А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Валентинка с секретом" (страница 16)

   …и новые огорчения

   Никита появился в зале в разгар всеобщей суматохи. Учительницы не было. Несколько секунд парень стоял незамеченным, наблюдая за бумом, охватившим класс, – парни и девчонки, все как один, прыгали через скакалки. На его глазах участники необычного соревнования начали по очереди «сходить с дистанции», разочарованно сообщая о результате – семьдесят три… сто тридцать семь… сто девяносто один… Последним был Миха, которого хватило на триста четыре прыжка.
   Усталые одноклассники без сил развалились на скамейках и только тут заметили Никиту.
   – Привет, народ! – бодро помахал им опоздавший, гадая, почему это все вдруг замолчали и уставились на него, дружно открыв рты.
   – Ой, мамочки! – прозвучало уже, наверное, в сотый раз за эти дни.
   «Ну что еще?» Сердце у Никиты заныло от недоброго предчувствия. Неужели это реакция на его лысую голову? Эх, надо было до конца урока в раздевалке посидеть! Но после парикмахерской ему вдруг как никогда захотелось побегать, попрыгать, покидать мячик в баскетбольную корзину… Парень в замешательстве замер посреди зала, растерянно оглядывая одноклассников. Все молчали, с ужасом глядя на него. Да что он, в привидение превратился, в конце концов?
   – Вы че, народ? – обратился он к ребятам. – Лохнесское чудовище увидели? Это же я, я, Никитка Коваленко!
   – Теперь поняли, – выдавил из себя Миха. – Ты в зеркало-то с утра смотрел?
   – А, ты о моей новой прическе! – неловко усмехнулся Никита. Он прикоснулся к голове, и… свет померк в его глазах. Лысины не было! Вместо жесткого ежика снова вились локоны. Испуганный, он ощупал голову еще раз – так и есть! Волосы опять отросли! Жесткие, непослушные, курчавые… Да еще длиннее, чем раньше! А… как же тогда остальное? Ресницы? Брови?!
   Никита застонал, бросился в комнатку учителей, где было зеркало. Так и есть! Мучения в парикмахерской оказались напрасными. Вокруг лица дыбилась густая грива, а ресницы и брови снова стали черными как смоль…
   Никита в отчаянии выбежал обратно в зал и нос к носу столкнулся с Настей. Поглощенный собственными переживаниями, он не сразу понял, кто это. А узнав, замер как вкопанный. Вихрь чувств охватил его: потрясение от озарившей вдруг догадки, обида, злость и – страх перед какой-то нечеловеческой, непривычной красотой…
   Его появление потрясло Настю не меньше. Прижав руки к щекам, она поедала его взглядом и что-то быстро бормотала.
   – Панацея! – услышал Никита. – Панацея!
   – Ой, мамочки! – на этот раз это снова была Вика.
   – Да… – согласилась Лара. – Это уж точно «мамочки».
   Класс зашумел, девочки испуганно сбились в кучку, парни храбрились, перекидываясь мячом, но тоже старались держаться подальше от странной пары.
   Возвращение учительницы было как никогда своевременным, хотя даже Эвелина Ивановна при виде опоздавшего Никиты и стоящей рядом Насти вздрогнула и ахнула таким басом, что показалось, будто выстрелила пушка.
   Все же ей довольно быстро удалось взять себя в руки.
   – Это что еще за демонстрация? – грозно нависла она над «близнецами». – Что за мода такая? Кто вам разрешил такое сделать? Забыли, где находитесь? Здесь школа, а не подиум! А я-то Абашиной еще и благодарность записать хотела! А она тут выкручивает! И Коваленко туда же!
   К счастью для всех, раздался звонок.
   А вот уж в раздевалках Никите и Насте досталось по полной программе.
   – Могла бы и сказать, что у вас с Никиткой любовь! Подруга называется! – высказала общее мнение Лара.
   – Вот именно! Иначе как бы ты уговорила парня на химию, ума не приложу! – наперебой закричали Ира, Тамара и Катя. – Тем более такого женоненавистника, как Коваленко!
   – Да какая любовь, вы что! – отбивалась Настя. Она пыталась развязать на кроссовке шнурок и не знала, плакать ей или смеяться. – И не уговаривала я никого… И химии у него нет! Это все «панацея»!
   – Какая «панацея»? – полуодетые девчонки подошли ближе. – О чем это ты?
   – Опять из дневника прабабушки, да? – догадалась Лара. – Ой, девочки, там у нее столько!
   – Да знаем мы, знаем! – нетерпеливо перебила Тамара. – Что мы, Михин плеер не слушали? И про заикание знаем, и про знаки, и про заклинание… Давай, колись дальше!
   Вздыхая и пыхтя над тугим узлом, Настя поведала о том, как они с Никитой варили и пробовали зелье.
   – Там было написано – от всех болезней, – виновато вздохнула она. – Я же не знала, что такое получится!
   – И как это вас от шерсти не вырвало! – брезгливо скривилась Катя.
   – А я бы ради такого вида и не то выпила! – с энтузиазмом заявила Тамара. – Сваришь мне потом, ладно? Только лучше, чтобы я брюнеткой стала. А шерсти я тебе могу от своего котенка принести, он у меня тоже четырехмесячный. И черненький, как уголек!
   – А от болезни-то помогло? – перебила Тамару Лара. – Ты же вроде вчера совсем плохая была.
   – Как видишь. – Настя усиленно подышала носом, чтобы показать, что насморка больше нет.
   – Слушайте! – воскликнула вдруг Лара. – А этот твой рекорд… Ну, тысяча прыжков… Может, это тоже от зелья?
   – Точно! – поддержала Ира. – Ты раньше никогда столько не прыгала!
   – Нормальному человеку никогда столько и не прыгнуть, – поддакнула Катя.
   Настя справилась, наконец, со шнурком и теперь могла спокойно переодеться.
   – Ничего я не знаю, – невесело вздохнула она. – Может, от зелья, а может, и нет. Я вообще теперь ничего не знаю!
   У дверей раздевалки Настю перехватил Миха.
   – Повтори, а? – протянул он ей диктофон.
   – Что?
   – То, что девчонкам сейчас докладывала.
   – А ты откуда знаешь? – подозрительно уставилась на парня Лара и тут же догадалась. – Так ты подслушивал!
   – Подслушивал? А может, еще и подглядывал? – грозно сжав кулаки, подступила к Михе Тамара.
   – Ладно, ладно, голосистая, уймись! Кому нужны ваши дырявые носки?
   – Ах носки? – девчонки дружно набросились на Миху, но тот все-таки успел протянуть Насте диктофон:
   – Так ты запиши все, ладно? Только в подробностях! И вначале скажи – «серия двадцать четыре»…

   Так кто же написал валентинки?

   Никита подошел к Насте, когда она заканчивала наговаривать «серию двадцать четыре».
   – Поговорить надо, – глухо сказал он, не поднимая глаз. После разборки с парнями в раздевалке он ощущал себя еще хуже, чем утром. Хотелось не просто обриться наголо, а отрезать голову целиком.
   – Говори, – пожала плечами Настя, выключая диктофон.
   Они отошли к окну, дружно уставились на дымящие трубы ТЭЦ. Из окна дуло, Настя зябко куталась в кофту и все равно не могла сдержать дрожи.
   – Ты… уже совсем выздоровела? – кашлянув, спросил Никита.
   – Совсем, – кивнула Настя.
   – А Павлик как себя чувствует?
   – Не знаю, не звонила пока, – ответила Настя, а потом решилась. – Ты ведь не об этом хотел поговорить, так?
   – Так, – согласился Никита. – Твои штучки? – показал он на свою натянутую по самую шею шапку.
   – Не знаю… Наверное… – смущенно залепетала Настя.
   – Твои, твои! Вчерашняя бурда с шерстью! Ты нарочно мне ее подсунула! – начал заводиться Никита. Он сжал подоконник с такой силой, что пальцы побелели.
   – Ничего подобного! – запротестовала Настя. – Я тебя не заставляла! Ты сам захотел попробовать!
   – Исправляй теперь! Делай что хочешь, но чтобы у меня сегодня же были нормальные волосы! И лицо! Поняла?
   – И как же, интересно, я это сделаю? – воскликнула Настя. Было обидно, что собеседник как будто специально не замечает ее мучений.
   – Как хочешь! Сумела сотворить, сумей исправить!
   – А если не сумею, то что? – Настя тоже начала сердиться.
   – Сумеешь, сумеешь!
   – А если нет? Что тогда?
   – Тогда… тогда… Тогда вот что!
   Никита схватил ее за плечи, притянул к себе и крепко поцеловал. «Напор и натиск! – вспомнил он совет Михи. – Интересно, видит ли его сейчас друг?»
   Шум в рекреации стих.
   – Ой, мамочки! – донеслось из противоположного угла.
   – Если она скажет это еще раз, я ее придушу, – пообещал Никита, снова потянувшись к Насте.
   Звук пощечины нарушил тишину.
   – Скажешь, я тебя опять заставляла? – процедила Настя, гневно сверкая глазами. – И не смей больше приближаться ко мне, понял?
   Краем глаза она заметила во взгляде Вики одобрение.
   А потом раздался голос дежурного учителя:
   – Коваленко, Абашина, к завучу с дневниками! Немедленно!

   – Никита, сними шапку, – начала разнос завуч Евгения Федоровна.
   – Не хочу, – угрюмо буркнул нарушитель дисциплины.
   – Сними, говорят тебе! В школе надо находиться без головного убора! Вот так-то лучше, – удовлетворенно кивнула она, когда приказ был выполнен. А потом продолжила: – Дорогие мои! Вы что же это устраиваете, а? От вас уже вся школа дрожит!
   Никита и Настя молчали, глядя в разные стороны.
   – И кто бы хулиганил, а? Ладно, Цыганков и Романов. Ну, в крайнем случае, Веревкин. Но вы! Гордость школы Никита Коваленко. Разумная, спокойная девочка Абашина Анастасия. От вас я такого никак не ожидала!
   Нарушители дисциплины продолжали угрюмо молчать.
   – И ведь что вытворяете, а? Страшно сказать! Я понимаю, Цыганков доску на колесиках в школу принес, устроил массовые катания – тут все ясно, на то он и хулиган, чтобы безобразничать. А вы? Эти вызывающие прически, макияж. И совершенно недопустимое поведение! Я, конечно, не ханжа, сама понимаю, любовь и все такое…
   – Нет никакой любви! – одновременно воскликнули Никита и Настя, в первый раз нарушив тишину.
   – Ну, вот я о том и говорю… Я прекрасно знаю, как это бывает в вашем возрасте. Не вы первые, не вы последние! Но зачем же целоваться на перемене? На глазах у остальных? Там же, между прочим, начальная школа была! Хоть бы малышей постеснялись!
   Несмотря на злость, Никиту начал разбирать смех.
   – И твоя прическа, Коваленко. Разве можно мальчику носить так волосы? В уставе школы записано: «Учащимся предписывается аккуратная стрижка с естественным цветом волос». А ты чего удумал? Завивку сделал, покрасился!
   – Я не красился! – возмутился Никита. – И не завивался!
   – Ну, так, значит, парик надел? – завуч наклонилась и так сильно дернула Никиту за волосы, что парень скривился от боли. – Приклеил, что ли? Тем хуже! Это просто вопиющее издевательство!
   Настя вдруг как-то странно булькнула, не то чихнула, не то хрюкнула и, пробормотав «извините», быстро выбежала из кабинета. Из коридора донеслись взрывы хохота.
   – Так, ладно, все. Иди посмотри, что там с Абашиной? По-моему, у нее истерика. А дневничок-то оставь! Зайдешь после уроков. И подруга твоя пусть зайдет.
   – Она не моя! – снова обиженно вскинулся Никита.
   – Конечно, конечно, – усмехнувшись, закивала завуч. – Ну так я и говорю – пусть зайдет!

   Никита с облегчением выскользнул в коридор, догнал Настю. Она взглянула на него и снова захохотала – да так заразительно, что Никита тоже не смог удержаться от смеха.
   – Как… она… тебя… за волосы оттаскала! – заливалась Настя. Схватив Никиту за волосы, она тоже несколько раз дернула. – Да, здорово ты парик приклеил!
   – Разве можно мальчику носить так волосы? – передразнил Никита. – Слушай, ты извини меня… за поцелуй на перемене, – он и сам удивился, как легко у него вышло.
   – Ладно, на первый раз прощаю, – смилостивилась Настя. – Но если в следующий раз ты посмеешь это сделать без моего разрешения…
   – Значит, с разрешением можно? – обрадовался Никита. – Ловлю на слове!
   Но Настя и сама поняла свою оплошность. Покраснев, она в сердцах пробормотала:
   – Знаешь, если ты мне валентинку послал, это еще ничего не значит!
   – Валентинку? – растерялся парень. – Я? Тебе? Но я ничего не посылал! Ведь это же ты мне написала!
   – Я?! – оторопела Настя. – Да никогда! Как ты мог такое подумать? Кто я тебе, по-твоему?
   – Ты? Фея, – вырвалось у Никиты, о чем он тут же пожалел – черные брови Насти грозно сошлись над переносицей.
   – А говоришь – не писал! Эх, ты, супермен! Оказывается, ты еще и трус к тому же!
   – Ну, знаешь! Ты сама врешь, что не писала! Откуда ты знаешь, что там было?
   – Ничего я не знаю и знать не хочу! И вообще, что ты привязался ко мне? Три дня проходу не даешь!
   – Это я тебе не даю?! Да это ты меня уже достала! Посмотри, кого ты из меня сделала!
   – Никого я из тебя не делала! Ты такой, какой есть! И если у тебя проблемы, нечего их вешать на других!
   В пылу спора они не замечали, что перемена давно кончилась, что они одни стоят и орут на весь коридор.
   – Та-а-ак, – завуч возникла рядом совершенно незаметно. – Как видно, принятые меры на вас совершенно не подействовали. Придется закрутить гайки!
   – Не надо гайки, Евгения Федоровна! – взмолился Никита. – Я и так переживаю из-за всего этого, – он показал на волосы. – Вы просто простите нас, хорошо?
   – Да, Евгения Федоровна! – присоединилась к Никите Настя. – Мы очень, очень виноваты и просим у вас извинения.
   – Ну… ладно, – неуверенно проговорила завуч. – Вы, я вижу, вполне искренне раскаялись. Только этого мало! Ты, Коваленко, должен изменить прическу, а ты, Абашина, никогда не позволяй молодым людям вести себя так!
   – Конечно, конечно, Евгения Федоровна! – обрадованно закивала провинившаяся парочка. – Спасибо!
   – Дневники не забудьте забрать! – напомнила учительница.

   Но спор на этом не закончился. Выяснение отношений продолжилось и после уроков.
   – Еще раз повторяю – я никогда в жизни не посылала тебе валентинку!
   – И я тебе не посылал!
   – Да? А как же тогда исчезающие чернила? Мою валентинку написали именно ими! А такая ручка в классе только у тебя!
   – Не только в классе, но и в школе! – хвастливо поправил Никита и тут же спохватился. – Но это ничего не значит! Говорю тебе, я ничего не писал! – выпалил он и тут же запнулся, как будто что-то вспомнив. – Погоди-ка… У меня появилась идея… Вика! Кузовлева! – окликнул он старосту. – Пойди сюда! Признавайся, это ты послала Аське валентинку на День влюбленных?
   – Что-о-о?! – вскипела Вика. Глаза и рот ее стали похожи на разнокалиберные буквы «о». – Ты совсем того?! Окончательно головка не соображает? Да тебе к врачу надо! Не понимаешь, что несешь! Несусветную, невероятную, небывалую чушь!
   – Вроде не она, – смущенно кашлянул Никита. – Ладно, не ори. Скажи лучше, у кого еще в тот день побывала моя ручка? Помнишь, ты брала ее у меня?
   – Ручка? Да-да, что-то было… Спроси у Лариски, – бросила Вика, обиженно надувшись.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация