А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Железная Дева" (страница 24)

   ГЛАВА 32

   Выйдя за ворота я увидела, что машины Тима нет на условленном месте. Ему, похоже, надоело стоять на одном месте. Что ж, я могу и подождать. Все равно порадовать особенно нечем.
   В стороне, возле покосившегося забора соседнего дома я заметила стайку подростков. Они оживленно обсуждали что-то между собой. Среди них было несколько девчонок и это навело меня на одну мысль.
   В дневнике Катеньки упоминалось имя ее самой близкой подруги. У девушки было очень необычное имя и потому оно застряло в моей памяти. Девушку звали Леся. Понаблюдав немного за молодежью я собралась с духом и решила подойти к ним. Кто знает, может быть мне удастся отыскать эту Лесю и с ней мне повезет больше чем с Колосовым?
   Заметив мое приближение, ребята смолкли и обернулись ко мне. Я подошла к ним и поздоровалась. Нестройный хор голосов был не то чтобы совсем лишен энтузиазма, но и особо радостно не прозвучал. Для них я была всего лишь взрослой незнакомой теткой, а любого взрослого они автоматически причисляли к врагам. Впрочем, справедливости ради надо признаться, что особой агрессивности они не проявляли.
   – Я ищу Лесю. – Сказала я. – Вы ее случайно не знаете?
   Мне никто не ответил, но несколько взглядов метнулись в сторону стройной блондинки, которая выглядела несколько старше остальной компании. Заметив это, она с вызовом произнесла:
   – Ну, я Леся. И что?
   – Да ничего. Просто мне надо с тобой поговорить.
   – О чем это? Я вас не знаю.
   – Меня зовут Лиза. Теперь ты меня знаешь. А поговорить я хочу о твоей подруге – Кате Полонской.
   Леся побледнела и упрямо сжала губы.
   – Зачем про нее говорить? – Сказала она голосом, в котором смешались страх и злость. Такая реакция меня удивила. Я попыталась надавить на нее:
   – Ты была ее близкой подругой и знаешь ее лучше всех, но если ты хочешь сказать, что тебя не устраивает моя персона, можно все переиграть. О том, что ты дружила с Катей, пока знаю только я. Но могут узнать и другие. Например – милиция. Можешь мне поверить, они не станут спрашивать разрешения, чтобы с тобой побеседовать и вытрясут из тебя все, что захотят. Ну так что, я пошла?
   – Нет, постойте. Что вы хотите?
   – Давай немного отойдем в сторону, если ты не против.
   Я отвела ее подальше от любопытной толпы и только тогда спросила:
   – У Кати был любовник?
   Она явно не ожидала такого вопроса и уставилась на меня во все глаза, но тут же взяла себя в руки.
   – С чего вы взяли? Катя была не из таких.
   Было очевидно, что она лжет, но лжет умело, выбивая оружие из моих рук. Я не могла ничего доказать, у меня не было даже дневника, с помощью которого я могла бы уличить ее во лжи и она каким-то образом почувствовала мою уязвимость.
   – Послушай, – жестко сказала я, – мне кажется, ту решила поиграть со мной в верю-не-верю, но у меня слишком мало времени. Я точно знаю, что у Кати был роман и что в день своего исчезновения она встречалась со своим любовником, который ее безжалостно использовал и бросил, а если так, то он может иметь непосредственное отношение к ее похищению. Скажи мне кто он, мне больше ничего не нужно.
   И она испугалась. О нет, она испугалась не меня, это был совсем иной страх, который буквально затопил ее взгляд. Она была загнана в угол, но не смела сказать правду, потому что до смерти боялась того человека, о котором я ее спрашивала.
   Я поняла, что она ничего мне не скажет, хотя ее реакция убедила меня в том, что я на правильном пути.
   – Ладно. Я больше не буду донимать тебя расспросами. – сказала я. – По крайней мере сегодня. – Я достала листок бумаги, записала свой рабочий и домашний телефон и протянула бумажку ей.
   – Если ты изменишь свое решение – позвони. В любое время.
   Я повернулась, чтобы уйти, но она окликнула меня:
   – Вы не сообщите в милицию?
   – Если это тебя волнует больше, чем то, что твоя подруга попала в большую беду, то могу тебя успокоить – я не пойду в милицию. Пусть это останется на твоей совести.
   И я пошла прочь. Из-за поворота как раз показался Джип Тима.
   – Ну, как прошла беседа со столпом общества?
   – Снова пустышка. Он ничего не знает. Когда я заикнулась о возможном существовании любовника, он так оскорбился, что едва не разорвал меня на части.
   – Интересно. – Протянул Тим.
   – Что?
   – Мне кажется, твой Колосов отъявленный лгун. Я тут побеседовал кое с кем и узнал массу интересного. Например то, что Колосов частенько бывает в вашем городе.
   – А мне он сказал, что уже год никуда не выезжал…
   – Вот я и говорю, что Колосов пургу гонит.
   – Чего гонит?
   – Врет. Но не это самое интересное. Его секретарша назвала мне точные даты его командировок. и выяснились интересные подробности. Например, он был там в тот день, когда у тебя пропала сумочка. Это тебе ни о чем не говорит?
   – Но ведь ее украл обыкновенный уличный воришка. Всем известно, что пятого числа у людей зарплата, так что… – Я осеклась и недоуменно посмотрела на Тима. – Ты хочешь сказать, что сумку украли не из-за зарплаты?
   – Кому нужны твои копейки, дурочка. У тебя же на лице написано, что за душой ни гроша. Даже начинающий вор это понимает. Охотились за дневником.
   – Но там ничего такого не было.
   – Ты сама сказала, что не дочитала его до конца. А может быть, Колосов и сам не знал, было там что-нибудь или нет. Просто испугался за свою шкуру.
   – Не может быть. Ты намекаешь, что он был тем самым любовником этой девочки?
   – Да я не намекаю. Я прямым текстом говорю. Он был там не только в тот день, когда исчезла сумочка, но и раньше. Догадайся, когда?
   – В день, когда исчезла Катя. Именно с ним она собиралась встретиться. Что ты собираешься делать? – Испуганно спросила я, видя как он вылезает из машины. Она по-прежнему стояла неподалеку от коттеджа Колосова и я увидела, как Кирилл Иванович торопливо вышел на улицу. Тим пошел ему навстречу. Когда он преградил Колосову дорогу, тот сначала попытался его обойти, но Тим взял его за руку и что-то сказал. Лицо Колосова посерело и он покорно пошел к машине.
   – Принимай гостей. – Весело сказал Тим. Однако глаза его не смеялись. Они словно превратились в две холодные льдинки.
   – Что ты ему сказал?
   – Не важен способ, важен результат. – Хмыкнул Тим. – Правда Кирилл Иванович?
   Тот начал возмущаться:
   – Не понимаю, что вам от меня надо. Это бандитизм какой-то. Вы что, собираетесь похитить меня?
   – Да на черта ты нам сдался, блудливый козел. – Презрительно сказал Тим. – Отдай то, что взял у этой девушки и проваливай. А мы подумаем, стоит поджаривать твою задницу или немного подождать.
   – О чем это он? – Спросил Колосов, глядя на меня. – Не думал, что у вас такие знакомые.
   – Он имеет в виду дневник Кати Полонской. – Пояснила я. Парень, который напал на меня и похитил тетрадь, был нанят вами. Поэтому будет лучше, если вы вернете ее мне.
   – Что за глупости? – Он дернулся к дверце машины, намереваясь выйти, но Тим рявкнул:
   – Сидеть!
   Колосов вздрогнул и остался на месте.
   – Возможно, кто-то что-то украл у вас, но при чем здесь я? Начал он, нервно облизывая губы. – Мало ли что может почудиться испуганной девушке в потемках?
   – А откуда вы знаете, что было темно? – Усмехнулась я. – Я этого не говорила.
   Он даже глазом не моргнул. Холодно посмотрев на меня, он отчетливо произнес:
   – Вы ошибаетесь, Лиза.
   Я продолжала в упор смотреть на него и он засомневался.
   Я потребовала:
   – Тим, заставь его вернуть дневник. У меня не получается. Сможешь?
   – А то. – Хмыкнул Тим и развернулся всем корпусом к съежившемуся на сиденье Колосову. – Ну что, дядя, может хватит фуфло давить? Не заставляй девушку ждать, гони тетрадку.
   Кирилл Иванович изменился в лице и проговорил сквозь зубы:
   – Лиза ошибается или врет.
   – Лиса, ты врешь?
   – Нет.
   – Вот видите? Зачем на девушку наговариваете? Завязывай качать права, с понтом умный и живо выкладывай то, что взял. Считаю до трех, потом не жалуйся.
   Я с интересом наблюдала, как всегда безупречно вежливый Тим, говорящий на правильном русском языке, шпарит на каком-то уголовном жаргоне, как по писаному. На Колосова это тоже произвело впечатление.
   – Я не могу отдать вам то, чего у меня нет. – Он возмутился так искренне, что я поразилась. Ведь знаю, что врет, но как натурально! – Если вы попытаетесь применить силу…
   Тим неприятно усмехнулся и заявил:
   – Я, дядя, и пытаться не буду. Я применю. А для начала отправлю тебя в отключку. Что зря время терять? Очухаешься, может быть поумнеешь.
   Он сжал кулак и тогда Колосов сломался.
   Он весь как-то съежился, как будто из него выпустили весь воздух и я увидела, что ему гораздо больше лет, чем казалось вначале. Он выглядел таким жалким, что мне стало противно.
   – Я принесу вам то, что вы хотите. – Едва слышно произнес он.
   – Э, нет. Так не пойдет. – С широкой улыбкой сказал Тим. Ты в дом войдешь и в ментовку стукнешь. Они ж у тебя здесь все купленные. Мы прогуляемся вместе. Мне не в напряг.
   – Но я не могу представить вас жене.
   – О жене вспомнил, паскуда? – Оскалился Тим. – Ты когда малолетку в постель тащил, почему о ней не думал? Выметайся живо. И попробуй только пикни. Я живо ей все выложу, а потом так тебя отделаю, ни один хирург не соберет.
   Тим вернулся через пять минут. В руках он держал знакомую тетрадь.
   – Неужели отдал? – Изумилась я.
   – А куда он денется с подводной лодки. – Пожал плечами Тим и протянул тетрадь мне. – Держи, Пинкертон. А наперед запомни: читать надо с конца. Это ж тебе не любовный роман.
   Мы отъехали за черту города и Тим терпеливо ждал, пока я прочту все до конца.
   – Не понимаю. – Покачала я головой, переворачивая последнюю страницу. – Зачем он украл ее? Катя ни разу не называет его имени, хотя теперь, зная обо всем, можно догадаться, что речь идет именно о Колосове.
   – А он, скорее всего, понятия не имел, чего она там понаписала. Решил перестраховаться.
   – Не думала, что у нас получится.
   – С такими, как он – это нетрудно. – Спокойно сказал Тим. Богатый трус со слабыми нервами. Вот только доверять такому не стоит. Катька молодая еще, не разобралась…

   ГЛАВА 33

   – Куда мы едем? – Спросила я Тима, заметив, что он свернул с шоссе на грязную проселочную дорогу.
   – В Синьял Котяки.
   Название крошечной деревеньки могло показаться забавным, но только не мне. Ведь именно возле этой самой Богом забытой дыры было найдено тело одной из пропавших девушек.
   – Так ты знал? – Удивленно спросила я. – Но каким образом?
   – Тебе это неинтересно. Просто такие новости лучше узнавать без опоздания.
   Я посмотрела на него. Он не отрывал взгляда от дороги. По его лицу я не смола прочесть, о чем он думает. Но его руки, сжимающие руль, непроизвольно напряглись.
   Бросив взгляд на заднее сиденье, я заметила большой лист мелованной бумаги, небрежно сложенный пополам. Раньше его там не было.
   – Что это там, на заднем сиденье? – Поинтересовалась я.
   – Возьми и посмотри. – Предложил Тим.
   Я перегнулась назад, протянула руку и взяла лист. Развернув, я удивленно захлопала глазами.
   – А этот что здесь делает? Зачем тебе его портрет?
   – На память о приятной встрече. – Невесело усмехнулся Тим, покосившись на красочное и тщательно отретушированное изображение Колосова. – Я прихватил его в приемной, когда обрабатывал секретаршу. Их там целая пачка. Но думаю, после сегодняшнего они ему больше не понадобятся. Если, конечно, он не окажется глупее, чем я думаю.
   Я прочла лозунг под портретом:» Построим будущее для наших детей.» Да уж, нечего сказать, очень актуально. Этот построит…
   Я брезгливо отбросила плакат туда, где он валялся.
   – Если серьезно, зачем он тебе?
   – Если серьезно, я не спешу сбрасывать этого извращенца со счетов. Покажем плакат в деревне. Если он туда наведывался, то я с него живьем шкуру спущу.
   – Мне кажется, он ни при чем. Он подлец и растлитель малолетних, согласна, но ты сам сказал, что он трус. Я не удивилась бы, если бы он попытался заткнуть рот Кате, но и тут он предпочел бы деньги или шантаж, но похищение? Нет, на это он не способен. Тем более непонятно, зачем ему остальные девушки? И эти странные раны на теле… Ты знаешь про раны?
   Тим кивнул.
   – Я никак не могу понять, откуда они взялись? Может, это пытка такая? Господи, даже подумать страшно. Бедные девочки. – Я посмотрела на него, ожидая что он выскажет свои предположения, но он упорно молчал.
   Тим был прекрасно информирован. Он знал не только о страшной находке, но и о конкретном месте, где она была сделана. Я поняла это, когда увидела, как он уверенно свернул на обочину на опушке леса и заглушил мотор.
   Мы вылезли из машины. Солнце уже висело над самым горизонтом. Большой диск был кроваво-красного цвета и все вокруг приобрело такой же оттенок. Белые стволы берез окрасились в розоватые тона, листва казалась темно бурой, такой же как и густая трава на склоне небольшого оврага. У меня екнуло сердце при виде этой неестественной картины, похожей на декорации к фильму ужасов. Во сейчас из глубины леса выползет жуткое чудовище и бросится прямо на меня.
   Я помотала головой, чтобы прогнать видение и припустила за Тимом, который уже достиг кромки леса.
   На свежеразрытую яму мы наткнулись почти сразу. Зияющий черный провал оказался не далее чем в ста метрах от опушки, рядом с высокой старой елью. Тим остановился на краю ямы, сосредоточенно вглядываясь в глубину. Я встала рядом. Неприятный запах разложившейся плоти до сих пор витал в воздухе, вызывая тошноту.
   Я поняла, что не могу больше здесь оставаться и отошла немного в сторону. Взгляд бесцельно заскользил по кустам и деревьям. Неожиданно я заметила еще одно темное пятно в десяти шагах от себя. Превозмогая нервную дрожь, я шагнула в ту сторону и приблизилась настолько, чтобы увидеть – Это еще одна яма, точно такая же как первая. Мне не надо было объяснять, что это значит.
   Когда я окликнула Тима, то не узнала свой голос, он прозвучал глухо, как из пустой бочки. Но Тим услышал и подошел ко мне, с ужасом глядя на разрытую могилу. Мы оба понимали, что в ней скрывалась еще одна ужасная находка, еще одно тело и страшно было подумать, кто была эта девушка? Его лицо исказилась. Я поняла, что он думает об Инне, о своей сестре, которая, возможно, была похоронена в этой могиле. Он считал себя виновным в том, что с ней произошло и, хотя ничто не указывало на то, что здесь лежала именно она, он испытывал ни с чем не сравнимые мучения.
   – Тим, нам надо поторапливаться, если мы хотим успеть в деревню до темноты. – Тихо сказала я. – Это необязательно была она. Надо надеяться и действовать. Иногда чудеса случаются. Может быть нам еще удастся найти твою сестру. Живой…
   Тим посмотрел на меня измученными глазами раненого животного и кивнул. Он крепко зажмурился и, когда вновь открыл их, снова выглядел прежним – спокойным и уверенным в себе.
   Мы вернулись к машине и поехали в деревню. Она располагалась всего в двух-трех километрах от места захоронения и насчитывала едва ли десяток домов. Впрочем, назвать эти покосившиеся избушки домами было слишком большим преувеличением. Лачуги, полускрытые от глаз кронами очень старых яблоневых и вишневых деревьев выглядели настолько ветхими, что у меня закралось сомнение в том, что в деревне вообще кто-то живет. Но я ошиблась, так как буквально минуту спустя обнаружила одного из местных жителей и потянула Тима за рукав, показывая рукой в дальний конец улицы.
   Местный житель в образе чумазого пацаненка возился в огромной луже вместе с пятнистым поросенком. Причем определить на глаз, кто из них выглядел более запачканным, не представлялось возможным.
   – Как водичка? – Поинтересовался Тим, разглядывая сорванца.
   – Ничего. – Ответил тот солидным басом и выбрался из лужи, попутно отвесив пинок отчаянно заверещавшему поросенку, который пулей вылетел на дорогу и скрылся в густых кустах.
   – Вы из города? – Спросил мальчишка, щуря любопытные глазенки.
   – Верно. – Кивнул Тим. – А ты чей будешь?
   – Я бабы Симы внук. Чего надо-то?
   – Да нам бы с бабой Симой поговорить. – Вставила я. – Проводишь?
   Мальчишка почесал черной от засохшей грязи рукой вихрастую голову и задумался, глядя куда-то вдаль. Внезапно он встрепенулся, на его мордашке отразилось смешанное выражение удивления и восторга. Можно было не оборачиваться, чтобы понять, что такое впечатление на деревенского паренька мо произвести только автомобиль Тима. Не обращая на нас внимания, мальчишка, точно завороженный, потопал в сторону Джипа. Мы медленно двинулись за ним.
   Подойдя поближе, мальчик обошел вокруг машины и замер, с восхищением глядя на блестящую черную громадину. Он протянул было руку, чтобы прикоснуться к автомобилю, но тут же отдернул ее, испуганно глядя на Тима.
   – Нравится? – Спросил тот.
   – Еще бы.
   – Если хочешь, можешь залезть в кабину и немного порулить. Предложил Тим. Мои глаза стали такими же круглыми, как и у пацаненка: Тим разрешает этому грязнуле забраться в шикарный салон? Не сойти мне с этого места, если я могла бы ожидать от него чего-то подобного.
   Мальчишка, не заставил просить себя дважды. Не помня себя от счастья он вскарабкался внутрь и уселся на водительское сиденье, глядя по сторонам сумасшедшими глазами.
   – Ты любишь детей? – Спросила я Тима.
   – Даже не знаю. Как-то не слишком часто приходилось с ними общаться. Но я сам был таким же и машины были моей страстью.
   – Тебе понадобиться очень много воды и мыла, чтобы вернуть твоему железному коню прежний вид, когда этот автолюбитель вдоволь наиграется.
   – Это мелочи. – Улыбнулся Тим.
   В этот момент мальчишка, рыча и фыркая, как настоящий мотор, нажал на клаксон. Громкий сигнал разнесся по всей деревне, распугивая кур. Услышав этот рев, из ближайшей к нам избы выскочила пожилая женщина и закричала:
   – Петька, а ну вылазь! Ишь чего удумал! Вот я тебе голову оторву, спиногрызу!
   Мальчишка выкатился из машины и отбежав подальше, обиженно завопил:
   – А что я такого сделал? Они мне сами разрешили!
   – Я тебе покажу «разрешили»! – Все так же грозно крикнула женщина, – Марш домой!
   – Вы его не ругайте. Я действительно разрешил ему поиграть. – Вступился Тим.
   – А вы кто такие будете? – Настороженно поинтересовалась женщина, подходя поближе. У нее было загорелое до черноты лицо и натруженные руки с распухшими от тяжелой работы суставами.
   – Мы из города. – Сказала я, улыбаясь как можно приветливее.
   – Это из-за тех трупов что ли?
   – В общем, да. Хотели бы поговорить с кем-нибудь из местных.
   – Да уж сколько можно говорить? Милиция вопросами замучила. Что? Да как? Дело-то, конечно, страшное. Только мы ничего такого не видели. Одно скажу – отродясь такого в этих краях не водилось. Да тут и не живут почти. Разве что дачники иногда из города приезжают, места красивые. Но сейчас сезон закончился. Скоро дожди пойдут.
   – Вы извините нас за беспокойство. Но дело в том, что одна из пропавших девушек – моя сестра. Поэтому меня интересует любая информация, которая может помочь найти убийцу.
   В глазах женщины появилось сочувствие.
   – Горе-то какое. – Покачала она головой. – Грех вам не помочь, хотя и не знаю чем. Ну что же, пойдемте в дом, там и поговорим. – Женщина развернулась и пошла к избе, открыв перед нами полуразвалившуюся калитку.
   – Дядь, а, дядь! – Раздался тоненький голосок. – А можно я еще немного поиграю?
   – Валяй. – Разрешил Тим.
   – Только на гуделку не дави! Куры нестись перестанут! – Потребовала женщина.
   В доме было прохладно. Мы расселись на старых но крепких стульях. Женщина расположилась за столом, положив перед собой натруженные руки. Тим протянул ей плакат с изображением Колосова. Она взяла его развернула и долго всматривалась в холеное лицо.
   – Это кто же такой будет? – Спросила она.
   – А вы его в этих местах не встречали?
   – Да нет, куда нам. Экий он вальяжный. Из правительства, что ли?
   – Да нет. Местная шишка. – Объяснила я. – Он точно здесь не появлялся? Это очень важно. Посмотрите, пожалуйста, повнимательнее.
   – Да что тут смотреть. Не было его, точно говорю. Здесь городские и то нечасто появляются. Что тут за жизнь? Это летом хорошо: река, лес, овощи, опять же, со своего огорода. А зимой невмоготу. У нас ведь как? Воду из колодца таскать приходится, свет часто отключают, газа нет, приходится дровами топить. Кому такая жизнь понравится?
   – Ну хорошо. С этим товарищем все ясно. – Кивнул Тим, убирая плакат в карман. – А кто еще здесь в этом году отдыхал? Были дачники-то?
   – Были, как же без них. Хотя и меньше, чем в прошлые годы. Вот через избу женщина с дочкой жила. У нее девочка слабенькая, ей врачи козье молоко прописали. Так она тут целых три месяца прожила.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация