А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Озеро наслаждений" (страница 20)

   Даниэль ускорил шаг.

   Порция смотрела, как он уходит. Теперь он был слишком далеко, чтобы она могла отказаться от исполнения его указаний. Она знала, что любой аргумент был бы безнадежным. По всей видимости, власти еще не знали о воровских замашках ее отца. Но Даниэль вполне мог сказать им о Горации и Эви…
   Порция направилась к озеру, погруженная в размышления.
   Она не верила, что Даниэль – вор. Он знал ее, но он был таким добрым и заботливым! Мужчины его положения никогда не вызывали в ней ничего, кроме тревоги. Но Даниэль производил впечатление человека, знающего кто он есть и что ему нужно. Он всегда полностью владел собой, к тому же от него исходила такая спокойная сила, такое дружелюбие, что она просто не в состоянии была остаться равнодушной.
   Но постойте: что это был за человек в тени, человек, с которым Даниэль составлял заговор? Она слышала, как он говорил, что они слишком долго занимаются одним важным делом… Стало быть, вся эта чушь с поисками жены является лишь прикрытием его истинной цели пребывания на источниках?
   Порция была ошарашена своим открытием. Озеро было спокойным в утреннем солнечном свете. Она долго стояла там, сердце ее болело от всего того, что сказал ей Даниэль. Она страдала за своего отца и за труппу, но правда состояла в том, что именно Даниэль был мужчиной, который нарушил ее спокойствие.
   Она решила, что лучше бы Даниэль оказался вором. Тогда его бы арестовали и она избавилась бы от него. Но постойте. Она начала обдумывать эту идею. Если ее отец не брал драгоценности, то кто же еще? Может быть, власти и правы, подозревая Даниэля? Заставив себя отставить в сторону свои личные чувства к нему, она обдумала такую возможность. А что если Даниэль и в самом деле вор. Она видела, как он разговаривал с незнакомцем в тени. Это явно неспроста!
   Внезапно Порция почувствовала себя окрыленной. Если она сможет доказать, что колье у Даниэля, она сможет заставить его вернуть труппу в обмен на свое молчание. Она не будет ничего говорить инспектору полиции. Он вернет колье, она освободит труппу и снова возьмет ее под свой контроль.
   Порция глубоко вздохнула и почувствовала самонадеянную улыбку на своем лице. Отныне все приобретало иной смысл. Если он вор, это объясняло его довольно подозрительное поведение на курорте. Он просто использовал их актерскую труппу и невесту для отвлечения внимания. Она почти позволила Даниэлю совершенно сбить себя с толку. Но если он думает, что будет использовать ее или ее семью и дальше в своих неблаговидных целях, он глубоко ошибается.
   Чутье подсказывало ей, что Даниэль никак не остался равнодушным к их поцелуям. Если он смог воспользоваться ею, она воспользуется им. Покуда он чувствует это страстное влечение к Фаине, он будет оберегать их труппу. И они могут еще воспользоваться его финансовой помощью. Кроме того, отныне Фаине больше не позволят встречаться с ним. Придется ей самой нести этот крест. Фаину нельзя подвергать опасности. Порция должна защищать людей, которых она любит.
   Слава Богу, ей не придется видеть Даниэля почти два дня. У нее будет возможность работать спокойно, без его постоянного вмешательства. Больше никаких полночных прогулок вокруг отеля! Никаких грешных поцелуев под луной. К тому же она должна серьезно поговорить с Фаиной. Но одну вещь она должна понять, прежде чем составит окончательный план. Ей нужно знать, можно ли свихнуться от любви. Ей нужно это знать срочно. Она за себя не ручалась.

   13

   Театр был полон посетителями отеля и слушателями Чатаквы. Вдоль авансцены горели огни, свет которых распространялся и за занавес. Великолепные лампы накаливания, вмонтированные для вечерних спектаклей, еще не действовали.
   – Похоже, что розданные тобой билеты сработали, – сказал Ян, усаживаясь на сиденье рядом с Даниелем.
   – Да, но я беспокоюсь, что наш вор воспользуется всеобщим отсутствием в отеле. Не считая моих подозрений на капитана, я так до сих пор и не знаю, кто грабитель. Я телеграфировал имена посетителей по нашему списку в главный офис. Они сличат имена со списком посетителей Саратога-Спрингс.
   – Очень плохо, что у нас нет одного из тех телефонов, которые изобрел Том Эдисон, – заметил Ян. – Мы могли бы немедленно получить ответ.
   – Он придет достаточно скоро. Проволока, по которой можно передать сообщение с одного места на другое. Моторные автомобили, которые перевезут вас по стране. Вот время, чтобы жить по настоящему, Ян. Мир меняется. Если что-нибудь новое от тех, кто остался?
   – Ничего. Наш человек на железнодорожной станции сказал, что никто из тех, о ком мы говорили, не покинул отель.
   – Это значит, что с грабителем еще не покончено. Я этого и боялся. Ожерелье леди Эвелины – всего лишь отвод глаз, "проба пера". Что ты сделал еще?
   – Бен получил указание следовать за Горацием как приклеенный. Если Гораций будет у Эви дома, Бен будет под кроватью.
   – Я надеюсь, его Нелегко смутить, – рассеянно ответил Даниэль. – Может быть, я теряю проницательность, но не воспринимаю капитана как грабителя. Украсть ожерелье у графини было бы глупо. Он автоматически подпадал бы под подозрение.
   – Может быть, это и не было так уж глупо. Он, возможно, представил себе, что мы и будем рассуждать в этом роде. И опять же, может быть, ты просто не хочешь, чтобы он был преступником, – спокойно предположил Ян.
   – Я знаю. Надеюсь, что мне не придется самому разбираться с ними. Вот почему я решил устроить эту приманку. Если грабитель намерен воровать снова с это же время, я должен буду признать, что у меня нет идей на этот случай.
   – Что за приманку ты устроил?
   – Когда я был в Атланте, то узнал, что Джей Голд и его дочь будут в городе в конце следующей недели. Он едет, чтобы присмотреть несколько участков для железнодорожных депо. Они планируют провести там одну ночь и уехать на поезде следующим утром в Саванну, но Элен хочет увидеть «Свитуотер». Они решили приехать днем раньше и предпринять поездку на источники. Что мы сделаем…
   – Подожди, Даниэль, – прервал Ян, – здесь Виктория и ее отец.
   Ян поднялся и протянул руку, чтобы поцеловать пальчики Виктории.
   – Добрый вечер, Логан, Ян, – сказал Вильям Тревильон, засунув большие пальцы в карманы жилета и оглядываясь вокруг. – Значит, "Ромео и Джульетта"? Чересчур забавно для старичка вроде меня.
   – Папа, сядь, пожалуйста, и перестань разыгрывать деревенщину. Это не первое театральное представление, которое ты посетил, а Даниэль и Ян уже знают, что ты – практичней меня.
   Виктория улыбнулась Даниэлю и подала руку Яну, чтобы он проводил ее к месту.
   – Взгляни на эту женщину, Вики. В ней что-то есть, правда?
   Вильям Тревильон оглянулся на презрительный взгляд миссис Френсис Бартоломео, шествующую с мужем к своим местам во втором ряду.
   Даниэль улыбнулся. Он не удивился, увидев преподобного отца Бартоломео. Во-первых, он был взбешен, узнав, что Порция сказала миссис Бартоломео, что он взял на себя заботу о больном мальчике. Он очень быстро понял, что миссис Бартоломео почитает своим христианским долгом надзирать за труппой. Она была готова причинить неприятности, если он не сумеет изменить ее мнение. Его предложение, сделанное ей и преподобному отцу, – воспользоваться свободными билетами на спектакль, последовало после более чем щедрого пожертвования их миссионерскому делу. Пожертвование подействовало успокоительно.
   В следующий момент Эдвард Делекорт и леди Эвелина царственно заняли свои места, и газовые фонари вдоль стен стали гаснуть. Не было музыкантов, чтобы обеспечить должное настроение. Из-за кулис вышел Гораций и молча ждал, когда зрители успокоятся.
   Густым мелодичным голосом Гораций изложил пролог об истории двух прославленных любовников, Ромео и Джульетты.
   Поднялся занавес, и действие началось. Зрители не догадывались, что юного Ромео играла женщина. Порция играла юношу просто и искренне. Когда Фаина в роли нежной Джульетты вышла на сцену, театр неожиданно перенесся в шекспировскую Верону. Через два часа Даниэль поднялся вместе со зрителями, покоренными красотой этой истории.
   – Я потрясен, – сказал Ян, повышая голос, чтобы быть услышанным в громе аплодисментов.
   – Они великолепны. Если бы мы поехали на Запад, рудокопы осыпали бы их золотой пылью и слитками серебра.
   Даниэлю было трудно говорить. Он прочитал большинство пьес Шекспира и видел многие из них в Нью-Йорке. Он смеялся и не воспринимал всерьез хвастовство капитана, будто его труппа так же хороша, как, скажем, актеры Английского Хаймарского театра. Но тут Гораций не преувеличил. Шарлатан, жалкий распутник? Да. Вор? Может быть. Но каким бы человек ни был, он был бесспорно хорошим актером. Даниэль никогда не видел лучшего Капулетти. Фаина была классическая инженю. Лоусон Пейн изобразил безукоризненно Меркуцио. А Порция? Теперь, когда он увидел ее на сцене, он понял, как могла она быть столь убедительным Филиппом, не боясь быть разоблаченной. Ее естественно низкий голос и стройное сложение вкупе с интуитивным талантом были тщательно отточены в идеальную комбинацию. На сцене она показала свой характер. Этот талант хорошо служил ей как на сцене, так и вне ее. Только Даниэль знал, что под этим париком и мужской одеждой Порция была самой настоящей женщиной.
   Ян ушел с Тревильонами. Леди Эвелина и Эдвард остановились, чтобы коротко обсудить достоинства игры, и затем удалились. Вскоре в театре остался только Даниэль, сидя и наблюдая, как убирают сиденья и передвигают декорации в соседний зал.
   В темноте беспокойство Даниэля возрастало. Зачем он ожидал женщину – нет, девушку, которая не была еще полностью разбужена? Хотя он не намеревался любить ее – черт, даже слово «любить» не было правдой. Он был безумно влюблен в Порцию Макинтош. Она так бесхитростно ворвалась в его жизнь, что он не понял, как стала она для него важна. Теперь день начинался с мыслей о Порции. И до сих пор он справлялся с этим, хотя это становилось все более бесполезным.
   Он был опытным человеком, и лучше Порции знал, куда могут завести их страстные поцелуи. Он знал женщин, торговавших своим телом. Он видел других, которые, отдав свою любовь мужчине, оставались брошенными и одинокими. Он не мог позволить себе продолжать отношения с Порцией. Она была готова стать женщиной, и ее тело знало лучше, чем она сама, что Даниэль должен быть тем, кто возьмет ее.
   Он позволил себе слишком большую свободу с девушкой, которая была абсолютно неопытной, но слишком страстной. Ее отец проявил осмотрительность. Ее сестра была влюблена. Все сейчас угрожало Порции, и она была уязвима. Он мог побороть ее сопротивление и заставить любить себя. Но пока он не поймет, чего же он хочет, он не позволит себе любить Порцию.
   Даниэль был порядочным человеком. И Порция заслуживала того, чтобы на ней жениться, даже если он этого совсем не хотел. Но Даниэль избегал женитьбы. Он пытался представить себе Порцию хозяйкой на важном обеде в его нью-йоркском отеле. Нет, ей это будет не по плечу. Единственное место, где он мог бы видеть Порцию, – это стоящей по колени в реке и моющей золото. А рудники были той жизнью, которую он оставил навсегда.
   За сценой Порция помогала убирать декорации. Она избегала сценического пространства. Глаза Даниэля сопровождали ее откуда-то из темноты, и она чувствовала, словно превратилась в неуклюжую буфетную прислугу.
   – Мы еще не закончили, Порция? – Фаина беспокойно осмотрелась.
   – Нет! Теперь – костюмы. Нужно их проверить.
   – С каких это пор? – Берта стояла в кулисах, уперев руки в бока. – Разве я не слежу за костюмами последние десять лет без чьего-либо надзора, Порция Макинтош?
   – Да, но там папа. Мы должны… посмотреть за папой. – Порция вышла из репетиционного зала на территорию Чатаквы. – Может быть, он утомился, ведь это первый спектакль после его болезни.
   – Папа уже ушел из театра, – огрызнулась Фаина, поспешив вслед за сестрой. – У него поздний ужин с леди Эвелиной. А меня ждет Эдвард.
   – Я уверена, что мистер Логан будет ожидать нас в…
   – Он не ожидает нас, – оборвала Фаина, – я думаю, что Даниэль Логан ожидает тебя на обед, и придется извиниться за то, что ты не идешь. Это не так?
   Порция остановилась в тени стены общежития, ошарашенная словами Фаины. Она боялась и устала оттого, что все время пыталась скрыть этот страх от сестры. Порция Макинтош, которая никогда не позволяла ничему и никому испугать ее, была в самой настоящей панике.
   – Ах, Фаина, я не знаю, что делаю. Мне кажется, я не в состоянии… – к удивлению Порции, слезы навернулись ей на глаза и горло сдавило от удушья, – не могу…
   В следующую секунду руки Фаины обвились вокруг Порции, и она почувствовала себя успокоившейся.
   – Порция, что случилось? Я была так счастлива с Эдвардом, что не замечала твоей тревоги. Ох, это неправда. Я знала, просто не хотела осознать этого. Пожалуйста, расскажи мне.
   – Это Даниэль Логан. Он… целовал меня. То есть он целовал тебя, и не один раз, и я…
   – Тебе нравится это, да?
   – Нет! Да. Не знаю. Я в таком смущении. Каждый раз, когда я с ним, мне хочется выцарапать ему глаза, а кончается тем, что я позволяю ему трогать меня.
   – И что в этом плохого? Эдвард целует меня и трогает меня. И это чудесно, Порция. Мы так влюблены! Почему бы тебе не чувствовать что-то к мистеру Логану?
   – Потому что я не могу, Фаина, не буду. Я не принадлежу к этим людям. Я не леди, Фи. И даже не хочу ею быть. Кроме того, я обещала маме…
   Фаина отступила в темноте, всматриваясь в сестру:
   – Что ты обещала маме? Что ты обещала ей?
   – Я обещала ей заботиться о тебе и о папе. А я не делаю этого. Посмотри на нас. Папа потерял труппу. Мы обязаны кому-то нашими средствами к существованию. Мы даже не может принимать решения, что нам делать.
   – Ох, Порция, ты не права. Мама никогда не требовала, чтобы ты всю свою жизнь провела в заботе о нас. Все меняется. Люди меняются. Может быть, наступило время, чтобы нам тоже подумать о переменах. Ты когда-нибудь допускала такую возможность, что Даниэль Логан мог влюбиться в тебя?
   – Влюбиться? – Порция вырвалась из рук сестры и отвернулась. – Ты не понимаешь, это не любовь – то, что он чувствует. Он объяснил: это сигналы тел. И, увы, Фаина, не меня хочет его тело – тебя.

   Даниэль стоял с тени общежития, ожидая Порцию. Он принял решение. Пока не выполнит задание, будет вести себя как друг. Не будет целовать Порцию или трогать ее сверх дозволенного.
   Он поставит ловушку для вора, совершит необходимые обязательства по возвращению труппы Горацию и вернется в Нью-Йорк. Он переждет некоторое время, установив дистанцию между собой и Порцией, пока еще не стало слишком поздно.
   Большинство членов труппы покинули здание, чтобы полакомиться мороженым, погрызть воздушной кукурузы и выпить содовой воды. Порции до сих пор не было.
   Наконец когда он уже собирался войти в здание и начать поиски, то увидел, как она идет по коридору, освещенная газовыми фонарями.
   Все планы Даниэля вылетели из головы, когда он ее увидел. Она остановилась, как овечка, которую ведут на убой. Одетая в простую английскую блузку из белого льна и прямую темно-синюю юбку, Порция, как школьница, расчесала волосы, вьющиеся мягкими локонами, и украсила их черным бантом.
   Единственное, чего хотелось Даниэлю, это взять ее на руки, и покачать, сказав, чтобы она не беспокоилась. Но он не сделает этого. Он уже решил, что сегодня не будет физической близости. Она служила ему по найму, и он будет обращаться с ней уважительно.
   Только небольшая закуска и простая лодочная прогулка вокруг острова. Они посмотрят фейерверк и обсудят его планы относительно труппы, ничего больше.
   – Добрый вечер, Фаина. Вы сегодня прелестно выглядите.
   Даниэль не мог удержаться, чтобы не поднести ее руку к губам. К ее огорчению, она забыла перчатки, и он мог видеть следы рисования декораций и многолетней физической работы.
   – Я очень устала, Даниэль. Могу ли я – то есть не были бы вы так любезны, отпустить меня сегодня?
   В ее голосе слышалось отчаяние, когда она отняла руку и подняла ее в жесте самозащиты.
   Даниэль мог прочитать в глазах Порции нерешительность. Он никогда не поцелует ее. Он не сделает этого сейчас. Но когда она опустила голову, решимость его ослабла.
   Глаза Порции расширились от страха. Даниэль остановился, вспомнив свое обещание вести себя с ней по-дружески, и запечатлел на ее лбу легкий поцелуй:
   – Не бойтесь, моя маленькая. Я не утомлю вас. Я только хочу обсудить свои планы на следующий спектакль. Я думаю, меня посетила прекрасная идея.
   – Да? – Порция позволила Даниэлю взять ее под руку и повести к ожидающему их экипажу, который она не заметила раньше. – Куда мы едем?
   Даниэль помог Порции сесть в экипаж, который раз изумляясь, насколько разной она была. На сцене она была Ромео. Днем она была Филиппом. Но, появившись в простом платье, стала прелестной молодой женщиной.
   Лошадь медленно шла по широкой аллее, обсаженной розами и геранью, в нежных запахах кустарников. Из отеля слышались звуки оркестра, играющего «Лорену». Вдоль дороги трио скрипачей исполняли "Девочку, оставленную мной".
   Сегодня Порция не беспокоилась о своем платье и о том, не обнаружится ли ее обман. Раз их маленькое свидание на качелях одурачило Даниэля, то у нее не было сомнения в том, что она может продолжать свое представление. Вопрос был в том, хотела ли она говорить ему правду. Два дня назад она была готова сказать Даниэлю, что женщину, которую он целовал, зовут Порция, а не Фаина.
   Но какую цель теперь могло это преследовать? Даже если он узнает правду, это ничего не изменит. Он потребовал себе невесту, она заключила с ним соглашение и теперь должна пройти через это. Кроме того, кто-то еще был счастлив, и было ли правильным жертвовать их удовольствием ради своей выгоды? В голове проносились разные изводящие ее мысли. Она не хотела, чтобы Фаина знала, как далеко зашли они с Даниэлем.
   Порция слушала музыку с немного печальным выражением лица, пока Даниэль не сказал:
   – Вы выглядите обеспокоенной, Фаина. Пожалуйста, не надо, ради меня!
   Казалось, она вышла из задумчивости:
   – Полагаю, что да, мистер Логан. Мы пошли теперь в новом направлении, и я не вижу, что можно сделать, чтобы изменить его. Я чувствую себя такой беспомощной.
   – Я знаю, это, должно быть, трудно для вас. Как раз об этом я и хочу поговорить, идея, которая у меня появилась, может обеспечить дополнительный доход и некоторый частный заработок для вас и для труппы.
   – Частный заработок? Вы имеете в виду деньги, которые мы получим, так?
   Экипаж остановился, Даниэль вышел и поддержал Порцию, помогая ей спуститься.
   – Да, именно вы. Прошу вас.
   Они прошли на лодочную пристань и с помощью Даниэля Порция села в маленькое деревянное судно, а он взял весла.
   – Итак, что это за план?
   Порция не замечала красоты ночи. Над водой был слышен негромкий смех. Летним бризом звуки музыки разносились далеко вокруг. Но Порция нетерпеливо наклонилась вперед.
   Даниэль улыбнулся. Его план повторить романтическую лодочную прогулку под луной, какая была у Яна, выглядел глупым в свете его нового делового плана с Порцией. Беседуя с Порцией, Даниэль машинально греб к одному из искусственных островов.
   – Хорошо, вы решили, какой спектакль пойдет у вас следующим?
   – Да, "Двенадцатая ночь", но как это может принести деньги труппе?
   – Так вот, отель всегда проводит маскарады как часть летней увеселительной программы. Я предлагаю соединить спектакль с маскарадом и привлечь некоторых гостей в часть игрового состава.
   – Не понимаю.
   Они достигли одного из островов, которые были оставлены, когда часть земли была вырыта. Лодка мягко врезалась в песок. Даниэль прикрепил весла и выпрыгнул на берег, подняв руки, чтобы помочь Порции.
   Не обращая внимания на его предложение, Порция легко прошла в нос лодки и перекинула ногу через борт, справившись без помощи Даниэля.
   – Расскажите мне, что у вас в голове, мистер Логан, – Порция осмотрелась, для начала определяя, где они находятся. – Почему вы привезли меня сюда? Вы боитесь, что нас кто-нибудь услышит?
   – Нет, Фаина. Я взял мою невесту на лодочную прогулку при луне. Это считается приятным романтическим путешествием для любовников.
   – Но мы не любовники, Даниэль!
   – Я знаю, но так принято, правда? А теперь продолжим. Мы найдем скамейку, откуда сможем посмотреть фейерверк.
   Его невеста? Конечно. Даниэль взял свою невесту в романтическое путешествие под луной. Это было только для отвода глаз других гостей отеля, а не потому, что он хотел быть с ней наедине. А может быть, чтобы скрыть ее от других гостей.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация