А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Искусство войны" (страница 18)

   Глава 19

   Кажется, я только что лег, а Гвидо уже трясет меня за плечо:
   – Три часа. Вставай.
   Рядом резко сел на своей постели Лео. Мы с ним выбрались из палатки и спустились к ручью: пусть Гвидо будит остальных. Еще совсем темно, и на небе не видно звезд, значит, день будет серый и пасмурный, дождя, правда, нет. Я опустил лицо в холодную воду: просыпайся!
   Проснулся – это точно, потому что есть хочется, жуть… мы же с Роберто вчера не ужинали.
   Я бегом вернулся в палатку, схватил первый попавшийся контейнер и устроился у входа, чтобы позавтракать. Гвидо встал напротив – выслушать мои последние распоряжения.
   – В пять утра выставишь дальний заслон, чтобы Джордже или Скандиано не могли застать нас врасплох. Постарайся всё устроить так, чтобы половина ребят у тебя спала.
   Гвидо кивнул и полез в палатку раскидывать вахты. У него уже синие круги под глазами, а я на него навалил черт знает сколько всего…
   Минут через пять вокруг собралась команда, с которой я сейчас пойду в рейд.
   – Питайтесь! – велел я с полным ртом. – В двадцать минут выступаем.
   Гвардейцы послушались.
   – А как мы будем их искать? – поинтересовался Лео.
   – Посмотри на карту.
   – Да там полно полянок!
   – И только две подходящего размера находятся около воды. А ведер он не взял, ты бы это заметил. И ходить за водой – это такая морока. Одна из этих полянок у самой границы с «Дельфином». А вот вторая… Почти в центре зоны, к тому же там сливаются два ручья. Формально это самое безопасное место. Вспомни, что наш лагерь-приманку все нашли совершенно безошибочно.
   – Понял.
   Я взял кусок светящейся ленты и разрезал ее на десять частей.
   – Это чтобы ходить в темноте колонной, – пояснил я. – Наклей мне на спину, ну и всем, кроме замыкающего.
   Как подойдем – обдерем, – я посмотрел на часы и оглядел своих бойцов: вроде все дожевали. – Ну, двинулись.
   Подняв фонтаны холодных брызг, мы форсировали наш ручей и побежали к «орлиному гнезду» (если оно там есть).
   Я неплохо вижу в темноте и чувствую ямы и препятствия под ногами. Включать шестое чувство я не стал – так нечестно – одно дело, когда мы спасаем своего бойца от вполне настоящих пыток, и совсем другое, когда мы играем в войну с хорошим парнем Эрнесто.
   Мы уклонились к северу и вышли к ручью метрах в пятистах западнее предполагаемого расположения противника.
   – Снимаем бантики, – пошутил я, подставляя Крису свою спину. – Лео, вы идете вдоль ручья по этой стороне, забираетесь на деревья. Как они проснутся и вылезут из палаток, мы начнем стрелять, они залягут. Ну и вы их…
   Лео кивнул.
   – Крис, за мной.
   На часах 3:50. Через сорок минут взойдет Феб. А черз пять минут уже начнет понемногу светать. Рота форсиропала ноток и направилась на запад, растянувшись в редкую цепочку. И где же Эрнестовы колокольчики? Ага, вот они Слишком близко к лагерю, мы займем позиции, не пересекая их круг.
   На полянке стояли палатки. Куда-то они собрали пойти повоевать, потому что лагерь просыпался, а значит часовые наверняка утратили бдительность.
   – Крис, возьми двоих и – к северному ручью, они сейчас умываться пойдут.
   Потом я ткнул пальцем в сторону ближайшего солдата показал: иди за мной. Мы с ним спустились к ручью, огибающему лагерь с юга. Сюда уже пришли умываться несколько ребят с гордо расправившими крылья орлами на эмблемах.
   Светлело стремительно. У нас минут пять за всё про все.
   – Лео, ты наверху? – Да.
   – И скольких ты видишь? – поинтересовался я.
   – Девять, нет, одиннадцать.
   – Ясно. Крис? Сколько их там у тебя?
   – Четверо.
   И они не пересекаются с теми, что видит Лео.
   – Начали, – скомандовал я. В южном ручье смывали себя остатки сна человек пять. Но Лео их уже учел. Не важно, лучше уже не будет.
   Первым делом я подстрелил стоящего на берегу часового Другие ребята тоже начали стрелять, и кто в кого попа было уже непонятно.
   – Тревога! – раздался громкий крик.
   Тут на меня что-то упало сверху, я ткнулся лицом в землю. Летучие коты! Я рванулся. Тот, кто меня держал, не от пускал.
   Меня! В плен! Да ни за что! Я забарахтался, но вдруг краем глаза увидел на рукаве лежащего сверху парня эмблему хорошо знакомым скалящимся тигром: меня держит мой собственный солдат, которому я приказал идти вслед замной. Он закрыл меня своим телом, и шарик из бластера попал в него, а не в меня. Я замер. Он облегченно вздохнул и сразу же вздрогнул: в него попали еще раз. Черт! Это больно. Он берет на себя уже второй предназначенный мне выстрел. Я осторожно высунул нос и огляделся: в ручье отыгрывали смерть все пятеро умывавшихся там ребят. Их пострадавшие от наших выстрелов комбинезоны окрашивали воду в цвет настоящей крови. Противники залегли и пытались понять, где мы находимся. Я услышал «чпок, чпок» – разбрызгивались шарики с краской. И чьи-то недовольные чертыхания: Лео зря времени не теряет. Я связался с ним:
   – Лео, ты меня видишь?
   – А ты «жив»?! – радостно откликнулся он.
   – За меня «погиб» другой, – ответил я резко. – Где тот, что в нас стрелял?
   – Полежи спокойно, я его сейчас найду.
   Лежу. Долго лежу и ничего не вижу и не знаю. Лет через сто Лео наконец снизошел до своего злополучного командира:
   – Я его подстрелил. И больше никого «живого» не вижу.
   – Ясно. А «убитых»?
   – Э-э-э, сейчас, – Лео помолчал. – Четырнадцать. Но я не вижу северный ручей.
   – Ясно. Крис!
   – Семь.
   – Десять.
   – Как у тебя дела?
   – Мы подстрелили шестерых.
   – Прекрасно. Некоторых Лео уже сосчитал, так что скажи, сколько плавает в воде.
   – Трое, и еще один у самого берега, Лео не может его видеть.
   Четырнадцать плюс восемнадцать будет тридцать два. Прекрасно.
   – Крис, врагов еще пятеро. Осторожно иди в лагерь и проверь там всё. Лео тебя прикроет. Минуту подожди, и давай. Лео, – я снова связался со своим снайпером, – сейчас Крис пойдет прочесывать лагерь. Прикрой его.
   – Понял.
   – Отвались чуть-чуть, – попросил я славного героя, досих пор прижимающего меня к земле.
   Он придавил меня еще сильнее. Черт бы его побрал! Кто тут кем командует?!
   – Гром тебя разрази! – начал ругаться я. – Ты «мертв». Ты настоящий герой, но ты не можешь меня удежать, так нечестно.
   Парень отодвинулся в сторону. Я перекатился к ствол старого вяза и огляделся: поле боя почти как настоящее повсюду в живописных позах лежат «убитые» в камуфляжке. Насмотрелись боевиков.
   «Живых» противников не наблюдается. Я поднялся побрел к лагерю. Навстречу мне выскочил Крис:
   – Там было только трое раненых, один в ногу, он подстрелил Поля, ну и мы его тоже, а двое других – в руки, они не стреляли… – Он замялся.
   Чего он стесняется? Того, что не может стрелять в раненых, пусть даже условно? Я тоже не могу и думаю, что это хорошо.
   – Ясно, – ответил я, – сосчитай, сколько у них спальников было разложено.
   Я залез в палатку к раненым «орлам». Они были без защитных очков и смотрели на меня с некоторой опаской: шариком в упор – это не просто больно.
   – Я не стреляю в раненых, – успокоил я обоих. – Будем считать, что мы вас «убили». Так что выходите из леса вместе со своими.
   – Вот еще! – фыркнул один из них. Я поморщился:
   – Зачем тебе это надо?
   Он не ответил. В этот момент в палатку просунулся Крис:
   – Энрик! Спальников двадцать два, а в наличии только двадцать одна гордая птичка.
   Значит, одного «орла» Роберто вчера не сосчитал, или, может быть, Эрнесто принял меры и отправил кого-то прятаться в лесу до конца игры? Нет, непохоже, слишком уж он бесхитростный парень. Взять этого упрямого в плен и спросить? А что ему помешает соврать? Имеет право. Вывод: я сейчас не могу принять никаких разумных мер для проверки своего предположения, и мне придется с этим смириться. А во-вторых, у них утром куда-то ушел разведчик.
   – Думаю, их разведчик сидит сейчас рядом с нашим лагерем, – ответил я. – Найдем его на обратном пути. Ну так как? – спросил я у раненого «орла». – Предпочитаешь плен?
   – Пока меня не подстрелили – мы не проиграли!
   – По правилам нет, а по сути дела… Ты хочешь быть или казаться?
   – Ну, стреляй!
   – Крис, у нас пленный. Забери его с собой и позаботься, чтобы он не сбежал. Комм сними, – приказал я посаженному в клетку пернатому.
   Парень послушался. Крис кивнул и поймал брошенный ему комм.
   – Выходи, – недовольным тоном приказал он, – тебя как зовут?
   – Иди к дьяволу!
   – Не бывает таких имен, – заметил я. – Ты тоже выходи, мы предъявим тебя капитану Ловере как «убитого», – обратился я ко второму парню.
   Улыбаясь моей шутке, все четверо выбрались наружу.
   – Этот «убит», – заявил я громко, обращаясь к равнодушным небесам, указывая на сговорчивого парня. – А этот – нет, – я ткнул пальцем в упрямого Идикдьяволу.
   Крис стянул пленнику запястья веревкой и намотал ее конец на левую руку, чтобы не было проблем по дороге домой. Стрелять «раненный в руку» упрямец не может, но сбежать вполне в его силах.
   Метрах в пяти, на травке, положив голову на руку, растянулся Эрнесто. Он усиленно делал вид, что ему не обидно до слез.
   Я остановился над ним, он посмотрел на меня вопросительно.
   – Мои ребята выйдут вместе с вами, ладно? – попросил я.
   Он утвердительно опустил ресницы: кивать головой и говорить он не имеет права.
   Я пошел благодарить своего спасителя и, подойдя, обнаружил, что все наши ребята собрались вокруг него, обнять и пожать руку. Я тоже пожал ему руку и вздохнул:
   – Давай, выходи из леса, герой.
   С дерева спустился страшно злой Лео: «орлы» подстрелили лучшего его парня.
   И впрямь, потери у нас просто колоссальные: от рот Криса осталась половина, у Бенни та же ситуация, в двух других линейных ротах трое убитых и сверх того один ранены и снайперов у меня теперь только четверо. Разведчики по игре целы, но реально Марко сегодня небоеспособен. А Джоржджо еще почти никого не потерял. И «драконов» мы тоже пока не перебили… И это еще не кончились первые сутки игры.
   Я связался с Гвидо:
   – Гвидо, это Энрик.
   – Девять.
   – Восемь. Как твои дела?
   – Заслон я выставил. Но у меня проблема.
   – Что такое?
   – Тут Эрнестов разведчик близко подобрался и даже на дерево залез…
   – И кто это так лопухнулся? – зловещим тоном поинтересовался я.
   – Ну, командир, все же устали, и темно… Он спит, – неохотно признался начальник штаба.
   – Как проснется – сто отжиманий! – приказал я резко. – И что, ты не можешь снять этого разведчика?
   – Он упал с дерева. Наверное, расшибся, но сдаваться не хочет, я ему предлагал.
   – Значит, подстрели его!
   – В голову стрелять нельзя. А больше никуда не попасть. Мы тут нормально ходить не можем. Он меня уже два раза чуть не уложил.
   – Ясно. Свяжись с Лео и объясни ему подробно, где этот парень засел. Мы возвращаемся.
   – Как ваши дела?
   – Перебили всех «орлов», ведем пленного.
   – Поздравляю, – с завистью в голосе потянул Гвидо.
   – Конец связи.
   Две поредевшие роты ждали моей команды.
   – Лео, один из твоих ребят пусть прикрывает нас с тыла. Вдруг сюда «Дельфин» заявится. А ты поговори по пути с Гвидо, ему есть что тебе сказать. Всё, выступаем. И, ребята, никогда не ходите и не стойте такой тесной толпой, ясно?
   Я повел своих назад но кратчайшему пути. Когда до нашего лагеря оставался примерно километр, Лео поймал меня за рукав:
   – Обойдите с востока, а то вы мне птичку спугнете. Я кивнул и хлопнул его но плечу:
   – Удачи! И не вздумай «погибнуть». Понял?
   – Ага, – ухмыльнулся Лео.
   – Куда ж мы без тебя? Только кого ты оставил сзади?
   – Франсуа. Он сейчас придет. Там пока ни души. Наши палатки мы увидели около шести утра. Хорошо, надо дать ребятам еще отдохнуть.
   – Энрик! – со мной связался Гвидо. – Пригнитесь, как будете входить, а то этот тип кого-нибудь подстрелит.
   Я помахал рукой, приказывая ребятам не высовываться.
   – Вон там, – показал я, – сидит их разведчик, осторожно. Давайте но местам, поспите, пока еще можно.
   Бойцы покивали головами и расползлись по своим палаткам. Последний «орел» нас увидел: «чпок, чпок» раздалось над моей головой. Летучие коты! Я метнулся в штаб. За мной Крис втащил пленного Идикдьяволу.
   Роберто задушил бы меня в своих объятиях, если бы Алекс не треснул его ребром ладони по бицепсу:
   – Прикончишь командира – проиграем! – ехидно заявил он и сам почти повис у меня на шее.
   – Почему вы не спите, обалдуи? – грозно поинтересовался я.
   Алекс сразу стал серьезным:
   – Я сейчас в дозор. И уйми своего братишку, а то раскомандовался.
   – Правильно! Молодчина! – Я на мгновение прижал к себе Гвидо, а то он стесняется проявлять свои чувства.
   Проводив Алекса и пожелав ему удачи, я велел Роберто наконец поспать.
   – А то не возьму в следующий рейд, – пригрозил я.
   Через тридцать секунд наш медведь уже похрапывал.
   Притворялся. На самом деле он не храпит.
   Я помотал головой, чтобы прочистить мозги: что еще надо сделать? Пристроить пленного; прогнать Криса, пусть он тоже поспит, вон какой измученный; узнать, как дела Лео; выслушать, что хочет мне сказать Гвидо. Всё.
   – Послушай, – мягко обратился я к пленному. – Ну нельзя же обращаться к человеку «Идикдьяволу»! Как тебя зовут.
   – Джентиле, – немного смущаясь, представился он. Джен.
   – Вот и хорошо, – сказал я. – Ты дашь слово, что не сбежишь?
   – Нет!
   – О-о-о, – застонал я, – как мне надоели эти упрямцы.
   – Сам! – огрызнулся Джен.
   – Мне – можно. Гвидо, свяжи его и поглядывай.
   – Есть, – откликнулся начальник штаба.
   – Крис, иди отдыхать, – я поймал его за рукав, слишком уж резво он попытался выскочить наружу, – осторожно, там еще этот…
   Он кивнул.
   – Ты молодец, и твои ребята тоже. Не пишу я приказов а то бы благодарность в нем…
   – Ага, – ухмыльнулся Крис и отправился к себе.
   У стенки палатки, никак не реагируя на поднятый нам тарарам, спал Марко. Я подошел поближе: глаза у него все еще заплывшие. Надо, наверное, позвонить врачу? Скандиано, конечно, заявит, что я на него настучал, ну и что? Это не игрушки.
   Я так и сделал:
   – Капитан Ловере?
   – Дежурный по лагерю, сержант Меленьяно, слушает.
   – Синьор Меленьяно, это Энрик Галларате. Мне нужна консультация врача.
   – Хорошо, – покладисто согласился он, – соединяю.
   Не рассказывая синьору Адидже, как Марко дошел до жизни такой, я объяснил, что он долго смотрел на источник яркого света, и описал симптомы.
   Врач посоветовал нам закапывать в глаза Марко то самое лекарство, которым мы уже воспользовались, и не счел необходимым эвакуировать больного, если он сам не захочет.
   Я связался с Лео.
   – Подожди, – шепнул он в ответ.
   Подожду, а что делать?
   Я воззрился на своего начальника штаба:
   Вечером не спросил, ты вражеские потери учитываешь?
   – Ага. Доложить? – Гвидо завязал веревку на ногах у Джена и обернулся ко мне.
   – Давай.
   – Ну, «Орел». Ты лучше меня знаешь: один вот сидит, а второго Лео сейчас…
   При этих словах я метнул на Джена быстрый взгляд: он скрипнул зубами, очень огорчен и недоволен. Великий артист? Вряд ли. Я, возможно, сумел бы сохранить невозмутимое выражение лица и не улыбнуться, но так здорово сымитировать досаду… Нет, не верю.
   – …«Дракон»: по моим данным, восемнадцать «убитых», включая Альфредо, – Гвидо довольно ухмыльнулся. – «Дельфин»: пятеро «убитых» точно. Но, Энрик, Джорджо еще воевал со Скандиано, и я не знаю, сколько при этом потерял каждый из них, – с виноватым видом закончил Гвидо.
   – Ясно. Не переживай, как ты мог это узнать? В этот момент ожил мой комм:
   – Энрик! Это Лео. Я его подстрелил.
   – Герой! – воскликнул я вслух. – Лео подстрелил этого типа, – пояснил я для Гвидо.
   – Я возвращаюсь, – спокойно, как будто ничего не случилось, добавил мой драгоценный снайпер.
   – Пойду подберу этого парня. Может, он и ходить-то сам не может, – сказал Гвидо.
   – Пошли вместе.
   Мы отправились на другой берег, там, в кустах лицом вниз лежал мальчишка, причинивший нам столько хлопот. На спине у него уже подсыхало пятно краски: Лео, наверное, забрался на дерево и подстрелил его сверху. На нас парень не реагировал.
   – Эй, – окликнул я его. Он передернул плечами. Слава Мадонне, а то мне на мгновение показалось, что он и в самом деле мертв.
   Мы с Гвидо подошли поближе:
   – Ты сильно ударился? – заботливо спросил Гвидо. Он поднял голову:
   – Черт бы вас побрал!
   – Еще один чертов упрямец! – простонал я, осторожно его приподнимая – Где болит?
   – Ай!
   С помощью Гвидо я взгромоздил мальчишку себе на плечи и потащил в наш лагерь. Лео присоединился к на когда мы перебирались через ручей.
   В штабной палатке Джен пытался зубами развязать узел на связывающей его веревке и не успел сделать невинный вид, когда мы вошли внутрь.
   – Ты мне надоел! – повысил я голос. – Сиди смирно.
   Джен спокойно опустил вниз связанные руки и посмотрел на меня исподлобья. Я перебросил «убитого» на Лео.
   – Он здорово расшибся, когда падал с дерева, – пояснил я.
   – Угу, – ответил Лео и свалил парня на мой спальник.
   – Спасибо большое! А спать я буду на красном пятне.
   – Гвидо, сними с него комбинезон, – скомандовал наш снайпер, командир элитной роты, мой первый зам, по совместительству фельдшер и прочая, прочая, прочая, доставая аптечку.
   Я грозно воззрился на нашего пленника:
   – В лагере «Дракона», – проникновенно промурлыкал я, – я одному выстрелил в ягодицу, сантиметров с тридцати. Больно, наверное, очень. И потом будет стыдно признаваться, куда тебя подстрелили. Или ты сию же минуту даешь слово, что не сбежишь и не будешь вредить моей армии, или я и тебя так подстрелю.
   – Ну подстрели!
   Черт бы его подрал! Чего он добивается? Понятно, чего! Вопрос вовсе не риторический! Парень – действительно последний из «орлов».
   – Ладно, – примирительно сказал я. – Давай договоримся так: ты даешь мне слово, а я объявляю тебя «убитым» после того, как мы разберемся со Скандиано.
   – А «Дельфина» ты за что так любишь?
   Второго места Эрнесто не заслужил. А Джорджо за служил, – возразил я.
   – Ты так уверен в победе!
   – Я обязан.
   А если я дам слово, а потом нарушу?
   – А вот это будет твоя проблема! Лично я после этого руки тебе не подам. И не только я.
   – Ладно… – проворчал он.
   Я поднял брови в ожидании.
   – Я обещаю не бежать и не вредить армии «Прыгающий тигр».
   – Хорошо, – я разрезал веревки на руках и ногах Джена.
   Он потер затекшие запястья. Я опустился на спальник Гвидо и начал разуваться: война подождет, я сейчас надену сухие носки, поменяю белье и только после этого вновь влезу в грязный, как я не знаю что, комбинезон и непромокаемые ботинки, в которых громко хлюпает вода.
   Я еще только расстегивал липучки у себя на груди, как Алекс связался со мной по комму:
   – Энрик!
   – Семь.
   – Десять. «Дельфины», не меньше двадцати пяти, вдоль ручья в нашу сторону, минут через двадцать будут.
   – Понял.
   Я прервал связь.
   – Гвидо. Буди всех, занимаем оборону, только тихо.
   – Что?!
   – Джорджо решил нас перебить.
   Гвидо ракетой вылетел из палатки. Я продолжал расстегиваться, Лео обернулся ко мне:
   – А ты спать собрался?
   – Я успею.
   – Ну-ну.
   – Как этот парень? – спросил я.
   – Хуже, чем Тони после скалолазания. Вздохни еще поглубже. Ты точно ничего не сломал? – обратился Лео к своему пациенту.
   Тот помотал головой.
   – Да ладно, – сказал я, – я разрешаю тебе разговаривать. Тебя как зовут?
   – Карло.
   – Джен, – решительно велел я, – бери аптечку, займись Карло, а мы идем драться. Скоро вернемся. Роберт вставай!
   – Что?! – подскочил он.
   – Пошли, перебьем «дельфинов».
   Не теряя ни мгновения, Роберто выскочил наружу. Лео осуждающе покачал головой в мой адрес и направился ним. Я переоделся, вылил из ботинок воду, натянул их сухие чистые носки, которые, разумеется, сразу же промокли, и отправился отражать нападение. Вчера Джордж был такой мирный-мирный, а сегодня такой агрессивный Половина «тигров» сидела на ветвях окрестных деревьев Да… надо было выбрать какую-нибудь птицу в качестве эмблемы. Я пристроился на животе рядом с Гвидо.
   – Переберись вон за ту кочку, видишь? – приказал мне начальник штаба. – Они будут минут через пять.
   Я отполз, куда мне было велено: действительно хорошая позиция.
   – Кажется, – раздался в наушнике голос Гвидо, – он надеются застать нас врасплох.
   – Ага, – согласился я. – Я тоже надеюсь. Командуй. Ты тут лучше ориентируешься. Включи общий канал.
   – Есть, – откликнулся донельзя довольный оказанным доверием братишка.
   – Энрик!
   – Десять.
   – Семь. Это Тома. Человек пять пересекли ручей.
   – Ясно. Дальше докладывай Гвидо.
   – Есть.
   Я пересказал начальнику штаба сообщение разведчика.
   – Все в порядке, – откликнулся Гвидо, – у нас там на деревьях… Внимание! – сказал он по общему каналу. – Сразу после меня можно стрелять.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация