А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Каскадер" (страница 1)

   Мария Карела
   Каскадер

   Мы смело в бой пойдем
   За Русь святую
   И, как один, прольем
   Кровь молодую.
   – Следующий бой, – прогремел усиленный чарами голос независимого судьи, – между Керен… – он на мгновение запнулся, – человеком, и Кощеем.
   Арс крепко стиснул мою руку и прошептал:
   – Действуй!
   – Вперед, Керен! – поддержал его Глеб, похлопав меня по плечу.
   Кощей меня не вызывал. Он вызвал другого, но… так вышло, что идти пришлось мне. И теперь мне стало слегка не по себе. В прошлый раз Кощей убил одного из наших, Стаса. А ведь физически Стас был сильнее меня… Кощей пользовался колдовством, но я ничего не могла с этим поделать. Это было по правилам.
   Кощей вышел на ристалище.
   Выглядел он очень несерьезно – невысокий, сморщенный, с некрасивым искривленным носом и длинным резным посохом в руках, который секунду назад сам прилетел к нему по воздуху. Вообще-то, по фольклору ему вроде как требовался меч-кладенец, ну или что-то в этом духе. Впрочем, что это я! Нету у него меча, и слава дьяволу!
   К счастью, я уже видела его в сражении. Иначе сегодня все бы могло закончиться быстро и печально. Для меня.
   Я встала напротив. В левой руке – Вита, в правой – метательный нож, отлично сбалансированный, еще четыре таких же в ножнах на руках. У меня был и шестой, но накануне он бесславно погиб.
   В принципе – одно движение кисти, и противник валится с двенадцатью сантиметрами металла в горле. Но почти все наши враги движутся намного быстрее летящего лезвия. А те, кто медленнее, – превосходно пользуются колдовством. Кощей способен и на то, и на другое.
   Легкий поклон в мою сторону – видимо, долг чести единственной женщине-воину, хотя подозрительные выкрики со стороны нечисти заставляют в этом усомниться, и Кощей начинает стремительно двигаться. Пока по кругу, в пяти метрах от меня.
   Я успешно отступаю, собрав волю в кулак.
   Бодрый перекат – и я в двух метрах от Кощея. Двигаюсь быстро, очень быстро. На грани своих возможностей. Тянусь вперед всем телом, падаю на песок… По бедру больно ударяет посох, прожигая ткань. Ожоги я люблю куда меньше любых других ран, но здесь это никого не трогает.
   Зато с левой руки Кощея капает слегка дымящаяся кровь, а Вита вибрирует от поглощенной силы. Я это сделала не просто так. Именно левой рукой Кощей отправил на тот свет Стаса. Оказывается, среди колдунов так же есть свои левши.
   Я вскакиваю на ноги и снисходительно гляжу на врага. Что, съел?! Кривой нос Кощея презрительно дергается, а я в тот же миг отлетаю к барьеру, врезавшись в него спиной.
   Люди кричат, их выкрики сливаются в один гул, но смысл и так ясен…
   Зато нечисть ликует.
   Сама не зная почему – я ведь не новичок в боях и знаю, что взгляда от противника отводить нельзя, – но я смотрю на нечисть и вновь вижу на судейской трибуне серьезную темноволосую девушку с некрасивым лицом. Она очень внимательно смотрит на меня и наши взгляды встречаются. У нее зеленые глаза – я снова почему-то это замечаю.
   Я начинаю ловить ртом воздух, словно задыхаясь. Я вдруг поняла, что это именно она убила своего мастера, навью Амелфу.
   Трясу головой, чтоб посторонние мысли не мешали сражаться. Я должна выиграть этот бой. Если я проиграю, Кощей не пощадит меня.
   Я поднимаюсь, снова собираясь с силами. Перекаты, кувырки и прыжки – трижды мимо меня, буквально шевеля волосы, пролетали силовые чары. На небольшом расстоянии такие все ребра переломают… Вдруг Кощей замирает, явно готовя что-то более мощное и опасное. Я, не желая терять момент, стремительными движениями отправляю в полет все пять ножей.
   Он уворачивается… Почти. Пятый все же вонзается ему в бок. Я всей кожей ощутила, как те чары, которые он собирался пустить в ход, ухнули в пустоту.
   Его и без того уродливое лицо искривляется, и я понимаю, что победила.
   Но… Кощей не из тех, кто легко сдается.
   Я подошла совсем близко, готовясь вонзить Биту и отомстить за Стаса. И выиграть бой. Спасти свою жизнь.
   Я упала на колени.
   Изо рта хлынула кровь.
   Приступ кромешной боли затопил сознание.
   Кажется, я закричала…
   Перед глазами почему-то завертелись кожаные сапоги Кощея, высокие, с аккуратными швами…
   Я бы от таких не отказалась… Красивые сапоги…
   Лбом я ударилась о землю…

   Началось все во время съемок в России, под Тихвином. Я тогда снималась не в папином фильме, а у одного малоизвестного режиссера и продюсера. Роль у меня тоже была совсем небольшая – главная героиня, доведенная до отчаяния постоянными явлениями ей всевозможной нечисти, начиная от леших и заканчивая самой Бабой-ягой, решает прыгнуть с крыши многоэтажки, но, уже стоя на подоконнике, передумывает. Перепуганная, она делает неосторожный шаг – и срывается вниз. Актриса, играющая эту девушку, даже на окно забираться боялась… У меня же проблем не возникло – вышла, постояла минутку, как полагалось по сценарию, и вот, я уже лечу вниз, цепляясь в полете за всевозможные выступы, бельевые веревки, горшки с цветами и всякое прочее барахло, которое, по мнению режиссера, могло оказаться на моем пути. Внизу я приземляюсь на огромный зонт – над столиком, там ресторан на улице – опять же, по мнению режиссера, это была отличная идея! По моему же мнению, которого, правда, никто не спрашивал, уж лучше это был бы просто сугроб – Россия все-таки, а не Италия! А когда я скатываюсь с зонта, меня ловит главный герой фильма, после чего, конечно же, они влюбляются друг в друга, и жизнь героини круто меняется. Хэппи энд!
   В принципе, все, что происходило на площадке и вне ее, меня особо не касалось. За исключением вышеизложенной сцены, я должна была сниматься еще в нескольких мелких эпизодах, но на деле творился такой дурдом, что я хочешь не хочешь оказалась по уши в него втянута.
   Сцену с падением снимали уже на третий день. Получилось у меня настолько хорошо, что режиссер нарадоваться не мог – впервые не надо было ничего переснимать. Я ему не сказала, что так натурально вышло лишь потому, что я действительно упала. Я, каскадер первого класса, умудрилась споткнуться о торчащий гвоздь на подоконнике пятнадцатого этажа! Если б не страховка, я бы и в самом деле погибла… Я старалась не думать о случившемся, потому что испугалась. Первый раз за всю мою каскадерскую карьеру (а надо признать – ничего другого я делать не умею) я была в такой дикой панике. Но это были лишь цветочки. Парня, который должен был меня поймать, внизу не было. Конечно, в этой ситуации я не пострадала и приземлилась на все четыре, но… После ужасного скандала, устроенного режиссером, выяснилось, что произошла путаница в съемочных графиках.
   С первого же дня главные героиня и герой, страстно влюбленные по сценарию, возненавидели друг друга и подстраивали пакости на каждом шагу. Девушке в трейлер заползла какая-то змея, меня в тот момент не было, но если слушать свидетелей, то это была как минимум гигантская анаконда. Парню подменили текст, и он во время съемок понес полнейшую чушь, позже в его чай были добавлены слабительное и снотворное… К счастью для него, чай выпил кто-то из статистов. Статисты, кстати, тоже подобрались что надо – постоянно выясняли, кто должен быть в кадре, и всячески подсиживали друг друга. Хотя я себя в таких интрижках обычно чувствовала как рыба в воде, в данном случае я оказалась исключительно зрителем гламурных боев без правил. Не знаю, может быть, конечно, такое происходит на всех съемках. Снимаясь в папиных фильмах, я не находилась постоянно на одной площадке со всеми актерами – папа приглашал меня на конкретные сцены, а в свободное время я занималась тем, что умела и что доставляло мне массу удовольствия: ходила в бойцовские клубы – иногда как зритель, но нередко и как участница всевозможных соревнований.
   Нет, я все же уверена, что у папы такого дурдома не было. Он умел всех построить. Даже меня. Да, я всегда была папиной дочкой, избалованной сверх меры, но и для меня были ограничивающие рамки вроде учебы, безопасного секса и возвращения домой к одиннадцати. И папа никогда не смягчал и не отодвигал их. Да, я не умею готовить, ненавижу магазины и косметику, не в состоянии навести порядок в собственной комнате и всегда делаю только то, что мне нравится. Но если уж я стала каскадером, папа тут же постарался сделать так, чтоб увлечение стало работой – любимой, но работой. Он никогда не давал мне наличных денег – он считал, что все, что мне нужно, есть дома. А на остальное – зарабатывай сама, дорогая… Каламбур, не правда ли?
   Я и зарабатывала. Устроиться на нынешнюю работу тоже предложил папа, рекомендуя пообщаться с другими людьми, привыкнуть к другой манере съемки. Он, правда, не предупреждал, что меня попытаются там убить…
   Все предыдущие происшествия показались мне забавными шутками, когда вся наша группа выехала в лес. На огромных фурах, заполненных реквизитом, мы катились по жутким загородным дорогам почти шесть часов.
   В этой сцене героиня оказывалась в заснеженном лесу, куда ее волшебным образом отправила некая вила – девушка-лебедь, влюбленная в главного героя, – причем отправила в одной только тренировочной форме – нет, не в кедах-штанах-футболке! Это было бы не так интересно. Босиком, в крошечных шортиках и топике. В принципе ничего особенного – пробежать между деревьев, пересечь поляну и опять же упасть в объятия любимого, предусмотрительно запасшегося одеялами. Конечно же, бежать пришлось мне, а не актрисе, – я думаю, можно не комментировать.
   На этот раз проклятый парень был на месте. Я красиво, размахивая руками, влетела в его объятия, тут же оказалась завернутой в одеяло, и парень даже унес меня в фуру – я ведь все еще была босиком, – правда, только после звероподобного взгляда режиссера.
   Там мне налили горячего бульона, и, все еще кутаясь в одеяла, в раскрытую дверцу фуры я наблюдала за другими сюжетами, снимающимися здесь же, в лесу. Количество персонажей, «совершенно случайно» оказавшихся почти в тайге, не поддавалось подсчету, и я только головой качала, мечтая познакомиться с тем, кто написал весь этот бред. Тем более что действий было очень мало – в основном трепотня.
   Скоро мне все это наскучило и, так и не одевшись-обувшись – мои вещи кто-то из расторопных статистов умудрился уже куда-то припрятать, – отправилась в одну из дальних палаток-столовых. Она стояла пустая, и я спокойно легла, решив немного подремать, а чтоб не мешали постоянные крики, включила плеер с «Шакирой».
   Проснулась я оттого, что стало очень тихо – постоянный шум, давно ставший фоном и доносившийся даже сквозь томные вздохи певицы, куда-то исчез. Я выглянула из палатки – и, к ужасу своему, обнаружила, что вокруг НИЧЕГО нет. Ни фур, ни других палаток, лишь множество мусора на вытоптанном снегу.
   Шесть часов на машинах… Это же в лучшем случае километров триста… а у меня – ни одежды, ни обуви, ни еды…
   Надо признать, я запаниковала. Ну а кто бы на моем месте не перепугался? Еда, правда, нашлась – две буханки хлеба и целая коробка сухого пюре. Также я обнаружила пять вилок, нож и две ложки. С помощью ножа – к счастью, он оказался нормальным, металлическим, а не пластмассовым – я вырезала из палатки что-то наподобие мокасин, а из ее же остатков и одеял – странную, но все же одежду, которая должна была защитить меня от холода. Не Версаче, но вполне стильно, кстати.
   Одевшись и взяв еду, я встала и пошла, не давая себе думать о том, что будет со мной через несколько часов, когда стемнеет. По крайней мере, меня не тревожила проблема хищников – это только в фильмах волки спешат разделаться с заплутавшим путником.
   Я тупо шла вперед, перебирая ногами и стараясь не думать о пройденном расстоянии – и о том, что ждало меня впереди…
   Уже стемнело, а я все шла – в насквозь промокших на ногах тряпках. Ноги заледенели, сначала они просто болели, а теперь уже я их просто не чувствовала, но упрямо шагала вперед. Уж лучше умру, делая хоть что-то, чем подохну, сидя на месте, не предпринимая ничего для собственного спасения.
   Я настолько вымоталась, что сначала увидела свет фар, а уж потом услышала рычание мотора.
   Мощный джип остановился, распахнулась задняя дверца. Я молча залезла внутрь – за рулем был сам режиссер, а рядом со мной сидел тот самый парень, герой. Кажется, его зовут Лешей.
   Никто не произнес ни слова; машина развернулась, и мы поехали в город. Леша протянул мне бутылку с коньяком. Я сделала пару глотков, чувствуя, как изнутри разливается блаженное тепло. Ноги заболели, отогреваясь. Ощущения ужасные… Кажется, никогда уже не согреешься!
   – Здесь еще одежда есть, – тихо сказал Леша, протягивая мне свернутые валиком джинсы, шерстяные носки и свитер. – И обувь.
   – Спасибо, – лаконично поблагодарила я, сдирая с себя мокрые заледеневшие тряпки. Леша как-то странно посмотрел на меня, когда я разделась, – но ведь еще сегодня утром он держал меня в объятиях именно в этом топике и шортиках. И тогда отнесся к этому абсолютно нормально…
   – Твой отец меня бы убил, Керен.
   Я хмыкнула. Я в этом не сомневалась. Впрочем, за такую халатность его любой родитель убил бы. И поделом.
   – Ты ведь не скажешь ему? Я мог бы повысить твой гонорар… Ему совершенно не обязательно знать об этом инциденте…
   Я промолчала.
   – Керен, это может погубить мою карьеру! Я уже вижу заголовки газет: «Режиссер, едва не погубивший юную девушку», «Юная каскадерша в тайге – кто виноват» и тому подобное… Керен, я умоляю тебя! Десять процентов бюджета фильма? Керен!
   Вздохнув, я все же ответила:
   – Не надо мне никаких прибавок. И отцу я ничего не скажу. Да даже если б и сказала – я ведь не погибла. А все остальное, по мнению папы, мои проблемы.
   – Спасибо тебе, Керен! – и режиссер принялся всячески благодарить меня, едва ли не звезд с неба обещая.
   – Это я заметил, что тебя нет, – тихо сказал Леша.
   – Спасибо, – слегка нервно ответила я. Ну неужели нельзя оставить меня в покое?! Я еще толком не осознала, что спасена. Конечно, я надеялась, что спасусь, но все же не рассчитывала на такой быстрый и отличный финал.
   И вообще, почему это герой такой тихий? Он казался мне ярким наглым типом, обеспокоенным лишь своими деньгами и враждой с героиней. Впрочем, я часто ошибаюсь, составляя мнение о людях.
   – Леш, проводи Керен до ее трейлера, – велел режиссер, когда мы наконец приехали. Кстати, значит, с именем я не ошиблась…
   Парень кивнул и протянул мне руку, обойдя машину и открыв дверцу, пока я, замешкавшись, завязывала шнурки на кроссовках. Руку я проигнорировала – не потому, что я там феминистка какая-то, а просто потому, что знала – не вели ему режиссер, он не шелохнулся бы, даже упади я на его глазах в лужу. И дело не в моей внешности – а я на нее не жалуюсь, – а просто в воспитании. Хам обыкновенный. По моей личной классификации.
   Леша послушно отвел меня к трейлеру.
   – Спокойной ночи, – бросила я, заходя внутрь. Вряд ли он рассчитывал, что я приглашу его на чай, но даже если и рассчитывал, у него не было ни одного шанса. Точно говорю. Даже на чай.
   Проснулась я позже обычного, что тоже неудивительно – все-таки вчера я устала так, как не уставала ни на одной тренировке. Впрочем, сегодня не снимается ни одного эпизода с моим участием. Могу расслабиться, понежиться в ванне, может даже почитать что-нибудь. Читаю я вообще мало, телевизор на дух не переношу, интернетом пользуюсь только по необходимости, но зато жить не могу без компьютерных игр. Если в день я хотя бы два часа не провела, уничтожая противников или выполняя какие-нибудь квесты, – день прожит зря! Охоту к чтению у меня отбили частные учителя, с которыми я занималась в детстве. Они постоянно повторяли, что мне нужно больше читать, приносили длинные списки книг. А папа поставил строгое условие – все тренировки, компьютер и развлечения – только при отличной учебе. Так что хочешь не хочешь, читать приходилось все.
   После ванны я немного посидела за компом, но последнюю игрушку я прошла, а новых купить не успела. Поэтому вполне ожидаемым результатом было то, что я оделась и поехала в город. Машина у меня была собственная – купленная мною, а не папой. Леопардовая нива.
   На выезде из съемочного городка я увидела Лешу. Он махнул мне рукой, и я решила остановиться.
   – Керен, ты не подкинешь меня до города? А то Лялька (Лена – героиня, она терпеть не могла, когда ее называли Лялей) пилкой для ногтей изрезала шины на моей машине.
   – Садись. Куда тебе?
   Ох, зря я это спросила…
   – Тихвинский хоббитворческий бойцовский клуб, это около автовокзала.
   – Тихвинский клуб бойцов? Я не слышала о таком.
   – Он частный. И элитный. Кого попало туда не приглашают.
   – И что же там делаешь ты?
   – Участвую в боях, естественно. Когда нет съемок, делать нечего. А ребята там неплохие, ну разве что слегка помешаны на Толкиене.
   Ну не знаю, не знаю… Ему-то это, может, и естественно, но, по-моему, он и гантели-то едва поднимет… А толкиенутые мне всегда казались странными ребятами. Ну как можно тратить все свободное время на беготню по лесам с выточенными из дерева мечами? Подсчитывать хит-пойнты и засчитывать ненастоящие раны.
   Хм… Я задумалась. Делать мне все равно нечего. Тихвин я уже изучила вдоль и поперек.
   – А ты… не пригласишь меня? Я очень люблю подобные заведения.
   – Почему бы и нет? – Леша довольно улыбнулся. – Приглашаю.
   Клуб оказался крошечным помещением полуподвального типа. Леша представил меня как свою девушку, чем я была неприятно поражена. Нет, он, конечно, парень симпатичный, даже красивый, но… Не в моем вкусе. И вообще – обойдется! Внешность для меня мало что значит, – просто не люблю я рыжих парней – ну не мужской это цвет – и уж совсем уродов. Для меня важны моральные качества – как он относится ко мне с самого начала, – и поэтому все мужики делятся на две категории, после того как узнают о моей профессии и хобби, – либо презрительные хамы, типа «девушка не может быть сильнее мужчины», либо заискивающие слабаки. Лешу я сразу отнесла к первому варианту и теперь поняла, что не ошиблась.
   Первые десять боев я просто смотрела. Леша выступил один раз, но против довольно слабого бойца, поэтому сразу победил. Я так и не поняла, какой же у него уровень. Видимо, все же слегка повыше плинтуса…
   – А ты не хочешь поучаствовать? – спросил он вдруг у меня.
   Я пожала плечами.
   – В принципе можно.
   – А давай, – в его невыразительных карих глазах блеснула искорка, – ты против меня?
   – Ты хочешь драться со мной? – Я очень удивилась. Его поведение не вписывалось в схему. Все-таки что ни говори, но Леша – известный актер, а я – всего лишь каскадерша, не говоря уж о том, что женщина. Неужели он не понимает, что его репутация может сильно пострадать, когда он мне проиграет?
   – А почему бы и нет? Я – за равноправие мужчин и женщин! И вообще – давай не просто так, а на любое желание?
   – В смысле – победитель загадывает любое желание?
   – Именно! Абсолютно любое!
   Интересно, что у него на уме? Вдруг он скрытый мазохист?
   – По рукам.
   Леша, подозрительно обрадованный, тут же вскочил и громко объявил:
   – А сейчас поединок дня – я против моей девушки, Керен! Чтоб вы чего не подумали – она известный каскадер! Делайте ставки, господа!
   «Чтоб вы чего не подумали»! Он что, издевается?
   Леша даже помог мне пройти на ринг, любезно подав руку. Да что это с ним?
   – И та-ак, начали!
   Я даже не слышала, кто это выкрикнул, – правая нога соперника уже почти коснулась моего подбородка. Не ожидала я от него такой прыти… Я едва сумела увернуться и тут же в свою очередь напала. Судя по изумлению в глазах Леши, он от меня тоже подобного не ожидал. Вот и ладненько… Поизумляли друг друга… А теперь посмотрим, кто же победит…
   Коснувшись пола кончиками пальцев, я с разгону перелетела через голову и оказалась позади Леши. Ударила ногой, поднимаясь с пола в прыжке – это была стопроцентная победа.
   Я так и не поняла, как ему это удалось, – не поворачиваясь ко мне лицом, он сумел подставить руку, отклонив голову.
   По руке я ему, конечно, знатно врезала, но рука – это не голова. Вполне очевидно, к несчастью.
   Мгновенно обернувшись, он ударил меня ногой по лодыжкам – и я упала, не сумев блокировать.
   Он улыбнулся, снисходительно, глядя на меня сверху вниз. Подождал, пока я поднимусь…
   Да, что и говорить, у меня впервые такой сильный противник. Я вообще не понимаю, как он умудряется двигаться с такой скоростью.
   Следующие секунды я только блокировала – шансов перейти в нападение Леша мне не давал.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация