А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Искусство войны" (страница 9)

   Глава 10

   Во время ужина к нашему столику подошел дежурный сержант и молча положил передо мной лист бумаги: приказ в 21:00 явиться к начальнику лагеря. Вот черт! Я был скорее раздосадован, чем испуган.
   Ребята смотрели вопросительно. Я положил приказ в центр стола на всеобщее обозрение.
   – Я пойду с тобой, – немедленно отреагировал Лео.
   – И я, – это нестройным хором.
   – Зачем? – спросил я. – Может, он меня позвал кофе пить и у него только два пирожных.
   – Энрик! – сказал Лео сурово. – Это не смешно.
   – Конечно, но я пойду один. Коль скоро весь лагерь не выстроился в очередь бить мне морду, значит, общественное мнение на моей стороне. И Ловере это знает.
   – Ну и что?
   – А если вы все придете со мной? Тогда что? – ответил я вопросом на вопрос. – Вообще-то, он показался мне довольно вменяемым.
   – И что же ты ему вменишь? – спросил Роберто.
   – Найду что.
   – Это точно, – заметил Алекс. – Энрик может. Ну, удачи тебе.
   Лео был мрачнее тучи, но и он тоже сдался: а что он может сделать?
   После ужина ребята сделали вид, что пошли к нашему жилищу, а сами крались за мной в темноте. Только Тони еще не умеет ходить и дышать по-настоящему тихо. И я чувствовал за спиной их поддержку.
   Я вошел в домик и ровно в 21:00 постучался в дверь начальственного кабинета.
   – Да, – раздалось оттуда.
   Я вдохнул поглубже и шагнул в комнату. Ловере попытался посверлить меня суровым и осуждающим отеческим взором. Я тоже посмотрел ему в глаза, и через минуту он отвел взгляд.
   – Считаешь себя правым? – спросил он.
   – Да, считаю. И не только я, – я старался говорить спокойно, так же как и он.
   – Это не аргумент, – отрезал капитан.
   – Согласен. Но аргументы у меня тоже есть.
   – Значит, ты об этом думал?
   – Конечно. Я ничего не делаю просто так, – я запнулся, очень даже делаю, но не в данном случае.
   – Ну и…
   – Странно, что он вам пожаловался, мне показалось, что он кое-что понял.
   – Это не он.
   – Один из его приятелей, – догадался я, – а вы знаете, зачем?
   – Не «зачем», а «почему». Обиделся за друга. Не может сам тебе отомстить.
   – Сначала он поиздевался над чьим-то горем, а потом решил кому-то посочувствовать. Я не верю. Именно что «зачем».
   – М-м-м, – Ловере слегка нахмурил брови. – Тогда зачем?
   – В первый день вы намекнули, что маленьких обижать нельзя. Это и так все знают. Так что фактически вы объяснили всяким мелким пакостникам, что им всё можно, если им только десять или одиннадцать. И вчера был первый звоночек. Хотя… может быть, уже не первый. А теперь они хотят узнать: им действительно всё можно или все же есть какие-то границы.
   – То есть тебя нельзя наказывать из стратегических соображений?
   Я разозлился:
   – Вы спросили, я ответил. Вы могли не спрашивать!
   – Или не принимать во внимание то, что ты сказал.
   – Ну да.
   Я опять вдохнул поглубже: похоже, меня все-таки накажут.
   Как долго он думает. Ну, решай же скорее!
   – Друзья ждут под дверью? – вдруг спросил он.
   – Конечно, ждут.
   – Свободен.
   – Синьор капитан, – я вежливо склонил голову.
   Облегченно вздохнул я уже в коридоре. Не его дело знать, как он меня напугал.
   Я вышел на улицу и спрыгнул с крылечка. Хм, многовато здесь народу. Мои ровесники ждали, скрываясь в тени деревьев. Убедившись, что со мной все в порядке, они тихо растворились в темноте. Под окном кабинета Ловере торчали двое мальчишек помладше, когда я вышел, злорадные выражения сползли с их физиономий и сменились разочарованными. Я хмыкнул. М-м-м, а если бы мне влетело? И все знают. Брр! «А ты не влипай!» – заявил противный внутренний голос. Моя команда спряталась лучше всех, я их не заметил, пока они не подбежали.
   – Я же говорил, что все будет в порядке, – весело улыбнулся я.
   – Тогда пошли петь песни, – предложил Роберто.
   Мы рассмеялись и побежали домой.
   Когда Гвидо и Тони отправились разжигать костер, а Алекс и Роберто – запасаться дровами на весь вечер, Лео посмотрел на меня с беспокойством:
   – Действительно все в порядке, или это гениальная игра?
   – Лео, ты плохо смотрел на часы, – ответил я. – Если бы я вышел минут на десять позже, тогда действительно имело бы смысл спрашивать.
   – Угу. Не до того было, – согласился Лео. – Как тебе это удалось?
   – Я – стратег новосицилийский, ты сам сказал.
* * *
   Наутро о скалах уже никто не вспоминал: все бегали по полосам препятствий, гадали, какие именно нам предстоит пройти завтра, и разрабатывали наиболее экономичную тактику. Ха, да мы эту самую тактику уже давно придумали и отрепетировали. Поэтому, пробежавшись по паре полос и обратив внимание друг друга на различные ловушки, мы отправились поразмяться на татами.
   Сержант Бовес, очень довольный нашей вчерашней победой, впервые сделал нам комплимент: сказал, что финал чемпионата лагеря по кемпо – внутреннее дело нашей команды. Постараемся его не разочаровать.
   Кстати, надо подумать, действительно ли мы можем выиграть общий зачет, а если нет, то нельзя ли что-нибудь сделать, чтобы увеличить шансы.
   Скалолазание мы уже выиграли, завтрашние полосы… ну, пятое место можно постараться занять. Кемпо: результат считается по трем лучшим, отлично: я его выиграю, а Лео и Роберто займут второе и третье места, неясно только, в каком порядке. Если не случится какого-нибудь неприятного чуда. Стрельба: Лео выиграет, а в сумме мы выйдем на четвертое или, может быть, даже третье место. Алекс и Гвидо тоже очень хорошо стреляют: сказывается боевой опыт. Роберто стреляет выше среднего уровня (следовало ожидать), от Тони пока ничего ждать не приходится, но если я буду вторым в личном зачете, то бонусных очков за нас с Лео будет много, и в итоге мы даже можем выиграть, от меня зависит. Ночная игра: тут может быть всё что угодно, гадать бесполезно.
   На нашей тренировочной площадке лейтенант Дронеро демонстрировал капитану Ловере, что в бою нет никакой субординации. Очень красиво.
   Мы попросили разрешения потренироваться.
   – Нигде от них не спрячешься, – пробормотал Ловере, поднимаясь на ноги. – Я думал, вы будете до изнеможения лазать через стенки, бегать по бревнам и ползать под колючей проволокой, – заметил он погромче.
   Мы переглянулись: чего ему надо? Татами большой, всем хватит.
   – Или вы не надеетесь выиграть? – добавил он.
   Тони фыркнул:
   – Очень даже надеемся!
   Я застонал, и даже не мысленно: кто его за язык тянул?
   – Пошли обратно? – печально спросил Лео.
   – А что делать? – ответил я с безнадежностью в голосе. – Вдруг кого-нибудь озарит, и он придумает какое-нибудь гениальное решение. А ты думай больше всех! – обратился я к Тони. – А то я тебя и впрямь отшлепаю.
   – После меня, – добавил рассерженный Алекс.
   Тони втянул голову в плечи и спрятался за широкой спиной Роберто: напугали ребенка.
   Ехидно-самодовольные физиономии Дронеро и Ловере (прогнали щенков с ковра) будут сниться мне ночью.
   Летучие коты! И как мы это выиграем? Наши результаты на тренировках были совсем не рекордными. М-м-м, ну и что? Задрали носы: выиграли скалолазание, ну так мы и должны были его выиграть, у нас было стратегическое преимущество.
   Десять полос препятствий для старших ребят не пустовали, но очереди нигде не было. Роберто уже вознамерился побежать – он у нас всегда бежит первым.
   – Стой! – велел я. – Это бесполезно.
   – Почему? – удивился он.
   – Эти дурни себе только хуже делают: кто-нибудь связку растянет или хоть коленку разобьет, и все… завтра они пробегут медленнее, чем сейчас.
   – А что же мы будем делать? – спросил Гвидо.
   Кажется, он усомнился в моей командирской мудрости.
   Подожди до завтра, а потом усомняйся на здоровье.
   – Мы сейчас сделаем две вещи, – сказал я тихо. – Во-первых, внимательно прочитаем правила. Нельзя ли, например, не лезть через стенку, а свалить ее, желательно через ров. Или взять с собой альпинистское снаряжение, ну хоть что-нибудь. Или срезать колючку, вместо того чтобы ползти под ней.
   – А во-вторых? – спросил Алекс.
   – А во-вторых, внимательно посмотрим, как другие все это проходят, где и почему они теряют время, не случайно, а систематически. И примерим это к себе.
   – Понятно, – согласился Алекс.
   – Энрик! – проникновенно произнес Роберто. – Для того чтобы быстро бегать, надо бегать, а не лежать на боку!
   – Ага, – ехидно парировал я, – сейчас начнем бегать и будем делать это до рассвета, а завтра свалимся еще на старте. Мы все бегали много лет. Один день не даст нам больше, чем по полсекунды на брата, а этого сейчас недостаточно. Нам нужно не меньше сорока секунд на каждой полосе.
   – Мне не нравится твое первое предложение, – заявил Лео, – так нечестно.
   – Это как бой, – заметил я. – Полоса препятствий – это военно-прикладной вид спорта. По-твоему, нельзя зайти противнику во фланг или в тыл?
   – М-мм…
   – Угу, как спартанцы после битвы при Левктрах[7] заявили, что Эпаминонд победил нечестно.
   – Ладно, – потянул Лео, – но я надеюсь, что правила прихлопнут твой авантюрный план в зародыше.
   Я хмыкнул: Лео неисправим. Я тоже.
   Очень виноватый Тони сбегал за брошюркой с правилами.
   Правила прихлопнули: команда, сломавшая препятствие на полосе, дисквалифицируется. И в списке предметов, которые можно брать с собой, альпснаряжение не значится. И вообще, правила довольно жесткие: нельзя, например, перепрыгнуть через колючую проволоку или сделать подкоп под стенкой. Траектория спортсменов топологически задана. Плохо. Лео был доволен:
   – Вот и хорошо.
   – Тогда думай! Черт тебя побери! – рявкнул я. Я был слишком расстроен и разочарован.
   Лео невозмутимо опустился на землю, сел в позу лотоса и закрыл глаза.
   Все остальные скоро последовали его примеру, я с возмущением посмотрел на эту благостную картину – и тоже устроился на траве.
   Итак, имеем: десять различных полос препятствий, четыре из них, неизвестно, какие именно, нам предстоит пройти завтра утром с максимальной скоростью. Результаты тренировок, колеблющиеся между пятым и седьмым местами, не оставляют нам никаких шансов на победу. Если даже половина народу здесь перетренируется, что сомнительно (не первый день в спорте), мы сможем рассчитывать в лучшем случае на третье место. Не годится.
   Можно поискать частные решения для каждой полосы, но это успеется. Сначала надо попробовать найти общее решение. Я закрыл глаза и представил себе маленькую фигурку, бегущую по полосе препятствий: широкие рвы с водой и топким илистым дном, все прыгают на мелкое место и потом выбираются на берег, высокие гладкие стенки, рвы с условной горящей нефтью, над которыми проложены бревна (падать вниз нельзя), сетки из колючей проволоки, провисающие со столбиков так, что между ними и землей остается двадцать сантиметров… И промежутки между всеми этими препятствиями, которые надо преодолевать бегом.
   Наблюдение 1: средний одиночка пробегает полосу быстрее, чем средняя команда, потому что результат команды считается по последнему, к тому же на полосе есть узкие места, которые приходится проходить по одному.
   Наблюдение 2: команды, в которых ребята помогают друг другу исключительно криками «шевели своим толстым задом», находятся внизу таблицы результатов.
   Наблюдение 3: лидирующие команды уже несколько дней назад взяли на вооружение наш опыт перелезания через стенки. И за счет более быстрых ног и отсутствия слишком маленького спортсмена бьют нас нашим же оружием.
   Правдоподобная гипотеза: полосы препятствий исходно предназначены для коллективного прохождения. Как в бою.
   Хорошо, что я не задумался об этом раньше, это может стать нашим секретным оружием, если этого никто сегодня не увидит.
   Я пока только построил себе кузницу, а меч еще надо ковать и закаливать.
   В чем состоят мои проблемы?
   Маленький, не допрыгивающий до верха никакой стенки Тони. Решена еще несколько дней назад. Результатами пользуется любой, у кого есть глаза.
   Медленно бегающий Лео. Решения нет. Если бы медленно бегал Тони, его можно было бы часть пути тащить за руку. А Лео слишком тяжелый. Только Роберто на последнем отрезке пути. Максимум две секунды.
   Медленно ползающий я. Жуть во мраке. Три футболки уже изорвал о колючую проволоку, стараясь ускориться. Роберто тоже медленно ползает. И вообще, это самые времязатратные участки на любой полосе.
   Опять же маленький Тони, прыгающий прямо в середину рва с водой и там застревающий на топком дне, пока не вытащат. Перебрасывать его? Проведенный эксперимент был признан неудачным. Геракла среди нас всё-таки нет.
   Э-э-э, а нельзя взять с собой легкий прыжковый шест? В нем четыре метра, и нести его крайне неудобно, поэтому никто не таскает ради того, чтобы сберечь от воды свои кроссовки – высохнут, не развалятся.
   Читаем правила: если что-нибудь тащишь – тащи до конца, этим и отпугивают; и еще – шест должен быть заявлен; но нигде не сказано, что его нельзя использовать как-нибудь еще. И он не препятствие, а имущество команды, значит, если сломается, ничего не будет. В смысле дисквалификация не грозит. Кажется, горячо. Закрываю глаза. Думаю.
   Провисает сеточка! Ха, в ней как раз почти четыре метра, не слишком тонкий намек, мог бы и раньше догадаться. По четыре-пять таких препятствий на каждую полосу.
   Я открыл глаза и обнаружил рядом только Тони с опущенным долу взглядом. Я ободряюще улыбнулся. Он посмотрел на меня с надеждой:
   – Ты придумал?!
   – Тс-с! Где все?
   – Пошли следить за лидерами, смотреть, кто где теряет время. Ну, как ты сказал.
   – Ясно. Иди собери ребят. Встречаемся у палатки, а я пошел искать Бовеса. Только тихо! Понял?
   – Понял! – просиял Тони.
   Я пошел к нашему куратору и договорился с ним, что мы сегодня тренируемся на татами прямо сейчас, до обеда, а когда все остальные пойдут тренироваться, вернемся на полосу препятствий.
   – А мне-то посмотреть можно? – спросил заинтригованный сержант.
   – А вы болеете за нас? – поинтересовался я.
   – Конечно. Другие мои команды – мальки, у них отдельные соревнования.
   – Тогда можно. Но только вам. И еще нам понадобится шест. Никто не пользуется, может, их там нет?
   – Будет, – веско сказал Бовес.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация