А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Волчий зарок" (страница 15)

   Полунин был просто взбешен. Его как мальчишку водили за нос, то и дело выставляя дураком. Он решил вызвать к себе Веселовского и устроить ему настоящую головомойку, и уже снял трубку, но в последний момент остановился. Он решил, прежде чем начать разбирательство, тщательно обдумать ситуацию.
   В том, что в Пермь был продан бензин, а не мазут, Владимир был абсолютно уверен. Объем реализованного с «Нефтьоргсинтеза» мазута был практически до литра равен тому бензину, который купил у Бережного Виктор Либерзон. А это означало одно – высокооктановый бензин был попросту украден из комплекса и вывезен под видом мазута.
   Судя по объему махинации, в этом деле не обошлось без кого-то из высшего руководства «Нефтьоргсинтеза». И маловероятно, что человек, незаконно продавший столько бензина, не рассчитывал получить процент от его последующей реализации. Получалось, что кто-то из руководства должен был быть, как минимум, в курсе аферы с Либерзоном, если не руководить всей операцией.
   Вот тут-то Полунин и получал в руки серьезный козырь. Если его предположения об участии в афере кого-то из руководства «Нефтьоргсинтеза» верны, то преступники совершили большую ошибку. Они попросту пожадничали!
   Подготовив так тщательно аферу против Либерзона, не следовало жалеть копейки. Нужно было легально купить у «Нефтьоргсинтеза» бензин, пусть и потерять на этом сотню тысяч, но зато тем самым спокойно обрезать концы. А теперь у Владимира появился шанс выйти на аферистов.
   – Жадность фраера сгубила! – рассмеялся Полунин и тут же осекся. Все его логические построения не стоили и ломаного гроша!
   Во-первых, в махинации с приобретением бензина под видом мазута был и еще один вариант развития событий, где продавец мог попросту получить на лапу некоторую сумму и совершенно не знать о готовящейся против Либерзона афере.
   Во-вторых, Бережной не зря покупал топливо через третьи руки. Скорее всего его приятель организовал фирму-однодневку, которая прекратила свое существование сразу после того, как бензин попал на место назначения.
   Ну, а в-третьих, разоблачение махинации на «Нефтьоргсинтезе» все равно ничем помочь Либерзону не могло. Бережной покупал у подставной фирмы именно бензин, а не мазут. И результат суда действия Полунина изменить никак не могли, поскольку если ему и удастся доказать махинацию с мазутом, то это будет отдельное уголовное дело, никак Либерзона не касающееся! Тем более, что владельца подставной фирмы если и удастся найти, то к тому времени Либерзон уже будет сидеть. А вытащить в России из тюрьмы человека ой как не просто.
   Полунин заскрипел зубами и яростно стукнул кулаком по столу. Он вновь оказывался в тупике. Поиски доказательств виновности Бережного вновь ни к чему не привели. Однако Владимир сдаваться не собирался. Шансы изобличить Бережного, пусть и маленькие, но были. И их следовало попытаться реализовать. Полунин поднял трубку и позвонил Веселовскому, попросив его зайти.
   – Кто занимался вот этим? – ткнув пальцем в накладные по мазуту, спросил Владимир гендиректора, едва он вошел в кабинет.
   – Отдел реализации, естественно, – на лице Веселовского появилось выражение удивления, смешанное с недоумением. – Платежки завизированы бухгалтером и начальником отдела, как и полагается. Накладная выписана заведующей топливным складом и на ней штамп контролера с проходной. А что случилось, собственно говоря, Владимир Иванович?
   – Объясню позже, – еле сдерживая ярость, ледяным тоном проговорил Полунин. – Вызовите мне сюда всех этих людей. И сами, Александр Михайлович, будьте любезны присутствовать.
   Веселовский пожал плечами и с видом полного непонимания происходящего покинул кабинет. Минут через двадцать он привел к Полунину четверых работников комплекса – заведующего отделом реализации Аюкаева, бухгалтера Комарову, завскладом Кочеткову и контролера Шикина. Полунин подождал, пока все усядутся, и спросил Аюкаева:
   – По каким критериям устанавливались цены на этот мазут? Почему такие низкие цены?
   – Ну, во-первых, этот вид топлива сейчас считается отходом производства и практически не имеет спроса на рынке, а у нас нет в данный момент возможности производить его вторичную обработку, – прокашлявшись, ответил начальник отдела реализации. – Во-вторых, мазут занимает слишком много складских объемов и этим тормозит производство другого, более выгодного, с коммерческой точки зрения, сырья. Ну, а когда на него нашелся покупатель, готовый приобрести практически весь объем мазута нашего комплекса, то я решил пойти навстречу его предложению и получить хоть какую-то прибыль вместо убытков за хранение. Кстати, свое предложение по цене на мазут я завизировал у Александра Михайловича!
   – Что-то такое припоминаю, – согласился Веселовский. – Действительно, это была выгодная сделка. И...
   – Выгодная? Для кого-то даже слишком! – перебил его Владимир и, заметив, как удивленно стали переглядываться между собой собравшиеся, продолжил: – Ценообразование на мазут мы с вами еще обсудим. Но сейчас я собрал вас по другому поводу. У меня есть абсолютно достоверная информация, что под видом мазута с комплекса был вывезен высокооктановый бензин!
   – Не может быть! – растерянно пробормотал Веселовский и, обведя взглядом лица сотрудников, посмотрел на Полунина: – Вы уверены в своем источнике, Владимир Иванович?
   – Будьте спокойны. Уверен, – усмехнулся Полунин. – И теперь, прежде чем передать дело в суд, хочу сам разобраться, кто из вас в этом виноват!..
   Дальше в кабинете Полунина начало твориться нечто невообразимое. Каждый принялся оправдываться, с пеной у рта доказывая свою невиновность. Бухгалтер кричала, что вообще ничего не могла об этом знать. В ее обязанности входит лишь проверка объемов оплат, и ничего больше!
   Аюкаев божился, что ничего не знал об этом, и вопил о невозможности самому контролировать каждый участок работ. Он тыкал пальцем в завскладом и говорил, что отпускать товар входит именно в ее обязанности. А Кочеткова требовала, чтобы ее в это дело не вмешивали, поскольку она лишь проверяет документы и дает распоряжения операторам о том, что и откуда грузить.
   – А если кто и виноват в таком происшествии, так это контролер! – вопила она, тыкая пальцем в Шикина. – Он должен проверять соответствие вывозимого груза выписанным накладным!
   Контролер замахал руками, говоря, что дело было поздно вечером. Приборов для измерения химического состава вывозимого груза у него нет, а визуально что-то определить на проходной, где горит только одна лампочка, да и та над дверью его кабинета, а не над цистернами, просто невозможно!
   Лишь один Веселовский взирал на спор молча. Гендиректор внимательно следил за перепалкой, переводя взгляд с одного лица на другое, словно тигр, выбирающий жертву. В итоге все спорщики дружно сошлись в своем определении козла отпущения. Они решили, что если кто-то и способствовал совершению махинации с мазутом, то этим человеком мог быть только оператор, заливавший цистерны горючим.
   Полунин, услышав такой вывод, усмехнулся. Заключение спорщики сделали верно. Но оператор был лишь исполнителем. Кто-то должен был отдать ему приказ. Владимир потребовал найти оператора, но это оказалось невозможным – этот человек две недели назад уволился с комплекса.
   – Что же, дамы и господа, вам придется его найти, – усмехнулся Полунин, заканчивая импровизированное совещание. – И сделаете вы это не позднее завтрашнего дня. Иначе всех вас ждут большие неприятности!
* * *
   Оператора, отпускавшего Бережному с приятелем высокооктановый бензин вместо мазута, не нашли ни на следующий день, ни через неделю. Оказалось, что в городе он был лишь временно зарегистрирован, а прописан оператор был в доме на одной из пермских улиц!
   Полунин попытался выяснить, кто и почему принял этого человека на работу, но установить этого не удалось. После войны, развязанной Сатаровым за господство над нефтеперерабатывающим комплексом, и случившегося потом кризиса производства на «Нефтьоргсинтезе» возникла сильная текучка кадров и стабилизировать положение пока не удавалось.
   Рабочие приходили и уходили, и начальник отдела кадров оказался просто не в состоянии вспомнить каждый факт приема на работу. Единственное, что он мог сказать Полунину о пропавшем операторе: этого человека порекомендовал кто-то из руководства. Но кто именно, выяснить так и не удалось, ведь прошло уже три месяца.
   В Перми пропавшего оператора, чья фамилия была Свистунов, тоже не оказалось. После запроса в паспортный стол выяснилось, что этого человека нет по месту жительства. Его престарелая мать знает о сыне лишь то, что он уехал куда-то на заработки, а куда именно – не сказал. Свистунов имел две судимости. А теперь пермская милиция и сама разыскивала этого человека по подозрению в совершении кражи.
   А на запрос Полунина в пермскую налоговую полицию по поводу фирмы, купившей на «Нефтьоргсинтезе» бензин под видом мазута, ответ был именно таким, какой и ожидал Владимир. Фирмы больше не существовало. Она закрылась месяц назад, а ее руководитель так же, как и разыскиваемый оператор, исчез из города.
   На фирму «Бер-ойл», которой руководил Бережной, в налоговой полиции ничего не было. Эта организация исправно платила налоги и постепенно выходила на ведущие позиции в городе по торговле горюче-смазочными материалами. И теперь Полунину оставалось только надеяться на Славку с Батуриным. Если и им ничего не удастся отыскать против Бережного, то Владимиру придется выполнять свое обещание и искать Либерзону деньги для погашения задолженностей по контрактам.
   Полунин надеялся сделать это через Мирона. Он знал, что московский авторитет крутит довольно большими суммами наличных, и был вправе рассчитывать, что Мирон поможет ему. Владимир даже звонил однажды в Москву, хотя о деньгах говорить пока не стал. Его интересовало, удалось ли Мирону найти Мороза.
   И тут ответ был отрицательным. Человек, стрелявший в Полунина в Тарасове, тоже бесследно пропал. Это походило на какой-то замкнутый круг! В организации аферы против Либерзона участвовали минимум пять человек, не считая Мороза. Наводчик и он же, судя по всему, руководитель операции, сам Бережной, оператор «Нефтьоргсинтеза», приятель Бережного, фирма которого покупала «мазут», и однокурсник Виктора. И все они, за исключением Бережного, пропали или были мертвы.
   Оставалась неясной фигура наводчика, но Полунину было совершенно очевидно то, что он является очень влиятельным человеком, имеющим множество связей. Наводчик умудрился и в Тарасове оказать давление на банки, и своего человека в «Нефтьоргсинтез» пристроить, имел к тому же крепкие связи с преступным миром, позволившие ему получать оттуда необходимую информацию и находить для своих планов идеальных исполнителей. Вроде Мороза и Свистунова.
   Полунин пытался сопоставить все факты, чтобы вычислить человека, организовавшего такую крупную аферу. Он перебирал в уме одного знакомого за другим, но в итоге все его мысли возвращались к единственному человеку – Веселовскому!
   Генеральный директор «Нефтьоргсинтеза» идеально подходил под все характеристики, определенные Полуниным для неизвестного махинатора. Влияние Веселовского на нефтеперерабатывающем комплексе было трудно переоценить. После ликвидации Сатарова гендиректор почти год был в «Нефтьоргсинтезе» и царем и богом.
   За долгие годы работы в топливной промышленности Веселовский обзавелся самыми обширными связями. Полунин знал, что и в деловых кругах Тарасова гендиректор «Нефтьоргсинтеза» имеет немало влиятельных знакомых. К тому же за то время, когда Веселовский был вместе с Сатаровым, он мог легко обзавестись связями и в преступных кругах.
   В общем, Веселовский подходил почти идеально для кандидатуры главаря банды аферистов. И все же Полунин сомневался в правильности сделанных выводов. Во-первых, гендиректор всячески старался помочь ему в поисках оператора Свистунова. Да и сам Веселовский был просто взбешен махинацией с мазутом и готов был уволить половину сотрудников управления комплексом.
   А во-вторых, уж слишком очевидной для роли наводчика и организатора аферы была кандидатура Веселовского. Полунин с трудом мог поверить, что человек, провернувший все так талантливо, мог бы сам оставаться на самом виду и дать возможность так легко выйти на себя. Впрочем, все могло разъясниться после возвращения Болдина и Батурина. Полунин нетерпеливо ждал их, надеясь, что парням удастся хоть что-нибудь узнать.
   Славка с Николаем вернулись назад на восьмой день. Как раз под выходные. Приехав, они сразу позвонили Полунину в кабинет в «Нефтьоргсинтезе» и объявили, что у них есть новости для него.
   До конца рабочего дня оставалось около двух часов, но постоянного присутствия Полунина на комплексе не требовалось: все текущие повседневные проблемы в рабочем порядке решались Веселовским. Именно поэтому Полунин спокойно мог уехать домой в любое время.
   Владимир договорился с Болдиным и Батуриным о встрече в ресторане «Оливер». Позже он и сам не мог объяснить, почему это сделал, но по дороге в ресторан решил заехать домой и захватить с собой Светлану с Антоном.
   Обычно Полунин никогда не брал своих близких на деловые встречи, но в этот раз решил сделать исключение и организовать для сына и няни маленький праздник. Может быть, веселый голос Болдина сыграл тут свою роль, или просто Владимир чувствовал, что слишком мало стал уделять внимания сыну после возвращения из круиза. Так или иначе, но Полунин заехал домой и, не слушая возражений Светланы, забрал их обоих с собой.
   Славка с Николаем уже ждали их в ресторане, заказав отдельный кабинет. Стол ломился от закусок и алкоголя, и Полунин окончательно утвердился в своих предположениях о том, что у парней для него есть хорошие новости.
   – Что скажете, Шерлок Холмс и доктор Ватсон? – улыбнулся Полунин, здороваясь. – Чем меня порадуете?
   – Всему свое время, Иваныч! – сказал многозначительно Болдин. – Сначала выпить и закусить нужно. А то на пустой желудок и сухое горло речи говорить трудновато.
   – В натуре, – согласился Батурин. – Присаживайся, Иваныч. Выпьем по рюмашке, а потом конкретно тебе все доложим. Как любимому следователю!
   После этой реплики Николай и Батурин переглянулись и закатились от смеха, будто сказали что-то уморительное. Полунин с улыбкой посмотрел на обоих и сел в кресло.
   Болдин проговорил:
   – Колян, бери пузырь.
   – Мне чуть-чуть. Я за рулем! – сказал Полунин. Батурин попытался возразить, но в этот момент у Владимира зазвонил мобильник.
   – Слушаю вас, – ответил на звонок Полунин.
   – Владимир Иванович, это Веселовский вас беспокоит, – раздался в трубке голос гендиректора «Нефтьоргсинтеза». – Звонил вам домой, но там никто не ответил. Пришлось вас по сотовому разыскивать. Я не помешал?
   – Нет, – ответил Владимир. – Что случилось?
   – Только что со мной связались люди из налоговой полиции, – проговорил Веселовский. – Они искали вас, но на работе не застали. Просили связаться с вами и передать, что у них лежит заявление о том, что вы скрыли от них часть своих акций. Завтра они приезжают с проверкой и будут поднимать всю документацию по этому вопросу. Требовали, чтобы и вы, и я принесли акции с собой.
   – Что за бред? – удивился Полунин. – Кто-то из налоговиков решил беспределом заняться?
   – Я не знаю. Думаю, что завтра все и выясним, – фыркнул гендиректор. – Я бы и беспокоить вас не стал, но не знаю, где вы храните свои акции. Просто хотел предупредить, что если они не в кабинете, то захватите их с собой. А то греха потом не оберешься!
   – Не волнуйтесь, они у меня дома, и завтра я акции привезу. А заодно и разберемся, что это за бредовые внеплановые проверки, – ответил Полунин и, отключив связь, обернулся к застывшим в настороженных позах Батурину и Славке. – Совсем в налоговой офонарели. Взялись в выходные проверки устраивать.
   – Наверное, им платят много, – пожал плечами Болдин.
   – Или мало, – закончил за него Николай. – Вот и пашут, в натуре, как ишаки, лишь бы маленькую кучку «бабок» в карман положить!
   – Ладно, хватит об этом, – вмешался Полунин. – Рассказывайте, что удалось найти в Перми?
   Болдин с Батуриным переглянулись и подробно рассказали о своих похождениях на родине Бережного. Приятель Николая, державший «крышу» у «Бер-ойл», сразу согласился помочь им. Оказывается, что у его группировки, не самой крутой в Перми, уже начались серьезные проблемы с Бережным.
   Станислав стал отказываться платить им. А когда на него попытались «наехать», за Бережного вступились «блатные». Там едва не развязалась настоящая война, поскольку прибыли у «Бер-ойла» полезли вверх и приятель Батурина просто не хотел упускать такой лакомый кусок.
   Вопрос о том, кто будет у Бережного «крышей», урегулировать все же удалось. «Блатные» смогли настоять на том, чтобы группировка приятеля Николая получала от «Бер-ойла» прежнюю сумму. Сами, судя по всему, «доили» Бережного с остальной прибыли. Естественно, что приятель Батурина был этим недоволен и горел желанием отыграться.
   Однако его добровольная помощь долгое время ничего не давала. Бережной действовал осторожно, стараясь никому не давать в руки компромата на себя. Станислав внешне выглядел как вполне благопристойный человек – дом, семья, работа и вовремя заполненная налоговая декларация. В общем, законопослушный образец для подражания любому современному бизнесмену.
   Первое время Славка с Николаем были уверены в том, что Бережной даже любовницы не имел. Но приятелю Батурина все-таки удалось отыскать девицу, которую тайно, но с завидной регулярностью посещал Станислав. Вот она-то и выдала двум посланникам Полунина интересную информацию.
   Пытаясь найти к ней ключик, Болдин не проявил особой оригинальности. Зато его метод был достаточно эффективным. Узнав, что любовница Бережного до встречи с этим бизнесменом была довольно любвеобильной дамой, Славка решил «подснять» ее. Он познакомился с девицей в баре, а дальше все пошло по накатанному сценарию – флирт, выпивка, шикарный ужин в одном из пермских ночных клубов, постель и вытягивание информации.
   Правда, ввиду присутствия при разговоре Светланы и Антона, Славке пришлось выбирать выражения во время рассказа обо всем этом. Батурина это откровенно забавляло, но Полунин ничего не замечал. Он был весь поглощен рассказом и в уме сортировал информацию по полочкам.
   Девица оказалась не только любвеобильной, но и разговорчивой. Впрочем, многого она не знала, и если бы в одном из ее рассказов не промелькнула знакомая Славке фамилия, зацепиться бы ему было не за что.
   Любовница Станислава рассказала, что однажды, когда они с Бережным проводили вечер при свечах, к ним нагрянул «крутой» бизнесмен из Москвы. Девица совершенно отчетливо запомнила этот случай, поскольку появление в ее квартире постороннего во время встреч с Бережным случилось впервые. Станислав тщательно хранил в секрете свою связь с любовницей и никому не давал ее адрес.
   Приехавший бизнесмен говорил с Бережным довольно грубо. И хотя общались двое мужчин на кухне и за закрытыми дверями, любопытная девица нашла способ подслушать их разговор. А фамилию бизнесмена она запомнила потому, что у ее отчима была точно такая же.
   – Слушай, Славка, не тяни, – рявкнул Полунин. – Кто это был такой и что ему требовалось от Бережного?
   – Девица сказала, что залетный вставил Бережному по самые уши за то, что тот тянет с началом операции против Либерзона. Фамилию моя дамочка, естественно, не запомнила, но утверждала, что заезжий бизнесмен требовал быстрее кинуть «этого еврея» и «обрезать все концы», – усмехнулся Славка, видя нетерпение Полунина. – А фамилия у посетителя Бережного была... Томашевский! Круто?
   Полунин не ответил. Услышав имя своего злейшего врага, Полунин вздрогнул, словно от пощечины. Ненависть к Томашевскому, которого он считал главным виновником в смерти Анны, подступила к горлу. Полунину захотелось орать и материться, но, увидев испуганный взгляд сына, Владимир сдержался.
   – Значит, опять эта тварь в мою жизнь лезет?! – тихо проговорил Полунин. – Я его заставлю плакать горючими слезами. Что еще вам удалось узнать?
   – Ничего. Мы нашли организатора. Разве этого мало?
   – Мало! – рявкнул Полунин и тут же осекся. И Светлана, и Антон смотрели на него с испугом. Владимир извинился и заговорил дальше, стараясь сдерживаться. – Вышли на Томашевского – это хорошо, – проговорил Полунин, глядя Славке в глаза. – Но пока это мне ничего не дает! Слова какой-то шлюшки никто на суде не примет всерьез. Мне нужны доказательства организации аферы против Либерзона Бережным и Томашевским. Вы это нашли?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация