А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Арии древней Руси" (страница 9)

   Если читатель думает, что мысль о широком участии славян в движении гуннов на Запад, очевидно после вытеснения их китайцами из северо-китайских областей, пришла лишь в мою голову, то он ошибается. О славянстве гуннов говорил еще Д. И. Иловайский (см.: Начало Руси (Разыскания о начале Руси. Вместо введения в русскую историю) М.: Олимп, АСТ, 2002).
   Движение гуннов на Запад отмечается в конце IV века, хунну приобрели значительное политическое положение в III веке до н. э., практически тогда же, когда стали известны и тохары.
   Начальной точкой миграции тохар предположительно является восточная и северная части Центральной Европы, затем тохары двинулись на восток по лесной зоне, некоторое время жили среди финно-угорских племен, затем перешли в Минусинскую котловину, а отсюда уже двинулись двумя потоками «предположительно в Западную Монголию (очевидно, до Орхона. – К. П.) и Синьцзян», в частности в бассейн Тарима. Так излагает дело Л. С. Клейн (Миграция тохаров в свете археологии; http://stratum.ant.md).
   В конце концов, следует повторить приведенные выше показания китайского источника. Таншу, гл. 217, сообщает нам о названии и происхождении уйгуров следующее: «Предки Дома ойхор [хойху] были хунны». Уйгуры назывались еще и гаогюйскими динлинами, а о динлинах Н. Я. Бичурин, со ссылкой на первоисточник, сообщает в примечаниях: «В Цянь [Хань]-шу Ин-и сказано: динлины составляют отрасль хуннов».
   Итак. Уйгуры, они же гаогюйские динлины, они же лили, они же потомки древнего поколения Чи-ди, несомненным образом относились к европеоидной расе и только впоследствии получили монголоидность за счет межрасового смешения.
   О внешности уйгуров ЕЕ. Грумм-Гржимайло сообщает, что на китайском рисунке уйгур изображен «человеком с толстым носом, большими глазами и с сильно развитою волосяной растительностью на лице и на всем теле и, между прочим, с бородой, начинавшейся под нижней губой, с пышными усами и густыми бровями» (Грумм-Гржимайло Г. Е. Западная Монголия и Урянхайский край. Т. П. Л., 1926, с. 18).
   Е. Е. Грумм-Гржимайло дает следующую характеристику европеоидным народам нордического расового типа, проживавшим на территории как современного Китая, так и Средней Азии: «Белокурые народы Средней Азии характеризуются следующими признаками: рост средний, но часто высокий (киргизы IX века, черные лоло), плотное и крепкое телосложение, продолговатое лицо (усу-ни); цвет кожи белый (ярко– белый у киргиз) с румянцем на щеках (киргизы, черные лоло, амдосцы); белокурые волосы прямые, но иногда и кудрявые (енисейские остяки); нос, выдающийся вперед, прямой, часто орлиный (енисейские остяки, хэй-лоло, многие отибетившиеся поколения Амдо из долин верхнего Янцзы-цзя-на); светлые глаза (динлины, усуни, киргизы, динлины (?) среди киданей, маньчжуры в XVIII веке, енисейские остяки, некоторые маньские племена). Это те же признаки, которые характеризуют и белокурую расу Европы. (Грумм-Гржимайло Г. Е. Белокурая раса в Средней Азии;
   Сейчас же снова вернемся к вопросу о языке древних хойху, до момента их миграции в Восточный Туркестан и Еаньсу. По сообщению китайских источников, хойху есть потомки хуннов и на севере их называли гаогюйскими динлинами. Гаогюйский язык сходен с хуннуским, но есть небольшая разница.
   Хагасы, по сообщению китайских источников, есть смешение жителей Еяныуня и динлинов. Язык хагасов совершенно сходен с хойхуским.
   Между бома и туцзюэ (тугю) нет разницы.
   Хагасы и бома друг друга не понимают. Полагаем, что туцзюэ говорили на тюркском языке. Следовательно хагасы, так же как и хойху до их переселения в Восточный Туркестан, не говорили на тюрки. Полагаем, что они общались на хуннском. Вернее, на диалекте хуннского. Что получается? Язык хунну не тюркский.
   У хагасов, так же как и у хойху, есть общий элемент в этногенезе. Это динлины. Динлины принадлежат к европеоидной расе. Повторим сообщение китайских источников: динлины есть отрасль хунну.
   В китайском языке лингвистами установлен ранний вклад индоевропейцев. Этот вклад мог быть привнесен как индоевропейцами-кочевниками, так и оседлыми земледельцами (гусь (ngan, ср. япон. gan) и мёд (miet)) последнее слово имеет источник в тохарских терминах.
   Можно ли предположить, что тохарский язык и есть язык хунну?
   Да. Возможно.
   Следует, тем не менее, сделать весьма существенное дополнение. Данное предположение делается при том начальном условии, что язык туцзюэ иной, нежели язык хагасов и хойху, и, возможно, является тюркским. Между тем, согласно показаниям китайских источников, туцзюэ (тукюэ) также составляли отрасль хуннов, хотя и отдельную, однако источники сообщают еще и то, что туцзюэ, в свое время, были полностью истреблены: «Предки тукюеского Дома обитали от западного моря на запад и одни составляли аймак. Это есть отдельная отрасль Дома Хунну, по прозванию Ашина. Впоследствии сей род был разбит одним соседним владетелем и совершенно истреблен» (Бичурин Н. Я. [Иакинф]. Собрание сведений… 1950).
   Есть также сведения, что Дом Тукю представлял из себя впоследствии смешение племен: «Другие сказывают, что тукюеский Дом составился из смешения разных родов, кочевавших в Пьхинлян; он прозывался Ашина. (Бичурин Н. Я. [Иакинф]. Собрание сведений… 1950).
   Таким образом, в отношению туцзюэ не может быть удивительной смена языка с хуннского на какой – то иной, вследствие постигшей данный народ катастрофы.
   Что здесь следует отметить? Современные уйгуры есть народ со сложной историей и они вобрали в себя достаточное количество различных этнических групп. В этом отношении они ничем не отличаются от множества других народов. Вряд ли кто – то сможет отрицать, что те же великороссы, которые в настоящее время выглядят монолитным этносом, есть результат смешения, по меньшей мере, двух групп: славян и финнов. Что же касается уйгуров, то их этническая история, несомненно, еще более сложна. В их составе, в настоящее время, присутствует сочетание, как европеоидных черт, так и черт народов монголоидной расы. Документированным обстоятельством является происхождение хойху от хуннов, но являлись ли хунны тюрками или, по меньшей мере, тюркоязычной общностью есть открытый в настоящее время вопрос.
   Некоторое время назад мне довелось ознакомиться с книгой «Тайны Великой Скифии» И. Коломийцева, выпущенной издательством «Олма-Пресс» в 2005 году. Далеко не со всеми выводами и рассуждениями автора я согласен, стиль подачи материала иногда несколько раздражает, нападки, не всегда обоснованные, на Л. Н. Гумилева вызывают недоумение (известно, что ругают Льва Николаевича все, но также все и ссылаются), а излишняя образность изложения, в стиле того же Л. Н. Гумилева, иногда мешает воприятию. Короче говоря, ссылаться на такое издание не совсем целесообразно с точки зрения авторитетности представляемых мнений. Тем не менее, весь приличествующий жанру научный аппарат в книге И. Коломийцева присутствует. Т. е. понятен ход мысли автора, а также что и откуда он почерпнул. Автор «Тайн Великой Скифии» утверждает: «… Археологические карасукцы, лингвистические тохары и хунну китайских летописей – суть один народ – потомки индоевропейских завоевателей Поднебесной».
   Этот вывод ни в коем случае нельзя отбрасывать.
   Если его принять, то дело в отношении уйгуров представляется следующим образом. Уйгуры-хойху, после событий 840 года, мигрировали в Турфан к своим родственникам тохарам, здесь смешались с ними и образовали единую общность, поскольку никаких особых различий между ними не было (кроме способа ведения хозяйства), и только впоследствии данный народ был тюркизирован в силу определенных политических коллизий. Таким образом, получается, что современные уйгуры своей европеоидной частью есть действительно потомки древних хойху и тохаров, и таким образом восстановление термина «уйгур» для этого народа выглядит вполне обоснованно.

   Великороссы

   Этническая история большинства народов сложна и запутанна. Некоторое время назад автор этой книги принялся за изучение истории своего великорусского народа и своей Родины – России. Большей частью тут повинна страсть к решению сложных задач, требующих напряжения ума и большого упорства. От исследования вопросов «татаро– монгольского ига» мой интерес стал распространяться и на смежные с XIII веком времена и смежные с Древней Русью территории.
   Оказалось, что совершенно невозможно решать большинство исторических вопросов без решения вопросов фундаментальных, а именно без теории о прародине славян, тюрков и финно-угров. В конечном итоге для меня оказалось несомненным то положение, что прародины этих мощнейших народов должны были находиться в непосредственном соприкосновении, а их антропологические данные являлись весьма близкими друг другу и внешне малоразличимыми для стороннего наблюдателя.
   Автор, в данном случае, менее всего склонен изобретать какую-либо очередную доморощенную глобальную гипотезу, а оказался готов присоединиться к уже выдвинутой квалифицированными специалистами. Проблема состояла в том, что найти что-либо подходящее под сложившиеся убеждения оказалось весьма сложным делом. Помог, как всегда, Интернет. На сайте «Кладина» мне попалась на глаза интереснейшая статья доктора исторических наук Р. Доманского «Горнило народов», которая в печетном виде опубликована в одном из номеров журнала «Наука и жизнь». Основное положение статьи состоит в том, что прародина индоевропейцев, которых Р. Доманский называет «арийцами», находится не более и не менее как в исконных великороссийских областях.
   «С „арийской общностью“ Т. Пеше или „унитарным пранародом“ А. П. Богданова некоторые археологи связывают так называемую фатьяновскую археологическую культуру „боевых топоров“ бронзового века, названную так по деревне Фатьяново Ярославской области. Расположенная в центре России (Ивановская, Ярославская, Костромская, Московская области), эта культура принадлежит общим предкам индоевропейских народов эпохи бронзы – 3000 лет до новой эры и ранее. А дьяковская археологическая культура раннего железного века, открытая на западе Центральной России (Московская, Тверская, Смоленская области), отнесена исследователями к не разделившимся еще предкам славян, германцев и балтов, оставшимся в Центральной России после исхода оттуда предков индо иранцев, латинян и греков. Это ранний железный век, 2000 лет до новой эры.
   На востоке Волго-Окского междуречья соседями арийцев были предки финно-угорских народов. Отсюда началось их расселение по пространствам Северной Европы и Сибири, отсюда предки венгров проследовали в нынешнюю Венгрию, на Средне-Дунайскую низменность. В Среднем Поочье, от Каширы до Мурома, располагалась прародина тюркских народов, расселившихся затем по Поволжью, Причерноморью, Средней и Центральной Азии.
   Древние тюрки, как и угрофинны и арийцы, тоже были людьми высокими, светлоглазыми и светловолосыми» (Р. Доманский. Горнило народов; http://kladina.narod.ru).
   Размещение прародины тюрков на территории от Каширы (город на юге Московской области) до Мурома (город на юго– востоке Владимирской области) показалось мне довольно шокирующим предположением, а представление угро-финских народов в виде светловолосых и светлоглазых граждан вызвало у меня некоторые сомнения. Однако известно, что современные угро-финские народы проживающие в России, в частности мордва-эрзя, мордва-мокша, марийцы (волжско-финская группа языков), ханты и манси (угорская группа) и др. расселяются уже на восток от великороссийских областей и могли более плотно контактировать с сибирским монголоидным населением, отчего и получить некоторое изменение в облике.
   Так, данные языка и материальной культуры мордвы указывают на ее автохтонность в междуречье рек Оки и средней Волги. Как показывает изучение древних поселений и могильников мордвы, существует преемственная связь с более древними местными племенами городецкой культуры (VII в. до н. э. – V в. н. э.), так, во всяком случае, уверяют нас современные энциклопедии (БЭКМ). По внешнему виду мордва практически мало отличается от великороссов. А монголоидные черты хантов и манси могут быть обусловлены смешением пришлых угров и местных аборигенов Сибири.
   Весьма полезным делом в данном случае было бы обращение к каким-нибудь этнографическим исследованиям, желательно наиболее раннего времени.
   В 1776 году в Санкт-Петербурге иждивением книгопродавца К. В. Миллера было отпечатано «Описание всех в Российском государстве обитающих народов», посвященное императрице Екатерине II «со всенижайшим подобострастием». Рассмотрим часть труда, посвященную народам «финскаго племени», сканированные копии которого можно узреть по адресу http://orel.rsl.ru.
   О мордве «Описание» сообщает следующее (современным шрифтом): «Мордовцы по телесному расположению и по всему виду больше походят на Россиян, нежели на Черемис и Чуваш; да и в самом домашнем своем быту соображаются наипаче Российским сельским жителям. Волосы у них по большой части русые и прямые, бороды жидкие, лица сухощавыя…» («Описание всех в Российском государстве обитающих народов». СПб., 1776).
   О черемисах (марийцах) «Описание» упоминает следующим образом: «По виду и росту своему могут они почесться средними между Россиянами и Татарами людьми».
   О лопарях «Описание» сообщает: «Росту они среднего. Почти у всех у них вид плоский, щеки необыкновенно запалыя, глаза темно-серые, борода жидкая, волосы русые, густые, прямые, а цвет в лице от воздуха, дыму и неопрятности изжелта-смуглый».
   Запалые щеки объясняются, скорее всего, не следствием какого-либо недоедания или какой – то антропологической особенностью, а обыкновенной недостачей в коренных зубах, что для жителей Крайнего Севера вполне объяснимо. Кстати, запалые щеки резко выделяют скулы, откуда и общий облик кажется несколько монгольским.
   Между тем, следует отметить, что саамы (лопари, лапландцы) сильно отличаются от большинства финно-угров в расовом отношении (они образуют особую лапландскую расу) и от всех народов – образом жизни и культурой. «Саамский язык содержит целый ряд лексем из первобытного фонда, которые не относятся к финно-угорским, в частности, обозначающих понятия, связанные с оленеводством и охотой на оленей – их исконными занятиями на протяжении тысячелетий» (Ухов С. История Вятки как часть этнической истории Европы; http://hrono.ru).
   О финнах: «Финны, от предков коих произошли почти все Северные Европейские народы, суть Азиатцы, переселившиеся в древние, невежеством помраченные времена из восточных своих стран в занимаемыя ими теперь на Западе земли. Они сообразны по своему происхождению, нраву и языку многим Европейским и Азиатским народам, как то Черемисам, Чувашам и другим: но ни с кем столько не сходствуют, как с Лопарями и Пермяками… По наружному виду совершенно Финны Лопарям сообразны».
   На иллюстрации в книге изображен «чухонской мужик» с ярко– рыжими волосами.
   Такова была этническая картина чуть более двухсот лет назад. Однако, судя по некоторым описаниям Иордана (VI в.), она вполне соответствует и картине куда как более ранней (VI в.). Так, например, о финнах Иордан сообщает:
   «… Кротчайшие финны – наиболее низкорослые из всех обитателей Скандзы» (Иордан. О происхождении и деяниях гетов. СПб.: Алетейя, 1997). Я не сомневаюсь в правдивости показаний Иордана относительно финнов, только прошу читателя учитывать, что рост является еще и функцией питания.
   Описание Иорданом Аттилы вполне позволяет видеть в нем представителя финского (в общем смысле) племени: «По внешнему виду низкорослый, с широкой грудью, с крупной головой и маленькими глазами, с редкой бородой, тронутый сединою, с приплюснутым носом, с отвратительным цветом [кожи], он являл все признаки своего происхождения» (Иордан. Там же).
   В этом случае следует сказать, что венгры (угры), не так уж и случайно считают Аттилу за своего героя и предка. Здесь я не могу утверждать, что Аттила являлся венгром (в настоящее время венгры есть полностью «европеизированный» народ без каких-либо признаков монголоидности), ровно так же как и не могу, при всем желании, утверждать, что Чингисхан был казахом, слишком уж явны свидетельства о европеоидности «Потрясателя вселенной».
   К угорцам, в настоящее время причисляются народы зауральских манси и хантов (обско-угорская группа финно-угорской языковой семьи) и дунайских венгров-мадьяр (угорская группа). Финский, ижорский, карельский, вепсский, водский, эстонский, ливский языки относятся к прибалтийско-финской группе; мокша-мордовский, эрзя-мордовский, марийский – к волжско-финской; удмуртский, коми-зырянский, коми-пермяцкий – к пермской; отдельной группой является саамский язык.
   Между тем, в справочной литературе мы иногда встречаемся с довольно грубыми фальсификациями относительно внешности Аттилы, так, например, Большая электронная энциклопедия Кирилла и Мефодия (БЭКМ) без всякого зазрения совести сообщает:
   «Во время этих переговоров в 449 в стане Аттилы побывали римские дипломаты, в том числе историк Приск, оставивший наиболее достоверные описания вождя гуннов. По его словам, это был невысокий коренастый человек с непропорционально большой головой, плоским носом и раскосыми глазами».
   Дело в том, что до нас не дошло сообщение Приска о внешности Аттилы. Читатели, желающие убедиться в этом самостоятельно, могут ознакомиться со «Сказаниями Приска Панийского» (СПб.: Императорская Академия наук, 1860) в Интернете, воспользовавшись поисковыми службами. Сам же Иордан, от которого мы и имеем описание Аттиловой внешности, непосредственным свидетелем событий не являлся и свой труд составлял по мемуарам Приска. В каких красках Иордан мог расписать внешний вид Аттилы, вполне понятно. Удивительно, как он только не добавил ему рога и хвост. Более того, Иордан не сообщал о «раскосых» глазах великого гуннского вождя, а только лишь о маленьких, что вовсе не предполагает наличие эпикантуса, так же как «крупная голова» совершенно не является «непропорционально большой головой». Между тем стоит задуматься, являются ли антропологическим признаком людей монголоидной расы эти самые «непропорционально большие головы»…
   Антропологические данные о финно– угорском народе конца XIX века можно почерпнуть из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона. Следует, пожалуй, привести их полностью:
   «В антропологическом отношении также замечается сильное различие между отдельными группами финского племени. Даже среди одной и той же народности обнаруживается это различие, проистекающее, между прочим, из условий быта. „Известен контраст между горными и луговыми черемисами. Тот же контраст наблюдается между котиками Вятской и Уфимской губерний. Переселившись на привольные земли Башкирии, вотяки как будто переродились: вместо тщедушных и низменных „мышей“ явились рослые, крепкие работники“ (Смирнов. О вотяках). Кроме этих различий, вызванных условиями быта, существуют еще расовые различия. Среди, напр., пермяков легко отличить два типа: один (главный) – светло-русый или рыжеватый, с широким лицом, серыми глазами, вздернутым носом, толстыми губами, круглым подбородком; другой – темно-русый, с продолговатым лицом, смуглой кожей, карими или темно-карими глазами, прямым узким носом, тонкими губами, острым подбородком. Малиев нашел, что из 100 пермяков на блондинов приходится 63 человека, на брюнетов 32; на голубые глаза 44 %, на серые 42 % и на карие 14 %. Еще больше различия между лопарями и вогулами; они вполне оправдывают деление финнов (Майковым) на черных и светлых. И по строению черепа лопари, особенно скандинавские, сильно разнятся от вогулов. Черепу скандинавских лопарей свойствен крайний брахикефализм; Вирхов называет их патологической, рахитической расой. Вогулы, наоборот, обладают громадным процентом долихокефалов, оправдывающим мнение Риплея, что даже Северная Германия не обладает большим процентом длинноголовых. По измерениям (Деникера) на живых 106 остяков дали для среднего указателя 79,3; 54 мадьяра – 81,4; 126 вотяков – 82,0; 100 пермяков – 82,0; 100 зырян – 82,2; 168 мордвинцев – 83,3; 20 русских лопарей – 83,8. К этим данным можно еще прибавить указатель ширины, измеренный на черепах: 37 остяков – 74,3,17 черемисов – 76,8. Монгольская примесь, особенно сильная у мордвы, обнаруживается главным образом в широком лице. Обилие особей светлого длинноголового типа заставило многих ученых отказаться от теорий, ищущих родину финнов в Азии. Но решение вопроса о происхождении финнов и о том, какой из встречаемых среди них типов следует считать первоначальным, находится лишь в зачаточном состоянии. В последнее время обнаруживается стремление в пользу мнения, что финны первоначально принадлежали к светлому типу. Как на такую попытку можно указать на книгу Исаака Тейлора „The Origin of the Aryans“, впрочем, отличающуюся слишком фантастическими выводами; Тейлор, между прочим, пытается доказать первоначальное единство арийских и финских языков».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация