А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Озеро наслаждений" (страница 27)

   – Да, у меня есть несколько участков на Клондайке. Я намерен проверить их, когда уеду отсюда. Такой образ жизни, – он оглядел остальных посетителей, – в один прекрасный день становится утомительным. Ты полюбишь лед и снег Клондайка. Тебе придется научиться стрелять, чтобы ты смогла защититься от медведей.
   – Медведей?
   На этот раз интерес Порции не был игрой. Она видела медведей в передвижных цирках и почувствовала их недовольство жизнью в клетках. Было здорово увидеть их на свободе.
   – Да, медведей и настоящих эскимосов, которые охотятся за ними и носят на себе их шкуры для тепла.
   – Как индейцы?
   – Да, только этот народ миролюбив. Они живут в домах, сделанных из кусков льда.
   Даниэль и Порция словно были одни за столом. Ее глаза светились, она наклонилась вперед, жадно слушая его описание природы и жизни. Какое-то время они могли разговаривать тихо, не обращая внимания на разговоры вокруг. И для начала он понял, что она искренне заинтересовалась Аляской и ее людьми.
   К окончанию трапезы Порция оставила свою первоначальную позу. Она устала, но в то же время и зарядилась новой энергией. Поняв, что она упустила возможность доказать Даниэлю и себе, что способна быть в центре внимания гостей, она простила себе свой провал и была готова исчезнуть в ночи. Но Даниэль ничего не знал об этом.
   – Порция, моя дорогая, может быть, пойдем в танцевальный зал?
   Воспользовавшись тем предлогом, что ему нужно сопровождать Порцию, Даниэль обнял ее за талию.
   – О, спасибо, нет. У меня был довольно длинный день. Думаю, мне лучше уйти.
   По крайней мере, это утверждение не было ложью. Ей казалось, что утро было сто лет назад.
   Порция наклонила голову, борясь со своим волнением, поднимавшимся в ней при его прикосновениях.
   – Пожалуйста, извини меня, Даниэль. Я сожалею об этом вечере. Это была ошибка.
   – Почему?
   – Я не гожусь для такого окружения. Я не могу быть Фаиной. И в действительности не хочу.
   – И я не хочу, чтобы ты ею была, – прошептал Даниэль ей на ухо, коснувшись губами мочки. – Я предпочитаю цыганочку, которую любил сегодня утром. Если ты действительно устала, я провожу тебя отдохнуть в свою комнату.
   – В твою комнату? Нет! Я хочу сказать, что, пожалуй, смогу потанцевать.
   – Конечно, сможешь!
   На этот раз игру затеял Даниэль. На пути из вестибюля в танцевальный зал он искал возможности, чтобы обнимать Порцию. К тому времени, когда он обнял ее для первого танца, ее нервы были натянуты в тонкую струну, которая грозила вот-вот лопнуть.
   – Как ты думаешь, что ты делаешь? – сказала Порция, стараясь выдерживать приличное расстояние между ними.
   – Это называется ухаживанием, дорогая. Мужчина пользуется каждым случаем, чтобы дотронуться до своей леди. Сейчас же улыбнись, а то общество подумает, что мы поссорились.
   – Но, Даниэль, – на этот раз ее беспокойство было неподдельным. – Есть кое-что, чего, я думаю, ты не знаешь.
   – Что такое?
   – Я действительно не умею танцевать.
   – Тебе и не нужно. Я научу тебя. Я буду направлять тебя руками. Просто расслабься и дай мне показать тебе.
   Она повиновалась, и, прежде чем она поняла, что у нее получается, они кружились по танцевальному залу под красивую музыку. Зеркальные стены отражали их грациозные движения. Масса цветов наполняла воздух приятным ароматом, и Порция словно начала растворяться в очаровании вчера. Она не сопротивлялась ему, уступив волшебству и безрассудно прижавшись к Даниэлю.
   Когда музыка кончилась, Порция сообразила, то они танцуют на террасе. От растений в кадках ложились укромные тени, где тихо шептались другие пары. В зале струнный оркестр заиграл веселую польку. Даниэль снял руки со спины Порции и повел ее прочь из этого веселья.
   – Ты очень красива, Порция, – сказал он. – Ты постоянно удивляешь меня. Иногда ты строевой сержант, отдающий приказания, в другой раз – невинное дитя, а сегодня ты величественная леди.
   Его рука обвилась вокруг ее талии, и тело Порции содрогнулось в его объятиях. Это замеченное им желание женщины было новым ощущением для Даниэля.
   ─ Я?
   Его слова и взволновали, и обеспокоили Порцию. У нее было такое чувство, как будто она должна играть в новом спектакле. Она говорила незнакомый текст, входила в новый образ, только на этот раз у роли не было конца, когда она могла бы выйти за кулисы.
   – О да, ты удивительна.
   – А ты не любишь удивляться?
   – Ты права. Я люблю знать, что будет. Иначе могу ошибиться.
   – А это будет ужасно, если Даниэль Логан ошибется?
   – Не знаю. Ты можешь быть моим главным критерием.
   Порция ушла дальше, в глубь теней, прежде чем поняла свою ошибку. Ей как раз нужен был свет, защита общества других людей.
   – А я ошибка, Даниэль? Ты сожалеешь о том, что произошло между нами?
   Она не должна была задавать этот вопрос. Его ответ, каким бы он ни был, будет слишком личным.
   Даниэль поймал ее за руку и повернул к себе лицом. Лунный свет проливал серебряное сияние на лицо Даниэля. Его глаза цвета самой темной ночи, обрамленные густыми ресницами, выражали глубокую озабоченность ее новым куражом. Ей захотелось уйти в танцевальный зал, чтобы скрыть свое смущение среди людей, но она была прикована к Даниэлю каким-то непреодолимым принуждением, и ничего не могла ни понять, на объяснять.
   – Ошибка? – повторил наконец Даниэль, напомнив Порции о ее вопросе. – Не знаю. Когда я расстаюсь с тобой, я говорю себе, что ты юная, слишком невинная. Я не хочу увлекаться никем, а тем более цыганочкой, но потом я вижу тебя – и все, что я хочу, – вот.
   Его руки обнимали Порцию. Он целовал ее, лаская и зажигая жаром своих прикосновений. И она знала, что тоже хочет его поцелуев.
   Аромат мужчины и ночи окутал ее и она глубоко вдыхала его, растворяясь в смутном наслаждении.
   Когда его рука коснулась ее груди, она поняла, что делает именно то, чего хотела избежать. Она знала, что если позволит ему больше, то будет не в состоянии усмирить свою страсть. Обед, легкий флирт, соприкосновения и план, который не дошел даже до второго танца.
   – Даниэль! – Она вырвалась из его объятия, тяжело дыша, поправляя платье и оглядываясь кругом. – Пусти меня. Мы договорились утром, что не можем доверять себе. Мы договорились, что это больше не повторится.
   – Но, Порция, – сказал Даниэль голосом, полным чувства. – Я сказал тебе, что мы поженимся. Женитьба – это шаг, который я обдумал за последнее время. Мне пришла пора остепениться. Я хочу тебя, – голова Даниэля склонилась над ней, его рот опустился на ее жадно вздымающуюся грудь. – Это самая важная причина для женитьбы из всех, какие я знаю.
   – Даниэль Логан, есть одна вещь, которую ты должен немедленно узнать. Никто меня ни к чему не принуждает. Надеюсь, моя семья больше во мне не нуждается. Я могу выходить или не выходить за тебя. Но если да, это будет потому, что я выбрала это. А я не думаю, что выберу себе мужа, который меня не любит.
   Порция проворно выскользнула из объятий Даниэля, намереваясь уйти.
   – Постой, кто-то идет.
   Даниэль обхватил Порцию рукой и прижал ее в угол, дальше в тень от урны с цветами.
   Кто-то шел по направлению к урне и остановился. Через минуту послышались другие шаги.
   – Ты слышал?
   Голос звучал низким шепотом.
   – Да. Джей Голд и его дочь будут здесь.
   – Щедрый Логан, – прошептал голос. – Он даже дает бал-маскарад, на котором будут полностью выставлены последние драгоценности для нашего удобства.
   – Значит, решено. В субботу вечером?
   Второй голос был неразличим. Трудно было определить, принадлежал ли он мужчине или женщине.
   – Да. Тогда я и сделаю это.
   После долгого молчания шаги начали удаляться. Даниэль, будучи не в состоянии определить второго собеседника, начал тихо двигаться в сторону урны, дав Порции знак, чтобы она молчала. Порция не знала, что задумал Даниэль, но решила, что это был шанс избавиться от него.
   Когда Даниэль стал обходить урну с одной стороны, Порция бросилась бежать в другую и наткнулась прямо на двух танцевавших любовников, которые вальсировали за дверью, страстно обнявшись. От столкновения молодой человек упал на пол. Его партнерша, стукнувшись о Порцию, и, видимо, не желая, чтобы ее узнали зрители, собравшиеся в дверях, исчезла за углом.
   Порция огляделась, заметив ярость Даниэля, помогающего молодому человеку подняться на ноги. Она пробежала вдоль террасы и неожиданно остановилась в дверях. Подняв подбородок, Порция царственно прошла между двумя джентльменами, наблюдавшими за танцующими, и скрылась внутри.
   К тому времени, когда Даниэль извинился перед молодым человеком, Порции не было. Он не смог узнать ни одного из ночных заговорщиков и нигде не нашел Порцию. Только одна гардения, завядшая и потемневшая, обидно брошенная на пол, лежала в пятне лунного света.

   18

   В следующие несколько дней Порция изо всех ил старалась избегать Даниэля, кроме времени репетиций. Она не предпринимала попыток играть роль леди, когда они были вместе, вернувшись вместо этого к своему привычному мужскому костюму.
   Но чувство нормальной жизни не возвращалось к ней. Мальчишеская одежда натирала ей в груди, чего никогда не было раньше. Впервые она чувствовала себя неуклюжей, вернувшись к роли, которую всегда играла. С облегчением и немного задетым самолюбием поняла, что Даниэль принял явное желание избегать оставаться с ним наедине как должное.
   Она старалась также избегать попытки ее отца обсудить безвыходную ситуацию, сложившуюся между нею и Даниэлем. Фаина не давала новых советов. Леди Эвелина держалась в стороне. Даже миссис Бартоломео оставила ее в покое.
   Порция вела свои обычные ежедневные дела, занятая своими обязанностями, но сон, становившийся все более и более трудным, посещал ее только в последние часы перед рассветом, делая ее бледной и усталой, когда она наконец просыпалась.
   Для Фаины любовь была удивительным счастьем, радостным событием. Для Порции это была трагедия, где не было финального занавеса, извещавшего, что страдание кончилось. Если бы была жива мама! Она могла бы подготовить Порцию к тому, с чем она столкнулась, к мучениям, которые принес Даниэль. Она одновременно проклинала Даниэля Логана и хотела его с такой непреодолимой страстью, что не могла думать ни о чем другом. Что ей было делать?
   Наконец спектакль был готов. Дополнительные актеры и гости, принимавшие в нем участие, выучили свои роли и мизансцены вполне сносно, если не сказать профессионально. Были сделаны новые костюмы и декорации. Мало-помалу все было связано в спектакль, сокращенный для того, чтобы дать его в танцевальном зале в ночь бал-маскарада.
   – Порция, – Фаина танцевала в комнате общежития, ее лицо раскраснелось от возбуждения, – ты бы видела частный вагон мистера Голда! Он назвал его Атлантой, и это самая роскошная вещь, которую я когда-либо видела. В нем даже есть обозревательная комната, кухня и гостиная. Они рассказали мне, что Атланта – это мифологическая греческая охотница, которая потеряла свободу, когда перестала собирать золотые яблоки, которые ронял ее любовник. Разве это не захватывающе?
   – Значит, они здесь, – сказала Порция, не слушая дальше. Теперь пути назад не было.
   – Да. Ты никогда бы не подумала, что он такой богатый. Мистер Голд – маленький человек с серой бородкой и огромными хмурыми бровями. Он выглядит как приказчик в магазине.
   – А как богатому человеку полагается выглядеть?
   – Как Эдвард, – быстро сказала Фаина. – И – Даниэль.
   Даниэль. Порция внутренне содрогнулась и вскочила на ноги. Она подошла к окну, глядя в направлении балкона Даниэля. Окно было ее тайной связью с ним, и, казалось, она подошла к нему так целеустремленно, как будто он вызывал ее.
   – Ой, Порция, извини! Я не хотела причинить тебе страдание. В общем, мистер Голд не выглядит богатым в отличие от его дочери. Говорят, что хотя у нее есть прекрасные драгоценности и изумительный гардероб, она удивительно добра и заботлива. Она ездит с ним и заботится о нем, прямо как ты о папе.
   – Костюмы для последней сцены готовы?
   Порция сопротивлялась плану Даниэля вывести весь состав исполнителей на сцену для финальной песни. Пьеса мистера Шекспира обещала великое торжество, означающее женитьбу Себастьяна на белокурой Оливии и объяснение в любви герцога к Виоле. Но сцена только подразумевалась, о ней рассказывал шут в финальной песне радости. Даниэль настаивал, чтобы весь состав надел свои самые богатые костюмы и драгоценности и стоял сзади шута. По окончании песни шута они в полных костюмах разойдутся среди гостей.
   – О да, Порция. Я не могу ждать, чтобы увидеть твое платье. Платье темно-красное с черным, прошитое золотыми нитками. Ты будешь выглядеть потрясающе, как люди герцога, – добавила Фаина.
   – Мы с Эдвардом идем гулять к отелю. Декорации изумительные, – весело щебетала Фаина. – Везде цветы. А лампы покрыты маленькими фонариками, которые дают сотню разных цветов. Даниэль одел музыкантов дворовыми шутами, путешествующими бардами и менестрелями. Я поняла, что отель снабжает гостей костюмами. Ах, Порция, я никогда не была так счастлива!
   Фаина покружилась по комнате, обнимая руками воображаемого партнера, ее счастье, светящееся в глазах, видно было всем. Порция заставила себя улыбнуться, боясь дать волю непрошенным слезам.
   Заметив просящий взгляд Порции, Фаина остановилась и взяла сестру за руку:
   – Ах, Порция, моя вторая половина, мне так жаль, что ты страдаешь. Скажи мне, что я могу сделать.
   – Никто ничего не может сделать, Фаина. Даниэль Логан – моя проблема, и я должна решать ее.
   – Порция, я действительно не понимаю, почему он проблема. Каждому ясно, что он без ума от тебя. И я знаю, что ты чувствуешь к нему. Почему тебе так трудно любить?
   – Я не умею любить, Фаина. Я не такая, как ты. Я никогда не позволю мужчине контролировать меня. Я знаю себя. Даниэль скоро устанет от моего неподатливого характера. Пребывание в роли моего мужа настолько опротивеет ему, что он найдет кого-нибудь еще, а я не смогу вынести, если он бросит меня.
   – Как тебе тяжело, сестра. Я не оставлю тебя. И папа тоже. Мы всегда будем с тобой рядом. Так же как Даниэль всегда будет любить тебя, если твоя любовь – правда.
   – Но я никогда не буду тем, чего хочет Даниэль.
   – Я думаю, что ты как раз и есть то, чего хочет Даниэль. Любому видно, что вы с Даниэлем похожи. Вы оба неподатливы, упрямы и полны внутреннего возбуждения, которым светитесь, когда вы вместе.
   Голос Фаины зазвучал с мягкой убедительностью:
   – Давай обсудим ситуацию логически. Даниэль дожил до своих тридцати и не женился. Почему?
   – Потому что это было ему не нужно, я полагаю.
   – Точно. Так что если он один, то потому, что не встретил такую женщину, без которой не может жить. Тем не менее, сразу как увидел тебя, он понял, что ты будешь его невестой.
   – Это было необходимо ему для дела.
   – Возможно, но ты видела когда-нибудь, чтобы он пытался заняться делом или чтобы говорил об окончании соглашения?
   – Нет, пока… – мысли Порции вернулись к ожерелью в комоде.
   Какие планы вынашивал вор, она не понимала.
   – Так вот что я хочу сказать тебе, Порция. Ты увлекла его исполнением договора. Вы были восхитительные, и тебе совсем нетрудно будет повернуть его к себе. Просто вы оба слишком неподатливы.
   – Вот и леди Эвелина сказала то же самое. Наверное, так и есть. Но может быть, эта жизнь, которую он ведет, испугает меня. Хорошо бы узнать свой правильный путь.
   – Порция, когда время придет, ты узнаешь и сделаешь все правильно. Ты всегда знаешь, что лучше для нас всех. Теперь ты должна понять, что лучше для тебя. Между прочим, как ты собираешься готовиться к празднеству "Двенадцатой ночи"? Даниэль снял для нас комнату в отеле, чтобы она была костюмерной.
   Еще раз Даниэль и Фаина сделали необходимые приготовления, которые даже не приходили в голову Порции. Она была слишком обескуражена своими чувствами к Даниэлю.
   – Ты знаешь, что "Двенадцатая ночь" была отдельной часть празднества Рождества, – раздраженно сказала Порция и последовала за сестрой в коридор. – Сейчас середина лета, и нам следовало ставить "Бурю".
   – Прекрасно, это почти то же самое, что совсем недавно сказал Даниэль, только он решил, что мы должны ставить "Укрощение строптивой".

   – Ты уверен в этом?
   – Это, может быть, единственная вещь, в которой я уверен, Ян. С того времени, как ты сообщил мне, что будет Голд, меня одолевали сомнения. Вдруг я не гожусь для этой работы. Может быть, мое лезвие притупилось, и меня ведут по аллеям сада.
   – Ведут по аллеям сада, прекрасно, – согласился Ян, чуть улыбаясь, – но это делает не грабитель. Ты сейчас собираешься взять с собой ожерелье?
   – Да. Я не хочу, чтобы Порция знала об этом, пока не оденется для последней сцены. Тогда она не откажется надеть его.
   – Ты не боишься потерять ожерелье?
   – Да, риск есть. Но, может быть, потеря драгоценности – меньшая опасность, чем потерять Порцию, если я не получу этого вора. Пока грабитель не пойман, я не могу строить никаких планов.
   – Понятно. Теперь слишком поздно отступать. Ты хорошо расставил ловушку. Все, что мы должны делать, это держать себя начеку. Между прочим, я должен кое-что показать тебе. Мне нужен совет.
   – Да? – Даниэль заставил себя изобразить должное внимание к маленькой коробке, которую держал Ян. Что это за вещь?
   – Ну, это не одна вещь, а две. Я не могу решить, какое кольцо подойдет Виктории, и хотел узнать твое мнение. То, которое я не выберу, я могу вернуть.
   Ян открыл маленькую коробку, обнаружив в ней два еще меньших футляра. В первое кольцо был вставлен бриллиант, большой, как горошина, сверкающий как одна из электрических ламп на потолке над головой. Второй камень, рубин, вставленный в тяжелое золото, был менее сверкающим, и Даниэль сразу увидел, что оно не годится Виктории. Рубин был предназначен Порции. Он подходил к ожерелью, как будто их делали в комплекте.
   Не сознавая, что делает, он взял рубиновое кольцо и смотрел на него с ошеломленным сосредоточением. Кольцо означает обручение. Но он никогда даже не думал покупать его для Порции. Кольцо – это обязательство. Оно сталкивает реальность и иллюзию. Когда он ощупал гладкую поверхность, он знал, что кольцо предназначено для маленькой руки Порции.
   – Я вижу, что ты очарован рубином, – сказал Ян сухо. – Я все время думал, что бриллиант больше подходит Виктории.
   – Да. Да, ты прав, бриллиант – правильный выбор для Виктории, Ян. Рубин требует, чтобы его надевала женщина другого типа, женщина огня.
   – Когда я смотрю в твои глаза, создается впечатление, что ты знаешь такую женщину.
   – Да. И я должен найти путь, чтобы предъявить притязание на нее. Ян, что мне делать? Я влюблен в маленькую злючку, а она не хочет меня знать. Она как ледяные горы Клондайка, постоянно соблазнительные и недостижимые. Вот так, – он помолчал, потом ударил себя по голове. – Почему ты не видел этого?
   – Что? Что ты хочешь делать? В этом нет ни малейшего смысла, Даниэль.
   – Я увезу ее на Аляску, дальше от театра и ее долга, дальше от притворства, дальше от такой жизни, где каждый изображает из себя то, чего на самом деле не представляет. Я хочу жениться на Порции и провести остаток жизни с ней. Теперь я знаю, зачем я купил землю в дикой местности. Это было для нас двоих. Мы поедем на Клондайк.
   – Не говори «гоп», пока не перепрыгнешь. Не меня надо убеждать, а Порцию. Может быть, тебе следует действовать более тонко, отправив ее в деревню.
   – Отправив ее? За каким дьяволом мне делать это? Порция не оставит ту жизнь, которую она ведет сейчас, без борьбы.
   – Может быть, и нет, но заставить ее будет не трудно. Я предлагаю тебе положить кольцо в карман и пойти в костюмерную. Празднество вот-вот начнется. Ты поставил ловушку. Только надеюсь, что все это не закончится потерей ожерелья, кольца и женщины.

   От открытия сцены до финальной сокращенной дуэли, на которой Себастьян держал за руку белокурую Оливию, маскарадная толпа переходила от возвышенной радости к глубокой страсти на помолвке любящих сердец и от слепоты герцога к правде.
   Даниэль был великолепен в роли герцога, когда Виола, переодетая пажом, выражала свои собственные чувства за герцога и от имени герцога Иллирии просила руки белокурой Оливии, не осталось сухих глаз в танцевальном зале. Когда игра закончилась тем, что герцог, наконец, узнал в Виоле женщину, которую он любит, грянули аплодисменты, временно прервав действие.
   Только актеры заметили изменение, которое Даниэль внес в финальную речь, когда сказал:
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация