А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Арии древней Руси" (страница 21)

   Итак, у нас есть вполне обоснованное отождествление асов и осун. Народ осун, как следует полагать, тот же усунь, есть весьма известный народ и особенно хорошо он известен именно в Китае, куда и ездил вышеупомянутый по тексту Джованни Мариньоли, епископ Базиньянский.
   В 1881 году в Китае был опубликован (написан в 1851 г.) исторический труд «Шофанбэйчэн» известного историка Хэ Цютао, в гл. 30, т. IV которого содержится «Исследование о племени усунь». Автор развивает в данном исследовании точку зрения, высказанную китайской историографией еще в могольскую эпоху, о том, что предками русских является народ усуней. Хэ Цютао пишет о соответствии этнонима «усуни» китайскому этнониму «олосы» (напомню, что в китайском языке звук «р» не произносится), принятому для обозначения русских:
   «Ван Цюцзянь в „Юйтанцзяхуа“ считает, что древние усуни это есть нынешние олосы. Я с полным звуком рифмую их. Эти звуки собственно находятся [по своему произношению] между „у“ и „о“, „сунь“ и „сы“, и нет подходящих [иероглифических] знаков [для их точного транскрибирования]. Переводчики, не найдя близких по своему звуку имен, принимали среднее [начертание]…
   Этому государству [Усунь] на деле 2000 лет, как один день. Я, недавно прочитав собрание сочинений [Ван] Цюя и [Юй Тан-]цзя об усунь, счел [его] неверным. Впоследствии, выехав за пределы [Великой] стены, увидел людей того государства [России]. Внешность у всех совпадала с [внешностью] усуней, [как она представляется] по комментариям Яныпи. (цит. по: Янь Шигу. В «Ханыдучжу» (Примечания к Ханыпу) говорится: «Усунь из всех жунских [племен] Западного края особенны, их вид наиболее отличен. Те из нынешних ху, которые имеют синие глаза, красную (рыжую) бороду, а наружностью похожи на ми-хоу, это собственно [и есть] потомки племени усунь (Кюнер И. В. Китайские известия… 1961).
   Что же это за народ – усуни?
   «В „Ханыыу“, в „Чжан Цяньчжуань“, говорится: Усуньский князь именовался Гуньмо. Отец Гуньмо Наньдоуми первоначально вместе с Большими юеч-жи находился между Цилянем и Дуньхуаном. Это было небольшое владение. Большие юечжи напали и убили Наньдоуми, захватили его землю. Народ бежал к сюнну.
   Гуньмо был новорожденным. Наставник Фубу-цзю-цзюйхоу бежал с ним, [затем] положил в траву и пошел искать пищу. Когда вернулся, то увидел, что волчица кормит его (ребенка) молоком, ворон, держа в клюве мясо, летает около него; поэтому счел ребенка духом и, взяв его, вернулся к сюнну. Шаньюй полюбил и воспитал [ребенка]. Когда ребенок вырос и возмужал, шаньюй дал Гуньмо народ его отца, велел начальствовать над войсками. Неоднократно Гуньмо свершал военные подвиги. В это время юечжи, будучи разбиты сюнну, на западе [нанесли] поражение сайскому (сие или сай – скифы; прим, к тексту] правителю. Сайский правитель бежал на юг, далеко переселился, юечжи водворились на его земле. Гуньмо, когда стал сильным, сам просил шаньюя отомстить за обиду отца. На западе он напал и разбил Больших юечжи» (Кюнер И. В. Китайские известия… 1961).
   Легенда о волчице, выкормившей ребенка соответствует легенде о родоначальнике рода Ашина, также выкормленном волчицей (см.: Бичурин Н. Я. [Иакинф]. Собрание сведений… 1950). Очевидно данный сюжет являлся широко распространенным в древние времена. Далее мы узнаем об усунях следующее:
   «[Усуни] не устраивают полей, сеют деревья ([Янь] Ши-гу говорит: „Это значит „сажают деревья“. Сюй Сун говорит: «[Живут] близко к горам, поэтому не устраивают полей“. – Примеч. к тексту).
   Следуя за скотом, ищут воду и траву. [Их] обычаи одинаковы с сюнну. В стране много лошадей, у богатых людей 4–5 тысяч голов.
   Жители упорны в пороках и в жадности, очень ненадежны, много грабежей и разбоев. Весьма сильное государство. В древние времена подчинялись сюнну, потом усилились и умножились. Лучников несколько десятков тысяч человек, обучены наступательным действиям. Домогаются подчинять вассалов, не соглашаются отправляться для явки на собрания [у сюнну]. На востоке усуни общаются с сюнну. На западе усуни общаются с Даюань (Давань). На юге усуни взаимосмежны с подчиненными Китаю государствами (Чэнго-чжуго – букв.: государство с городами и предместьями). Первоначально это была страна Сэ (или Сай, – по-видимому, скифы или массагеты). Большие юечжи на западе разбили и прогнали царя сэ, царь сэ на юге перешел Висячий переход – перевал. Большие юечжи поселились на его землях. Потом усунский Гуньмо напал и разбил Большие юечжи. Большие юечжи переселились на запад, подчинили Дася, и усуньский Гуньмо поселился там (т. е. где жили ранее большие юечжи, на землях царя Сэ). Поэтому усуньский народ имел сэскую примесь, а также примесь Больших юечжи» (Кюнер И. В. Китайские известия… 1961).
   Внешний облик усуней, по китайским известиям, полностью соответствует признакам нордического раздела европеоидной расы, т. е. усуни являлись народом светлоглазым и светловолосым. Цитируемые мной китайские источники действительно сообщают о завоевании усуней, но не народом йю-ки, как это пишется в труде Г. В. Вернадского, а юечжи (можно записать юе-чжи) и похоже на то, что юечжи и есть упомянутые йю-ки, они же восточные тохары, поскольку Г. В. Вернадский сообщает еще и следующее: «Некоторые исследователи предполагают, что во время их (йю-ки. – К. П.) появления в восточном Туркестане они были известны как „арси“, а арси это, как уже упоминалось выше по тексту, подразделение восточных тохаров. Сложно сказать, насколько правомерно отождествление юечжи и восточных тохаров, но что есть, то есть.
   Так кто же все-таки эти самые аланы, они же асы, они же усуни и, как утверждает Г. В. Вернадский, они же анты? Об аланах достаточно подробно писал в свое время Аммиан Марцеллин. (330 – ок. 390), римский историк, описавший события 353–378 гг. Рассмотрим его свидетельства.
   «Истр, пополнившись водой притоков, протекает мимо савроматов, область которых простирается до Танаиса, отделяющего Азию от Европы. За этой рекой аланы занимают простирающиеся на неизмеримое пространство скифские пустыни» (Аммиан Марцеллин. Римская история (Кез Сезгае) / Пер. с лат. Ю. А. Кулаковского и А, И. Сони. 3-е изд. СПб.: Алетейя, 2000).
   Марцеллин помещает аланов, так же как и скандинавские саги, на восток от Дона. Локализация, безусловно, не самая конкретная, но тем не менее, есть повод порадоваться за скандинавских сказителей.
   «Имя их происходит от названия гор. Мало-помалу они подчинили себе в многочисленных победах соседние народы и распространили на них свое имя, как сделали это персы. Из этих народов нервии занимают среднее положение и соседствуют с высокими крутыми горными хребтами, утесы которых, покрытые льдом, обвевают аквилоны. За ними живут видины и очень дикий народ гелоны, которые снимают кожу с убитых врагов и делают из нее себе одежды и боевые попоны для коней. С гелонами граничат агафирсы, которые красят тело и волосы в голубой цвет, простые люди – небольшими, кое-где рассеянными пятнами, а знатные – широкими, яркими и частыми. За ними кочуют по разным местам, как я читал, меланхлены и антропофаги, питающиеся человеческим мясом» (там же).
   Следует признать, что Марцеллин не упрощает задачу историкам. Меланхлены, как правило, относятся историками к славянам. Марцеллин употребляет те же самые этнонимы, что в свое время использовал Геродот, и у нас нет особых оснований отрицать, что упомянутые им видины не есть геродотовские будины, тем более что за такое время лексема могла несколько видоизмениться в произношении. Ясно одно – к концу IV века термин «аланы» уже являлся полиэтнонимом и распространялся на многие народы. Так что, кого имели в виду под аланами очевидцы событий XIII–XIV веков, т. е. тысячу лет спустя, Рубрук и Мариньоли, сказать крайне сложно, но далеко не все из них явились предками современных осетин.
   Поскольку Г. В. Вернадский отождествляет аланов и антов, следует определенно посмотреть и на последних. Прокопий Кесарийский в VI веке оставил первое, сколько-нибудь полное, описание славян: «Эти племена, славяне и анты (выделено мной. – К. П.), не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве (демократии), и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом общим… И некогда даже имя у славян и антов было одно и то же» (Прокопий Кесарийский. Война с готами. О постройках. М.: Арктос, 1996;
   Славяне и анты, по мнению Прокопия Кесарийского, являлись народами одного корня и выступали в союзе друг с другом. Император Маврикий (582–602 гг.) в «Стратегиконе» также отмечает их союзные отношения:
   «Племена склавов и антов одинаковы и по образу жизни, и по нравам; свободные, они никоим образом не склонны ни стать рабами, ни повиноваться, особенно в собственной земле. Они многочисленны и выносливы, легко переносят и зной, и стужу, и дождь, и наготу тела, и нехватку пищи» (Маиг. XI. 4; цит. по: Свод. 1991. Т. I., С. 369–375).
   Маврикий приводит некоторые сведения об образе жизни, обычаях и хозяйственной деятельности славян и антов:
   «У них множество разнообразного скота и злаков, сложенных в скирды, в особенности проса и полбы. Жены же их целомудренны сверх всякой человеческой природы, так что многие из них кончину своих мужей почитают собственной смертью и добровольно удушают себя, не считая жизнью существование во вдовстве. Живут они среди лесов, рек, болот и труднопреодолимых озер, устраивая много, с разных сторон, выходов из своих жилищ из-за обычно настигающих их опасностей; все ценное из своих вещей они зарывают в тайнике, не держа открыто ничего лишнего» (там же).
   Здесь мы вновь сталкиваемся с сати, т. е. с уходом из жизни жены после смерти мужа. Анты и славяне безусловным образом имеют общее происхождение и известия византийцев толкуют этот вопрос однозначно. В настоящее время историки помещают антов в междуречье Днестра и Днепра, и как этот народ может быть связан с аланами-асами, проживавшими к востоку от Дона, не совсем понятно. Однако, если довериться известиям скандинавских саг, Один и с ним дии приходили на север Европы, включая и Скандинавию, и, следовательно, мы можем уверенно предположить, что некоторая миграция аланов-асов из-за Дона все-таки была и часть миграционного потока могла осесть, в том числе, и в междуречье Днестра и Днепра, таким образом, отождествление антов и аланов-асов стоит, пожалуй, оправдать. А то, что аланы-асы могут быть отождествлены с усунями не вызывает особых сомнений, тем более что в позднем Средневековье мы наблюдаем довольно большое количество аланов в Китае при правлении династии Юань. Поскольку аланы уже при Марцеллине являлись полиэтнической общностью, то нет ничего удивительного в том, что в аланский союз входили также и предки, нынешних осетин.
   Где проживали аланы-асы, они же усуни? На этот вопрос Г. В. Вернадский отвечает следующим образом: «Полагаясь на авторитет донесения Чанг-Киена, мы можем предположить, что около 127 г. до н. э. анты или ас жили поблизости от Аральского моря, т. е. в современном Казахстане» (Вернадский Г. В. Древняя Русь). Между прочим, кыргызские историки утверждают, что среди киргизских племен существовало и племя «уйсун», которое они отождествляют с усунями. Правомерно такое отождествление или нет, сказать сложно, однако, судя по географии, оно является достаточно вероятным. Какая – то часть усуней вполне могла принять участие в этногенезе современных киргизов.
   И еще одно замечание. Однако к аланам-асам оно, возможно, не относится. В книге «Князья Рос» я сделал некоторое, довольно экзотическое, предположение. Рассуждая об этнониме «оросут», принятом в «Сокровенном сказании монголов» для обозначения русских я позволил задаться себе вопросом: а почему «оросут» – это именно русские? Потому что так надо или есть какие – то более серьезные основания? Известно, что Ордой одно время руководил Урус-хан, т. е. русский хан. Это знают все, но почему – то никто не хочет признавать его за русского. А здесь мы имеем дело с какими – то «оросутами» и всенепременно должны считать их за русских. А почему? Опять же потому, что так надо?
   Хорошо, решил я тогда, не будем придираться к словам, пусть оросуты – это русские. А кто такие тогда урууды? «Сокровенное сказание» пишет: «Сыновья Начин-Баатура прозывались Уруудай и Мангутай. От них пошли племена Урууд и Мангуд».
   Так вот. Если уж заниматься филологическими изысканиями, то почему бы не полагать имя Начин производным от этнонима «нюйчжэнь»? Или, как еще называют русских якуты, «нууча», и так же русских называли айны. Т. е. в давние времена пришли некие русы в Инылань или даже в Забайкалье (что им могло помешать сюда явиться?), их вождя назвали «Начином», а он, чтобы не забывалась история предков, одного из своих сыновей назвал Урусом (Русом), или, как потом его имя переиначили окрестные племена, – Уруудом. Фантастика?
   В общем, в тот момент мне самому мои, рассуждения показались довольно забавными, тем не менее, я решился оставить их в тексте. И что же? Не так давно мне попался в руки любопытный документ первой половины XVIII века – «Донесение администрации Верхоленска о народностях, обитающих в дистрикте» (Материалы для истории Верхоленского края в XVIII веке // Труды Бурятского комплексного научно-исследовательского института. Исследования и материалы по истории Бурятии. Вып. 2. 1963; http://www.vostlit.info). В документе, в том числе, сообщается и следующее:
   «Имеютца братцкие (бурятские. – К. П.) иноземцы и тунгусы, таким званием оне и сами себя именуют. Таким же вышеозначенным именованием и от посторонних они именуютца. Русские народы они именуют русскими людьми, по их братцкому названию мангут, а по тунгуски луча. А которого числа год начинаетца, того они не знают…. Никакого между ими предания об их древности никогда не имеют. В здешнем месте обитают от роду своего, как зачались и откуда деды их пришли того они не знают, понеже поселение их прежде Верхоленского острогу. А преж сего до поселения русских людей сами над собою власть имели, а как русские люди в ясак под руку царскую подклонили, тогда никакой власти не имеют. Никакие войны и батален в памяти их не бывало»..
   Тунгусское «луча» может соответствовать, как якутскому «нууча» (при неточной звукопередаче), так и китайскому «лоча». Ян Бинь в «Любяньцзилио» говорит: «Алосы также пишут Олосы, это лоча (русские). [Живут] за изгородью (имеется в виду „Ивовая изгородь“, служившая границей Южной Маньчжурии). Их (русских) называют лаоцян; они люди с голубыми впалыми глазами, выдающимся носом, желтой (рыжей) курчавой бородой, с длинным телом; много силы, но любят поспать и, когда спят, не сразу просыпаются. Искусны в пешем бою, умеют обращаться с ружьями, не боятся луков и стрел. Если стрела попадет в тело, спокойно вытащат ее, посмотрят друг на друга и засмеются» (Кюнер И. В. Китайские известия… 1961).
   Если говорить о «нууча», то этот термин соответствует китайскому «нюйчжи» (чжурчжэни) или, как о том у Рашид ад-Дина (см. выше) ну-чи. Однако термин «ман-гут», наличествующий в то время у бурятов для обозначения русских, вызывает удивление, поскольку один из сыновей Начин-Баатура носил имя Мангутай. От него пошло племя Мангуд.
   О мангутах в «Сокровенном сказании» говорится еще и следующее: «Тогда Уруудский Чжурчедай и Мангудский Хуюлдар, выждав время, когда Чжамуха отступил оттуда, отстали от него и явились к Чингисхану во главе своих Уруудцев и Мангудцев» (пер. С. А. Козина).
   Особенно интересно имя у главы племени уруудов, во времена возвышения Чингисхана – Чжурчедай. Наломню, что о войне моголов с нюйчжэнями (чжурчжэнями) в «Сокровенном сказании» фактически ничего не пишется. Единственный раз можно принять за столкновение с чжурчжэнями следующее сообщение: «В это время на китадцев вслед за Чжебе ударил с главными силами Чингисхан и погнал их. Он разбил самые лучшие части неприятельского войска, состоявшие из хара-китадцев, чжур-чедов и чжуинцев».
   Любопытно. Не может ли такого быть, что главой уруудов был некий родовитый чжурчжэнь и не может ли быть такого, что урууды и мангуты находились с чжурчжэнями (нюйчжи) в родстве? А о том, что у нюйчжэней есть все права быть зачисленными в число если не славян, то по меньшей мере индоевропейцев, я подробно сообщал в книге «Князья Рос».
   О мангутах и уруудах «Сокровенное сказание» сообщает весьма показательные сведения: «Тут Ван-хан спросил Чжамуху: „А кто у сынка Темучжина в состоянии принять с нами бой?“ Чжамуха и говорит: „У него, говорят, Уруудцы с Мангудцами. Эти, пожалуй что, примут бой. Окружить кого – это им как раз подобает; а подстилку стлать – помощь им подобает. Люди – с малых лет привычные к мечу да копью. Знамена у них – черно-пестрые. Этих, пожалуй, не взять врасплох: осторожны“.
   Эх, жизнь, – меч да копье… Где же ты, знаменитый халха – монгольский лук?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация