А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Искусство войны" (страница 36)

   Судя по высоте солнца над горизонтом, до заката оставалось не больше часа, когда мы, нагруженные снаряжением, напутствиями и даже сдачей (двести семьдесят корон) с аванса за неубитого дракона и награды за убитого Коршуна, верхами выехали из гномьей слободы в сторону городских ворот.
   – Мы не купили отраву, – заметил Роберто, он довольно быстро освоился в седле, в отличие от Тони, у которого все силы уходили на управление конем.
   – И барана, – добавил я, – в Трехгорье наверняка найдется и то и другое. Давайте лучше поймем, в какую интригу мы тут вляпались, – предложил я.
   – У-у-у, – потянул Алекс, – на горизонте появился кто-то очень страшный и загадочный. А Уэллинг – местный государственный деятель. Принцесса ему без надобности, он и так всем тут вертит.
   – Убедительно, – согласился Лео, – осталось выяснить мелочь: хороший он парень или плохой?
   – И вторую мелочь, – заметил я, – примитивен ли этот мир настолько, чтобы в нем имели смысл подобные вопросы.
   Через городские ворота мы проехали уже перед самым закрытием. Забавно, что денег с нас не потребовали. После этого мы слегка заблудились, темнело стремительно, а к трактиру мы в прошлый раз подошли не с той стороны и ушли не в ту сторону.

Варкалось. Хливкие шорьки
Пырялись по наве,
И хрюкотали зелюки,
Как мюмзики в мове,

   – процитировал я.
   – Ты это к тому, что пора ужинать, или к тому, что мы потерялись? – поинтересовался Алекс, посмеиваясь.
   – И то и другое, – ответил я, – только шорьков не хватает.
   – Угу, – согласился Лео, – интересно, где находятся их гнезда в темноте?
   – Ой, – сказал Тони, – что это вы тут наговорили?
   – Пырялись, – пояснил я с самым важным шалтай-бол-тайским видом, – значит прыгали, ныряли и вертелись. А отравим мы этого Бармаглота зелюком, ибо, судя по цвету, они наверняка протухли еще при рождении.
   Все расхохотались.
   До трактира мы добрались с сигналом тушения огней, когда трактирщик с помощью вышибалы вежливо выставлял за порог припозднившихся клиентов. Странно, я был уверен, что после нашего ухода он закроет заведение до самого вечера – надо же привести зал в порядок. А впрочем – зачем упускать тройную выгоду (а если бы мы не отправились за снаряжением, то и десятикратную)… Все-таки во мне еще не умер бизнесмен, и, похоже, даже не агонизирует.
   Оглядев наших лошадок и одобрительно поцокав языком, трактирщик предложил нам поставить их в конюшню.
   Я в очередной раз вспомнил, что это игра: надо ухаживать за лошадьми или не надо? Но портить удовольствие друзьям не стал, а вместо этого предложил расседлать, вытереть, накормить и напоить наших коняг. Потом трактирщик накормил и напоил нас.
   Спать мы улеглись в пустой комнатушке на втором этаже, расстелив на полу все одеяла и завернувшись в непромокаемые и несгораемые гномьи плащи. Они оказались еще и теплыми, и спать в них было очень уютно.

   Глава 37

   Наутро мы все уже дрожали от нетерпения. Ну почему дракон не мог выбрать себе логово где-нибудь поближе к городу?! Далось ему это Трехгорье!
   Денег трактирщик с нас не взял (наверное, кошелек Коршуна был туго набит) и предложил заезжать еще и когда угодно.
   – И в каком угодно состоянии и совсем без денег? – с иронией поинтересовался я.
   Он серьезно кивнул и посмотрел на меня неодобрительно:
   – Храбрые рыцари полагают, что только они умеют быть благодарными.
   Мне стало стыдно – он, конечно, прав. Пришлось извиняться.
   Полдня мы скакали по довольно однообразной дороге, на север, в Трехгорье. За это время Роберто и Тони научились уверенно чувствовать себя в седле.
   Трехгорье оказалось большим, совсем недавно процветавшим селом – близость драконьего логова не пошла ему на пользу. От большой каменной церкви остались одни обгорелые стены, а купол во время пожара рухнул вниз. Некоторые дома были покрыты новой соломой, надо полагать, взамен сгоревшей. Общая атмосфера подействовала на нас гнетуще, как будто мы из яркого солнечного полдня попали в сырой подвал.
   Местные мальчишки, вместо того чтобы сопровождать нас любопытными взглядами, а то и бежать следом, рванули на третьей скорости куда-то к центру села. Мы удивленно переглянулись.
   – Они боятся, что, съев нас, дракон устроит сладкую жизнь им, – пояснил Лео.
   – Угу, – согласился я, – тут установилось какое-никакое равновесие, а мы приехали его нарушить. А крестьяне ни от каких перемен ничего доброго не ждут. Испокон веков.
   – Откуда вы все это знаете? – воскликнул Роберто.
   – Есть такая наука «история», – ответил Алекс, – самая интересная из всех.
   – Это я уже понял, – убитым голосом ответил Роберто, – но когда вы успели?
   – Ну, – пояснил Гвидо, – Энрик занимается ею уже, два года, все остальные – примерно год. Все дело в том, что, как начнешь читать – не оторвешься.
   Мы подъехали к небольшой центральной площади села. С двух сторон она была ограничена каменными двухэтажными домами местных богатеев, с третьей стороны стояла сгоревшая церковь, а за нашей спиной оказались несколько полуразвалившихся навесов, предназначенных не то для торговли, не то для лошадей прихожан на случай дождя. Перед церковью выстроились несколько крепких мужиков с вилами – вооружились против нас. Впереди стоял благообразный седобородый старец с длинным посохом. Мы подъехали поближе и спешились, вовсе не потому, что такие вежливые, просто мне показалось, что против мужиков с вилами лучше драться, стоя на земле: неизвестно, как отреагируют наши лошадки на колотые раны.
   – Тони, держи лошадей, – бросил я и вежливо поздоровался с комитетом по нашей встрече: – Добрый день.
   Мужики недовольно заворчали, а старец стукнул посохом по утоптанной земле:
   – Уходите! – велел он звучным голосом. Я удивленно поднял брови:
   – Впервые слышу, что через Трехгорье нельзя проехать. Вдруг раздался чей-то громкий крик:
   – Летит!!!..
   …И визг, и топот, и грохот – женщины и дети спешили укрыться в погребах.
   – В укрытие! – приказал я мужикам уверенным тоном. Хотел бы я быть таким уверенным внутренне. Они послушались и побежали к церкви, наверное, среди развалин у них было какое-то убежище.
   – По коням, ребята, – скомандовал я своим, – рассыпаться.
   Жаль, что мы не успели его отравить. Но площадь недостаточно велика, чтобы он мог свободно на ней маневрировать, разве что у него очень маленький радиус виража и длинная струя пламени, чтобы он мог позволить себе не садиться. Будем надеяться, что Двалин не зря так гордится качеством своих кольчуг и плащей. Убедившись, что никто из моих друзей не остался на середине площади, я, наконец, обратил внимание на Бармаглота. Он как раз заложил крутой вираж и выдохнул струю пламени в нашу сторону, не причинившую, впрочем, никакого вреда. Но крестьяне, наверняка, спасались бегством и от такой демонстрации силы.
   Дракон имел одну голову, два крыла, очень похожих на крылья летучей мыши, но размахом метров десять, длинный змеевидный хвост с вертикальным рулем и четыре лапы с выпущенными когтями, каковые если и не дотягивали до полуметра, то ненамного. Вдоль спины у него шел мощный костяной гребень, как у бронтозавра. В отличие от блаженной памяти Смога, броня его не сверкала драгоценностями, а состояла из довольно мелких чешуек, но показалась мне гораздо более серьезной. Солидный противник. Какого он цвета, против солнца было не разглядеть.
   Мы остановили наших коней в вершинах шестиугольника, на небольшом расстоянии от каменных стен домов и церкви: так он ни на кого не сможет напасть сзади. Что ящер умрет подобно буриданову ослу, мы не надеялись. Бармаглот сделал еще один круг над площадью, выдохнул еще две струи пламени, одну в мою сторону, другую – в сторону Гвидо, оба раза не достал. И не заставил нас спасаться бегством. Тогда он громко заревел, не удовлетворенный результатом, и сел на землю, намереваясь поджарить Роберто (выбрал самый крупный "бифштекс). В этот момент мы, не сговариваясь, дружно тронули коней. Роберто, закрывшись плащом, скакнул в сторону, чтобы не попасть под струю пламени. Лео, с громким криком, привлекая к себе внимание дракона, рванулся вперед, намереваясь подсечь ящеру крыло, не достал – дракон защитился лапой, но три когтя с кончиками драконовских пальцев упали в пыль. Бармаглот взревел, махнул крылом, и Лео вместе с конем отнесло в сторону. В этот момент я подсек чудовищу другое крыло и кубарем полетел с лошади от крепкого удара хвостом. Тони был разочарован: он собирался обрубить ящеру рули высоты, но не хватило сил, а тут еще хвост удрал в другую сторону. Я тем временем неслабо приложился спиной о стену церкви и некоторое время не мог встать, а конь мой ускакал в узкий проход между домами. Что ж, разумное животное: там дракон не сможет до него добраться. Хвост метнулся обратно и наткнулся на меч, который двумя руками держал Алекс – не мог же он позволить Бармаглоту обидеть младшего братишку. Дракон еще раз взревел, из глубокой раны хлынул фонтан зеленой крови, а Алекс не удержался в седле и полетел на землю. Если бы не Гвидо, подскакавший и выдернувший Алекса почти что из-под драконьей лапы, того бы просто раздавило в лепешку. Хромая и волоча крыло, ящер повернулся мордой ко мне и выпустил струю пламени. Я едва успел спрятать лицо. Двалин не зря хвалился своими изделиями – жарко, но плащ выдержал и не дал мне свариться. Как только Бармаглот прекратил выдыхать пламя и сделал секундную паузу для передышки, я вскочил, со всех ног помчался к нему и всадил меч снизу в основание шеи. Он попытался достать меня пастью, не преуспел, вслепую замолотил лапами, взмахнул крыльями, раз, другой (я с трудом удержался на ногах, такой ветер он поднял); громко взвыл (ибо Роберто и Лео общими усилиями срубили-таки ему солидный кусок хвоста, и кто-то из них еще успел вонзить меч в заднюю лапу) и приподнялся над землей. Из открывшейся раны на шее на меня волной лилась зеленая кровь. Дракон оттолкнулся лапами, грудью сбил меня с ног, чуть было не выдернул меч из моей руки и все-таки взлетел. Эх, жаль, ящерка уже была на булавке.
   Я медленно перевернулся на живот и встал на четвереньки. Крепко он нас приложил. Да, но и мы нанесли ему существенный урон, вряд ли он сумеет за день отрастить себе новый хвост и вылечить крыло, лапы и шею. «Разве что ему помогут», – многозначительно заметил внутренний голос. Да! Летучие коты, у нас же за кулисами есть некий очень страшный персонаж. И предположение, что девушек дракон ворует для него, кажется мне очень правдоподобным.
   – Энрик! Ты как? – взволнованно спросил Гвидо, спешиваясь.
   – Нормально, – проворчал я, – а Алекс?
   – Так же, как и ты, – ехидно заметил Гвидо. – Нормально.
   Я оглянулся на Алекса – даже нормальнее меня: уже на ногах. Я чувствовал себя так, словно меня постирали в автоматической прачечной, отжали, но забыли прополоскать.
   Я приходил в себя, стоя на одном колене, когда комитет по встрече рискнул вылезти из своего убежища.
   Друзья тоже не зевали, и через мгновение вокруг меня установился заслон. Опираясь на меч, я поднялся на ноги, а то эти ужасно храбрые крестьяне, кажется, решили, что теперь-то сумеют с нами справиться.
   – Ну?! – поинтересовался я угрожающим тоном. – Если вы такие крутые, что же он, – я кивнул в сторону улепетывающего Бармаглота, – всё еще летает? Или он чей-нибудь родственник? – поинтересовался я ехидно.
   – Свят! Свят! – закрестились крестьяне.
   – Тогда в чем дело? – Я продолжал говорить напористо и с угрозой в голосе: всего лишь тень слабости и неуверенности – и они на нас набросятся.
   Вперед протолкался старец с посохом, пребывание в убежище не пошло на пользу его ухоженной бороде и черному балахону – одежда была испачкана в известке, а белая борода припорошилась золой, но вид у него все равно был величественный. Он откашлялся:
   – Кхе, кхе, храбрые рыцари, нам ведь тут жить. Вы уедете, а дракон вернется, – в его голосе появились просительные интонации – то что надо.
   – Значит, надо добить его сегодня, – невозмутимо откликнулся я.
   Крестьяне заулыбались, непонятно только чему: обрадовались вот-вот грядущему избавлению от напасти или не решаются вслух посмеяться над моей самоуверенностью. Надо ковать железо, пока горячо, поэтому я не стал дожидаться явного согласия старца (может, его еще и не будет):
   – Нам нужен травник или лекарь, – резко заявил я, – проводник до драконьего логова и, – я сделал многозначительную паузу, крестьяне замерли в страхе, – умыться и пообедать.
   Облегченный вздох разнесся над площадью – ничего сверхъестественного от селян не потребовалось.
   Сразу же закипела лихорадочная деятельность: наши лошади были пойманы и приведены к коновязи, нас пригласили в большой каменный дом на площади, принадлежащий старцу (он оказался церковным старостой и самым авторитетным человеком в селе). Священник пару недель назад погиб, пытаясь при помощи слова божия и крестного знамения изгнать дракона. Что ж, настоящий мученик: храбрый и глупый.
   Мы смыли и счистили с себя отвратительную зеленую жидкость, потом нам с Алексом как самым пострадавшим предложили прилечь.
   Минут через десять прибежала местная травница, но медицинская помощь от нее нам не требовалась – Лео и Гвидо с самым невозмутимым видом опрыскивали наши раны (у Алекса вся левая рука и бок, а у меня вся спина – в синий кружочек) из баллончика с «ядом горыныча», как будто это лечебное средство и в Средние века было чем-то совершенно обычным.
   Обнаружив конкурентов, травница подбоченилась и поинтересовалась сварливым тоном:
   – Ну, и зачем меня сюда вызвали?!
   – Здесь, в окрестностях, – поинтересовался Лео, – не растет какая-нибудь сильно ядовитая трава?
   Травница в удивлении раскрыла рот, потом закрыла его и кивнула – все-таки, будучи местной интеллигенцией, она оказалась посообразительнее крестьян:
   – Только собирать сами будете, – предупредила она, – жжется. И колючая.
   – Зверь-трава, – хмыкнул Роберто, подмигивая Тони.
   – Какие проблемы, – вмешался я сдавленным голосом (Лео еще не кончил меня опрыскивать), – накосим. Ну, как тот тростник.
   – Ядовиты только корни, – ехидно пояснила травница.
   – Тяжелый случай, – отреагировал я.
   Я заподозрил, что это тонкая месть капитана Ловере, но мне эту траву не дергать – пока я не совсем в форме, нами руководит Лео, и он меня просто не пустит, сам пойдет. Так и вышло:
   – Роберто, – скомандовал Лео решительно, – остаешься здесь с этими болезными. И если они куда-нибудь соберутся – сложишь в штабель и сядешь сверху. Ясно?
   – Ага, – ухмыляясь, согласился Роберто, – эти психи на всё способны.
   – Обед будет не раньше чем через час, – пояснил Лео, – так что мы успеем на сенокос, – он вежливо подхватил травницу под руку и повел ее на улицу, Гвидо и тяжело вздыхающий Тони последовали за ними.
   Мы с Алексом переглянулись, посмотрели на своего грозного стража и решили не искушать судьбу, вместо этого удобно устроившись поваляться на брошенных прямо на пол перинах. После удара хвостом и падения с лошади я весь был какой-то встряхнутый, Алекс, наверное, чувствовал то же самое.
   – Только не вздумай садиться сверху, – предупредил Алекс Роберто каким-то жалобным тоном. – А ты придумал, как мы убьем дракона? – обратился он ко мне.
   – Нашинкуем ломтями, – сонно ответил я, – мы же уже начали, надо только закончить.
   Роберто оттащил нас вместе с перинами поближе к стенам, окинул комнату взглядом профессионального воина и наемника и устроился на лавке у стены, чтобы видеть и дверь, и два небольших, открытых по летнему времени окошка. Обнаженный меч он положил себе на колени. С такой охраной и впрямь можно подремать.
   Очнулся я потому, что меня сильно трясли и звонко хлопали по голой, покрытой синяками спине, – что такое, когда я в порядке, я просыпаюсь от тихих звуков или легких прикосновений.
   – Бр-р, – рядом потряс головой Алекс. – Ну, чего?
   – Это кровь дракона усыпила их, – зловещим шепотом произнесла травница.
   – Так что ж ты сразу?!.. – возвысил голос Лео.
   – Против нее нет лекарства, – пояснила женщина, – и вы же мне ничего не сказали, сами умные, – добавила она зло.
   Лео покаянно вздохнул.
   – Вы должны убить дракона до полуночи, – добавила она, – иначе эти двое умрут.
   Кто-то тихо ахнул.
   Я с трудом поднялся и начал одеваться.
   – Ты куда?! – поинтересовался Лео.
   – Надо пообедать и выступать.
   – Вы с Алексом останетесь здесь, – заявил Лео твердо Алекс последовал моему примеру.
   – Не говори глупости, – попросил я устало, просунув голову в ворот кольчуги. – «Не всем же умирать, тихонечко старея». Повысим наши шансы.
   Лео недовольно поморщился и неохотно кивнул – рассуждая логически, я был прав.
   Не особенно торгуясь, Роберто купил барана (здесь за такие деньги наверняка можно купить целую отару) и попросил его освежевать и нафаршировать ядовитыми корнями.
   В проводники к нам напросился мальчишка примерно нашего возраста, ростом он, правда, был как Тони. Понятно, почему здесь никто не понял, сколько нам на самом деле лет.
   – Тебя как зовут? – поинтересовался Лео, неодобрительно разглядывая плохонькую крестьянскую лошаденку, которую привел наш проводник.
   – Джек, – ответил мальчишка и улыбнулся.
   – А чего ты такой храбрый?
   – Отца нет, – пояснил Джек, – а сестру… – Он скис и отвернулся.
   – Понятно, – серьезно сказал Лео. – Ладно, пошли обедать, – пригласил он пацана.
   Весь обед чуть живой Алекс ругал младшего брата за чрезмерную лихость и стремление лазать на рожон. «Сам такой!» – огрызался Тони и всхлипывал. Алекс – просто герой, язык еле ворочается, а он еще придает уверенности младшему брату, помогает ему забыть вчерашний конфуз в трактире.
   Через полчаса, быстро пообедав, мы уже сидели в седлах, слушая благословения и пожелания удачи. Алекс сильно клонился к гриве своего коня, я тоже.

Земля дрожит от гнева,
И темен океан,
Пути нам преградили
Мечи враждебных стран:
Когда потоком диким
Нас потеснят враги,
Иегова, Гром небесный.
Бог Сечи, помоги!

   Чем дальше я читал, тем легче мне становилось.
   – Что это? – спросил Алекс, поднимая голову. – «Гимн перед битвой» Киплинга, – ответил я.
   – Ясно, давай дальше.
   Я направил коня к лесу и продолжал:

С высоким гордым сердцем,
Суровые в борьбе,
С душою безмятежной.
Приходим мы к тебе!..[29]

   Через полчаса стихи превратились в нашу боевую песню. Даже Тони, с трудом сдерживавший слезы с тех самых пор, как узнал, что старшему брату грозит смерть, прибодрился. В таком приподнятом настроении мы рассматривали дракона как не слишком значительного противника.
   Незадолго до заката мы въехали в лес, в котором, по словам Джека, дракон скрывается каждый раз после того, как обедает крестьянскими овечками или ворует очередную девушку (в одном только Трехгорье двух за те две недели, что он здесь обитает).
   – Э-э? – удивился Лео. – Он же здесь крыльев не развернет! А кое-где и не протиснется!
   – Там пещера и поляна, – пояснил проводник, – он здесь тока-тока появился, а раньше сюда все и за дровами, и по грибы, и по ягоды. Как вы его! – радостно ухмыльнулся Джек.
   – Угу, – мрачно согласился Лео, взглянув в мою сторону. – А в пещеру вы раньше тоже ходили?
   Джек только испуганно потряс головой. Впереди был какой-то просвет между деревьев.
   – Эта поляна? – спросил Лео.
   – Ага, – подтвердил Джек.
   – Все ясно, держи, – Лео протянул ему золотую монету, – вали домой.
   – Нет! – шепотом, но жестко возразил Джек. – И денег мне ваших не надо!
   – Не дури! – отрезал Лео. – Незачем тебе умирать. А монету отдашь матери, лишней не будет.
   Джек опустил голову, потом неохотно кивнул и повернул коня.
   Некоторое время мы молча сидели в седлах. Потом Лео внезапно обернулся:
   – Я тебе что сказал?! Немедленно домой! – крикнул он так и не уехавшему Джеку.
   Я оглянулся посмотреть: кажется, на сей раз Джек действительно уедет.
   – Ну, во имя «тигров», – предложил я.
   Мы выехали на поляну и сразу оказались перед черным зевом пещеры.
   – А факелы ты захватил? – спросил я у Лео как будто между прочим.
   – А как же, – удивился Лео моему вопросу. – Гвидо не дал забыть. И кусок мела мы тоже взяли.
   – Небезнадежны, – бросил я нахально.
   – Дал бы я тебе по шее, – вежливо заметил Лео, – так ты же с коня свалишься.
   – Да, – согласился я, – так нечестно. Прошу прощения.
   Минут двадцать мы потратили на то, чтобы зажечь факел при помощи трута, кремня и огнива. Ругались мы как сумасшедшие – никакого терпения не хватит с этими древними приспособлениями.
   Хотя вход был достаточно широк для лошадей, а внутри нас интересовали только те коридоры, куда мог бы заползти дракон, нам пришлось спешиться – кони категорически отказывались идти в темноту, в которой так явственно пахло гарью и смертью.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [36] 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация