А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Валентинка с секретом" (страница 9)

   Сумасшедшее чаепитие в джунглях

   Настя стояла в дверях, шмыгая покрасневшим носом. Горло было обмотано теплым платком, в руках она сжимала большую ложку, испачканную чем-то бурым и пахучим.
   – Привет! – выпалил Никита, краснея и отчаянно боясь встретиться с девочкой взглядом. Все, что он накануне репетировал перед зеркалом, вылетело из головы: и подбородок, и улыбка уголком рта… Зато во рту стало сухо, а ладони вмиг вспотели.
   – Это ты?! Ну проходи. – Настя отступила в сторону, пропуская неожиданного гостя. – Отлично выглядишь! – бросила она одобрительный взгляд на костюм и тут же сунула Никите в руки тетрадный листок. – Как ты вовремя появился! Посмотри, я правильно посчитала?
   – А что это? – Никита удивленно разглядывал исчерканный листок.
   – Да я тут пропорцию решала… Переводила торговый фунт в аптекарский. Так правильно или нет? Вот эта цифра.
   – Вроде да, – пожал плечами Никита, удивляясь, что человек, осиливший задачу-200, не уверен в таких элементарных вещах.
   – Спасибо! Ты проходи, я сейчас!
   Девочка исчезла, Никита прошел в квартиру и замер на пороге, пораженный. Это было так не похоже на его собственное жилье! У него дома все располагало к работе, от которой ничего не должно было отвлекать. Ни единого яркого пятна или лишнего предмета вроде расписных крикливых безделушек, которые так любила его двоюродная младшая сестра. Из обстановки – только стол с компьютером, полки с книгами и дисками, диван, шкаф. Все! Но здесь…
   Большое светлое помещение было полно цветов. Они пышно зеленели на подоконнике, затеняли окно, буйно вились по стенам, цепляясь за картины и часы, живым занавесом свешивались с потолка. Некоторые цвели, источая такой пряный аромат, что у Никиты на миг закружилась голова. Ему показалось, что он попал в рай – не хватало только щебета птиц. Едва он подумал об этом, как откуда-то из-под потолка донеслись мелодичные трели канарейки.
   – Ты на цветы смотришь? У нас тут настоящие джунгли! – с гордостью произнесла возникшая рядом Настя.
   – Вижу… А у меня только кактус возле компьютера!
   – Кактусы у нас тоже есть… Вот этот, например, – посмотри, какой красавец!
   – И ты во всем этом разбираешься?
   – А как же!
   – А это что за цветок? – Никита дотронулся до горшка с большим серебристым цветком.
   – Эхинопсис. Царица ночи. Цветет раз в год и только одну ночь! Зато такой запах! Сильнее, чем у лилии.
   – У вас и сейчас запах необычный…
   – Это фаленопсис расцвел. Посмотри, какой цветок…
   Никита склонился над нежным фиолетовым цветком.
   – А вот эту ваниль мама на Птичьем рынке покупала. – Настя дотронулась до лианы. – Там собираются такие чудаки, коллекционеры, они путешествуют по свету, привозят совершенно невероятные экземпляры.
   – Ваниль? Это какая-то пряность?
   – Она и есть! В дикой природе растет вот в таком виде! А вот эта орхидея вообще существует в Москве в единичном экземпляре.
   – Как это? – Никита перешел к следующему цветку. Он никогда не думал, что слушать рассказы о цветах может быть так интересно!
   – А вот так! Она клонированная. Маме ее подарил один орхидеолог, химик по образованию. Он вырастил ее из одной-единственной клетки…
   – Вау! – Никита посмотрел на уникальное растение с большим уважением. – Да ты просто Ниро Вульф!
   – Ты тоже любишь Рекса Стаута? – обрадовалась Настя.
   – А птичка где? – Никита оглядывался в поисках канарейки.
   – Нету, – вздохнула Настя. – Только голос остался, на магнитофон записали. А птичку отдали, когда завели котенка. Ой, кстати, раз уж ты тут… Не поможешь, а? Нужно выманить Ерошку из-под дивана, а то у меня не получается. Наверное, злится, что я его сегодня ругала. Такой обидчивый!
   – Котенка? Ладно, давай попробуем…
   Никита присел на корточки, заглянул под диван. Два светящихся зеленых глаза смотрели на него в упор, не мигая.
   – Кис-кис-кис! Ерошка, выходи! – произнес Никита без особой надежды на успех.
   Так и вышло – глаза не шевельнулись. А потом вдруг к ногами Никиты выкатилась пыльная катушка голубых ниток.
   – Так ты еще смеяться надо мной!
   Никита поймал кончик лианы, притянул к полу, принялся шуршать листьями.
   – Осторожнее! – всполошилась Настя. – Это монстера пестрая! Я за ней полгода гонялась! Очень редкий экземпляр!
   – Ничего не будет твоей монстере, – усмехнулся Никита. Им овладел охотничий азарт.
   Старый как мир способ оказался действенным – шуршание листьев выманило Ерошку. Выскользнув из-под дивана, котенок прыгнул на лиану и принялся рвать монстеру пеструю в клочья.
   – Ой! – взвизгнула Настя, а Никита, быстро подхватив брыкающегося котенка, передал девочке.
   – Получай свое животное! Он у тебя тоже редкий?
   – Ага! Единственный и неповторимый!
   Настя посадила котенка на колени, погладила, успокаивая, а потом схватила за шерстку, легонько дернула. Ерошка зашипел, извернулся, полоснул хозяйку по руке когтем, цапнул за палец, а потом спрыгнул с колен.
   – Уй-й-й, – шипела Настя, размахивая рукой. – Вот зараза мелкая! Куда он побежал, ты не видел?
   – Снова под диван, – Никита едва сдерживался, чтобы не рассмеяться – борьба хозяйки с питомцем выглядела на редкость комично. – Ты что, ощипать его решила?
   – Почти. Да не налысо, не бойся. Нужно всего три клочка шерсти.
   – Всего три клочка? Тогда могу помочь! Он на меня успел изрядно полинять.
   Пиджак Никиты действительно был весь в Ерошкиной шерсти.
   – Я тебя сейчас почищу! – обрадовалась Настя. Она начала аккуратно собирать с пиджака волоски. – Да тут много! – радовалась она, поворачивая Никиту из стороны в сторону. – Мне точно хватит!
   «И в самом деле ненормальная!» – сердился Никита, чувствуя себя совершенно счастливым.
   Набрав шерсти, Настя снова убежала.
   Когда она вернулась, Никита бродил по комнате, рассматривая цветы.
   – Как там в школе? Как ребята? – спросила Настя.
   – В школе? Как всегда… Ах да! Совсем забыл. Вот! Я принес… – Никита протянул Насте мобильник. – Ты вчера оставила у меня в куртке. Я его зарядил, так что он теперь работает.
   – А я-то его ищу! Спасибо! – улыбнулась Настя. – Фотоаппарат не заработал?
   – Не-а, – покачал головой Никита.
   – Ну и ладно. Мне он и так нравится, – Настя вертела телефончик в руках, как игрушку.
   – Себе оставишь? – спросил Никита.
   – Хотелось бы, – честно призналась Настя. – Но не могу. Вначале надо попытаться вычислить хозяина. А уж если не получится – тогда извините!
   – Тогда держи еще и вот это, – Никита вытащил из рюкзака две грамоты.
   – Что это? – недоуменно посмотрела на листки Настя. – За марафон? Твоя награда?
   – Не моя, а твоя. Да-да, представь себе! Ты единственная из всех решила задачу-200! А вторая – командная. Благодаря тебе мы заняли третье место.
   – Не может быть! – ахнула Настя. – Значит, все было правильно!
   – Еще как правильно. Председатель жюри даже упомянул потусторонние силы… – Никита осекся, заметив во взгляде Насти мучительную растерянность. – Короче, поздравляю! И – спасибо!
   Ерошка под диваном мяукнул, из кухни потянуло необычным пряным ароматом.
   – Что это? Похоже на какую-то микстуру из пряников, – спросил Никита, принюхиваясь.
   – Ой, у меня закипело, наверное! – всполошилась Настя. – Ты посиди пока тут, хорошо? И подожди, я сейчас!
   Она метнулась на кухню, уменьшила под котелком газ. Булькающая внутри жидкость к концу варки загустела и сделалась темно-зеленой. Быстро вымыв руки и сняв фартук, «повариха» проскользнула в ванную, где размотала горло и наспех причесалась.
   Когда она вернулась в комнату, Никита сидел у стола и рассматривал грамоты.
   – А чего ты в школе не была?
   – Насморк, – объяснила Настя. – Все-таки простудилась вчера. А ты как?
   – Да нормально, – сказал он, вдруг почувствовав острое желание чихнуть. – Ой, погоди… Я сейчас… Апчхи!
   Чих получился таким сильным, что грамоты слетели со стола, а стебли цветов закачались, зашуршали, как деревья в лесу.
   – Будь здоров! – фыркнула Настя, подавив желание рассмеяться. – А говоришь «нормально»! У тебя тоже простуда начинается!
   Она быстро подобрала грамоты:
   – Как тут все пафосно! Мелованная бумага, золотое тиснение, фирменный бланк… «Награждается команда 9 класса „А“ школы… в составе Коваленко Никиты, Кузовлевой Виктории, Абашиной Анастасии, – батюшки, да это же я! – за третье место в окружном интеллектуальном марафоне…» Ну и дела! А тут что? – посмотрела она на вторую грамоту. – «За победу в конкурсе „Задача-200“ награждается Абашина Анастасия, ученица 9 класса „А“. Жюри отмечает нестандартный подход и смелость решения». Как странно! Мне, наоборот, казалось, что я делаю что-то не так… Очень уж просто все получилось! Ты, наверное, по-другому решил?
   – А ты не покажешь свое решение? – ответил Никита вопросом на вопрос – ему не хотелось признаваться, что он вообще не справился с задачей.
   – Да, конечно… – кивнула Настя, а потом принюхалась, всплеснула руками. – Ой, у меня, кажется, подгорело! На вот, посмотри пока черновики!
   Она протянула Никите мятые бумажки, убежала на кухню.
   Никита разгладил листки, жадно впился в них взглядом. «Так-так-так… Интересно, что же Аська тут придумала?»
   Решение оказалось таким простым, что парень в досаде замычал. Почему же он сам не додумался? Ведь очевидно же! Стоило только выполнить небольшое преобразование, и он сразу вышел бы на нужную дорогу! Дурак, ну дурак! Надо было чуть-чуть подольше посидеть над задачей, помозговать как следует, а он сдался, бросил на полпути. Никита в сердцах стукнул кулаком по столу.
   – Ты чем это гремишь?
   Настя вернулась с подносом, на котором дымились две чашки. Одну из них она поставила перед Никитой, другую придвинула себе.
   – Буду лечиться! – сообщила она. – А у тебя обычный чай, так что пей, не бойся. Вот печенье, а вот варенье.
   – Слушай, а ты сразу до этого додумалась? – Никита снова бережно разгладил листки и принюхался, почувствовав терпкий, странный аромат: в нем угадывалась смесь многих компонентов, и парень вспомнил вдруг магазин чая на Мясницкой, куда его в детстве часто брала бабушка.
   – Сейчас расскажу, – Настя осторожно, чтобы не обжечься, сделала маленький глоток. Подержав жидкость во рту – то ли из желания распробовать, то ли из опасения, – она с некоторым усилием проглотила и несколько секунд сидела молча, прислушиваясь к себе. – Неплохо, – вынесла она вердикт и сделала следующий глоток – на этот раз смелее и увереннее. – Короче, начинать надо было со схемы.
   Но Никита уже отвлекся – щекотавший нос запах притягивал и как-то странно волновал. Он отпил из своей чашки – самый обычный чай. Значит, аромат шел от напитка Насти.
   – А мне можно попробовать такого, как у тебя? – спросил вдруг он.
   – Тебе? – Настя удивленно взглянула на парня и некоторое время рассматривала его, как будто оценивая. – А ты уверен?
   – Приятно пахнет, – храбрясь, объяснил свое желание Никита.
   В глазах Насти вспыхнул странный огонек, она сходила на кухню и вернулась еще с одной чашкой.
   – Угощайся! – поставив отвар перед Никитой, она уставилась на него с затаенным любопытством.
   А тот почувствовал вдруг страх, но отказываться было поздно.
   – Ты и вправду хочешь попробовать? – уловила его колебания Настя.
   – А как же! – парень решительно взял чашку, отхлебнул и замер: вкус был жгуче-сладким, терпкий дух ударил в нос так сильно, что закружилась голова.
   – Брр! Это что-то новомодное? – Никита с удивлением рассматривал густой маслянистый напиток темно-зеленого цвета.
   – И да и нет, – уклончиво ответила Настя. – Настой по прабабушкиному рецепту. Отлично от простуды помогает!
   – А ты меня не отравишь? – неловко хмыкнул гость и бросил на хозяйку быстрый взгляд, надеясь на ответную шутку.
   Но нет, Настя была серьезна. Она держала чашку около лица, с наслаждением вдыхая аромат. И ответ ее прозвучал совсем не шутливо.
   – Не знаю, – тихо сказала она. – Будем надеяться, что нет.
   Преодолевая страх, Никита сделал еще глоток. На этот раз напиток показался не таким жгучим – пряное тепло обволокло горло, спустилось к груди.
   – Неплохой коктейльчик! А что тут намешано? – Он не оставлял попыток свести все к игре.
   – Ты точно хочешь знать? – испытующе посмотрела на него Настя. И снова ни в тоне ее, ни во взгляде не было игры, только какое-то жадное любопытство – так нетерпеливый экспериментатор смотрит на объект своих опытов.
   Никиту охватила паника. Стало холодно, он поежился. Перед ним как будто приоткрылась дверь в другой мир, чужой, неуютный, неприветливый, откуда на него пахнуло тьмой… Он будто балансировал на краю, а потом его вдруг страстно потянуло узнать, что там дальше… С этими мыслями Никита в несколько глотков допил настой, со стуком поставил чашку на стол.
   – Да, хочу, – как во сне промолвил он, глядя Насте прямо в глаза.
   – А может, вначале задачу обсудим? – она словно испытывала его.
   – Задачу потом. Сейчас давай про эту бурду, – настаивал он.
   – Ладно. Основа – обычный зеленый чай. В книге написано – «настоящий китайский зеленый чай высшего качества», но я решила, что сойдет и наш. После того, как чай настоится, в него надо добавить: три листика Aquarium Aqiutirum, корень Silencia Zitratum, истолченные в порошок цветки Lijeria Obiozum.
   – Это что, растения? – удивился Никита. – Надо же, никогда о таких не слышал! И где ты их взяла?
   – Здесь, – Настя обвела рукой комнату. – Они растут вокруг тебя. Вот это, – она подошла к подоконнику, показала на маленькое приземистое деревце, нахально растопырившее ветви так, что они теснили другие цветы. – Это Aquarium Aquitirum, видишь, здесь не хватает трех листиков.
   Никита подошел к Насте, наклонился, пригляделся. И действительно, на одной из веточек отсутствовали три мясистых глянцевых листочка.
   – А вот это – Lijeria Obiozum, – продолжила экскурсию Настя. Теперь они стояли перед пышным растением с мелкими листиками, усыпанным яркими голубыми цветочками. – По-другому еще называется ведьмина травка. Чувствуешь, как пахнет? Слабее, чем фаленопсис, но тоже приятно!
   Никита наклонился, понюхал – цветы источали пряный аромат, тот самый, который Никита уловил и в напитке.
   – А вот это – Silencia Zitratum, – они повернулись к свисающей с потолка лиане. – Видишь, какие мощные воздушные корни. И крепкие! Я так мучилась, когда отрезала.
   Стоя под лианами, Настя тряхнула головой, и волосы ее зацепились за один из воздушных корней. Она попыталась освободиться, но стало только хуже – теперь уже локоны запутались, а любая попытка пошевелиться вызывала резкую боль. Настя причитала, смеялась и все больше застревала в «джунглях».
   – Вот противное растение! Очень капризное. И липкое! Вечно с ним какие-то проблемы. Ну! А ты чего стоишь? – прикрикнула она на Никиту. – Иди, помоги!
   – Кто, я? – вдруг испугался Никита.
   – А что, здесь есть кто-то еще? Не видишь, что ли, я сама не могу!
   Парень робко ступил под густую завесу стеблей. Он осторожно коснулся Настиных волос, потянул за локон…
   – Аккуратнее! Не дергай! – зашипела Настя, и у спасателя задрожали пальцы.
   Никита принялся неловко распутывать колтун. Получалось плохо – едва он вытаскивал одну прядь, запутывалась другая. Настя то и дело вскрикивала и шипела.
   – Так, ладно, все понятно, – не выдержала, наконец, она. – Бери ножницы! В нижнем ящике стола. А теперь режь! Да режь, тебе говорят, что ты трясешься?
   – А что резать-то? Стебель? – Никита в растерянности щелкал ножницами.
   – Да волосы же! Неужели непонятно? Просто отрежь ту прядь, которая запуталась!
   – Тут много, – засомневался Никита. – Тебе прическу менять придется!
   – Режь, тебе говорят! – рассердилась Настя. – Или я тебя самого на кусочки раскромсаю!
   Никита покорно чикнул ножницами, отхватив, как ему показалось, совсем тоненькую прядь. Однако когда Настя выбралась из «зарослей», оказалось, что у нее появилась коротенькая челка. Обескураженная, она крутилась перед зеркалом, то и дело бросая свирепые взгляды на Никиту.
   – Под самый корень обкарнал! Что я теперь буду делать?
   – А что? По-моему, тебе идет! – попытался утешить ее невольный парикмахер. – Очень стильно! Так, значит, в той бурде, что мы пили, было и это зловредное растение? – неуклюже хотел он переменить тему разговора.
   – В той бурде, что мы пили, было и еще кое-что! – сердито бросила Настя. – Три клочка шерсти четырехмесячного котенка, вот!
   – Ты серьезно? – у Никиты вытянулось лицо.
   – А как же! Для чего я, по-твоему, Ерошкину шерсть собирала? – мстительно буркнула Настя.
   – Ты сумасшедшая! Тебя надо в психушку запереть! – в сердцах бросил Никита, хватаясь за горло – он боялся, что его вот-вот стошнит.
   – Ты сам захотел, – промолвила Настя, не отрывая глаз от зеркала. По губам ее блуждала усмешка – точно такая же, какую репетировал накануне перед зеркалом Никита. Только у Насти получалось лучше, естественнее. Да-да, она как будто насмехалась над Никитой, и это, вместе с другими странностями, вдруг взбесило его.
   – Знаешь что… – начал он и тут же, осекшись, бросил, – ладно, пока.
   А потом подхватил рюкзак и выскочил за дверь.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация