А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Озеро наслаждений" (страница 5)

   С того момента, как Фаина вышла из артистической уборной и стала спускаться по лестнице в фойе, она приобрела черты леди, которую должна была изобразить. Неважно, кем Фаина была на самом деле, но она была прекрасной актрисой. К тому времени, как они достигли фойе, Порция знала, что ее решение было мудрым. Несмотря на свое ненадежное положение, Фаина прекрасно исполнит свою роль, и Даниэль Логан сможет сказать, что его выбор невесты идеален.
   – Кем ты будешь сегодня, Порция? – язвительно спросила Фаина. Они ехали из Чатаквы в отель в специальном экипаже, присланном за ними.
   – Кем буду? Что ты имеешь в виду, Фаина? Я буду Филиппом, твоим братом-близнецом, конечно.
   – Нет, я не Фаина. Я буду играть Офелию. Тогда я не буду так сильно нервничать.
   – Ну, если ты Офелия, я полагаю, что я буду принцем Гамлетом.
   – Но принц Гамлет был денди, Порция. Я не уверена, что хочу, чтобы мой брат был таким же.
   – Ну, тогда еще лучше. Если я забудусь и стану самой собой, твой жених ничего не заподозрит.
   – Мне интересно, почему ты так франтовато оделась.
   Порция взглянула на темно-бордовый бархатный сюртук и кремовые брюки, в которые была одета. Это была лучшая одежда из их театрального гардероба. Она не обдумывала того вида, который являла собой. Единственная проблема, которая встала перед ней, – это волосы. Наконец, папа приспособил модный парик, который прикрыл ее собственные локоны с гарантией, что она не станет предметом тайного внимательного осмотра.
   Экипаж с цоканьем проезжал по аллее мимо элегантных нарядных пар, вышедших на вечернюю прогулку. Повсюду слышалась музыка. Скрипачи проходили в мягком ночном воздухе, останавливались, чтобы сыграть гостям серенаду. На вершине поросшего огромными розовыми кустами холма был бельведер, где струнный квартет играл Моцарта. Из самого отеля доносились звуки веселой живой польки, исполняемой другим оркестром.
   Порция была рада, что Даниэль не зашел за ними. Путешествие в одиночестве углубило драматическое состояние восторга, и прогулка в экипаже дала им обеим время войти в свои роли. Никогда больше у них не будет такой сцены для игры, и никогда они не будут играть по таким высоким ставкам.
   "Свитуотер" был подходящим местом для таких людей, как Даниэль Логан. Порция загадала, чтобы вечер хорошо окончился и чтобы обязательство, которое она взяла, было выполнено. Завтра утром она начнет репетировать с труппой, устанавливать декорации и подгонять костюмы. Реквизит, который они использовали, мог быть хорош для темной сцены, но здесь все было так освещено. Будет очень трудно скрыть их нищету.
   – Какой он, Порция?
   – Кто?
   – Даниэль Логан.
   – Он… высокий, красивый и очень элегантный. И у него улыбка искусителя, могла прибавить Порция. И руки у него сильные, и губы его…
   – Я боюсь, Порция. Я так и не знаю, почему ты согласилась отдать мне роль невесты. Я уверена, мы едем, чтобы быть узнанными и опозоренными. – Фаина открыла и с треском закрыла кружевной сценический веер, который держала в руках.
   – Чушь. Что я от тебя постоянно слышу, так это что ты хочешь быть настоящей леди и найти состоятельного мужа. Тебе предоставляется шанс. Единственный раз в жизни, Фаина Макинтош, ты можешь быть такой леди, и никто никогда не усомнится, что это не так.
   – Ты так думаешь? Я не уверена. Наверное, я не знаю, какую вилку нужно брать, и в каком порядке, и…
   – Черт побери, я тоже не уверена, что отличу одну вилку от другой. Мы просто будем наблюдать за всеми и делать, как делают они.
   – Но я не такая, как ты, Порция. Я не очень храбрая. Вдруг я совершу какую-нибудь ужасную ошибку?
   – Не совершишь, Фи. Встряхнись. Мы должны пройти через это.
   – Я всегда мечтала об этом, Порция, но я не настоящая леди. Мы притворщицы, Порция.
   – Ерунда! Ты не обязана быть настоящей леди, Фи. Так же, как ты не Джульетта, когда ты на сцене. Но никто в зрительном зале не сомневается, когда видит твою игру. Так же прекрасно исполнишь роль любящей невесты сегодня, и будешь безукоризненна.
   Экипаж приближался ко входу в массивное белое деревянное здание, которое возвышалось на три этажа. Открытый портал с деревянными резными колоннами, поддерживающими крышу, окружал здание и скрывал большие кресла-качалки а качели, в которых гости могли проводить время в непринужденной беседой.
   – Порция! Только посмотри на это место. – Глаза Фаины были полны изумления. – Оно выглядит как именинный торт с тысячью свечей, которые освещают небо.
   – Это тот самый шикарный отель, Фаина, куда наш новый владелец, мистер Даниэль Логан приехал искать жену. В папином проспекте сказано, что здесь триста номеров и куча комнат для отдыха с обеденными холлами и танцевальными залами на верхнем этаже. Здесь есть даже бассейн на крыше, где гости могут принимать ванны и загорать, не покидая отеля. В мире нет ничего подобного!
   "Свитуотер" произвел впечатление даже на Порцию. Единственный раз в жизни папа не преувеличил. Ей захотелось на мгновение, может быть, больше, чем Фаине, побыть настоящей леди. Но увы, ей бы потребовалось гораздо больше времени, чтобы чувствовать себя комфортно в этой роли.
   Порция старалась быть ласковой, нежной и женственной, как того хотела ее мама Катрин. Но все, что она делала, было нелепо, и она чувствовала себя несчастной и неуместной. Потом мама умерла, и Порция поняла, что те свойства, которые причиняли столько огорчений ее матери, помогут ей занять место Катрин Макинтош. Семья так нуждалась в ее силе и энергии, и после смерти матери Порция почувствовала себя нужной отцу и сестре…
   Экипаж остановился, и швейцар шагнул вперед, чтобы помочь Фаине выйти.
   Ну и ну, – подумала Порция. – Это ведь первое, что я должна была сделать как мужчина, а я сижу здесь, как неотесанный деревенский мужлан, с Открытым ртом. Быть парнем на сцене – это одно, решила она, но играть роль мужчины в реальной жизни – совсем другое. Быть братом своей сестры, оказывается, довольно сложно.
   И тогда она взглянула на отель, и поняла, что совсем не роль и не игра вызвали в ней чувство, подобное первому страху сцены. Это Даниэль Логан поселил в ней сомнение в себе самой.

   4

   – Добрый вечер, моя дорогая.
   Даниэль Логан выступил вперед навстречу Фаине, протянул руку, чтобы взять ее маленькую ручку, и поднес ее к губам.
   – Ты очаровательна.
   Порция была рада, что Фаина оказалась впереди. При виде Даниэля Логана у нее сразу пропал голос. Он был одет в черный кашемировый сюртук, застегнутый на одну пуговицу, брюки с четко отутюженными складками и белую плиссированную рубашку. Алая лента шла вдоль его талии и спускалась по правой ноге, как в костюме представителя королевской династии. Его черные волосы были аккуратно разделены пробором, а накрахмаленный белый воротник подчеркивал его глубокие глаза и темные ресницы.
   Когда Даниэль поднял глаза, в поле его зрения попала Порция, затерявшаяся сзади, и он озадаченно поднял брови на Фаину:
   – Ты кого-то привела с собой?
   – О, да. Папа решил, что будет неприлично, если я встречусь с вами, не представив членов моей семьи. – Она выразительно опустила глаза. – Я надеюсь, вы не против. Это мой брат, мой брат…
   Порция поняла, что она забыла имя, которое ей дал отец.
   – Филипп, – выручила она, выступая вперед и пожимая руку Даниэля с притворным удовольствием. – Филипп Макинтош, брат Фаины. А вы Даниэль Логан?
   Даниэль долго тряс руку Порции, переводя взгляд с Фаины на Порцию и обратно.
   – Конечно, – наконец сказал он с озадаченной улыбкой. – Я где угодно понял бы, что вы брат и сестра. Вы удивительно похожи.
   – О, да, – согласилась Порция, оглядывая красивых женщин и мужчин, бросавших на них взгляды. – Я думаю, Даниэль, мы найдем общий язык?
   – Да, и я так думаю, – к тому времени, когда новость о прибытии моей невесты станет известна в обществе. Не пройти ли нам к столу, дорогая? И вы тоже, Филипп. Я уверен, что хозяин сумеет заменить мой заказ на три персоны вместо двух.
   Порция была слишком низенькой для мужчины. Она не думала об этом, пока не оказалась рядом с Даниэлем Логаном. Он заставил ее увидеть себя со стороны и почувствовать себя лилипутом. Ей было очень неуютно.
   Идя сзади Даниэля и Фаины в ресторанный зал, она испытывала чувство страшной неловкости. Посетители в явном молчании наблюдали за их продвижением. Порция никогда не стремилась играть главные роли; теперь же каждый глаз в зале был сфокусирован на ней и Фаине.
   Порция старалась не смотреть на широкую спину Даниэля, облаченную в элегантный сюртук, старалась не замечать того, как он двигался в ритме некоего дикого существа с лесу. Леопард! Если бы она обратилась к кастелянше Берте за гаданием и нужно было бы дать Даниэлю Логану знак зверя, как это обычно делалось, то она выбрала бы леопарда. Порция стряхнула навязчивую мысль об этом человеке и стала смотреть по сторонам.
   – Отель принимает пятьсот посетителей, Фаина, – говорил Даниэль. – Мы будем обедать в большом обеденном зале. Здесь не только прекрасно готовят, но вся обстановка самая современная. Хрусталь, фарфор – все самое лучшее. Стены здесь обшиты настоящим вишневым деревом.
   – И зеркала великолепные, – говорила Фаина тихим благоговейным голосом, – я люблю, когда свет отражается в зеркалах. Это выглядит, как будто внутри тысячи звезд.
   – Что вы думаете об электрических лампах накаливания, Макинтош? – любезно спросил Даниэль через плечо, все время крепко поддерживая Фаину под локоть хваткой собственника, что беспокоило Порцию больше, чем она ожидала.
   – Весьма эффектно. Я впервые вижу такие, но я читал о них.
   – Мы прекрасно пообедаем, Фаина. Блюда самые изысканные. Большинство поваров из Европы. Отель не жалел средства, чтобы удовлетворить вкус своих посетителей. О, добрый вечер, миссис Эйрон. – Даниэль остановился перед полной женщиной с волосами стального цвета и грудью, которая, казалось, игнорирует закон притяжения. – Я хотел бы представить вам мою невесту, мисс Фаину Макинтош, и ее брата… Филиппа.
   – О, мистер Логан, я понятия не имела, что вы обручились. Мисс Макинтош, вы сделаете себя врагом половины общества Атланты, если сбежите отсюда с Даниэлем.
   – Очень хорошо, – Даниэль отпустил Фаину, когда они входили в обеденный зал. – К утру все женщины в отеле будут знать, что я собираюсь сбежать. Спасибо тебе, дорогая. И вам тоже, Филипп.
   Порция слышала обрывки разговоров, несущиеся вслед им, когда они проходили между столиков к своему столу.
   – С ума сойти, что это за красавица рядом с Даниэлем?
   – Привет, Логан. Рад видеть тебя снова.
   Даниэль был само обаяние. Он приветствовал каждого на своем пути, крепко держа Фаину под локоть, но не оборачиваясь к ее братцу. К тому времени, как они подошли к своему столу, он в каждом возбудил любопытство, чего, собственно, и добивался.
   Хотя он не обращал на нее особого внимания, Порция чувствовала на себе его взгляд, и в его улыбке было что-то, решительно причиняющее ей неудобство. Конечно, она не могла бы упрекнуть его в том, что ему неприятно ее присутствие. Хотя он и не рассчитывал, что ему придется угощать какого-то брата своей невесты.
   У задней стены струнный квартет играл вальс Штрауса. Одетые в униформу официанты и разносчики вина сновали вокруг, как гладкие зеленые муравьи, старающиеся принести еду своей матке. Тафта шуршала, сладкие запахи духов проносились в воздухе всюду, где двигались люди. Даниэль едва мог читать меню из-за того, что ему постоянно мешали другие гости, желающие представиться.
   – Между прочим, Филипп, как чувствует себя сегодня капитан Макинтош? Надеюсь, его недомогание прошло?
   – О, да. Он чувствует себя неплохо, – жестко ответила Порция.
   Разносчик вина открыл бутылку и налил немного в бокал на ножке, чтобы Даниэль попробовал. Когда он распробовал и кивнул с одобрением, все бокалы были наполнены.
   – Спасибо за прелестное платье, – сказала Фаина и глотнула шипучую жидкость. – Но мне интересно, как вы узнали мой размер.
   Порция поперхнулась. Ей даже не пришлось изображать приступ кашля, чтобы отвлечь внимание Даниеля от невинного вопроса Фаины. Если было что-то, что Даниэль Логан знал о ней, так это ее размер. Он ведь провел первый ручной эксперимент в этих измерениях еще в вагоне. Даниэль только улыбнулся и сказал, что ему приятно, что платье так прекрасно подошло.
   Они ели сырых устриц, вареную рыбу, жареную индейку с картофелем. Потом перешли на печеные кабачки, салат из спаржи и неаполитанский торт на десерт. Ароматный кофе с мятой завершат трапезу, которая, Порция думала, никогда не кончится.
   Вежливые вопросы Даниэля к Фаине были встречены мягкими, нерешительными ответами. Фаина была подхвачена романтическим ореолом и восхищением гостей вокруг нее, в то время как Порция отдавала себе отчет, кто она есть. Впрочем, страх быть узнанной Даниэлем скоро был забыт в возбуждении вечера.
   Фаина чувствовала себя как дома в этом окружении, и Порция поняла, что для нее исполнялась мечта ее жизни. Еще она поняла, как никогда в жизни, что ее сестра как нельзя лучше подходит к такому обществу и прекрасно смотрится рядом с Даниэлем Логаном. Это знание наполнило Порцию какой-то горьковато-сладкой болью.
   Наступило внезапное молчание, и Порция очнулась. Совершила ли она еще какой-нибудь промах?
   – Филипп, мистер Логан спрашивает, не видели ли вы выступления цирка Барнума и Бейли.
   – А, нет. Нет еще, хотя мы выступали одновременно с ним в нескольких городах.
   Ее голос сломался. Она не могла заставить его звучать, как положено молодому джентльмену. Она явно нервничала.
   – Я знаю, что они сейчас выступают в Европе, давно они были в Лондоне. Кстати, вы старше или моложе вашей сестры? – спросил Даниэль у Филиппа.
   – Старше… – начала было Порция.
   – Одинаково… – сказала Фаина в замешательстве.
   – Она имеет в виду, – попыталась поправиться Порция, – что мы близнецы и я старше сестры на несколько минут.
   – Конечно. Это объясняет ваше удивительное сходство. – Даниэль вытащил сигару.
   – Да, – сказала Фаина, свирепо взглянув на Порцию. – Мы очень похожи. Хотя Филипп по временам бывает склонен запутывать дела.
   – О? Привилегия старшего брата, я полагаю. Не хотите ли сигару, Филипп? Это лучший гаванский сорт. Отель постоянно заказывает их.
   Порция взглянула на сигару и проглотила слезы. Она была, должно быть, десяти дюймов в длину и дюйм в ширину. Она стала было отказываться, но потом посмотрела на его усмешку и переменила решение.
   – Благодарю, мистер Логан. Нет ничего лучше хорошей сигары в завершение прекрасной трапезы.
   Она смотрела, как он откусил тонкий кончик и покрутил сигару во рту, прежде чем поднес к ней спичку и глубоко вдохнул. Копируя его движения, она наклонилась вперед, чтобы он поджег ее сигару.
   Какую-то секунду она находилась в уверенности, что у нее начинается страшный припадок удушья. В следующую секунду она попыталась удержать спазм, который сдавил ее гортань и грудь. Она была на грани публичного разоблачения. Даниэль сейчас все поймет, и они никогда не возвратят свою труппу. Порция напрягла горловые мускулы и склонилась над столом, выпуская дым в приступе кашля.
   Даниэль Логан наклонился вперед и спросил:
   – С вами все в порядке, Филипп?
   Его лицо казалось наигранно встревоженным, хотя глаза были полны нескрываемого веселья.
   – Все прекрасно, – она справилась с собой, держась за парик и садясь прямо. – Просто слегка защекотало в горле.
   – Выпейте минеральной воды, – посоветовал Даниэль, наполняя ее стакан из графина на стоик.
   – Благодарю вас – Порция сделала большой глоток воды, нахмурив брови и наморщив губы от неудовольствия. – Б-р-р-р! Какой неприятный вкус! – Вода была так же ужасна, как сигара.
   – Это литиевая вода, из источников. Здесь всегда ставят кувшин на каждый стол. Она способствует пищеварению. А также помогает при кашле курильщиков, как я думаю. Я даже налил несколько капель на рану на моей руке – действует удивительно.
   Рана? Порция не удержалась, чтобы взглянуть на Логана. Его замечание было обычным разговором, ничего больше. Пожалуйста, умоляла она, дайте Фаине уйти без комментариев.
   Прошу прощения за приступ кашля. Я не курю сигары. Обычно я… я – жую табак.
   – О? Но ваши зубы такие белые, такие… чистые. Я не принял бы вас за жующего табак… мужчину. Вы позволите мне попросить официанта принести жевательного табаку?
   Фаина удивленно открыла рот. Порция покачала головой:
   – Нет, я не жую табак в публичных местах, мистер Логан, благодарю вас.
   – Ну, готова ли ты встать, моя дорогая? – Даниэль дал знак официанту, черкнул свое имя на чеке и дождался знака Фаины о готовности подняться из-за стола.
   – Да, благодарю вас, мистер Логан. Обед был изумительный. – Фаина застенчиво потупила глаза. – Спасибо за то, что пригласили нас.
   – Ерунда; спасибо вам, что согласились разделить со мной мой обед. Видеть, как ваши прелестные зубки деликатно жуют индейку, – самое приятное, что мне когда-либо приходилось.
   Фаина подняла глаза, явное смущение отражалось в ее взгляде. Порция тяжело вздохнула. Фаина была талантливой актрисой, но она не могла достаточно быстро понять иронию Даниэля с его речью о зубах.
   – Мистер Логан, – поспешно вмешалась Порция, – где вы живете, когда не путешествуете в вашем частном железнодорожном вагоне?
   – Живу? У меня нет постоянной резиденции в данный момент. Я сохраняю номера люкс в обоих моих отелях – в Нью-Йорке и в Виржиния-Сити. И я планирую присмотреть какую-нибудь недвижимость в Атланте. Со времени пожарища, устроенного мистером Шерманом, этот город начал бурно расти. Однажды он станет центром юга, и тот, кто приобретет в нем солидную недвижимость, явно преуспеет. Я намереваюсь вложить капитал в коммерцию, в землю и в один-два отеля.
   – Это звучит очень разумно, – заметила Фаина.
   – Для меня звучит скучно, – саркастически заметила Порция. – Я имею в виду, где здесь приключение?
   – Значит, вы любите неожиданности, Филипп?
   – Филипп имеет в виду, – едко вмешалась Фаина, – что он не любит сидеть на одном месте. Мой брат предпочитает путешествовать.
   Даниэль взглянул через стол на хрупкого молодого человека и кивнул. По меньшей мере, одно правильное заявление сегодня сделано. Они двое – близнецы. Фаина была совершенно прелестна, что приятно удивило Даниеля. Она была настоящей претенденткой в невесты, лучше, чем он мог ожидать. Свежая, нежная, без какого-либо уклона на фальшивое жеманство, к чему привык он. Фаина наверняка станет для кого-нибудь прекрасной женой. Для какого-то другого человека.
   Но странно женственный брат, сидящий возле нее, целиком занял внимание Даниеля. Он пока не мог подтвердить свое подозрение, но был почти уверен, что этот молодой человек в действительности был тем самым диким котенком, который пришел в его железнодорожный вагон, готовый выдержать битву за возвращение актерской труппы.
   В конце концов, он обнимал настоящую девушку прошлой ночью, и она тогда тоже была одета в мальчишескую одежду. Единственная разница была в том, что прошлой ночью одинокая прядь золотистых волос выбилась за ее маленьким розовым ушком. Сегодня эти волосы были подобраны под необычный шатеновый парик. Интересно, очень интересно. Даниэль планировал угостить свою невесту обедом, представить ее обществу и вернуть в Чатакву. Но неожиданно ему не захотелось, чтобы вечер кончался.
   Даниэль Логан посмотрел на свою руку, согнул ее, излишне подчеркнув крепкую мускулатуру. Версия о поисках жены была довольно забавна. В самом деле, почему бы ему не позабавиться немного. Он снова согнул руку и, посмотрев через стол, заметил, что Филипп отводит глаза. О, да. Вечер был интересным и волнующим, и его собеседники поспособствовали этому больше, чем кто-либо из посетителей курорта. Он задал шараду и надеялся ее разгадать.
   Порция резко встала из-за стола. Она была в таком напряжении, что не могла поступить иначе. Никогда прежде ни один мужчина не потрясал ее так, как этот Даниэль Логан. Преддверие головной боли ощущалось во лбу, и она знала, что это на весь вечер.
   – Благодарю вас за прелестный вечер, мистер Логан. Но моя сестра и я предприняли долгое путешествие, и мы еще не отдохнули после поездки. Я надеюсь, мы невредимыми вернемся в труппу, прежде чем одна из этих леди нападет на Фаину и выцарапает ей глаза. Идем, Фаина?
   – О, разве это обязательно, По… Филипп? – Нежелание Фаины уезжать было неподдельно.
   – О, пожалуйста. Не спешите, моя дорогая. – Даниэль поднялся и подал руку Фаине. – Вечер только-только начался. Теперь мы можем выбрать бальный зал на верхнем этаже «Свитуотера» или пойти в ночной танцзал и на фейерверки в павильоне. Конечно, Филипп, если вы в самом деле устали, мы не смеем задерживать вас.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация