А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Волчий зарок" (страница 14)

   А дома Полунина встретила ясная и сухая погода. Город, где жил Владимир, был расположен значительно севернее Тарасова, и тут уже чувствовалось приближение осени. Листья деревьев еще не подернулись багрянцем, трава на газонах еще не начала увядать, но в воздухе уже чувствовался тот неуловимый аромат, что витает повсюду в конце лета – запах легкой грусти об уходящих в небытие последних днях тепла.
   Полунин никого не предупредил о своем приезде, поэтому ни Шакирыч, ни Болдин не встречали его в аэропорту. Впрочем, он не жалел об этом. Время, чтобы увидеть друзей, у него еще будет. А сегодня он хотел побыть дома с Антоном вдвоем и насладиться, наконец, покоем.
* * *
   Утром Полунин позвонил Светлане и спросил, готова ли она прийти сегодня, чтобы посидеть с Антоном. Няня, как показалось Владимиру, обрадовалась звонку. Полунин знал, как хорошо Светлана относилась к Антону, и понял, что она просто соскучилась по нему за время месячной разлуки.
   – Конечно, Володя, я сейчас приеду, – радостно проговорила Светлана в ответ на просьбу Полунина. – Мне взять свои ключи, или вы меня дождетесь?
   – Пожалуй, к вашему приезду я еще буду дома, – ответил Владимир, слегка тронутый реакцией няни. – Я еще только сел завтракать.
   – Хорошо, тогда я уже еду, – Светлана повесила трубку.
   Обычно Полунин уезжал на работу, не дожидаясь приезда няни. Он привык первым появляться в офисе и последним оттуда уходить. Но сегодня Владимиру никуда не нужно было торопиться. Да к тому же он купил Светлане небольшой подарок во время путешествия вокруг Европы и хотел его прямо с утра подарить. Кстати, приобрести для няни какую-нибудь безделушку попросил его Антон.
   В одном из портов – кажется, это было в Бресте – мальчишке приглянулся задорный Тигр из мультфильма о Винни-Пухе. А когда Полунин купил сыну игрушку, мальчишка спросил у отца, что они подарят тете Свете, когда вернутся домой. Владимир удивился тому, что его сын оказался внимательнее его самого, и поругал себя за забывчивость. Было бы действительно стыдно вернуться из круиза без какого-нибудь подарка этой заботливой женщине.
   А затем Полунин почти полдня ломал голову, что купить Светлане. Он боялся, что от дорогого подарка она откажется, а дешевки Владимиру покупать не хотелось. К тому же Полунин никак не мог решить для себя, что же именно подарить няне. Он перебрал все, от сувениров до парфюмерии, и в конце концов остановил свой выбор на серебряной цепочке с кулоном из аметиста и таких же серьгах.
   Их Полунин и вручил Светлане, как только она приехала к нему домой. Даря украшения, Владимир почему-то испытывал неловкость. Боялся, что подарок Светлане не понравится. Однако женщина была в восторге и, зардевшись, поцеловала Полунина в щеку, тут же принявшись оттирать с нее губную помаду.
   Вновь, как и в день годины своей жены, Владимиру вдруг показалось, что это Анна рядом с ним. Ему было приятно прикосновение рук Светланы, и в эту секунду хотелось ощущать их на своем лице подольше. Но он тут же одернул себя. Светлана была не той женщиной, которую он любил! Она лишь няня Антона и ничего больше. Когда Полунин дошел до своей машины, стоявшей в гараже неподалеку, он уже смог успокоиться и почти забыть о нежданной нежности, охватившей его от прикосновений Светланы. Владимир осмотрел «БМВ», которую Славка пригнал из Питера после того, как Полунин уехал в круиз, и вновь вспомнил о руках няни Антона.
   – Кобель, ты и есть кобель! – фыркнул на себя Полунин и, заведя «БМВ», отправился в автомастерскую к Шакирычу.
   Владимир и сам не знал почему, но первым после своего возвращения домой он хотел увидеть именно Рамазанова. Может быть, от того, что со Славкой Болдиным Полунин уже разговаривал по телефону, а вот с Шакирычем он не общался с того момента, как отправился в круиз.
   Рамазанов, как и ожидал Владимир, с самого раннего утра был в автомастерской. И хотя Шакирыч числился тут замом Полунина и мог спокойно сидеть в кабинете, не высовывая оттуда носа, Рамазанов все же предпочитал вместе с рабочими ковыряться в поломанных автомобилях. Он так и вышел навстречу Полунину – в засаленной робе и с перепачканными автолом руками.
   – Здорово, Иваныч! – пророкотал Рамазанов, устремляясь к Владимиру широкими шагами. – Я слышал, отдохнуть по-человечески у тебя не получилось? Опять твой ненаглядный Либерзон в дерьмо вляпался?
   – Ты точно подметил, – согласился Владимир. – И нам придется ему помочь выбраться.
   – Вот-вот! – усмехнулся Шакирыч. – Так ты и будешь всегда за ним слюнявчики менять. Изя с сыночком легких денег ищут. А как вляпаются в какое-нибудь дерьмо, так и бегут к тебе. «Володя, выручайте! Володя, мы пропадаем!» Ты к ним что – «шестеркой» пристроился?
   – Шакирыч, а если бы я в беду попал? – Полунин посмотрел прямо в глаза Рамазанову. – Ты бы не стал меня выручать?
   – Ты – другое дело! – Шакирыч погрозил Полунину пальцем, словно подчеркивая этим жестом неуместность сравнения. – Ты всегда сам мог за свои «косяки» отвечать!
   Полунин понял, что спорить с Рамазановым бесполезно. Во-первых, потому, что Шакирыча всегда было трудно в чем-то переубедить. Во-вторых, оттого, что Рамазанов почему-то давно недолюбливал Либерзона и при каждом удобном случае старался подчеркнуть свою неприязнь. А в-третьих, Полунин понимал, что в большей степени негодование Шакирыча связано с тем, что Владимир вновь влез в криминальные разборки. Когда, отправляясь в круиз, Полунин заявил, что порывает с прошлой жизнью, в глазах Рамазанова он прочитал одобрение этого решения.
   Шакирыч давно хотел, чтобы Полунин порвал свои криминальные связи, и был доволен, что Владимир все-таки созрел для этого решения. И вот теперь Рамазанов просто не мог не возмущаться тем, что Полунин вновь влез в историю.
   – Ладно, Шакирыч, не ворчи, как старый дед на завалинке, – примирительно проговорил Полунин. – Лучше переодевайся и поедем к Славке. Возьмем его и отпразднуем мое возвращение, оставив обсуждение проблем Либерзона на потом. Сегодня мы просто отдыхаем.
   – А я и есть старый дед! – буркнул Рамазанов в ответ на первую часть реплики Полунина, но переодеваться все же пошел.
   Однако отложить разговоры об Изе на другой день не удалось. Славки Болдина в автосалоне, как и предполагал Шакирыч, не оказалось. Друзья поехали к нему домой и вытащили буквально из постели. Едва разлепив глаза, Болдин сразил Владимира новой информацией:
   – Иваныч, ты помнишь, я говорил тебе, что нашел во время командировки покупателя на запчасти? – поинтересовался Славка после взаимного обмена приветствиями, прыгая по комнате на одной ноге и стараясь натянуть на другую узкие «левайсы».
   – Ну и что? – рассеянно спросил Полунин, с улыбкой глядя на скачки Болдина. – Много ты ему продал?
   – Пока ничего не успел, – ответил Славка, наконец справившись с непокорной штаниной. – Но зато узнал кое-что интересное...
   – Если ты сейчас заговоришь про Либерзона, я тебя из штанов обратно вытрясу, – оборвал его Рамазанов. – Причем сразу за окошко!
   – Подожди, Шакирыч, – перебил его Полунин и повернулся к Славке. – Так что ты узнал?
   – Так вот, – продолжил Славка. – Этот «кекс», что покупает автозапчасти, поинтересовался, не могу ли я достать дешевый бензин. Он сказал, что не так давно один его приятель, – Болдин сделал многозначительную паузу, а затем, увидев, что Полунин теряет терпение, продолжил: – ...Стас Бережной, по пьянке хвастался, что имеет прихват на нефтеперерабатывающем комплексе «Нефтьоргсинтез». Дескать, есть там один большой человек, с которым они скоро будут крутить конкретными деньгами. Вот мой клиент и поинтересовался, знаю ли я кого на «Нефтьоргсинтезе» и не могу ли достать там бензин подешевле!
   – Так что же ты мне, сучонок, сразу об этом не сказал? – рявкнул Полунин.
   – Я сам об этом узнал только вчера утром, – обиделся Болдин. – Звонил Либерзону, но мне сказали, что Изя уехал провожать тебя в аэропорт. Вот я и купил сразу билет на самолет и, не закончив с мужиком дела, примчался сюда. Между прочим, прилетел только поздно ночью. А ты орешь на меня вместо того, чтобы спасибо сказать!
   – Извини, Славка, я погорячился, – стушевался Полунин и глубоко вздохнул. – Нервы никудышные стали.
   – А я еще не все сказал, – усмехнулся Болдин, довольный тем, что Владимир признал свою ошибку по отношению к нему. – Стасик Бережной, между прочим, как сказал мне этот же «кекс», лично приезжал сюда вместе с каким-то своим приятелем и покупал бензин на его, а не на свою фирму. Вроде бы тогда Бережной еще не успел возобновить лицензию на торговлю ГСМ и покупал бензин через третье лицо.
   – Подожди-подожди, – перебил его Полунин. – Когда, говоришь, это было?
   – Месяца два назад, – пожал плечами Славка. – Точнее мне узнать не удалось.
   – Точно! Колька Батурин! – Владимир стукнул себя ладонью по лбу. – Какой же я идиот!
   – Что «Колька Батурин»? – удивился Болдин. – Ты не бредишь, Иваныч?
   – Помните, что в день годин Анны я говорил вам о том, что Батурин мне предложил кинуть с бензином двух заезжих лохов? – Полунин вскочил с кресла. – Голову даю на отсечение, что это были Бережной с приятелем!
   – Так откуда ты мог про это знать? – фыркнув, пробасил Рамазанов. – Кто же знал, что все так обернется?
   – Собирайтесь, поедем к Батурину!
   – Вот тебе и отдохнули, – развел руками Шакирыч. – Я когда-нибудь этому Изе голову оторву!..

   Глава девятая

   Батурин держал свою штаб-квартиру в том же самом спортивном клубе, который раньше занимал погибший Антоха-Самбист. Заведение это только громко именовалось «клубом», а на самом деле было обычным «качковым» спортзалом с соответствующей атрибутикой – сауной с бассейном, помещением для отдыха и небольшими раздевалками.
   Однако в остальном это был действительно закрытый клуб. И попасть туда позаниматься мог далеко не каждый желающий. Чтобы попользоваться тренажерами спортзала, нужно было, по крайней мере, быть хорошим приятелем кого-нибудь из «братвы» Батурина. Но и это не всегда давало возможность попасть внутрь.
   Полунина там, естественно, прекрасно знали. Сидевший в коридоре в качестве охранника один из «братков» уважительно поздоровался с Владимиром, а затем пропустил его и Славку в клуб. Шакирыч остался в машине, заявив, что с годами у него на «эту публику», как он назвал членов бригады Батурина, появилась стойкая аллергия.
   – Еще начну в самый неподходящий момент чихать и кашлять, – усмехнувшись, проговорил Рамазанов, когда Владимир позвал его с собой. – Все базары вам сразу перебью!
   Полунину оставалось лишь пожать плечами и оставить Шакирыча в покое. Владимир прекрасно понимал, что нежелание Рамазанова принимать участие в разговоре с Батуриным объясняется совсем иначе – просто Шакирыч не желал иметь отношение к чему-то, что касается Либерзона. Неприязнь Рамазанова к Изе была давно Полунину известна. И хотя Владимиру были неясны ее причины, настаивать на присутствии Шакирыча при разговоре с Колькой он не стал.
   В тренажерном зале клуба почти никого не было. Лишь несколько «братков» работали на снарядах. Полунин поздоровался со всеми и прошел в глубь помещения, к двери, которая вела в комнату для отдыха. Батурина и там не оказалось. Он был в своем кабинете и сосредоточенно просматривал какие-то бумаги.
   – А, Иваныч, привет! Привет, Славка, – поздоровался Николай с вошедшими, поднимаясь со своего кресла. – Блин, заманался с этими расчетами. Ни хрена я в бухгалтерии не понимаю, в натуре! Чтобы ей пусто было. Ты как отдохнул, Иваныч? Конкретно?
   – Нормально, – Полунин пожал протянутую руку. – Об отдыхе позже поговорим. У меня к тебе дело.
   – На кучу «бабок»? – усмехнулся Батурин. – Базаров нет! Давай прям щас разрулим. Конкретно! Че случилось?
   – Помнишь, ты мне предлагал лохов с бензином кинуть? – спросил Владимир. – В ресторане? У Анны на поминках?
   – Конечно, помню. Только тут – полная туфта. Они с крючка сорвались, – развел руками Николай. – Мне информацию непроверенную пихнули, в натуре. У этих чуваков уже конкретный продавец был, и ничего они не искали.
   – С продавцом я сам разберусь, – отмахнулся Полунин. – Ты от кого эту информацию получил?
   – А те чуваки из Перми приехали, – пожал плечами Батурин. – А у меня там кореш конкретный. Он у них «крышу» держит, и ему кажется, что они его с «бабками» опрокидывают. Кореш мне тогда по мобильнику звякнул и попросил кидануть их на хрен. Наказать, в натуре. А тут какой-то козел влез и всю мазу мне перебил.
   – Разберемся и с этим, – усмехнулся Владимир. – Мне нужно, чтобы ты сгонял в Пермь и у своего кореша вытянул, по-братски, всю информацию на этих чуваков. Славка с тобой поедет. Он тебе и объяснит, что почем.
   – А че случилось, Иваныч? – удивленно спросил Батурин. – Че они натворили?
   – Друга моего одного серьезно кинули, – жестко ответил Полунин. – Мне нужно, чтобы ты нарыл на них побольше компромата. Я их обоих хочу за жабры взять!
   – Без базара, Иваныч! Сделаем, – злорадно улыбнулся Николай. – А может, кореша попросить, чтобы он им ласковый май устроил? Выщипал их конкретно?
   – Это будет для них слишком просто. Я кое-что похуже придумал, – покачал головой Владимир и повернулся к Болдину. – Ты готов ехать, Славка?
   – Конечно, – ответил Болдин. – Заодно и со своим клиентом переговоры закончу.
   – Тогда оставайся и решай все с Коляном, – приказал Полунин. – А я пойду! У меня еще кое-какие дела есть. И запомните, мне нужно, чтобы вы уже сегодня вылетели...
   Владимир пока не знал, что может дать новая командировка Славки в Пермь. Маловероятно, что Бережной слишком сильно распространялся по поводу бензиновой аферы. Но информация, полученная от Батурина, была первой ниточкой, способной помочь Владимиру вывести Бережного на чистую воду.
   Простой компромат на этого дельца уже ничего не мог дать Владимиру. Использовать его для шантажа, чтобы этим заставить Бережного отказаться от иска Либерзону, было уже невозможно. Суд вынес свое решение и изменить его могли лишь доказательства против Бережного. Причем такие, чтобы опровергнуть их было бы невозможно!
   Полунин сомневался, что Славке с Батуриным удастся отыскать такие факты. Скорее всего ничего серьезного им узнать не удастся. Но, по крайней мере, Болдин и Батурин могут отыскать что-то, что поможет Владимиру уцепиться за Бережного.
   Сам Владимир собирался поискать с другого конца. Факт покупки бензина на «Нефтьоргсинтезе» должен был быть там непременно зарегистрирован. Тем более, что была продана такая крупная партия. Полунин хотел выяснить у генерального директора Веселовского все подробности этой сделки и получить документы, связанные с ней.
   Шакирычу у Веселовского делать было совершенно нечего. Поэтому Полунин отвез его назад в мастерскую, извинившись за испорченный день. Рамазанов в ответ только пожал плечами. Дескать, это твои дела, Иваныч, тебе и решать! Полунин, чувствуя себя виноватым, несколько секунд с сожалением смотрел в спину удаляющегося Шакирыча, а затем развернул машину и поехал в «Нефтьоргсинтез».
   Веселовский был в своем кабинете и встретил Владимира с дружелюбной улыбкой, хотя за ней и чувствовалось внутреннее напряжение. Гендиректор «Нефтьоргсинтеза» еще не забыл их последний разговор и беспокоился о своей дальнейшей судьбе. Все-таки Полунин был самым крупным держателем акций предприятия и мог легко вышвырнуть Веселовского с работы, если не забыл старые недомолвки, бывшие между ними.
   Полунин никогда ничего не забывал. Он прекрасно помнил, как Веселовский во время войны за предприятие переметывался с одной из противоборствующих сторон к другой, как только положение его бывших противников становилось более выгодным.
   И все же, даже зная, что в случае беды на Веселовского рассчитывать будет нельзя, Полунин не собирался смещать его. Нынешний гендиректор «Нефтьоргсинтеза» было неплохим специалистом. К тому же он полжизни проработал на предприятии и знал его как свои пять пальцев. Поэтому Полунин считал, что лучше Веселовского с управлением «Нефтьоргсинтезом» все равно никто не справится.
   – Рад вас видеть, Владимир Иванович, – улыбнулся Веселовский, увидев Полунина. – Как отдохнули?
   – Неплохо, Александр Михайлович, – Владимир пожал протянутую гендиректором руку. – И, если честно, я уже устал отвечать на этот вопрос. Я к вам по делу.
   – Отчеты у меня готовы, – торопливо ответил Веселовский. – Начиная с аукциона по свободным акциям, кончая объемами вложений за последнюю неделю. Если хотите, я сейчас...
   – Позже, – оборвал его Полунин. – Сейчас меня интересует другое. Мне нужны отчеты по реализации нашей продукции за последние два месяца.
   – Что-то не так? – насторожился Веселовский. Полунин внимательно посмотрел на него и ответил как можно беспечней:
   – Да нет. Просто, прежде чем решить, как мне дальше поступить со своими акциями, я хочу подробнее ознакомиться с положением дел на предприятии. Если вы помните, то я больше года никакого участия в делах «Нефтьоргсинтеза» не принимал. Мне требуется составить представление о том, что тут происходит. И начать я хочу с объемов продаж.
   – Конечно, – кивнул головой Веселовский. – Сейчас я распоряжусь, и все нужные бумаги вам принесут. И, кстати, об акциях! Держите...
   Гендиректор открыл сейф, вмонтированный в стену позади его кресла, и достал оттуда объемный пакет. Полунин принял его и мельком просмотрел содержимое. В пакете оказались акции «Нефтьоргсинтеза», доверенность, выписанная Владимиром на имя Веселовского, постановление суда о признании передачи этих акций в руки Сатарова недействительной и еще какие-то бумаги.
   Пока Полунин просматривал документы, гендиректор позвонил по телефону. Веселовский связался с отделом реализации и попросил принести отчеты, востребованные Владимиром. Минуты через три в кабинет вошел сам руководитель отдела и положил на стол гендиректора все необходимые бумаги. Веселовский поблагодарил его и отпустил.
   – Владимир Иванович, ваш кабинет свободен, – осторожно проговорил гендиректор. – Если желаете, я могу дать вам ключи. Или можете остаться здесь, а я пойду по заводу прогуляюсь.
   – Ну, зачем так, Александр Михайлович, – усмехнулся Полунин. – Сидите, а я пойду к себе. Проверю, что стало с моей вотчиной после нашествия Сатарова.
   – Я приказал восстановить все так, как было при вас, – заверил Веселовский.
   – А вы предусмотрительный человек, Александр Михайлович, – произнес Полунин и забрал со стола документы. – Впрочем, другого я и не ожидал. Я позвоню вам, если мне сегодня понадобится что-то еще...
   Естественно, Владимир не собирался просматривать все накладные по отгрузке продукции комплекса. Его интересовала одна конкретная сделка. Полунин затребовал все документы, поскольку не хотел раньше времени насторожить Веселовского, если он был как-то замешан в афере против Либерзона.
   Поиски нужных бумаг отняли у Владимира массу времени. Первой трудностью оказалось то, что требуемого ему объема высокооктанового бензина «Нефтьоргсинтез» вообще не продавал. Впрочем, Владимир подобное развитие событий предвидел и стал просматривать накладные на высокооктановый бензин, отыскивая среди них те, которые отгружались пермским получателям.
   Вот тут-то Полунина и ждал первый по-настоящему серьезный сюрприз: на данную марку бензина не было ни одного покупателя из Перми! Владимир еще раз просмотрел документы, но результат был тот же – высокооктановый бензин никто из Перми не покупал.
   Владимир в удивлении застыл над отчетами. После информации, полученной от Болдина и подтвержденной Батуриным, Полунин надеялся, что без труда найдет нужные ему документы и потребует от Веселовского поднять все бумаги, касающиеся интересующей его сделки. А уж затем, тщательно изучив их, можно бы было сделать какие-то выводы.
   Теперь план Полунина рушился прямо на глазах. Получалось, что либо кто-то, предвидя вмешательство Владимира в дело Либерзона, заранее готовил ему тщательно продуманную дезинформацию, либо кто-то из руководства комплекса принимал самое непосредственное участие в афере Бережного. И если первое казалось Полунину предположением из области фантастики, то второе могло быть верным. Тихо выругавшись, Владимир начал просматривать документы на остальную продукцию.
   Утерянные железнодорожные цистерны с высокооктановым бензином нашлись довольно быстро. Интересующее Полунина количество продукции комплекса «Нефтьоргсинтез» было действительно продано в Пермь, но в качестве самого низкосортного мазута. Причем по такой цене, которая даже для этого продукта нефтеперерабатывающей промышленности казалась смехотворной.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация