А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Искусство войны" (страница 41)

   Глава 42

   В аэробусе было шумно и весело, только мне было по-прежнему грустно.
   – Ты чего? – с тревогой поинтересовался Лео.
   – Ну-у-у, полигон. Не знаю… Тринадцать тысяч тут ни при чем, как ты понимаешь.
   – Угу, сразу я этого не заметил, – задумчиво произнес Лео. – Там – как под водой. Мир сопротивляется.
   – Точно! – согласился я. – Всё ненастоящее и неподвижное.
   – Я не такой великий спец по Средним векам, как Алекс, но, кажется, так все и было – характерное время изменений лет сто, не меньше.
   – Не только это. Куклы – не люди, с ними ничего не происходит. Ну, как с персонажами приключенческой мути. Славный герой пришел на первую страницу книги и сошел с нее на последней таким же славным героем.
   – А принцесса?
   – Отражение мира, – бросил я. – Она такая же, как окружающая ее в данный момент среда.
   – Ха, почти все люди такие. Мир влияет на них, ничего не получая взамен.
   – Это меня и раздражает. И еще, в компьютерную игру попадать совсем не весело. Ну, потому что там дерево решений. Как тот лабиринт. Если ты попал в тупик, выйти можно только через вход, ломать стены – нельзя, за ними попросту ничего нет.
   – В реале тоже дерево.
   – Это почему?
   – Помнишь, как мы познакомились? Допустим, мы бы подрались…
   – Э-э-э, тогда вы с Терезой успели бы на катер… – Я помолчал. – Кремона захватила бы Джильо, – произнес я вывод цепочки рассуждений.
   – Не обязательно, – потянул Лео, – но, в общем…
   – Обязательно. Если бы мы полетели без тебя, нас бы убили в первом, максимум втором бою. К тому же мы полетели на эти скалы потому, что Лариса с Джессикой решили научить Терезу лазать.
   – Ну, тогда все произошло потому, что на Ористано нет скал.
   – Вот, черт! Принцип неопределенности правит миром.
   – Радуйся. Поэтому ты свободен.
   Я улыбнулся, а потом рассмеялся:
   – Весь разговор ради этого?
   – Ага, – весело подтвердил Лео.
   Провожают в военные лагеря девушки, а встречают родители. Еще одна традиция, о которой я только что узнал. Проф весело посмеялся над моим экзотическим видом: камуфляжка с гербом несуществующей корпорации прямо под кальтаниссеттовским ястребом – и Стратег в виде пушистого воротника на моей шее. Вскоре нам пришлось сбежать – слишком уж много внимания уделяли главкому дети и их родители. Этого проф не вынес, и мы с ним быстро-быстро забрались в элемобиль и уехали домой.
   Я полночи делился впечатлениями, даже рассказал проночное купание.
   – Жаль, что тебя не поймали, – резко заявил проф, нахмурившись.
   Кто меня за язык тянул? Я обиженно надулся:
   – Зверь-трава меня и так неслабо наказала.
   – Только это меня и утешает…
   Я отвернулся, обидевшись еще пуще.
   – Мне не нравится твое стремление к смерти, – пояснил проф серьезно.
   – Ладно, – проворчал я, оборачиваясь. – Продолжать?
   – Давай, – легко согласился проф.
   Я облегченно вздохнул. Потом я показывал фильмы, комментировал и еще часа два слушал, что именно я сделал не так во время «Ночного боя». У-у-у! А я еще нос задирал. Ужасно! Правда, я знал, что всё так и будет.
   – Понятно, – вздохнул я, – у меня появилась плохая привычка: я смирился с фактом существования потерь.
   – Ну, раз ты это понимаешь, еще не все потеряно, – слегка усмехнулся проф невольному каламбуру.
   На утро у меня было назначено свидание с Ларисой: мы собирались гулять целый день.
   Я ждал Ларису у входа в парк. Она немного опоздала, и я заметил ее раньше, чем она меня.
   О, Мадонна! Я знал, что у меня красивая девочка, но настолько!.. А я только три письма за пять недель написал, будет мне сейчас на орехи, и хорошо, если она еще никого не завела: такого болвана, как я, не грех и помучить. Спокойно, не психуй! Тогда она бы просто не пришла.
   Мы не виделись тридцать пять дней. За это время грудь у Ларисы стала выше, талия тоньше, бедра приобрели тот самый крутой изгиб, который рисуют на всех рекламах, если там изображена красивая женщина.
   Лариса заметила меня и улыбнулась. Слава тебе, Мадонна, она не сердится. Я раскрыл объятия, и моя девочка бросилась мне на шею. Я ее покружил и поставил на землю, не убирая рук с талии. Пока мы целовались, я чувствовал себя так, словно через меня пропустили высоковольтный разряд… Чтобы справиться с искушением, я медленно и осторожно погладил девочку по спине. Лариса подняла глаза и посмотрела на меня с удивлением и осуждением: так тоже нельзя, моя девочка – недотрога. Вот когда она будет моей женой, я смогу целовать и обнимать ее как хочу! А это будет так нескоро… Я университет закончу, она – школу. Если я, конечно, доживу до этого момента. А если я каждый раз буду подвергаться такому испытанию, то, скорее всего, меня раньше похоронят. Что же делать? Не целоваться? Ни за что! Лучше умереть.
   – Энрик! – с беспокойством произнесла Лариса, как только закончился второй длинный (сколько мы не виделись!) поцелуй. – Что с тобой? Ты дышишь, как загнанная лошадь.
   – Ничего, – я помотал головой, – всё нормально.
   – Тогда рассазывай, чем ты там занимался, а то мы с мамой просто загорали на Липари, это неинтересно.
   – Что, никакие пираты не нападали? – с иронией поинтересовался я.
   – Болтун. Рассказывай.
   – Ну, на нас тоже пираты не нападали, – хмыкнул я и начал рассказывать. По дням. Получить генеральское одобрение моим действиям значительно сложнее, чем Ларисино.
   Мы гуляли целый день и говорили, говорили, говорили. У меня в очередной раз сел голос.
* * *
   Мы так и не придумали, чем заняться на каникулах. С утра мне никто не позвонил, и я тоже не стал проявлять инициативу, а вместо этого сразу после завтрака улегся подремать на лежак у бассейна. Через полчаса заявился проф с медсканером в руках. Я взглянул на него вопросительно. Проф ничего не сказал, а только провел сканером вдоль меня. Облегченно вздохнул.
   – Это я должен смотреть вопросительно, – заявил он сердито. – Какого дьявола ты тут разлегся?
   – А что? Нельзя? – возмутился я. – Солнышко светит, вода плещется.
   – Э-э-э, – проф не нашелся, что ответить. – Ясно, устал отдыхать.
   – Устал отдыхать активно, – уточнил я.
   Мы посмеялись.
   – Иди тестируй «Феррари», – посерьезнел проф. – Надо тебе кое-что показать.
   Я послушался. Интересно, что это я не видел в своем «Феррари»? Или мы куда-то полетим? Скорее всего.
   Проф явился на борт даже раньше, чем я провел все тесты.
   – Полетели, – скомандовал он, – к Эрато.
   Я прикусил язык и ни о чем не спросил: все равно он все скажет, когда сочтет нужным, не раньше и не позже.
   Мы вышли в космос. Четверть оборота – и яркая Эрато засияла прямо по курсу.
   – В облет с ночной стороны, вдоль экватора, – скомандовал проф, – высота двести.
   – Понял, – отреагировал я.
   Попытка посоревноваться с компьютером в решении дифференциальных уравнений закончилась полным провалом. Ладно, пусть уж он сам.
   Два больших боевых катера незнакомой мне модели с ястребами на борту (свои) стартовали откуда-то с ночной стороны спутника и взяли нас в плотную «коробочку». Стандартный запрос. Проф отобрал у меня пульт и отстучал ответ. Еще один запрос. Проф опять отстучал ответ.
   – Берегут драгоценности короны, – заметил я иронично.
   Проф бросил на меня недовольный взгляд: ему не понравилось мое легкомыслие.
   – Ладно, – проворчал я, опустив глаза, – всё понятно.
   На не видимой с Этны стороне Эрато посверкивали многочисленными огоньками большие зеркальные купола. Э-э-э, насколько мне известно, наш спутник сроду никого не интересовал в экономическом отношении. Я бросил взгляд на радар: ого, над нами кто-то летает. Сразу восемь засечек. Транспортники и пассажирские корабли за Эрато никогда не швартовались. Что же это такое? Я посмотрел в верхний иллюминатор: в ста километрах видны только яркие огни.
   – Хочешь посмотреть поближе? – поинтересовался проф.
   – Хочу, – подтвердил я, – а можно?
   – Теперь нас не собьют, так что можно.
   Мы подлетели поближе – и серый обтекаемый корпус заслонил от нас Феб. Хм, это не транспортник и не лайнер. Ячейки защитных экранов, батареи боевых ракет, лазерные пушки, спрятанные в чуть выпирающих башнях.
   – А зачем такой обтекаемый корпус? – поинтересовался я. – Сопротивления воздуха нет.
   – Меньше площадь поверхности, – бросил проф.
   – Точно, мог бы и сам догадаться, – стукнул я себя кулаком по лбу.
   – А еще, как мне объяснили, всё некрасивое плохо летает.
   – Понятно.
   Над нами висели восемь готовых военных кораблей. Два больших линкора, три крейсера и еще три легких корабля – я не смог понять, какое у них назначение. Вот это да! Зачем? Это же огромные, буквально астрономические деньги, а в космосе уже лет двести никто всерьез не воюет. Какой смысл? Держать в повиновении далекую планету дороже, чем стоит она вся в хороший базарный день. Соответственно, и обороняться от внешней угрозы особо не надо.
   – Зачем? – выдохнул я, полюбовавшись изящными обводами, ракетными батареями и немыслимой мощи лазерами.
   – Скоро узнаешь, – голосом, полным усталой безнадежности ответил проф.
   Я похолодел – никогда не слышал, чтобы он так говорил.
   – Что случилось?
   – Мы смогли договориться с Джела и Вальгуарнеро. Внешнюю угрозу будем встречать вместе. Между собой передеремся как-нибудь потом.
   – Ясно, – я сглотнул. Так было, когда мы избавлялись от колонизаторов с Новой Сицилии. Угроза была серьезной, учитывая, как плохо были вооружены войска корпораций и как хорошо – новосицилийцы. Но сейчас…
   – Завтра поедешь к своему непосредственному начальнику, – слабо улыбнулся проф, – у него для тебя задание.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 [41] 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация