А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Предначертание" (страница 1)

   Лиза Джейн Смит
   Предначертание


   Царство Ночи… еще никогда любовь не была такой пугающей…

   Царства Ночи нет на географической карте, но оно существует, существует в нашем мире. Оно окружает нас со всех сторон. Это тайное общество вампиров, оборотней, колдунов, ведьм и прочих порождений тьмы, которые живут среди нас. Они красивы и опасны, их неудержимо тянет к людям, и никто из смертных не в силах устоять передними. Твой школьный учитель, твоя задушевная подруга или друг могут оказаться одним из них.
   Законы Царства Ночи позволяют охоту на людей. Они позволяют играть их сердцами и даже убивать их. Для обитателей Царства Ночи есть только два строжайших запрета:

   Не позволяй людям узнать о существовании Царства Ночи.
   Никогда не влюбляйся в смертного.

   Эта книга рассказывает о том, что происходит, когда эти законы нарушаются.

   Глава 1

   Волки-оборотни ворвались в жизнь Ханны Сноу, когда она сидела в кабинете психолога. А пришла она туда по совершенно понятной причине.
   – По-моему, я схожу с ума, – тихо проговорила она, как только уселась в кресло.
   – А почему вы так решили? – Голос психолога прозвучал ровно и успокаивающе.
   Ханна сглотнула.
   «Ладно, – сказала она себе. – Начнем по порядку. Манию преследования пока пропустим. Пропустим и то, что кто-то явно пытается убить меня… и эти сны, из-за которых я просыпаюсь с криком. Перейдем сразу к действительно странным вещам».
   – Я пишу записки! – выпалила она.
   – Записки. – Психотерапевт кивнул, постукивая карандашом по губам.
   Молчание затянулось.
   – Гм, и что, это вас беспокоит?
   – Да! – Ханну вдруг прорвало:
   – Все было так хорошо. То есть в моей жизни было все в порядке.
   Я заканчиваю школу с хорошими отметками. В следующем году я даже буду получать стипендию от университета Юты. У меня много друзей… Но теперь все рушится… и все из-за меня. Из-за того, что я схожу с ума.
   – Из-за того, что вы пишете записки? – озадаченно спросил психотерапевт. – Гм, может, анонимные письма? Или что-то вроде «узелков на память»?
   – Вот такие записки, – не вставая с кресла, Ханна бросила на стол смятые клочки бумаги и отвернулась.
   Психотерапевт одну за другой изучал содержание записок. Рыжеволосый и голубоглазый, он показался ей славным парнем.
   «Даже слишком молодой для мозгоправа», – подумала Ханна.
   «Зовите меня просто Пол», – сказал он… Он был доброжелателен и тактичен.
   «И я ему понравилась», – подумала Ханна.
   Она вспомнила, каким восхищением вспыхнули его глаза, когда он открыл парадную дверь и увидел ее силуэт на фоне пылающего заката.
   Правда, потом, когда она вошла в комнату и он увидел ее лицо, этот заинтересованный взгляд внезапно потускнел и сделался подчеркнуто безразличным.
   Но это не огорчило ее. Ханна уже привыкла к тому, что окружающие, как только замечали огромное родимое пятно, изуродовавшее ее лицо, начинали проявлять чрезмерное сочувствие.
   Это пятно бледно-земляничного цвета перерезало ее щеку наискось под левой скулой – будто кто-то обмакнул палец в краску и мазнул им по лицу. Избавиться от него не удавалось: врачи дважды удаляли его с помощью лазера, но пятно всякий раз появлялось вновь.
   Пол внезапно закашлялся. Девушка вздрогнула и повернулась к нему.
   – «Не доживешь до семнадцати», – прочитал он вслух, перебирая клочки бумаги. – «Вспомни о Трех Реках – НЕ ВЫБРАСЫВАЙ эту записку». «Круг МОЖНО разорвать». «Май уже на носу – ты знаешь, что тогда случится». – Пол взял последнюю записку. – А в этой всего три слова: «Он уже идет». – Пол разгладил листки и взглянул на Ханну: – Что все это значит?
   – Я не знаю.
   – Вы не знаете?
   – Я их не писала, – проговорила Ханна сквозь зубы.
   Пол моргнул и стал постукивать карандашом еще быстрей:
   – Но вы сказали, что писали их…
   – Это мой почерк. Это я признаю.
   Главное было начать. Теперь слова хлынули из нее потоком.
   – Я нахожу эти обрывки в таких местах, куда никто, кроме меня, не мог бы положить их… в моем ящике для носков, в наволочке моей подушки. Когда я проснулась сегодня утром, то обнаружила, что эту последнюю записку держу в кулаке. Но на самом деле я их не писала.
   Пол торжествующе взмахнул карандашом:
   – Все ясно. Вы просто не помните, что писали их.
   – Да, не помню. Потому что я не делала этого. Я бы никогда не стала писать ничего подобного. Это полная чепуха.
   – Ну… – Тук-тук. – Это еще как сказать. «Май уже на носу» – что будет в мае?
   – Первого мая мой день рождения.
   – Это, значит, через неделю? Через неделю и один день. И вам исполнится?..
   – Семнадцать, – выдохнула Ханна.
   Она увидела, как психотерапевт взял еще один листок – она уже знала какой.
   «Не доживешь до семнадцати».
   – И вы уже в выпускном классе? – удивился Пол.
   – Ага. В детстве мама учила меня дома, а потом отдала сразу в первый класс вместо детского сада.
   Пол кивнул.
   «Наверное, решил, что я будущая карьеристка», – подумала Ханна.
   – Вам никогда… – Пол сделал тактичную паузу, – вам никогда не приходили мысли о самоубийстве?
   – Нет. Никогда. Я бы никогда не сделала ничего подобного.
   – Хм-м… – Пол нахмурился, уставившись в записки.
   Молчание затянулось, и Ханна принялась разглядывать кабинет. Это была обычная комната, но обставленная как и положено приемной психотерапевта. Здесь фермы разделяли долгие мили, а городов было раз-два и обчелся. Так же дело обстояло и с психологами – вот почему Ханна пришла именно сюда. Пол Уинфилд был один на всю округу.
   На стенах его кабинета были развешаны дипломы, полки книжного шкафа были заставлены книгами и какими-то безделушками. Вот резной деревянный слоник. Полузасохшее растение. Фотография в серебряной рамке. Здесь была даже настоящая кушетка.
   «И что же, мне придется на нее лечь? – спросила себя Ханна. – Нет уж, не думаю».
   Зашелестела бумага: Пол отодвинул записки в сторону.
   – У вас нет ощущения, что кто-то пытается навредить вам? – мягко спросил он.
   Ханна закрыла глаза.
   Конечно же, она чувствует, что кто-то пытается причинить ей зло. Но ведь так и положено при мании преследования. И это доказывает, что она сумасшедшая.
   – Иногда у меня возникает ощущение, что меня преследуют, – прошептала она наконец.
   – Кто?
   – Я не знаю. – Ханна открыла глаза. – Что-то странное и сверхъестественное. Оно пытается добраться до меня. И еще у меня бывают сны об апокалипсисе.
   Пол моргнул:
   – Апок…
   – О конце света. Во всяком случае, мне так кажется. О том, что наступает какая-то ужасная битва… какое-то огромное последнее сражение. Между силами… – Ханна заметила, что Пол пристально смотрит на нее. Она отвернулась и обреченно продолжила: – Между силами добра… – она подняла одну руку, – и зла. – Ханна подняла другую руку. Затем обе ее руки бессильно опустились на колени. – Итак, я сумасшедшая, верно?
   – Нет, нет, нет. – Пол повертел в руках карандаш, а потом похлопал себя по карману: – У вас случайно не найдется сигареты?
   Ханна взглянула на него с недоверием, и он вздрогнул.
   – Да нет же, конечно, вы не сумасшедшая. И о чем это я? Это отвратительная привычка. Я бросил курить на прошлой неделе.
   – Видите ли, доктор… то есть Пол… – медленно проговорила Ханна. – Я здесь потому, что не хочу быть сумасшедшей. Я просто хочу опять стать самой собой. Я хочу закончить школу. Я хочу кататься летом на лошадях с моей подругой Чесс. А в следующем году я хочу поступить в университет и изучать динозавров. Может быть, мне удастся отыскать кладку утконосых ящеров. Я хочу вернуть свою прежнюю жизнь. Но если вы не можете помочь мне…
   Ханна умолкла, сдерживая слезы. Она почти никогда не плакала, для нее это означало бы окончательно потерять над собой контроль. Но сейчас она ничего не могла поделать. Слезы брызнули из глаз и побежали по щекам, щекоча подбородок. Смущенно зашмыгав носом, Ханна принялась торопливо вытирать лицо, а Пол заозирался вокруг в поисках платка.
   – Простите, – сказал Пол.
   Он нашел коробку с салфетками, но тут же отбросил ее и подошел к Ханне. Он осторожно сжал ее руку, и теперь взгляд его голубых глаз утратил свою пристальность и стал мальчишеским.
   – Простите, Ханна. Все это звучит ужасно. Но я уверен, что смогу помочь вам. Мы доберемся до самой сути. Вот увидите, этим летом вы закончите школу и будете кататься на утконосах – как обычно. – Он улыбнулся, показывая, что это шутка. – А все, что вас беспокоит, останется позади.
   – Вы действительно так думаете?
   Пол кивнул. Только сейчас он, кажется, осознал, что стоит рядом с пациенткой и держит ее за руку: не очень-то профессиональное поведение.
   – Наверное, вы уже догадались, – проговорил он, поспешно отдернув руку. – Вы – моя первая клиентка. Но это не значит, что у меня нет опыта – в колледже я был в первой десятке. Итак… Продолжим. – Он похлопал себя по карманам, затем сунул в рот карандаш и сел: – Давайте начнем с самого первого вашего сна. Когда…
   Внезапно он умолк: откуда-то донесся мелодичный звон. Дверной звонок.
   – Кто бы это мог быть?.. – удивился Пол. Он взглянул на часы, стоявшие на книжном шкафу, и покачал головой: – Извините, я всего на минуту. А вы устраивайтесь здесь поудобней, пока я вернусь.
   – Не открывайте, – попросила Ханна.
   Она сама не знала, почему так сказала. Просто от этого звонка по всему ее телу пробежала дрожь, сердце вдруг заколотилось, и она почувствовала, как у нее немеют руки и ноги.
   Пол изумленно посмотрел на нее, но затем мягко и успокаивающе улыбнулся:
   – Я не думаю, что нас ожидает апокалипсис, Ханна. Мы поговорим о ваших опасениях, когда я вернусь. – Он слегка коснулся ее плеча и вышел из комнаты.
   Ханна сидела, прислушиваясь. Конечно, он прав. В этом дверном звонке нет ничего опасного. Просто у нее с головой не все в порядке.
   Она откинулась в мягком кресле и вновь оглядела комнату, пытаясь расслабиться.
   «Все это происходит в моей голове. Психотерапевт мне поможет…»
   И в это мгновение оконное стекло напротив нее разлетелось на осколки.

   Глава 2

   Ханна вскочила. Суть происходившего складывалась в ее голове как мозаика – по частям.
   Вначале она просто подумала, что взорвалась бомба – настолько оглушительным был грохот разбившегося стекла. Но затем до нее дошло, что в комнату что-то ворвалось… проломилось сквозь стекло. И теперь оно рядом с ней, в комнате, среди осколков. И оно готовится к прыжку.
   Но разум Ханны просто отказывался понять и оценить то, что предстало ее глазам. Что-то очень большое… и, кажется, темное. Что-то вроде собаки, но крупнее. Ноги длиннее. И желтые глаза.
   А затем, в одно мгновение, у нее в глазах прояснилось, и она увидела это существо вполне отчетливо.
   Волк. Большой черный волк. Совсем рядом.
   Великолепный зверь, стройный и мускулистый, с угольно-черным мехом; горло его молнией пересекала белая полоска. Он смотрел на Ханну не мигая, и взгляд этот был почти человеческим.
   «Сбежал из заповедника, – ошарашенно подумала Ханна. – Ведь ученые сейчас восстанавливают там популяцию волков. Вряд ли он дикий. Прадедушка Райена Хардена не раз хвастался, что еще мальчишкой убил последнего волка в нашей округе. Да и вообще, – успокоила она себя, – волки не нападают на людей. Никогда. Волк-одиночка ни за что не нападет на взрослого человека».
   Но пока сознание твердило ей об этом, какой-то другой голос настойчиво шептал ей, что надо действовать.
   Он заставлял ее, не спуская глаз с волка, медленно отходить назад. И она отступала, пока не уперлась спиной в книжный шкаф.
   «Тебе нужно кое-что взять», – шепнул ей этот внутренний голос.
   Это не было похоже на обычное течение ее собственных мыслей. Голос был требовательным и суровым. Словно дуновение темного холодного ветра.
   «Ты уже видела это на полке», – добавил он.
   И в этот момент волк прыгнул.
   Времени испугаться не было. Ханна увидела, как на нее летит лохматое черное тело, выгнувшееся дугой, а уже в следующее мгновение ей на голову рушился книжный шкаф. В комнате воцарился хаос. Со всех сторон посыпались книги и безделушки. Изо всех сил отталкивая от себя лохматое тело, Ханна пыталась удержаться на ногах. Но самое странное: ей действительно удавалось уворачиваться. Или, по крайней мере, избегать самых опасных прыжков, которые грозили сбить ее с ног. Тело Ханны двигалось как бы само по себе, почти инстинктивно, будто она знала, как нужно уклоняться от зверя.
   «Но ведь я не знаю этого. Я никогда не сражалась… И уж точно не играла с волками в кошки-мышки…»
   Пока Ханна думала об этом, движения ее замедлились. Она уже не ощущала инстинктивной уверенности в том, что делает. И она растерялась.
   Похоже, что волк понял это. Его желтые глаза жутко сверкнули в свете лампы, которая валялась на полу рядом с ним. Странные глаза… Они горели такой дикой яростью, какой Ханна не видела прежде ни у одного животного. Она заметила, что волк приподнимается на задние лапы.
   «Быстро – в сторону!» – резко скомандовал внутренний голос.
   Ханна отшатнулась. С невероятной силой волк врезался в книжный шкаф, и тот стал падать. Ханна вовремя отскочила в сторону… но шкаф с грохотом рухнул на пол, загородив дверь.
   «Это ловушка, – констатировал холодный голос в сознании Ханны. – Единственный выход – через окно».
   – Ханна! Ханна! – прозвучал голос Пола за дверью.
   Ему удалось немного приоткрыть дверь, но в эту узкую щель Ханне было не протиснуться.
   – Боже… что происходит? Ханна? Ханна! – В голосе Пола уже слышалась паника.
   Он толкал дверь, но бесполезно: зажатая шкафом, она не поддавалась.
   «Не отвлекайся на него!» – резко одернул Ханну внутренний голос.
   Но она ничего не могла поделать: Пол звал ее с таким отчаянием. Отвернувшись от волка, она открыла было рот, чтобы ответить ему…
   И тут волк прыгнул снова.
   Ханна отскочила – но было уже поздно. Огромная тяжесть обрушилась на нее, и она стала падать… Она упала, со всего размаху стукнувшись головой о дощатый пол.
   Как больно!
   Даже сквозь пелену, застлавшую сознание, она ощущала эту боль. В глазах вспыхивали искры, в голове замелькали обрывки непонятных фраз.
   «Я умерла… Опять… О Исида,[1] богиня жизни, проводи меня в мир иной…»
   – Ханна! Ханна! Что случилось? – смутно донесся до нее отчаянный крик Пола.
   Внезапно зрение прояснилось, и Ханна вернулась к реальности. Она больше не парила в мерцающей пустоте. Она не умерла. Она лежала на полу, острый угол книги врезался ей в поясницу, а в ее грудь уперся лапами волк.
   Ужас охватил Ханну… и все же она ощущала странное пугающее обаяние зверя. Она впервые так близко видела дикое животное. На морде и на шее его отчетливо были видны белые кончики торчащей щетины, а высунутый красный язык блестел от слюны. Ханна чувствовала его дыхание – влажное и горячее, почти как у собаки, но гораздо более шумное.
   Ханна поняла, что не в состоянии пошевелиться. Волк был огромным, почти с нее, и невероятно тяжелым. Прижатая его весом, она оказалась совершенно беспомощной. Ей оставалось лишь лежать, трясясь от страха, и видеть, как узкая, почти изящная морда зверя придвигается к ее лицу все ближе и ближе.
   Холодный влажный нос ткнулся ей в щеку, и Ханна невольно зажмурилась. Это прикосновение вовсе не было ласковым. Волк отталкивал прядь ее волос, упавшую на лицо. Он отталкивал ее своей мордой, будто рукой.
   «О Боже, пожалуйста, останови его», – взмолилась Ханна.
   Но никто не мог остановить волка, кроме нее самой… а она не знала, как это сделать!
   Холодный нос двигался вдоль ее скулы. Зверь шумно сопел ей в ухо. Он обнюхивал Ханну, изучал ее, не спуская с нее глаз.
   «Нет. Он смотрит не на меня. Он смотрит на мое пятно».
   Это была еще одна из тех нелепых, причудливых мыслей… и она вдруг встала на свое место глубоко в сознании Ханны, будто последний, недостающий кусочек мозаики. Каким бы абсурдом это ни казалось, Ханна совершенно отчетливо поняла, что это правда. И вновь возникший, будто холодное дуновение ветра, внутренний голос отметил это. А затем спокойно и деловито прошептал: «Протяни руку. Оружие должно быть где-то рядом. Ты видела его в книжном шкафу. Найди его».
   Волк, казалось, узнал все, что хотел, и остался доволен. Он поднял голову… и рассмеялся.
   Рассмеялся как человек! Никогда еще Ханна не видела ничего более жуткого и нереального. Огромная пасть раскрылась, и зверь захохотал, обнажив зубы, а в желтых глазах его сверкнуло дикое животное ликование.
   «Скорее, скорее!» – торопил ее голос.
   Ханна беспомощно глядела, как к лицу ее приближаются острые белые зубы, но ее руки продолжали шарить вокруг, ощупывая гладкие сосновые доски пола. Пальцы скользили по книгам, листьям засохшего папоротника… и вдруг нащупали что-то прямоугольное и холодное, со стеклянной поверхностью.
   Волк, по-видимому, не замечал этого. Он больше не смеялся – он ощерился, выставив напоказ короткие передние зубы и длинные изогнутые клыки. Ханна видела, как его лоб собирается в складки, и ощущала, как от глухого злобного рычания вибрирует все его тело.
   Хладнокровный внутренний голос полностью завладел сознанием Ханны. Он говорил о том, что сейчас произойдет. Волк вонзит зубы в ее горло и сделает рывок, сдирая кожу и разрывая мышцы. Кровь хлынет фонтаном, заполнит дыхательное горло, легкие и рот. Ханна задохнется… или захлебнется, не успев даже истечь кровью.
   Если только не… если не использует то, что держит в руке. Серебро. Серебряная рамка для фотографии.
   «Убей его, – холодно прошептал голос. – У тебя хорошее оружие. Бей в глаз – углом рамки. Всади серебро прямо в мозг».
   Ханна даже не попыталась понять, чем так хороша серебряная рамка. Впрочем, и возражать она не стала. Но тут в голове ее зазвучал еще один голос – отдаленный, слабый. Также не ее собственный, как и холодное дыхание того невозмутимого голоса… но и не вполне чужой. Кристально чистый голос, переливающийся, словно драгоценный камень.
   «Ты не убийца. Не убивай. Ты никогда не убивала, и неважно, что с тобой случится. Не убивай».
   «Тогда ты умрешь, – жестко произнес холодный голос. Он прозвучал гораздо громче, чем тот, прозрачно-кристальный. – Это животное не остановится, пока один из вас не умрет. С этими тварями иначе нельзя».
   И тут волк разинул пасть. Молниеносным движением он рванулся к ее горлу.
   Ханна не стала раздумывать. Она подняла рамку и ударила ею волка по голове. Но не в глаз. Удар пришелся в ухо.
   Ханна ощутила этот удар – удар увесистого металла о чувствительную плоть. Волк пронзительно взвизгнул и отшатнулся, тряся головой и царапая морду передней лапой. На мгновение его грузное тело соскользнуло с Ханны, и этой доли секунды ей хватило.
   Ханна торопливо метнулась в сторону – подальше от волка – и вскочила на ноги.
   Серебряную рамку она по-прежнему крепко сжимала в руке.
   «Так. Оглянись вокруг! Книжный шкаф… нет, ты не сможешь отодвинуть его. Окно! Быстро к окну!»
   Но волк уже перестал трясти головой. Как только Ханна двинулась к окну, он заметил это. Один плавный скачок – и он встал перед окном, преграждая Ханне путь к спасению. Он не сводил с нее глаз; каждый волосок на его шкуре поднялся дыбом. Зубы вновь обнажились, уши встали торчком, глаза сверкали лютой ненавистью.
   «Он готовится к прыжку», – услышала Ханна.
   «Я не убийца. Я не могу убить».
   «У тебя нет выбора…»
   Волк взвился в воздух. И тут что-то стремительно ворвалось в окно и сбило зверя в полете.
   На этот раз Ханна с первого взгляда поняла, кто перед ней.
   «Еще один волк… Боже мой, что происходит?»
   Новое животное было серо-коричневого окраса, не таким крупным, как черный волк, и не таким внушительным. Ханне бросились в глаза его ноги – удивительно изящные, как у скаковой лошади.
   «Это волчица», – откуда-то издалека шепнул Ханне внутренний голос.
   Оба волка уже поднялись на ноги и, ощетинившись, глядели на нее. В воздухе стоял терпкий запах зверинца.
   «Теперь я действительно пропала, – подумала Ханна. – Вдвоем они разорвут меня на куски».
   Она все еще стояла, вцепившись в свою рамку, но уже понимала, что у нее нет никаких шансов отбиться сразу от двух волков. Сейчас они растерзают ее, а потом сцепятся между собой, деля добычу.
   Сердце Ханны гулко колотилось, в ушах звенело. Волчица пристально глядела на нее. Ханна как завороженная уставилась в ее янтарные глаза, понимая, что сейчас все будет кончено.
   Еще мгновение волчица рассматривала лицо Ханны – левую сторону лица. Левую щеку. А затем повернулась к волку.
   И зарычала.
   «Она защищает меня!» – ошеломленно подумала Ханна.
   Это было невероятно… но Ханна уже готова была поверить во что угодно. Ее привычный мир сошел с ума и рушился, а там, где она оказалась, обитали по-человечески разумные волки. И единственное, что ей оставалось, – ждать, что произойдет дальше.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация