ведет себя в последние дни очень странно. А когда узнал об убийстве, вообще закатил жуткий скандал в комиссариате. Обзывал всех полицейских никчемами и бездельниками и выкрикивал, угрожая, что если что-нибудь еще случится, он за себя не ручается и пойдет на крайности. Какие именно крайности имелись в виду, он не уточнял, но это всем очень не понравилось.
   – Как говоришь имя владельца яхты? – спросил Пабло, набирая номер на своем мобиле. Я повторил. – Алло! Николя? Ты еще на месте? Тогда будь добр и загляни в компьютер. Достань там самую полную информацию о Максе Билландере. Все-все, что можешь! И сразу вези сюда, мы ждем… Что?.. Да, он здесь!.. Да, слухи подтвердились: подался в нудисты! Приглашал и нас! Все, заканчиваю, а то меня топчут кулаками по голове!
   Я действительно дал ему по лысине, чтобы меньше паясничал, а потом спросил:
   – А как там по моему вопросу?
   – Посадили «птичку», высматриваем, – ответил он зашифрованно, бросив осторожный взгляд на Карлоту. Но та была вся внимание.
   – О чем это вы говорите?
   Я подумал, что лучше иметь в ней союзника, чем подозревающего.
   – Видишь ли, – стал объяснять, конечно, не все. – Мои друзья электронщики, и им не составило особого труда установить мини-телекамеру на одном из столбов для наблюдения за усадьбой Фергюссонов.
   – Зачем? – недоумевала она.
   – Мальчик! Все-таки там что-то не так! Уж больно его поведение подозрительно и не укладывается ни в какие рамки.
   – И что? – этот вопрос она адресовала уже только Пабло.
   – Да ничего! – он скривился, раздумывая и глядя поочередно то на меня, то на Карлоту. – Почти! Ибо за все время из дому выходила два раза женщина, видать, та самая. Но оба раза она выходила из боковой двери и шла за угол, на внутренний двор. К сожалению, не удалось заснять ее лицо. И больше на этом участке не наблюдалось ничего интересного.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация