А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Арии древней Руси" (страница 11)

   По данным Семенова В. А, (см.: Семенов В. А. Варнинский могильник // Новый памятник поломской культуры. Ижевск, 1980), погребения Варнинского могильника поломской культуры располагались неровными рядами, вытянутыми преимущественно с севера на юг и реже с запада на восток. Размеры могил часто определялись социальным положением умерших».
   Финно-угорские племена хоронили своих умерших по обряду ингумации. А. Г. Петренко датирует рассматриваемые в статье захоронения не ранее IV века (поселение «Лобач»), однако и это время уже позволяет делать кое-какие выводы.
   Таким образом, исследования финно-угорских захоронений позволяют обосновано утверждать, что открытые на территории Вологодской области погребальные памятники, выполненые по обряду кремации, вряд ли входят в число финно-угорских.
   Прошу обратить внимание еще и на следующие слора А. Г. Петренко: «Основные принципы погребально-поминальных обрядов у различных этнических групп людей сохраняются на протяжении многих столетий и являются наиболее устойчивым этническим признаком, несмотря порой на религиозные изменения. Поэтому исследования их представляются особенно интересными для выяснения этнической принадлежности археологических памятников».
   Между тем, вышеприведенное «Описание всех в Российском государстве обитающих народов» повествует о погребальных обычаях, к примеру чувашей, следующее:
   «Умерших своих погребают они по Черемисскому (марийскому. – К. П.) обыкновению… В Октябре же закапает всяк у могилы своих родственников овцу, корову, бычка., а иногда и лошадь и, сваря там же, едят так, что невеликие бывают остатки, кои кладут на могилу и ставят при том небольшую мерку пива».
   Что же касается до похорон самих черемисов, то о них «Описание» сообщает следующее: «Покойников своих кладут они во гроб в самом лучшем одеянии. Похороны бывают в тот же самый день, в который кто умер; причем как мужчины, так и женщины провожают. На кладбище роют, могилы с Запада на Восток, и головою покойников кладут на Запад». Кстати говоря, обычай хоронить умерших в первый же день после смерти присутствует в описаниях погребальных обрядов многих финно-угорских племен и народов.
   Безусловно, если у читателя мои выводы вызывают сомнение, то он может предпринять самостоятельное расследование, тем более, что материалов о погребальных обрядах славян, тюрков и финно– угров в сети Интернет вполне достаточно.
   Никто не будет отрицать, что в этногенезе великорусского народа приняли участие еще и финские племена. Иногда данный факт преподносится с некоторой непонятной иронией, дескать, русские есть ославяненные финны, а вовсе не славяне. Впрочем, если посмотреть, сколько нелепых измышлений высказывается и в адрес славян, то становится непонятным, чем финны – то могут быть хуже?
   В чем тут дело? Все такие околонаучные рассуждения, в принципе, есть проявление информационных войн, которые в том же Интернете ведут все против всех. Размышляя такими категориями, можно договориться и до того, что, к примеру, восточные немцы есть «онемеченные славяне», и прочее. Лично меня, в принципе, подобные эскапады о «высших» и «низших» расах мало трогают. Все это неважно. Великорусский народ есть славя-но-финнский сплав. О пропорциях этого сплава можно рассуждать сколько угодно. Важно другое. Сплав этот оказался весьма удачным, стоит только вспомнить, кто первым приступил к освоению космоса, однако основным вопросом будет являться время начала слияния.
   В целом есть три точки зрения. В. О. Ключевский считает, что синтез начался с середины XII века. Современные археологические данные (см.: Башенъкин А. Н. Вологодская область в древности и средневековье // Вологда. Краеведческий альманах. Вып. 2. Вологда, 1997; http://booksite.ru) позволяют отнести время начала сплавления с V–VI ее., т. е. с появлением на территории Северо-Восточной Европы кривичей. Между тем данные, полученные А. Н. Башенкиным, могут сдвинуть это время на тысячу лет ранее и даже далее.
   Так почему не сдвигаем?
   Вот это самый интересный вопрос.
   Однако сейчас мы вернемся к статье Р. Доманского «Горнило народов». Безусловно, для великоросского национального самолюбия будет достаточно лестно, что Прародина индоевропейцев находилась где-то в районе Москвы. Хотя, зная наших людей, можно утверждать, что их не особенно заботит и предполагаемое начало нашей истории с 862 года. Приятно, конечно, быть очень древним народом, но и молодым народом приятно быть не менее. Все еще впереди. Так что, многое зависит от того, с какой точки зрения смотреть на вопросы начала нашего великорусского этногенеза.
   На первый взгляд стремление Р. Доманского поместить прародину индоевропейцев в район великорусских областей стоит в том же ряду, что и попытки германских историков сместить прародину индоевропейцев в сторону Запада, куда-нибудь на север Германии. По таким принципам работает достаточно большое количество ученых. Между тем, в статье Р. Доманского содержится два положения, которые сразу вызвали во мне полное сочувствие к его рассуждениям.
   Первое. «В 1934 году Институт археологии опубликовал работу известного нашего археолога Петра Николаевича Третьякова „Происхождение земледелия“, к сожалению, мало оцененную до сих пор. Автор писал, что родину земледелия видят обычно лишь в долинах Месопотамии, Нила и Инда. Но, видимо, есть еще один центр. До изобретения плужного земледелия – а это довольно позднее событие в истории человечества – люди были слишком слабы, чтобы бороться с буйной сорной растительностью Юга. А в лесах Севера у древнего человека была могучая помощь в виде огня, способного глубоко прожигать почву, уничтожая сорняки, их корни и вместе с тем удобряя ее золой. На пережженных лесных землях первые три года получают небывалый для любой другой системы урожай с прибавкой до 150 раз против посеянного зерна – „сам-150“ (Р. Доманский. Горнило народов; http://kladina.narod.ru).
   Второе. «В древности не умели получать металл из тех руд, с которыми работает современная металлургия. Эту технологию дал только XIX век. А до того железо выплавляли из озерно-болотных руд – самых легкоплавких и самых высококачественных из всех, которые известны на Земле. Три четверти запасов озерно-болотных руд Евразии сосредоточено в Центральной России, и там же – крупнейшие запасы сырья для древесного угля, с которым только и умела работать древняя и средневековая металлургия» (там же].
   Конечно, у современного читателя может вызвать удивление столь высокая цифра урожайности подсечно-огневого земледелия, однако ничего удивительного в данном случае нет. В. П. Петров (см.: Петров В. П. Подсечное земледелие. Киев, 1968.) писал, что при ведении подсечного хозяйствования «почти всегда можно получить 100 пудов при посеве 3 пуда на десятину, с плодородных лесопаров… можно снять до 150 пудов ржи с десятины, посеяв пуда 2–3».
   Это означает получение урожая сам-30—75 (а иногда и сам-100), в принципе, совершенно невероятного в условиях пахотного земледелия. Безусловно, в современных условиях подсека невозможна, т. к. она требует больших площадей для ведения хозяйства. Между тем, где-нибудь в районе I тысячелетия до н. э. и вплоть до XV века, подсека являлась более чем работоспособной схемой. И что же получалось в результате? Высокая урожайность приводила к быстрому приросту населения, которое, в силу ограниченности площадей, достаточно скоро достигало своеобразного порога насыщения, вследствие чего избыточная его часть, время от времени, предпочитала мигри|ровать в поисках неосвоенных территорий. Кроме того, |высокая урожайность и обилие хлеба может позволить; народу выделить большое количество людей для ремесленного производства, и в первую очередь на изготовление вооружения.
   Подсечно-огневое земледелие имеет ряд специфических черт. Во-первых, оно требует практически полукочевого образа жизни. Во-вторых, земледелец должен иметь глубокие знания о жизни леса, он же являлся еще, в немалой степени, охотником, собирателем и должен был наблюдать округу весьма большого радиуса. Эту территорию крестьянин знал досконально. При подсечно-огневом земледелии человек живет в лесном массиве, как в своем родном доме, в котором при необходимости он и его семья могут укрыться от кого угодно, в том числе и от иноземных захватчиков. При таком образе жизни человек малоуязвим для степняков, в то время как степнякам следовало куда больше опасаться освободившихся в зимнее время от работы крестьян, собирающихся под руководством какого-нибудь вождя для грабежа тех же скотоводческих хозяйств.
   Какова же была организация жизни в древнерусских княжествах при господстве подсечно-огневого земледелия? Для работ при данном способе хозяйствования вовсе не требуется усилий всего рода, а потому подавляющее большинство русских деревень насчитывало всего один-два двора! Так, например, в XV веке 70 % населения Северо-Западной Руси проживало в одно-двухдворках (см.: Аграрная история Северо-Западной Руси. Вторая половина XV – начало XVI века. Л., 1971, с. 324). В трех-четырехдворках – еще 20 %. Остальные 10 % были сосредоточены в более крупных деревнях и городах. Городов же на Руси существовало великое множество (а как иначе контролировать разбросанное население и реализовывать излишки сельскохозяйственной продукции и пушнину?). Не случайно в более ранние времена скандинавы называли Русь Острогардом. Такое большое количество городов было вызвано как нуждами племенной обороны, так и торгово– промышленными потребностями. Во Владимиро-Суздальском княжестве их число доходило до 300 в XIII в. (см.: Гумилев Л. Н. Древняя Русь и Великая степь. М., 2002), по другим данным – около 200. Однако население этих городов редко превышало 1000 человек (см.: Тихомиров М. Н. Древнерусские города; http://russiancity.ru), что доказывается небольшими площадями, которые занимали их детинцы. Если предположить среднюю численность древнерусского города в 500 человек (около 50 семей), то общая численность городского населения Владимиро-суздальского княжества составляла от 100 тыс. до 150 тыс. человек, что составляет от 3 % до 5 % общего народонаселения княжества (3 млн. в XIII веке) и представляется весьма значительной цифрой. Соответственно еще от 5 % до 7 % населения сосредотачивалось в районах ополий (например – Нерльское ополье во Владимиро-Суздальском княжестве). 90 % населения селилось в лесах, разбросанное по большой территории. Любое нашествие в подобных условиях напоминало бы попытку с помощью сабли бороться против разъяренного осиного роя, т. е. возни и крику много, а физиономия, вся опухшая от укусов. Главная же проблема – снабжение фуражом и провиантом за счет грабежа населения не решается при данном положении дел никоим образом.
   Здесь мы получаем ответ на вопрос: почему в XIII веке Владимиро-суздальское княжество являлось самым многочисленным русским княжеством и почему здесь никогда не стояли никакие оккупационные гарнизоны и не могли стоять ни в коем случае?
   Кроме того, нет сомнения, что физические усилия при рубке леса выше, соответственно трудозатраты на единицу площади при подсечно-огневом земледелии были больше, чем при пашенном, примерно вдвое, но в отношении к полученному урожаю, они меньше в 1,5—15 раз (см.: Кульпин Э. С. Социально-экологический кризис XV века |и становление российской цивилизации). Данное обстоятельство не приводит к физическому изнурению работника, а только к росту его мускульной крепости. Таким образом мы получаем еще физически сильного и практически готового бойца для рукопашной схватки, мастерски владеющего боевым топором или чеканом, а если учесть, что он же еще и лесовик-охотник, то вдобавок получаем еще и превосходного лучника.
   Далее. Вести подсечное земледелие довольно затруднительно без железного топора. Каким образом осуществлялась плавка железа в древние времена?
   Открытие медеплавильного процесса могло состояться случайным образом, например, при попадании изделия из самородной меди в огонь, где оно расплавилось, а затем при остывании приняло новую форму. Открытие железа и изобретение железоплавильного металлургического процесса не могло иметь вида случайности. Почему? Медь и олово имеются в природе в чистом виде, тогда как железо встречается только в химических соединениях, в виде оксидов. Железная руда не может расплавиться в огне костра, даже восстановленное железо плавится при очень высокой температуре – более 1500 градусов. Здесь нет места случайности, очевидно, что имели место вполне сознательные эксперименты. Между тем для того, чтобы проводить эксперименты по плавлению железа, требовалось иметь в наличии не только уже изобретенные к тому времени кузнечные мехи, но, что самое главное, металлургическую печь – домницу.
   Что из себя представляла домница?
   Простейшая домница складывалась из камня, обмазывалась глиной и устанавливалась на массивном глиняном или каменном основании. Толщина стенок печи составляла около 20 см. Высота шахты печи – около 1 м. Таков же был и ее поперечник. В передней стенке домницы, на уровне дна, находилось отверстие, через которое поджигали загруженный в шахту древесный уголь, через него же вынимали крицу, так называется твердое губчатое железо (с низким содержанием С, 81, Р и 8) со шлаковыми включениями, заполняющими поры и полости, которое получалось непосредственно из руды.
   Прошу читателя отметить, что, прежде чем приступить к выплавке железа, человеку следовало получить знания и опыт в строительстве печей. Ни для кого не секрет, что те же русские печи строили мастера-печники, поскольку без специальных знаний и навыков устроить подобное сооружение вовсе не так просто, как это может показаться. Вывод? Выплавка железа началась на территориях, знакомых с печным отоплением, т. е. на севере.
   Как происходил процесс выплавки железа? В шахту домницы загружали мелко истолченную руду вперемешку с большим количеством древесного угля, делали поджиг, затем отверстие шахты заделывали, предварительно вставив туда сопла для дутья воздуха.
   Окись углерода, получавшаяся в результате неполного сгорания древесного угля, реагировала с окисью железа, т. е. с рудой, превращая ее в закись железа, а затем и в чистый металл. Часть закиси железа соединялась с пустой породой и превращалась в шлак. Шлак стекал на дно печи, откуда его выпускали через отверстие. Частицы восстановленного железа сваривались, образуя крицу, насыщенную жидким шлаком. Крицу проковывали, тем самым шлак удалялся, а структура железной заготовки уплотнялась.
   Если медные или бронзовые предметы могли изготовляться литьем, то железные могли быть только выкованы. Как происходит ковка, читатель в общих чертах должен представлять себе, хотя бы из просмотра исторических фильмов. Кусок железа сначала раскаляют в горне, затем кузнец, держа его клещами на наковальне, маленьким молоточком-ручником ударяет по тому месту, куда затем наносит удар тяжелым молотом-кувалдой его помощник.
   Какое явление демографического порядка наблюдалось на землях Великороссии в том же I тыс. до н. э. и позже? Это явление можно условно назвать «роением» (читатель может прочитать в каком-нибудь специализированном издании, как это происходит у пчел). Вследствие изобилия продовольствия местное население быстро размножалось, и при достижении определенного уровня начинала сказываться нехватка свободных земель, поскольку' ведение подсечного земледелия требует больших площадей. Что, во-первых, приводило к частым усобицам, а во-вторых, – к тому, что какое-нибудь племенное объединение под напором соседей было вынуждено мигрировать в иную часть света. Можно было отправиться на Запад, в Европу, на Восток, в Сибирь и южнее, в Северный Китай до Дальнего Востока включительно, на Юг – вплоть до Индии. О каких – то государственных границах в ту пору говорить не приходится.
   К мигрирующему племенному объединению присоединялись и лица, отложившиеся от других общин с целью поиска приключений и вообще из охоты к перемене мест. Далее данная орда добиралась до какого-нибудь благодатного края со слабой государственной властью и мирным, невоинственным населением и благополучно «интегрировалось» в местное общество или на правах завоевателя, или просто утолкав соседей-автохтонов поплотнее и освободив себе, таким образом, место.
   Посмотрим на географию расселения европеоидной расы нордического типа в древнейшие, древние времена и времена Средневековья.
   На Дальнем Востоке, в низовьях Амура, на Сахалине и Хоккайдо расселялись айны – европеоидный народ, сжигавший своих мертвых, в языке которого обнаруживаются следы индоевропейской лексики (см.: Пензев К. А. Князья Рос. М.: Алгоритм, 2007). Академик В. Е. Ларичев считает айнов за раздел мохэ, а именно моицзе мохэ (см.: История золотой империи. Новосибирск: РАН СО, 1998).
   О нюйчжи (нучи, чжурчжэнях), проживавших в том числе и на территории нынешнего Приморского края и Северо-Востока Китая автор уже подробно писал в книге «Князья Рос». Об этих нучи в свое время упоминал Рашид ад-Дин.
   Осенью 1211 г. Чингисхан выступил «на завоевание областей Хитая, Кара-Хитая и Джурджэ, областей, которые монголы называют Джаукут, а по-хитайски Хитай называют Ханжин. Что касается границ этой области, то у Мачина, по ту сторону Кара-мурэна [Желтой реки], она соприкасается с морем. Мачин же хитайцы называют Манзи; другая граница соприкасается с областью Джурджэ. Слово Джурджэ – название, употребляемое монголами, а на языке Хитая Джурджэ называют Нучи; третья граница [прилегает] к области и степи Кара-Хитая. Все те племена – кочевники и родственны монгольским кочевникам» (Рашид ад-Дин. Сборник летописей Т. I. Кн. 2. / Пер. с перс. О. И. Смирновой. М.-Л., 1946, с. 163–164).
   Нюйчжи (они же ну-чи по Рашид ад-Дину) кочевниками не являлись ни в коем случае. Они строили корабли и совершали набеги на Японию. Их славянство исторической наукой не признано, но и тунгусами их также нельзя считать ни в коем случае.
   Смотрим далее. Минусинская котловина (г. Абакан) на протяжении многих сотен лет являлась местом обитания европеоидных народов, одним из которых Гардизи считает славян. Л. С. Клейн считает, что миграция тохаров проходила через эту территорию, и закончилась эта миграция в Синьцзяне и на Орхоне (см.: Клейн Л, С. Миграция тохаров в свете археологии; http://stratum.ant.md). Я же еще высказал предположение («Князья Рос»), что тохары мигрировали восточнее Синьцзяна, а именно в район Иныпаня, где Чань Чунь встречал оседлых земледельцев хойхэ. Рассуждая же о хойхэ как об уйгурах, мы обязаны отметить тюркоязычие последних в позднее Средневековье, но нельзя безусловно утверждать, что уйгуры – тюрки по происхождению.
   Ло Гуань-Чжун пишет о внешности князя Шамоки в период Троецарствия (220–280 гг. н. э.): «Все маньские воины, волосатые и босые, были вооружены длинными копьями и луками, мечами, секирами и щитами; во главе их стоял князь племени мань по имени Шамока. Лицо Шамоки цветом своим напоминало кровь, голубые навыкате глаза его сверкали. Он был вооружен булавой из дикого терновника, окованной железом, у пояса висело два лука. Вид у него был необычайно воинственный и грозный» (Ло Гуанъ-Чжун. Троецарствие / Пер. с кит. В. А. Панасюка. Стихи в обработке И. Миримского. М., 1954). Я так думаю, что подчиненные князю Шамоке бойцы своей внешностью не особенно отличались от своего вождя.
   Если же взять государства, чьи территории располагались несколько ближе к великорусским областям, нежели северокитайские, и в другом направлении от Центральной Азии, то, к примеру, участие славян в жизни Восточной Римской империи было просто огромным. И в этом также нет никакого секрета.
   Е. И. Классен сообщал: «Более двадцати Славян возведено было на престол Римский; упомянем имена хотя бы некоторых: Юстин I, Клавдий, Кесарь-Север и Валенций – иллирийцы; Юстиниан, Юстин II, Проб, Максимиан и Валентиниан – паннонцы; Диоклетиан – далмат; Константин-Хлор – русин. Славянское происхождение этих императоров признано всеми, а по свидетельству Гамзы и Геннезия, и император Василий был также Славянин» (Классен Е. И. Новые материалы для древнейшей истории славян вообще и Славяно-Руссов до рюриковского времени в особенности с легким очерком истории руссов до Рождества Христова; http://libereya.ru).
   Короче говоря, примеров расселения белокожих и светловолосых индоевропейцев, сжигавших своих мертвых, по всей территории Евразии есть великое множество, что позволило председателю комиссии по истории культуры Древней Руси Совета по истории культуры при президиуме РАН, профессору, доктору исторических наук В. Чудинову утверждать, что вся Евразия – это Русь. Интересно, что Прокопий Кесарийский в свое время (VI в.) писал об особенностях расселения славян:
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация