А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Порождение тьмы" (страница 6)

   ГЛАВА ШЕСТАЯ

   Сжимая в руке нож, Конрад помчался вниз, во тьму. Ему наконец-то удалось вырваться из плена, и теперь он преследовал таинственного бронзового рыцаря.
   Вот почему он пробыл у Кастринга так долго – он почти видел, что с ним что-то случится, только не знал, что именно, поскольку до этого события было слишком далеко.
   Закованный в доспехи всадник скрылся из виду, но это не означало, что он исчез, просто в этом месте было темно и густо росли деревья.
   Он убил Шёлк, она умерла в тот миг, когда почувствовала, что снова становится человеком.
   Конрад сожалел лишь об одном; что не успел убить Кастринга. Но у него уже не было времени возвращаться в лагерь и мстить. Едва заметив бронзового рыцаря, он забыл обо всем и бросился за ним. Он должен его догнать, прежде чем вновь потеряет его след.
   Конрад спотыкался, скользил, падал и натыкался на деревья, но, не обращая внимания на боль, продолжал бежать, чтобы в следующий миг снова кубарем покатиться по земле, зацепившись за ветку. Вылетев очертя голову на вершину холма, он снова споткнулся и полетел по скользкому склону.
   Его спасла река – с громким плеском он упал в воду, совсем рядом с острым камнем. Вынырнув, Конрад попил ледяной воды, затем подплыл к каменистому берегу.
   Присев передохнуть, он принялся рассматривать свои синяки, ссадины и царапины. Кинжал он не потерял, как и в тот день, когда спасался от монстров, напавших на деревню. Кинжал был его единственным оружием.
   Но как он может сражаться с бронзовым рыцарем, если остался совершенно голый и с одним кинжалом? Впрочем, его это почему-то не волновало. Сначала нужно найти этого загадочного всадника. Но тут Конрад услышал шум погони.
   Монстры бежали, вопя и завывая, рыча и издавая воинственные кличи, пронзающие ночную тишину, как кинжалы, которые станут пронзать его тело, если он снова попадет в плен.
   Конрад оглянулся по сторонам и вдруг заметил, как слева что-то блеснуло.
   Он бросился в ту сторону, стараясь бежать вдоль реки. Рядом бурлила вода, он с ходу перескакивал через лежащие на берегу ветки, опережая своих преследователей всего на несколько минут. Они будут спускаться к реке гораздо осторожнее, чем он; скорее всего, они разделятся, и другой отряд попробует найти путь в обход, чтобы не дать ему выбраться из долины. Но прежде чем его загонят в ловушку, он должен найти бронзового всадника.
   Конрад бежал сквозь ночную тьму, судорожно вдыхая холодный воздух и слушая, как шумит река. За его спиной уже чувствовался мерзкий запах тварей – а он видел, видел…
   Внутреннее чутье не говорило ему, что впереди опасность; в данную минуту ему ничто не угрожает. Если только оно снова его не обманывает…
   Конрад нырнул за ближайший ствол, и впереди, совсем рядом, в лунном свете блеснул металл. Конрад осторожно выглянул. В ста ярдах от него стояла лошадь, сплошь закованная в бронзовые доспехи. Но самого рыцаря видно не было.
   Прячась за деревьями, Конрад начал подбираться к лошади, осторожно, бесшумно спускаясь по склону холма. Вскоре он оказался совсем рядом с животным.
   Несомненно, это была та самая лошадь, которую он видел пять лет назад. Он узнал богато украшенные доспехи, закрывающие ее от ушей до копыт. На бронзовых пластинах, закрывающих голову лошади, виднелись два острых и длинных рога, как и на шлеме рыцаря. К седлу был привязан щит, рядом с ним – копье.
   Бронзовыми были стремена и даже седло.
   Седок спешился, а это означало, что он стал более уязвим. Учитывая, что на нем доспехи, он не может быстро двигаться. Если Конрад нападет внезапно, он сможет повалить его и вонзить кинжал в щель под шлемом, в горло.
   С другой стороны, зачем ему убивать всадника? По правде говоря, Конрад и сам не знал толком, что ему нужно от рыцаря. Неужели он и в самом деле брат-близнец Вольфа?
   Однако рыцаря нигде не было видно. Он не мог уйти далеко. Конрад осмотрел берег реки. Вновь глянув на лошадь, он заметил в ней что-то странное. Она не шевелилась, не делала ни единого движения. Конь стоял у воды, словно статуя, напоминая собой конные памятники великим правителям, только без седока. Неподвижная лошадь была похожа на алтарь Кхорна – там тоже были застывшие без движения доспехи.
   Бросив взгляд через плечо, он увидел, что на утесе, с которого только что скатился, показалась темная фигура. Кажется, именно с того места он и сам заметил бронзового рыцаря.
   Но где же тот? Может быть, упал в реку? Его могла сбросить лошадь, или она споткнулась, и он вылетел из седла, а потом из-за доспехов не смог выбраться из воды.
   Конрад пошел к реке, где стояла лошадь. И вот там-то, среди деревьев, он увидел рыцарские доспехи. Шлем и перчатки, нагрудник и наспинник, наплечники и налокотники, набедренники и наколенники, наголенники и сабатоны, меч в ножнах – все это, словно забытое или брошенное, лежало на земле. Может быть, рыцарь снял доспехи, чтобы поспать или искупаться?
   Осторожно подойдя поближе, Конрад встал на колени и принялся рассматривать латы, бросив взгляд в сторону лошади. Вольф как-то говорил, что у его жеребца Миднайта был брат-близнец, а то, что белый жеребец умел убивать, Конрад знал хорошо. Но животное продолжало стоять совершенно неподвижно.
   Где-то сзади послышался крик. Конрад быстро поднялся. Если это кричит рыцарь, то без доспехов ему конец. В ответ послышался другой вопль – это перекликались преследователи.
   Конрад потянулся было к мечу, но передумал. Когда-то он сумел спастись, потому что влез в шкуру зверочеловека, почему бы теперь ему не проделать нечто подобное?
   Бросив меч, он принялся торопливо натягивать на себя доспехи. Под них полагается надевать белье, но такового у него не было. Странно, но доспехи были теплыми. Конрад объяснил это тем, что он сам, наверное, слишком замерз.
   Облачаться в рыцарские доспехи без посторонней помощи очень трудно – некому помочь завязывать ремни и затягивать крепления; но Конрад очень спешил, к тому же доспехи пришлись ему как раз впору. Нагрудник и наспинник легко соединились ремнями, образовав прочную кирасу, к ней легко присоединились подол и тассеты. Латы, закрывающие руки и ноги, оказались на удивление очень легкими и гибкими.
   Конрад привязал к поясу меч, застегнул на шее ворот кольчуги, натянул перчатки. Все подошло ему идеально. Затем он надел шлем.
   Во время службы на границе он часто надевал доспехи, но никогда еще не использовал полное рыцарское облачение, поскольку оно сильно ограничивало движение. Эти же бронзовые латы казались невесомыми – Конрад их едва ощущал на себе.
   Раздумывать, почему так, было некогда – совсем рядом раздался вой, и на берег выскочили две коротконогие твари – собакоголовая парочка из шайки Кастринга. Увидев Конрада, они ринулись на него.
   Опустив забрало, он вытащил из ножен меч. Затем взглянул на лошадь. Она стояла неподвижно. Рядом с ней Конрад заметил плоский камень. Если влезть на него, то можно забраться в седло и уже сверху отбить первую атаку монстров.
   От скользящего удара меча, пришедшегося по руке, он едва не вылетел из седла. Конрад вдел ноги в стремена, натянул поводья, и тут лошадь впервые пошевелилась. Конь встал на дыбы, в воздухе мелькнули бронзовые копыта и обрушились на монстра; подмяв чудовище, конь принялся его топтать.
   Значит, этот жеребец действительно брат Миднайта.
   В это время на Конрада устремился второй монстр, но тот уже успел приготовиться: его рука и меч словно слились воедино. Блеснул клинок, и с плеч твари покатилась ее собачья голова.
   Внезапно Конраду стало жарко, словно он выпил стакан эсталианского вина. Горячий жар разлился по всему телу, проникнув в каждую клетку. Жар исходил от правой руки, сжимающей меч.
   Он предчувствовал жаркий бой, и от этого закипела кровь в его жилах. Как давно он не держал в руках меч, не сидел в седле, не сражался! Конрад всматривался в прорезь забрала, выискивая врагов. Они были уже рядом.
   Не успел он шевельнуть поводьями и пришпорить лошадь, как она начала действовать сама. Развернувшись, конь поскакал галопом вдоль берега к тому месту, где в свете Маннслиб блестело оружие монстров.
   Вскоре полилась кровь; Конрад косил чудовищ направо и налево – их полегло значительно больше, чем жертв, которые они недавно принесли своему Кхорну. В ночи раздавался свист клинка, который окрашивался в красный цвет всякий раз, когда на землю валился очередной труп.
   Конрад ощущал в себе невиданную мощь. Каждая убитая тварь словно придавала ему новых сил, каждая пролитая им капля крови вселяла уверенность в победе.
   Конь сам прекрасно знал, что делать, и Конраду не нужно было его понукать.
   Твари набрасывались на Конрада с копьями и мечами, дубинками и булавами, но конец у всех был один – они погибали.
   Бронзовые доспехи отражали каждый удар, который приходился по ним, а не по щиту, а потому твари уже не успевали ударить вторично. Они падали и умирали, как их недавние жертвы, истекая кровью.
   Твари, тем не менее, не отступали. Они атаковали с упорством безумцев, возбужденные видом крови. Земля покрылась уродливыми трупами; некоторые из них унесло быстрым течением реки.
   Еще один удар, последний – прямо в лоб мохнатому чудовищу, где у того находился третий глаз. Это была его последняя жертва. Тварь взбрыкнула ногами, судорожно дернулась и издохла.
   Наступила тишина, полная тишина. Не было слышно криков, воя и стонов раненых. Ибо в этом бою раненых не осталось.
   Мерзкое порождение Хаоса погибло. Впрочем, среди них было мало тех, с кем Конрад шел от Кислева до Империи, и не было всадников, наводящих ужас на все живое.
   И среди них не было самого Кастринга.
   Тогда Конрад отправился на поиски своего заклятого врага.
   Кастринг, по-видимому, уже знал, что весь посланный на поимку Конрада отряд погиб. Он наверняка слышал шум боя, лязг оружия и предсмертные вопли тварей. Может быть, даже наблюдал за боем, прячась где-нибудь за деревьями.
   Подъем на вершину холма занял немало времени, хотя лошадь и ступала легко; видимо, она умела взбираться и на более крутые откосы. Конрад вспомнил Миднайта, жеребца Вольфа, – тот тоже был выносливым конем, который смог преодолеть горные дороги и добраться до храма дварфов.
   Близился рассвет, когда Конрад въехал на холм. Моррслиб зашла, и Маннслиб скоро тоже сделается невидимой. Небо на востоке порозовело. Мародеры удрали; видимо, у них не было времени избавляться от безголовых трупов своих жертв.
   Один труп все же остался. В груди мальчика, убитого Шёлк, зияла темная дыра, из нее торчали развороченные ребра – хвостатая дева вырезала у него сердце. Тело мальчика, как и тела остальных жертв, выглядело так, словно пролежало здесь уже несколько дней, а не часов.
   Даже в полутьме было видно, что земля, где твари совершали свои жертвоприношения, стала безжизненной. Здесь все начинало болеть. Деревья скоро покроются грибком, а пока они почернели и стояли как будто обугленные. Земля словно окаменела. Здесь больше ничего не будет расти. Хаос установил свое господство над еще одной частью Империи.
   Почему твари ушли так поспешно? Испугались Конрада? Но откуда они могли знать, что это их бывший пленник? Скорее всего, они удрали от бронзового рыцаря.
   Конрад понимал, что должен испытывать сильнейшую усталость после боя, но ее и в помине не было, напротив, казалось, что он полон невиданной силы. Он провел в плену много недель, его почти не кормили, он был очень измучен и подавлен и все же мгновенно воспрял духом, словно никакого плена и не было. Ему даже не хотелось ни есть, ни пить.
   Он стал разглядывать следы на земле. Тут было множество отпечатков копыт; следы расходились в разных направлениях, но Конрад искал следы от колес повозки. Куда увезли алтарь Кхорна, там должен находиться и Кастринг. Следы эти вели на запад, туда Конрад не мешкая и направился.
   Вскоре показались три всадника. Видимо, это был арьергард, сопровождающий драгоценную повозку.
   Всадники сидели на огромных животных, некогда бывших лошадьми. Теперь это были жуткие существа с рогами, когтями, чешуей, закованные в доспехи, причем местами металл срастался со шкурой животных. То же можно было сказать и о седоках. Они были красно-черного цвета, но где кончается их плоть и начинается звериная шерсть, где их собственные кости, а где металл доспехов, сказать было трудно. Двое всадников носили глухие шлемы с эмблемой Кхорна, а третий… Третьим был сам Кастринг, важно и молчаливо восседавший в седле.
   Когда до всадников оставалось не больше пятидесяти ярдов, Конрад остановился. Надев на левую руку щит, правой он вытащил меч. Он не успел его почистить, да это было и не нужно: клинок ослепительно сверкнул в алых лучах зари.
   – Кто ты? – спросил Кастринг, обернувшись.
   Конрад хотел ответить, что у него нет имени, но затем решил промолчать.
   – Что тебе нужно? – снова спросил Кастринг. – Какому богу ты служишь? Что тебе от нас нужно?
   Видя, что Конрад не отвечает, Кастринг тоже обнажил меч. У одного из его слуг был топор, у другого – боевой бич, то есть металлический шар, утыканный шипами и прикрепленный цепью к древку.
   Кастринг что-то резко выкрикнул, и парочка монстров ринулась на Конрада.
   Не дожидаясь сигнала хозяина, конь Конрада рванулся вперед и понесся навстречу воинам Хаоса. Конрад пролетел прямо между ними; отбив щитом удар топора, он ловким движением рукояти меча зацепил цепь и вырвал бич из рук монстра. Все произошло в считанные секунды. Кастринг молча наблюдал за происходящим. Конрад ожидал, что сейчас он тоже ринется в бой, но Кастринг не двинулся с места.
   Конрад развернулся; его противники тоже; в следующую секунду они вновь понеслись в атаку. Один размахивал топором, второй достал меч. Подлетев к Конраду, они слегка затормозили и напали на него с двух сторон, но он не стал уходить от атаки, прикрывшись своим тяжелым щитом.
   Высекая искры, меч Конрада скрестился с мечом монстра, потом еще раз и еще. В последний момент Конрад внезапно откинулся назад, и клинок противника скользнул мимо. В то же мгновение Конрад сделал выпад, и его меч вошел в бок врага, там, где между нагрудником и наплечником оставалась незащищенная полоска тела. Когда Конрад вытащил меч, монстр согнулся и повалился на землю.
   Оставался второй монстр. Отбив щитом удар, Конрад опустил руку. Монстр занес топор, и в этот момент Конрад легко вонзил свой меч ему в горло, поведя клинком направо и налево. Шлем полетел вниз, вместе с ним по земле покатилась и голова монстра. Всадник, тем не менее, оставался сидеть в седле, и Конрад было решил, что поединок еще не окончен. Ему приходилось видеть, как убитые твари оживали и вновь вступали в бой. Но вот из руки монстра выпал топор, за ним щит, и на землю повалился безголовый труп.
   Кастринг потянулся к своему копью. Его зазубренный наконечник был украшен многочисленными талисманами, отбеленными костями и заплетенными в косички волосами. Конрад вложил в ножны меч и тоже взялся за копье.
   Противники начали съезжаться; лошади пошли сначала легким галопом, затем пустились вскачь.
   В прорезь забрала Конрад видел, как быстро сокращается расстояние между ним и Кастрингом.
   Отразив бронзовым щитом удар, Конрад нанес ответный – и насадил Кастринга на копье, как барана на вертел. Тот сразу осел и медленно сполз с седла.
   – Кто ты? – прохрипел Кастринг, глядя снизу вверх на своего врага.
   Из его рта пузырями выходила кровь, заливая грудь. Он по-прежнему держался гордо и высокомерно. Даже умирая, Кастринг хотел выглядеть победителем. Он жил ради войны, и свою смерть он встретил как воин, принеся себя на алтарь Кхорна.
   Конрад молча смотрел, как Кастринг слабеющими руками потянулся к мечу. Но не успели его пальцы коснуться рукояти, как он умер.
   От этой победы Конрад не испытал ни радости, ни ликования. Но, убив врагов, он почувствовал новый прилив сил и жар, разлившийся по всему телу.
   Опустив щит и копье, он захотел поднять забрало. Оно не поддавалось; наверное, что-то заело. Он нажал посильнее – никакого результата. Тогда он постучал по забралу снизу. Забрало не поднималось.
   Он решил, что просто ослабел. Нужно постучать рукоятью меча. Взявшись за рукоять, он потащил меч из ножен – тот не двинулся с места. Может, ножны искривились? Взявшись за рукоять обеими руками, он потянул изо всех сил. Меч не поддавался.
   Тогда он еще раз попробовал поднять забрало – безрезультатно. Конрад попытался развязать ремни на плече – они не развязывались.
   «Нужно спешиться, – подумал он, – тогда будет легче». Он попытался слезть с коня, но и это оказалось невозможно…
   Он мог немного шевельнуть ногой, но не мог сдвинуть с места доспехи, которые словно приросли к нему.
   Человек, конь, доспехи – все это превратилось в одно целое.
   Он стал бронзовым всадником.
   Конь вез его, доспехи питались его плотью, тем самым поддерживая и в нем жизнь.
   Его целью стало одно – находить жизнь, чтобы продлевать существование своих доспехов, своего коня, свое собственное – находить жизнь и забирать ее.
   Он стал пленником бронзовых доспехов, которые требовали смерти, чтобы самим продолжать жить. В такие моменты меч с легкостью вынимался из ножен – для совершения убийства.
   Впрочем, некоторая доля свободы у него осталась. Он мог и не убивать, но тогда доспехи начали бы высасывать жизнь из него самого. Он чувствовал, что металл сросся с его плотью, стал его частью. То же самое случилось и с конем; животное и доспехи превратились в одно целое.
   Так вот что, значит, произошло с тем рыцарем. Доспехи иссушили его плоть, высосали ее до последней капли, а потом распались на части, поджидая следующую жертву.
   И теперь он стал бронзовым воином.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация