А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Озеро наслаждений" (страница 6)

   – Не сегодня, мистер Логан, – поторопилась вмешаться Порция. – Я действительно должен настоять, Фаина, чтобы мы удалились.
   – Нет. Если ты не хочешь сопровождать нас, Филипп, – сказала Фаина своим медовым тоном сценической леди, – мы, в самом деле, отпускаем тебя. В конце концов, сделка есть сделка, не так ли, мистер Логан? Я полагаю, что предпочла бы павильон. – Она поднялась и одарила его обворожительной улыбкой. – Я готова! – Фаина подала Даниэлю руку, обошла вокруг стула и пошла по проходу своей легкой походкой.
   Итак, Фаина впервые выказала строптивость. Порция, разозленная до предела, должна была восхититься неизвестно откуда взявшейся силой воли своей сестры. Хорошо, если Фаина хочет развлекаться, она позволит ей развлечься этой ночью. Мужчины в зале не отрывали от Фаины взглядов, когда она выходила из обеденного зала со всей грацией и красотой примадонны, оставившей на сцене своего поклонника. В какой-то момент Порции показалось, что сейчас последует гром аплодисментов.
   Но Порция не была уверена, какое именно чувство ее обуревало, когда она шла, замыкая шествие: тихий гнев оттого, что Фаина не последовала ее указаниям, беспокойство о том, что она теряла контроль над потенциально опасной ситуацией, а может быть, даже немного ревности.
   Чего ни за что в мире не хотелось Порции, так это быть одной из этих женщин, разодетых, как особы королевской фамилии, натянуто улыбающихся и с глупым видом разглядывающих Фаину.
   Может быть, она немного беспокоилась за Фаину? Порция не хотела, чтобы в этот вечер Фаина испытала больше недовольства их аскетичной жизнью, чем обычно. Но видя, как естественно она вошла в это общество, Порция поняла, что Фаина органично вошла в него, что ей самой абсолютно недоступно.
   Что теперь будет делать Даниэль Логан? Даже если он раскроет их маленькую хитрость, что он может сделать? Ему понадобилась невеста, и он получил ее, может быть, единственную, кто сумел сыграть роль так, как она должна была быть сыграна.
   Почему тогда у нее было чувство, что он дал новое направление этой игре? Не открыла ли она ящик Пандоры, который был брошен им на неотмеченной на карте территории? Порция вздрогнула. Теплый летний бриз освежил щеку, которую она рассеянно потирала. Все мышцы ее лица болели от улыбок.
   Играть на сцене – одно, но играть роль в действительной жизни – совсем другое. Здесь она не знала штрихов своей роли, и находилась в постоянном страхе, что она единственная, кто может совершить ошибку. Она надеялась только привести этот вечер к концу как можно скорее.
   Впереди, спускаясь по покрытой гравием дорожке, Даниэль галантно держал руку Фаины в своей. Они направлялись от одного аттракциона к другому. Если Фаине и было не по себе, то Порция не могла заметить ни одного признака этого. Казалось, ее сестра расцвела от внимания Даниэля. Боже, что, если Фаина воспринимает его ухаживания всерьез? Она не должна влюбиться в Даниэля. Это было бы несчастьем.
   Фаине никогда не приходилось близко наблюдать такого мужчину, как Даниэль, с огнем в крови и с такой нежностью в поцелуе. Не Фаина, а гораздо более опытная женщина способна удержать в руках Даниэля Логана – женщина даже с большим огнем и большей способностью к контролю. Порция вздохнула и замедлила шаги. Не скрываться и слушать их разговор – хуже, чем подслушивать.
   С какой стати Даниэль Логан пригласил их сюда?
   Когда они гуляли вдоль кромки искрящейся воды, Порция чувствовала запах рано расцветших роз. Издалека она могла видеть павильон, сверкающий огнями и буквально набитый людьми. Повсюду разносчики торговали своими товарами, пока люди кружили вокруг озера и гуляли по тропкам в саду, останавливаясь, чтобы посидеть на качелях и на скамьях у воды. Звуки смеха и тихих разговоров наполняли мягкий ночной воздух. Вечер был волшебный, такое волшебство, которого ни Фаина, ни Порция никогда не испытывали.
   Павильон представлял собой белое, как бы кружевное здание, построенное над озером. Танцоры грациозно двигались по площадке, как некие фантастические тени, играющие в грезах.
   – Не хотите ли потанцевать? – Даниэль склонил голову в ожидании ответа Фаины.
   – Да, благодарю вас. Я люблю танцевать. – Фаина слегка поклонилась и ступила на площадку, совершенно околдованная музыкой и ночью.
   Даниэль обернулся к Порции:
   – Найдите себе партнершу, Филипп, и присоединяйтесь к нашему веселью.
   – Нет, благодарю, – ответила Порция, – я лучше посмотрю на вас.
   – Как хотите, сказал Даниэль, посмотрев насмешливо, и увлек Фаину в шуршанье шелка и атласа. – Но вы упускаете шанс повеселиться, мой мальчик.
   – Черт побери! – пробормотала Порция, вздохнув.
   Конечно, он должен был предложить ей потанцевать. Для Даниэля Логана она была мужчиной – нет, не мужчиной, а юнцом, который не умеет даже выкурить сигару без того, чтобы не сделать из себя посмешище. Фаина была права. Этот вечер повернул на несчастье, но Порция была единственная, кто чувствовал себя здесь не в своей тарелке. Она стала пробираться к белому кружевному обрамлению, которым отделаны стены здания. Если бы она могла превратиться в тень, она дождалась бы конца этого танца незамеченной и настояла бы на том, чтобы вернуться в общежитие.
   Проклиная себя, Порция вглядывалась в толпу, пока не нашла Даниэля и Фаину, плавно двигавшихся в следующем танце подобно грациозным фарфоровым фигуркам из музыкального ящика. Когда вальс кончился, они направились к Порции.
   Когда они подходили к ней, к ним обратилась дама средних лет, на которой было навешано столько драгоценностей, сколько Порция никогда в жизни не видела. Она даже засомневалась: может быть, это театральный реквизит из цветного стекла. На женщине было платье розового цвета, окутанное ярдами черного кружева, кромка платья была поддернута вверх и прикреплена к ее запястью. Позади блистательной дамы стоял высокий, худощавый, серьезный молодой человек, нежное и прекрасное лицо которого напоминало музейную скульптуру молодого греческого философа.
   – Даниэль, я слышала о твоем обручении, – сказала женщина с приветливой улыбкой. Это и есть ваша невеста?
   – Леди Эвелина, – представил им Даниэль даму и протянул руку. Он дотронулся губами до кончиков ее пальцев и приложил легкий поцелуй к ее щеке. – Конечно. Я рад представить вам Фаину Макинтош, мою невесту. Фаина, это леди Эвелина Делекорт, графиня Хайдмарская.
   – Как вы прелестны, – воскликнула леди Делекорт. – А это мой сын Эдвард.
   Даниель подвел Фаину ближе, ожидая, что она ответит на комплимент. Но Порция сразу поняла, что Фаина не слышала ни слова, сказанных леди Делекорт, ни слов Даниеля. Она, остолбенев, уставилась на Эдварда, который тоже не отрываясь смотрел на нее.
   Порция почувствовала, как ее сердце совершает прыжок. Фаина забыла, где она находится и какая ей поручена роль! Даниэль с огорчением смотрел на леди Делекорт, которая с неудовольствием обернулась к Эдварду, а его глаза пылко всматривались в Фаину. Порция решила, что она должна что-то предпринять. Неудовольствие Даниэля могло иметь последствия, на которые она не рассчитывала.
   – А я По… Филипп Макинтош, брат Фаины, леди Делекорт. Нам так приятно познакомиться с вами. – Порция быстро встала рядом с Фаиной, наградив сестру быстрым и точным ударом по лодыжке, после чего последовала примеру Даниэля и приложилась губами к еще отставленной руке графини. – Правда, Фаина?
   Но Фаина находилась под гипнозом неподвижного взгляда молодого человека, который приглашал ее танцевать. Порция вдруг почувствовала, что все их надежды могут погибнуть в пылу накаляющегося увлечения, которое отражалось в глазах Фаины, когда она ступила на площадку и была заключена в объятия Эдварда Делекорта. Она чувствовала состояние Даниэля, стремящегося сдержать ярость.
   Было абсолютно ясно, что Фаина совершенно забыла о Даниэле. Фаина и Эдвард скользили по танцевальной площадке, как будто были специально созданы друг для друга. Они окунулись в музыку и кружились на облаке счастья. Порция была совершенно поражена. Она беспомощно оглядывалась на Даниэля и леди Делекорт, этих участников драмы, которые во все глаза смотрели на танцующих с одинаково ошарашенным видом.
   – Ну, – наконец очнулась леди Эвелина, – прошу прощения за плохие манеры моего сына мистер Логан. Он никогда… Я думаю, он не имел в виду оскорбительного отношения к…
   – Ну что вы, леди Делекорт. Я полностью отдаю себе отчет, насколько хороша моя невеста. Не многие мужчины могут сопротивляться этой красоте. Эдвард не первый, кого очаровала мисс Макинтош. К тому же она из довольно интересной семьи. – Они не всегда таковы, какими кажутся. Хотя я могу согласиться, что это довольно неожиданный поворот событий.
   – Да, – согласилась величественная дама. – Боюсь, что Эдвард не обладает большим опытом в общении с женщинами. Он всегда был мечтателем, интересующимся лишь всяческими механическими штучками, а что касается этикета…
   – О, как это увлекательно, – сказала Порция, проявляя наигранный интерес к интересам сына графини, чтобы хоть как-то поддержать разговор и отвлечь внимание от Фаининого предательства. – Что привело вас в "Свитуотер"?
   – Я американка, хотя и живу в Англии. Я хотела, чтобы Эдвард увидел мою родную страну, прежде чем вступит в свои наследственные права. Во время путешествия он слегка приболел, поэтому мы приехали на берега озера Наслаждения, на эти источники, хотя и пришлось его уговаривать. Он буквально потрясен новыми электрическими лампами и гостиничными коммуникационными системами. Можете себе представить: он хочет скорее вернуться в Англию и внедрить там телефонную связь.
   – Как интересно. Мне и самому не терпится посмотреть электрическую иллюминацию, – кивнула Порция почти в отчаянии. – А вы не находите систему уникальной, мистер Логан? – У Порции было такое чувство, будто она находится на сцене с партнерами, которые неожиданно забыли свои роли.
   – О, в самом деле, – сказал Логан, глядя на Порцию со странно смешанным выражением веселья и с трудом сдерживаемого гнева.
   – В самом деле, – эхом отозвалась Порция, стараясь говорить низким голосом. – Может быть, вашему сыну не стоит так много танцевать, если он неважно себя чувствует. Ему лучше не переутомляться. – Порция поняла, что она должна решительно пресечь явное увлечение Фаины и Эдварда. – Я сейчас же, мистер Логан, приведу мою сестру обратно. Нам уже пора уходить.
   – А? Конечно, Филипп. Вмешайтесь.
   Удивление Даниэля тем, как быстро Порция нашла выход из неловкой ситуации, не имело границ. Она вклинилась между Фаиной и Эдвардом и взяла Эдварда за плечи:
   – Извините, что помешал, сэр. Но мне необходимо переговорить с моей сестрой.
   – Порция, уходи! – произнесла злобно Фаина, стараясь вырваться из железной хватки сестры. – Ты устраиваешь спектакль.
   – Спокойно, Фи. Танцуй! – Порция неуклюже обняла Фаину и потащила в гущу танцующих.
   – Порция, немедленно отпусти меня, или я устрою скандал.
   – Скандал? И ты еще беспокоишься о том, что это я устраиваю спектакль? Фаина, я ударю тебя и в самом деле дам тебе повод для скандала. Ты что, забыла для чего мы сюда приехали? Ты хочешь, чтобы мы окончательно потеряли нашу труппу? Ты хоть представляешь, в какой он ярости? Ты подумала об этом, дура ты эдакая, когда пошла танцевать с другим мужчиной?
   – Я… я… о, Боже, Порция, я слегка забылась…
   – Из-за тебя мы можем потерять труппу, Фаина. С какой стати ты проявляешь такой интерес к этому Эдварду Делекорту?
   – О, Порция, – в дрожащем голосе Фаины были смешаны боль и страх. – Порция, я не хотела никого обидеть. Но я не могла устоять. Мне кажется, я влюбилась.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация