А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Валентинка с секретом" (страница 7)

   «Черная туча» появляется вновь

   – Папа, вы должны уволить эту женщину! – Настя говорила взволнованно и сбивчиво, боясь, что отец может в любой момент отключиться. Она стояла у школьного телефона, вглядываясь в густеющую за окном темноту и вслушиваясь в завывание ветра.
   – Настя, я плохо слышу, ты о ком? – в голосе отца чувствовались раздражение и усталость.
   – О Катерине, няне Павлика. Ее надо немедленно выгнать! Ей нельзя доверять ребенка! – Настя уже почти кричала.
   – Не так громко, Настя! У меня в ухе звенит… Ты разве забыла, как она вела себя во время пожара? Она же спасла малыша!
   – Она никого не спасала! Она…
   – Настя, извини, я на очень ответственном совещании и не могу говорить. Перезвони мне попозже домой, хорошо?
   – Да-да… – Настя попыталась перебить отца, но тот уже отключился.
   С упавшим сердцем она нажала на кнопку и попыталась набрать домашний номер, чтобы поговорить с Ольгой. Там не ответили. А ведь секретарша сказала, что ребенка оставили дома! Почему же там никого нет? Пошли гулять? Но как можно гулять с маленьким ребенком в такую погоду? Минус тридцать и метель… Не берут трубку? Тоже странно. А вдруг какой-то важный звонок… Или… малыш снова один? При этой мысли у Насти сжалось сердце. Она представила Павлика – маленького, испуганного, одинокого, и ей захотелось тут же побежать к нему, как тогда, в день рождения отца… Правильно! Так и надо сделать! И немедленно – перед глазами снова замаячила черная туча…
   – Абашина! Так ты еще тут? – Никита спустился из зала и теперь стоял рядом, удивленно разглядывая девочку. Он был уже без повязки, и взъерошенные волосы торчали в разные стороны. – Зачем же тогда с марафона сбежала? Я думал, у тебя срочные дела…
   – Правильно думал, – отрезала Настя, бегом направляясь к раздевалке.
   – Постой! Погоди… – Никита припустился следом. – Спасибо! За то, что помогла мне сегодня.
   – Не бери в голову! – отмахнулась Настя, даже не уловив каламбура.
   Но парень не отставал.
   – И еще спасибо, что вообще пришла… – продолжал он.
   – Да, пришла, ну и что? – обернувшись, девочка остановилась так резко, что Никита врезался в нее. На секунду их лица оказались рядом, и тут же они смущенно отпрянули в стороны.
   – Послушай, неужели ты не понимаешь, что есть дела поважнее твоего марафона? Не ходи за мной, ладно? – сердито бросила Настя.
   Поважнее марафона? Никита недоуменно посмотрел ей вслед. Если бы это сказала какая-нибудь другая одноклассница, он только презрительно фыркнул бы: ясное дело, что для большинства из них может быть важнее – танцульки, тусовки, магазины… Но как ни мало он успел узнать Настю, понимал – она не из таких. Ее «важное дело» наверняка весомее обычных развлечений! К тому же, похоже на то, что это именно она прислала ему валентинку…
   Чужая жизнь вдруг представилась Никите такой таинственной и захватывающей, что страшно захотелось поучаствовать в ней. Интересно, чем она живет, эта ненормальная Абашина? Он все еще не мог забыть, как странно она вела себя в зале. Погладила его по голове, как ребенка! А ее фокусы накануне? С этим обмороком, после которого он начал заикаться… Да, но сейчас он уже не заикается! И голова больше не болит…
   Настя вышла из школы, Никита, повинуясь внезапному импульсу, выскользнул за ней.
   Накинув капюшон, девочка решительно двинулась наперерез ветру, а парень пошел следом – осторожно, перебежками от одного укрытия к другому, радуясь, что метель разыгрывается все сильнее. Он не обращал внимания на мелкий колкий снег, секущий лицо и набившийся в кроссовки. Он даже позабыл о марафоне, а ведь в прошлом году все мысли чуть ли не целую неделю были заняты только этим – подсчетом очков, обсуждением возможных вариантов ответов, достоинств и недостатков различных решений…
   Когда он спускался за Настей в метро, все же мелькнула мысль, что ведет он себя на редкость по-дурацки – ему бы давно пора быть дома за компьютером, ужинать, делать уроки… На секунду он заколебался, но любопытство и азарт гнали дальше. И все же незначительной задержки оказалось достаточно, чтобы упустить торопящуюся девочку – она успела впрыгнуть в вагон перед закрывающимися дверями, а Никита, в досаде глядя вслед поезду, остался на платформе.

   Выйдя на нужной станции, Настя засомневалась. Нужно было идти к дому отца, но что-то толкало ее к другому выходу, в парк. Она довольно долго простояла на платформе, пропустила два поезда и все же решила, вопреки здравому смыслу, послушаться внутреннего голоса.
   В парке было темно и пусто. Ветер толкал в спину, словно подгоняя, мороз пробирал до костей, щипал лицо, и Настя, стараясь не думать, как ей страшно, почти бегом направилась к центральной аллее.
   – Павлик! – кричала она, и голос эхом отлетал от темных мрачных стволов. – Павлик! Где ты?
   Никакого ответа. Лишь кроны неприветливо шумели темными голыми ветками, да ветер завывал по пустым просекам.
   Настя побежала вперед. Здесь уже зажгли фонари, и снежинки метались, как рой насекомых. Девочка не встретила никого, даже собачников. Обежав парк, она снова вернулась к входу – ей вдруг так захотелось оказаться дома, в тепле, перед телевизором. Там можно уткнуться в экран, выбросить из головы «черную тучу» и вырваться из-под власти сил, завладевших ею в последние дни.
   Но Павлик…
   А что Павлик? Да как только можно было вообразить, что он сейчас здесь? Начиталась ерунды! Да мало ли что навыдумывала мечтательная девчонка в начале прошлого века!
   «А как же пожар и спасение Павлика? – попыталась возразить она самой себе, как недавно Михе. – Как объяснить „черную тучу“, которая предупредила о беде в прошлый раз?»
   И снова в ушах прозвучал голос Лариного друга: «Простая случайность! Совпадение. Ты всего лишь хотела поздравить отца с днем рождения и нечаянно попала на пожар. А „черная туча“ – выдумка, мираж, галлюцинация. Переутомилась, заучилась, вот и заклубилось что-то в голове…» – «А как же Коваленко с его таинственным заиканием и не менее таинственным излечением?» – «Но я же уже говорил! У Никитоса был приступ, потом прошел, как могла ты вообразить, что имеешь к этому отношение?» – «А задача? Разве справилась бы я с такой сложной задачей сама, без помощи волшебства?»
   На этот раз Настя ответила сама себе: «А почему бы и нет? Если подумать, ничего сложного в этой задаче не было! Я бы сейчас десяток подобных расщелкала, и при чем тут колдовство? Просто как следует поразмышляла…»
   От досады Настя плюхнулась прямо в снег. Нет, этому надо положить конец, и немедленно!
   Она вдруг поняла, что ужасно устала. Тяжелый ранец якорем тянул к земле, не было сил встать, идти к метро, даже руки не поднимались, чтобы натянуть поглубже сбившийся капюшон. Голова начала тяжелеть, глаза слипались, и Настя осознала: «Все, ничего больше не хочу. Только спать, спать, спать – прямо тут, в мягком пушистом сугробе…»
   – Абашина? Ты чего это? Тебе плохо? – как сквозь сон услышала она голос Никиты и, вздрогнув, открыла глаза.
   – Опять ты? – вяло удивилась девочка. – Ну что ты пристал со своим марафоном? Я же сказала, отстань!
   – А я не с марафоном! Я просто… гулял тут, вот! А потом смотрю – ты сидишь. И вроде спать уже начала! А на морозе спать нельзя – замерзнешь!
   Никита отнял у Насти рюкзак, чуть ли не пинками заставил подняться и потащил за собой к выходу.
   – Ты ненормальная! – сердито бормотал он, прикрывая девочку от ветра. – Тебя надо в психушку запереть! Гулять в парке в такую погоду…
   С того момента, как ему удалось увидеть Настю на платформе станции «Филевский парк», он больше не выпускал ее из виду. Но чем дальше парень следовал за девочкой, тем больше удивлялся ее странному поведению. Абашина не переставала задавать загадки…
   – А сам-то! – лениво огрызалась Настя. От усталости она едва переставляла ноги. – Тебя-то каким ветром сюда занесло?
   Если бы Никита знал ответ! В объяснении его собственного пребывания здесь логики не имелось никакой… И все же он ни капли не жалел о первом в жизни настоящем приключении.
   – Погоди-ка! – Настя вдруг остановилась, присела на корточки и подняла что-то с дорожки. – Смотри! Мобильник!
   – Да ты что! – не поверил Никита. – Точно! «Нокия» № 73. Как у моей мамы! О! Работает! Только фотоаппарат глючит. Наверное, от мороза. Ну ты даешь! Неужели за этим сюда пришла? – он подозрительно уставился на девочку.
   – Ага. Перлась через всю Москву, чтобы подобрать в снегу мобильник, – буркнула Настя. Она нашла номер последнего звонившего и хотела было вызвать его, но передумала. Вместо этого быстро набрала домашний телефон отца, прижала трубку к уху. Один гудок, второй…
   – Да! Алло! Я слушаю! – отозвался знакомый женский голос. Настя с облегчением перевела дух и, прикрываясь от ветра, крикнула в трубку:
   – Ольга? Здравствуйте! Это Настя, дочка Леонида Кирилловича. Мы с вами недавно познакомились…
   – Привет, Настя! Конечно, я тебя помню. А отца сейчас нет, он на совещании!
   – Я знаю… Я уже звонила ему. – Настя замялась, не зная, сказать ли Ольге про Катерину или нет. Но так и не решилась. – У вас все в порядке? – спросила она вместо этого. – Как Павлик?
   – Спасибо! Все хорошо! Уже спит.
   – А… Катерина? Она там?
   – Да! А что? Ты хотела поговорить с ней?
   – Нет-нет! Наоборот. Ольга, вы знаете… Эта женщина обманывает вас насчет пожара! Ее там не было! Она оставила ребенка одного! Ольга! Вы слышите? Алло! Алло! – кричала Настя в пустоту.
   – Не трудись. Аккумулятор разрядился, – пояснил Никита, осмотрев телефон. – Ладно, пошли, – он снова довольно сильно дернул ее за рукав, и Настя покорно кивнула. – Куда теперь? Еще пару кругов по парку?
   – Можно в метро, – проронила девочка.
   – Знаешь, мне вообще-то надоело тебя провожать, – буркнул Никита, задетый ее безразличием.
   – А я и не прошу! – огрызнулась Настя.
   И снова за весь путь домой не было произнесено ни слова.
   Никита смотрел, как погруженная в свои мысли Настя отогревает закоченевшие пальцы, и чувствовал себя обманутым. После всего, что он сделал для этой девчонки, она могла бы быть и поприветливее! Хоть бы спасибо сказала, что ли. Ведь он и в самом деле спас ей жизнь, без дураков, она чуть было не замерзла в парке!
   И в то же время вдруг ставшая загадочной одноклассница все больше и больше притягивала его. Сколько же у нее тайн! Как много непонятного творится вокруг! То заикой станешь, то снова нормальным, то мобильник найдешь в снегу посреди глухого леса… Став невольным свидетелем телефонного разговора, Никита был заинтригован еще больше. Хотелось расспросить Настю про пожар и плохую няньку Катерину, выяснить, почему же Абашина все-таки притащилась в этот парк… У него была тысяча вопросов, но как только парень порывался заговорить, слова замирали на губах. Он видел, что Настя полностью отключилась. Еще он вдруг поймал себя на мысли, что мог бы с легкостью ругаться с ней или командовать, но заговорить просто, по-приятельски, не решался. И в тот самый миг, когда он, рассердившись на себя, все-таки решил завязать разговор, плечу вдруг стало тяжело, а щеки коснулось что-то пушистое. С удивлением скосив глаза, он увидел, что Настя спит, привалившись к нему головой, и ее выбившиеся из-под шапки волосы щекочут его. Никита в панике напрягся… и тут же расслабился. «А почему бы и нет?» – подумал он, тоже закрывая глаза. В конце концов, он так устал после этого бесконечного дня… Через мгновение Никита уже спал, уткнувшись носом в Настину шапочку, пахнущую чем-то земляничным.
   Перед нужной станцией Настю как будто что-то толкнуло, она вздрогнула и открыла глаза. Почти одновременно, но все-таки чуть раньше, проснулся и Никита, успевший выпрямиться и притвориться, что так и сидел всю дорогу.
   По-прежнему в молчании они дошли до Настиного дома.
   Лишь у самых дверей девочка все-таки заговорила.
   – Спасибо! – сказала она, бросив на парня благодарный взгляд.
   Никита почувствовал себя так, как будто выиграл в интеллектуальном марафоне. Рюкзак стал легче, плечи сами собой расправились.
   И тут ему в голову пришла одна важная мысль.
   – Слушай… Скажи, какая у тебя любимая песня?
   – «Imagine», – растерялась Настя. – Джона Леннона. Ладно, пока, я пойду.
   Она! Это она написала валентинку! Надо было тут же удостовериться в этом, но Никита медлил, а когда решился, было поздно.
   Девочка скрылась за дверью, а парень в досаде стукнул кулаком по стене. Ну вот! Опять струсил! А ведь все было так хорошо!
   Взвалив на плечо вмиг потяжелевший рюкзак, Никита нехотя поплелся домой.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация