А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Искусство войны" (страница 28)

   Глава 29

   Пока котята досматривали последние, самые сладкие сны, Алекс показал нам карту и прокомментировал маршрут; мы нашли на горизонте первый подходящий ориентир, вскипятили воду для утреннего кофе и отправились будить малышей.
   За завтраком даже самые глупые «индивидуалисты» догадались, как они были глупы, я вздохнул с облегчением, а Алекс почти вовремя закрыл рот Тони ладонью: тот уже начал комментировать их вчерашнее поведение. Вчера – это вчера. И тот, кто в десять лет был мудр, как царь Соломон в девяносто, пусть первым бросит камень. Проехали.
   Я попросил Алекса описать для всеобщего сведения наш сегодняшний маршрут: все-таки котята – не свертки, тащат их куда-то зачем-то и ничего не говорят.
   Алекс согласно кивнул:
   – Итак, синьоры, сегодня нам предстоит пройти восемь километров по невысоким холмам, пересечь по ходу дела овраг, и только после этого мы доберемся до места, где должны были провести прошедшую ночь, – Алекс прервался и с легкой (для Алекса, конечно) иронией посмотрел на мальков. – Далее нам придется форсировать реку, пошире, чем эта, а потом пройти километров десять по ее заболоченной, поросшей тростником пойме.
   – А почему нельзя пойти по другому берегу? – поинтересовался я.
   – Он тоже заболочен, – пояснил Алекс, – и там разлив, пришлось бы его обходить.
   – Ага, – кивнул я.
   – Дальше река заворачивает, куда нам не надо, мы ее покинем и побредем вверх по пологому склону. Там сосновый лес, так что прогулка обещает быть приятной.
   – Э-э-э, а обедать мы будем сразу после болота, – предложил я.
   – Ну, можно, – согласился Алекс.
   – Ясно? – обратился я к котятам. – И не вздумайте захотеть есть раньше времени.
   Котята закивали. Ох, ну смотрите. Не закивал только Луиджи: я поставил перед ним дилемму, портящую ему сон и аппетит, и он за это на меня злился.
   – И вот тут, – продолжил Алекс, – имеется сложность. Во всем этом лесу более или менее по дороге только один родник. Именно возле него мы будем ночевать, даже если придется тащиться туда в полной тьме. Так вот, идти до этого родника отсюда почти тридцать девять километров.
   – Нормальный дневной переход римских легионеров, – заметил Лео. – Они еще укрепленный лагерь после него строили.
   У некоторых котят как-то подозрительно загорелись глаза. Ха, выходит, вчерашние шуточки Алекса про Фетиду-Фемиду и Ахилла были не такими уж случайными… Хитроумный змей! Сам и рассказывай, у меня до сих пор горло болит.
   – Ага, – согласился я, – только они выступали сразу после рассвета. Гвидо, командуй.
   Лагерь был свернут за четверть часа, за это время Лео успел рассказать обе легенды об основании Рима. Поэтому, выступая в поход, котята имели разочарованный вид.
   – Продолжение – днем, на привале, – пообещал я. – Азимут – семнадцать, ищите ориентир. Кто первый найдет – поведет отряд до него.
   Котята уткнулись в свои компасы. Алекс недовольно покачал головой:
   – Темп. Пока можно, надо делать километров шесть.
   – Думаешь, нас убьют, если мы явимся утром четвертого дня?
   – Я же сказал, проблема в воде.
   Я посмотрел на Алекса, хитро прищурившись. Он понял и ухмыльнулся: конечно, бешеному псу семь верст не крюк. У меня в порядке зрительная память, и я помню карту: всего пара километров в сторону – и можно будет ограничиться тридцатикилометровым маршем. Что ж, если кто-нибудь из котят будет падать от усталости, мы так и сделаем.
   Подходящий ориентир нашел Вито:
   – Вон тот холм и высокое дерево на нем, – закричал он, – надо держаться чуть левее.
   – Молодец, – похвалил я, – ты пойдешь первым. Быстрым походным маршем.
   Гвидо, очень серьезно хмурясь, сам надел рюкзак на каждого котенка. Я недовольно покачал головой: та точка зрения, с которой он прав, кажется мне не такой важной, как та, с которой он неправ. Мы посмотрели друг другу в глаза: «Ох-ох-ох, как всё сложно», – говорил взгляд каждого из нас. К счастью, Луиджи не заметил знак недоверия: он, как тигр за добычей, следил за Роберто.
   Я внимательно оглядел готовых к походу котят:
   – Лео, замыкаешь. Вито ведет, я – второй, Романо – третий. Вперед.
   Котята еще не умеют ходить, как верблюды. Где-то я читал: по относительно ровной дороге это симпатичное животное топает десять километров в час, что ты с ним ни делай: ни затормозить, ни ускорить. Роль верблюда (шестикилометрового) я взял на себя, одновременно мягко осаживая Вито, чтобы он поначалу не бежал слишком быстро, и поглядывая на Романо, чтобы он не отставал и не имел оснований на меня обидеться: забыли.
   Забравшись на невысокий холм с тем самым деревом вершине, мы увидели впереди преграждающий путь овраг Вито облегченно вздохнул (довел, куда ему было велено) вопросительно взглянул на меня: а дальше как? Я ободряюще ему улыбнулся и полюбовался следующей преградой овраг был не слишком широк, но стенки его показались мне отвесными. Лео и Алекс подошли ко мне.
   – Почему стоим? – поинтересовался Алекс.
   – Вниз, а потом еще и вверх – не хочется, – ответил я. – Посмотри на него.
   – Форсируем, как неширокую речку, – предложи подходя, Гвидо.
   – А зацепиться?…
   – Вон тот дуб, – показал Гвидо.
   – Тут – да, а на другой стороне? – поинтересовался озадаченный Алекс.
   На другой стороне оврага росли только невысокие кустики.
   – Тарзанка, – напомнил Лео.
   – Ага! Точно! – с энтузиазмом откликнулся Алекс. Если бы не мальки, я бы побежал: мне еще не приходилось перебираться таким способом.
   – За мной, – скомандовал я котятам и довольно быстро пошел вниз с холма.
   Замеченный Гвидо дуб когда-нибудь свалится в овраг но, похоже, это произойдет не сегодня. И подходящая тол стая горизонтальная ветка на нем нашлась – она нависал над темной влажной пропастью так, что угол между ней краем оврага составлял примерно сорок пять градусов Я сбросил рюкзак и полез на дерево. Покачался на ветке выдержит, поймал брошенную мне веревку, пристегнул ее зажимом и спустился вниз.
   Котята имели весьма бледный вид, даже начисто лишен ный страха высоты Тони с опаской поглядывал вниз: глубина метров десять, на дне оврага журчит небольшой ручей, берега его сплошь заросли высокими кустами. Я понимаю, что это хорошо: в случае падения отделаемся синяками и царапинами, а вот котята… И все равно, у меня тоже сердце замирает. Ладно, поехали.
   – Привяжем снизу еще веревку и концы ее будем держать по берегам: можно будет подтянуть груз, если что…
   Сначала я, за мной Роберто, потом рюкзаки, потом котята на страховке.
   Я в первый раз назвал котят котятами в их присутствии. Прозвище им понравилось.
   – Мяу! – громко заявил Романо.
   Вито попытался улыбнуться и разжал зубы, которые сразу же застучали. Улыбка получилась жалкой. Я одной рукой обнял его, другой Романо.
   – Ты тоже на страховке, – предложил Лео, – и вы с Роберто там свяжетесь.
   – Ага, – согласился я. – Я буду всех ловить, а Роберто – работать адмиралтейским якорем. В случае чего, – предупредил я его, – твои ребра затрещат.
   – Твои тоже, – заметил Роберто серьезно, хотя ему было не до меня: Луиджи что-то шептал ему на ушко, но Роберто только покачал головой – нет.
   – А разве нельзя спуститься и подняться?! – срывающимся от страха голосом спросил Траяно.
   – Спуститься можно, кувырком, а вот подняться… – Я помотал головой и бросил быстрый взгляд на Гвидо: утешь ребенка.
   Гвидо скорчил недовольную гримасу: не всё так просто.
   Я на секунду покрепче прижал Вито и Романо к себе, выпустил их, застегнул страховку, схватился за канат, отошел от края на несколько шагов, разбежался… Оп! Мгновение полета – и мои ноги врезались в невысокие кустики на другой стороне.
   Остальное – дело техники… если бы малыши не боялись. Роберто перелетел так же легко, как и я. Мы связались, он отошел подальше от края, сел на землю и постарался врасти в нее, как настоящий якорь. Я махнул Рукой Лео на том берегу: давай. Канат подтянули на ту сторону, навесили на него гроздь рюкзаков, толкнули ко мне… Теперь ребятам предстоит тяжелая работа: Уговорить малышей не бояться, а нам с Роберто – простая: похвалить каждого смельчака, оказавшегося на нашей стороне.
   Тони врезался в меня, как ядро из древней пушки, упали на землю и расхохотались.
   – А ведь здорово! – заявил Тони. – Я бы еще покатал.
   – Ага, – согласился я, отстегивая его от каната. – Только плюхайся не на меня. Отойди от края.
   Следующим ко мне прилетел Луиджи, очень ему бы страшно, но оставаться вдали от доброго Роберто, видимо, еще страшнее.
   – Герой! – серьезно сообщил я ему.
   Он только фыркнул, как рассерженный кот, и поскоей убрался от меня подальше.
   Потом перенеслись Нино и Романо, вчера на переправе я понял, что высоты они не боятся, и для них это было многим страшнее, чем для Тони.
   Я небрежно их похвалил.
   – Сидите все рядом с Роберто, – велел я котятам, – если ему придется кого-нибудь держать, вы на нем повисните.
   Они посерьезнели и покивали головами – ответственное поручение.
   Вито впилился в меня еще сильнее, чем Тони, так что опять не устоял на ногах. Мальчишка вцепился в меня мертвой хваткой, прижался лицом к моему плечу и почти плакал от облегчения.
   – Всё уже, всё, – приговаривал я, поглаживая его по спине, – храбрый котенок!
   Он засмеялся сквозь слезы. Придется мне обзавестися носовыми платочками. Я поскорее отстегнул Вито от каната: пока там еще Траяно уговорят…
   Траяно уговаривали минут десять. Остальные котят сидели в пяти метрах от нас, вокруг Роберто, и никак не комментировали происходящее. Интересно, сами догадались или Роберто пресек?
   Траяно начал рыдать еще на том берегу и продолжал заниматься этим, пока разбегался, это его и подвело: он недолетел до моей руки каких-нибудь несколько сантиметров, а я, стараясь его поймать, рухнул вниз, под обрыв крепко приложился плечом о неудачно торчащий камень острыми краями и повис на страховке. Наверху громко охнул Роберто.
   Лео на том берегу не растерялся и подтянул Траяно к себе: сейчас будет вторая попытка.
   – Энрик! – раздался испуганный голос.
   – В порядке, – откликнулся я, – сейчас вылезу. Роберто, сиди на месте.
   Я ухватился за осыпающийся прямо под моими руками край обрыва и подтянулся.
   Дурак я, дурак! Если бы я не свалился вниз, мог бы подтащить Траяно к себе так же, как это сделал Лео. А так теперь будет второй раунд уговоров.
   – Ребра целы? – обратился я к Роберто.
   Он кивнул, сдерживая смех: на нем кучей лежали котята.
   Во второй раз Траяно уговаривали даже немного дольше, чем в первый, но на этот раз он не рыдал и благополучно приземлился коленками мне в живот. Хорошо, что котят у нас только шестеро, будь их побольше, меня бы прямо здесь и похоронили.
   Трое моих друзей переправились без проблем. Алекс набрал код на пульте и расстегнул зажим. Я свернул веревку – этот овраг еще не последнее препятствие на нашем пути.
   – Будем надеяться, что у речки найдутся два нормальных дерева, – резюмировал Алекс.
   И речка, и деревья, растущие по ее берегам, уже виднелись впереди, до них осталась всего-то пара километров по ровному, поросшему невысокой травой полю.
   У реки необыкновенно подобревший Алекс позволил котятам побросать «кошку» на другой берег. Я пятнадцать минут любовался этим безобразием, а потом напомнил, что времени у нас совсем нет.
   – Ну-у! – заныли разочарованные котята. Я грозно на них посмотрел. Они притихли.
   – Зануда! – обругал меня Алекс, раскручивая «кошку».
   – Котята не смогли перебросить «кошку» на тот берег, – заметил я, – и это естественно.
   Мы посмеялись. Повзрослевшие в одночасье котята без нытья и жалоб перебрались через реку: такое препятствие уже не казалось им страшным. Прекрасно.
   – Река делает петлю, – пояснил Алекс. – Мы, конечно пойдем прямо. А болото начинается вон там, – он мах рукой.
   Примерно в километре от нас виднелись какие-то высокие ярко-зеленые заросли – обещанный Алексом тростник.
   – У кого фляжка пустая – наполнить, – велел Гвидо, – и не вздумайте пить как лошади.
   – А как пьют лошади? – влез Романо.
   – Это я тебе потом расскажу, – обещал я. – Ну, ты понял? Чем больше пьешь – тем больше хочется.
   Он покивал.
   – Алекс, ты первый, до болота. Плохо тут с ориентирми, – скомандовал я.
   Через десять минут перед нами выросла зеленая стена полтора моих роста. Алекс сделал шаг и застрял – довольно толстый тростник опутывали какие-то вьющиеся растения с весьма прочными стеблями.
   – Надо водить с собой дрессированного маракана, предложил я.
   – Делать-то что?! – не выдержал Роберто. – Резака нет.
   Я раскрыл свой десантный нож:
   – Сменишь меня через полсотни метров, – и врезался заросли.
   Уже через двести метров я пожалел о своей самоуверенности. Еще через несколько метров Лео оттер меня плечом:
   – Передохни. Будем меняться почаще, – и пошел вперед.
   Я остановился.
   – Надо снять с него рюкзак, – предложил Гвидо. – И c тебя надо было снять, я поздно догадался.
   Я только кивнул, скинул рюкзак на скошенный тростник и уперся руками в колени, переводя дух. Вито и Рома но остановились передо мной, как адъютанты перед командующим:
   – Энрик! Ты как? – испуганно спросил Романо.
   – Вроде жив пока, – признался я. – Не пугайся. Сей час немного отдышусь…
   – Хорошенький маршрутик, – с иронией заметил Роберто, останавливаясь рядом, – интересные у Алекса представления о дорогах.
   – Предпочитаешь асфальт? – спросил я, успокоив дыхание.
   – Ха! – ухмыльнулся Роберто и отправился следить за Лео, чтобы вовремя его сменить. Очень серьезный Луиджи проследовал за ним.
   Без рюкзаков дело пошло поживее, но все равно идущий впереди периодически отваливался в сторону, тяжело дыша. Тогда его заменял следующий. Каждый раз при этом Романо смотрел на меня умоляюще, в надежде, что я передумаю и позволю ему покосить тростник. Лео ворчал, что глаз да глаз нужен не за котятами, а за мной, а то рухну мертвым. Зато я первым увидел просвет: заросли кончились. Болото продолжалось дальше, но это были уже пустяки. Впереди, в трех километрах, Алекс обещал высокий, твердый берег. «Чмок, чмок, чмок», – раздавалось у нас под ногами. И вот, наконец, твердая земля.
   Все выбрались на высокий берег, рухнули на траву и некоторое время лежали не в силах подняться.
   Минут через пять Гвидо подкатился ко мне:
   – Смотри, что у меня есть! – Он разжал кулак и предъявил мне шесть эмблем с тиграми.
   – Ты – гений! – шепотом воскликнул я. – Как ты догадался?!
   – Ну, Тони поглядывал так… с завистью, я и решил, что малькам понравится.
   На рукавах наших камуфляжек остались эмблемы армии «Прыгающий тигр», и почему-то никто не торопился их сдирать. А эмблем сделали пятьдесят, и Гвидо, как начальник штаба, хранил запас у себя.
   Наши героические котята за весь день ни разу не заныли, не попросили есть, не пакостничали, не злорадствовали, иногда просили разрешения хлебнуть воды из фляжки – и обычно его получали. Их обязательно надо наградить.
   Я поднялся на ноги: сначала мы проведем торжественную церемонию, а потом искупаемся и пообедаем.
   – Подъем! – скомандовал я.
   – Чего еще? – устало потянул Алекс.
   – Подъем, – повторил я командным тоном.
   Все поднялись.
   – Котята, построиться в одну шеренгу.
   Удивленные котята сделали, что им было велено.
   – За стойкость и мужество, проявленное в борьбе с оврагами, реками, болотами, голодом, жаждой, усталостью страхом, наши котята переименовываются в тигрят. И в знак этого повышения получают эмблемы «Прыгающего тигра» Мои друзья успели сориентироваться и организовал туш, овацию и крики «Ура!». Тигрята тоже радостно попрыгали.
   Я раздал эмблемы и пожал горячие замурзанные ладошки. Луиджи смотрел исподлобья, но руку мне протяну. Нет, мальчик, прощать тебя просто так я не собираюсь: тебе придется набраться храбрости, никуда не денешься.
   Потом Вито и Романо поспорили, кому первому я дол жен прилепить эмблему.
   – Ну вот, – недовольно потянул я, – опять мелочитесь.
   Какая разница?
   Мальчики опомнились, еще немного – и мне пришлось бы их ловить, чтобы прилепить-таки им на рукава своего злющего тигра.
   – Купаться, обедать, отдыхать, в пять часов выступаем, – скомандовал я.
   Внезапно мои друзья хором рассмеялись.
   – Чего? – удивился я.
   – Пять часов! – сквозь смех проговорил Алекс. – Традиция.
   – А?! – тоже улыбнулся я. – Я не виноват, так получилось. В воду!
   – Я не хочу! – вякнул Траяно.
   – Это котята не любят купаться, – насмешливо возразил Гвидо, – а тигрята любят.
   – Р-рр-мяу! – ответил Траяно и начал скидывать камуфляжку.
   Ну вот, и у этого проснулось чувство юмора – слава Мадонне, остальное приложится.
   Вода оказалась теплой, а течение – слабым, поэтому тигрят пришлось выгонять из реки суровым окриком.
   После купания Лео пристально посмотрел на колоссальный синяк, покрывающий мое левое надплечье.
   – Слушай, ты уверен, что там нет перелома? – спросил он.
   – Откуда? – удивился я, пошевелил пальцами и согнул руку в локте.
   – Ясно, – согласился с моими доводами Лео. – Тогда – «яд горыныча», а то отечет.
   Я только кивнул.
   – Ты так и не поумнел, – добавил Лео, доставая уже почти пустой баллончик, – надо ж было сразу…
   Луиджи с вновь проявившейся мерзкой улыбочкой с удовольствием смотрел, как я кусаю губы, чтобы не застонать, пока Роберто не повернул его лицом к себе и не объяснил вполголоса, что этого делать нельзя! Луиджи уперся – и Роберто увел его в сторонку для решающей воспитательной беседы. Я этого не понимаю! Ребенок же. Почему ему нравится смотреть на чужую боль?
   Когда они вернулись к «накрытому столу», Луиджи имел вид задумчивый и озадаченный, Роберто тоже не выглядел победителем, и я внезапно понял, что все запуталось еще больше, чем казалось мне поначалу. Я поставил Луиджи перед очень сложным выбором, не сообразив, что и себя тоже. Что я буду делать, когда он плюхнется животом мне на колени и предложит отшлепать, а то и высечь ремнем?…
   Роберто, вероятно, поговорил еще и о манерах, потому что Луиджи взял ложку почти правильно и очень старался вести себя прилично, периодически вопросительно поглядывая на Роберто. Тот одобрительно кивал.
   За обедом Алекс веселил публику очень педагогичной подборкой анекдотов:
...
   "Новосицилийского резидента отправляют на Этну.
   – Вам предстоит встретиться со связным, – сообщают ему.
   – А пароль?
   – Хош в рыло дам?
   – А отзыв?
   – Не потребуется, кто не даст в морду – и есть связной".
   Мы посмеялись.
   – Ну что ж… Если это и лесть, то не слишком грубая, заметил Лео.
   Я с удовольствием посмотрел на наших ко… то есть тигрят – и согласился.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация