А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Галактический орден почета" (страница 1)

   Мак Рейнольдс

   Галактический орден почета

   Дон Мазерс вытянулся по стойке «смирно», бодро отсалютовал и отрапортовал:
   – Младший лейтенант Донал Мазерс докладывает, сэр.
   Коммодор смерил его взглядом, козырнул и взглянул на лежащий на столе рапорт.
   – Мазерс, Одиночная Разведка, У-сто два. Сектор А-двадцать два-Ка-двести двадцать три, – пробормотал он.
   – Да, сэр.
   Коммодор вновь взглянул на него.
   – Вы были на посту всего пять дней, лейтенант.
   – Да, сэр, на третий день мне показалось, что испортилась форсунка. Пару дней я терпел, но затем решил, что лучше мне вернуться и проверить, в чем дело. – Затем добавил: – Согласно инструкции, сэр.
   – М-да, конечно. Разведчик вряд ли сможет ремонтироваться в космосе. Если возникают какие-то сомнения, инструкции предписывают вернуться на базу. Рано или поздно это случается с каждым.
   – Да, сэр.
   – Однако, лейтенант, с вами это было четыре раза из шести.
   Дон Мазерс ничего не ответил. Он казался невозмутимым.
   – Механики доложили, что с вашим двигателем все в порядке.
   – Иногда, сэр, следов не остается. Может, это была порция плохого топлива. Она сгорела в конце концов, и все стало на свои места. Но в этом случае тоже следует вернуться на базу.
   Коммодор нетерпеливо прервал его:
   – Лейтенант, не надо объяснять мне недостатки Одиночной Разведки. Около пяти лет я сам был пилотом. Мне известны все недостатки – и машин, и пилотов.
   – Сэр, я не понимаю.
   Коммодор посмотрел на кончик своего большого пальца.
   – От двух недель до месяца вы проводите в открытом космосе. Совсем один. Высматривая корабли крейденов, которые практически никогда не появляются. В истории войн я могу припомнить лишь одну подобную ситуацию. Во время Первой мировой войны летчики также летали в одиночку. Но они летали всего лишь пару часов или около того.
   – Да, сэр, – бессмысленно повторил Дон.
   Коммодор продолжал:
   – Здесь, в штабе, мы понимаем, что в открытом космосе можно поддаться внезапному страху и, вообразив, будто с кораблем не все в порядке, вернуться на базу, но, – Коммодор откашлялся, – четыре раза из шести? Лейтенант, вы не думаете, что вам надо сходить к психиатру?
   Дон Мазерс вспыхнул:
   – Нет, сэр, я так не думаю.
   Коммодор по-военному сухо ответил:
   – Очень хорошо, лейтенант. У вас будет обычный трехнедельный отпуск. Вы свободны.
   Дон энергично козырнул, повернулся и вышел из кабинета.
   В коридоре он тихонько выругался. Что знают эти медноголовые бюрократы о космическом страхе? О бездонной черноте, о гнусной невесомости, о волнах первобытного ужаса, что охватывает тебя, когда мысль о том, что ты оторван, оторван, оторван от Земли, вдруг пронзает до самого нутра. Что ты один, один, один. В миллионе, миллионе миллионов миль от своего ближайшего сородича. Летать в корабле, который чуть больше нормального шкафа? Что знает об этом Коммодор?
   Дон Мазерс весьма предусмотрительно забыл, кто прослужил в разведке пять лет.
   Из штаб-квартиры Космического Командования он направился к Гарри, в «Нуово-Мексико бар». В это время дня там было пусто.
   – Привет, лейтенант, – поздоровался Гарри, – а я думал, ты патрулируешь. Как это ты так скоро вернулся?
   Дон холодно ответил:
   – Суешь свой нос в дела безопасности, Гарри?
   – Ну вот! Нет, лейтенант. Ты же меня хорошо знаешь. Я знаю всех парней. Я просто так болтал.
   – Слушай, как насчет кредита, Гарри? На этой неделе у меня нет денег.
   – Нет проблем. Мой мальчик служит на легком крейсере «Нью-Даос». Я открываю кредит для любого космонавта. Что закажешь?
   – Текилу.
   Текила была единственной уступкой, которую «Нуово-Мексико бар» сделал своему названию. В остальном он выглядел так, как выглядит любой бар в любом месте и в любую эру. Гарри налил, добавил лимон и соль.
   – Слышал сегодняшние утренние новости? – спросил он.
   – Нет, я только что вернулся.
   – Колин Кэзи умер. – Гарри покачал головой. – Единственный человек, награжденный Галактическим орденом Почета. Согласно Президентскому обращению, в память о нем каждый в системе должен помолчать пять минут в два часа по солнечному времени. Знаешь, сколько раз вручался этот орден, лейтенант? – И, не дожидаясь ответа, продолжил: – Всего тридцать шесть раз.
   Дон сухо добавил:
   – Двадцать восемь из них – посмертно.
   – Да-а, – Гарри, наклонившись к своему единственному клиенту, вдруг изумленно проговорил: – Галактический орден Почета, награжденный которым не может сделать ничего дурного. Вообрази. Приезжаешь в какой-нибудь городишко, идешь в самый большой ювелирный магазин, берешь бриллиантовый браслет и выходишь. И что тогда?
   Дон фыркнул:
   – Хозяину магазина возместят убытки с помощью пожертвований от граждан. И, может быть, мэр напишет тебе благодарственное письмо за то, что ты прославил их городишко, соблаговолив заметить один из увиденных в магазине товаров.
   – Да-а, – Гарри благоговейно покачал головой, – а представь, ее, ли ты убьешь того, кто тебе не нравится, то и ночи не просидишь в тюряге.
   Дон возразил:
   – Если бы у тебя был Галактический орден Почета, ты не должен бы был никого убивать. Слушай, Гарри, ты не возражаешь, если я позвоню?
   – Вы же знаете, где телефон, лейтенант.
   На экране телефона появилась Диана Фуллер; очевидно, она собирала чемоданы. Она обернулась и удивленно произнесла:
   – Ой, Дон, я думала, что ты на дежурстве.
   – Я там и был. Но случилась поломка.
   – Опять? – спросила она, слегка нахмурив брови.
   Он нетерпеливо перебил:
   – Слушай, я хочу встретиться с тобой. Завтра ты улетаешь на Каллисто. Это наш последний шанс. Я хотел поговорить с тобой о чем-то очень важном.
   Она ответила слегка раздраженно:
   – Я собираю вещи, Дон. Для встречи с тобой у меня просто нет времени. Мне кажется, мы уже попрощались пять дней назад.
   – Это очень важно, Ди.
   Она бросила два свитера на кресло или во что-то не видимое на экране и, уперев руки в бока, взглянула ему прямо в лицо.
   – Нет, Дон, не для меня. Это все уже было. Зачем мучить себя? Ты не готов к женитьбе. Дон. Мне не хочется обижать тебя, но ты просто не можешь жениться. Увидимся через несколько лет, Дон.
   – Ди, всего лишь пару часов, сегодня днем.
   Диана повернулась к нему и произнесла:
   – Колин Кэзи умер от ран сегодня утром. Президент просил почтить его память пятью минутами молчания. Дон, я собиралась провести это время одна, немного всплакнула бы, вспомнив человека, который умер и за меня, и за всех нас. Того, который был так отважен, что удостоился высшей чести, какой когда-либо удостаивался человек. И я не хочу, чтобы в это время рядом со мной был солдат, покинувший свой пост.
   После того как экран погас, Дон Мазерс вернулся и на негнущихся ногах подошел к стойке. Он рухнул в кресло и решительно приказал:
   – Еще текилу, Гарри. Двойную. Без лимона и соли.
   Час спустя или около того чей-то голос произнес:
   – Вы – младший лейтенант Донал Мазерс?
   Дон поднял глаза и прорычал:
   – Ну и что? Пошли вон.
   Их было двое. Близнецы или очень похожи. Без выражения на лицах, крепко сложенные. Такие обречены охранять удовольствия людей богатых или умных, но сами не способны стать ни тем, ни другим. Один из них повторил:
   – Босс хочет тебя видеть.
   – А кто ваш босс, черт побери?
   – Может, он скажет, когда тебя увидит, – рассудительно и терпеливо сказал другой.
   – Ну, можете передать своему боссу, чтобы он отправлялся к…
   Второй из вошедших стоял спокойно, засунув руки в карманы пальто. Потом он вытащил левую руку и положил перед Доном Мазерсом чек.
   – Босс велел передать это вам.
   Тысяча юнит-нотов. Дон никогда не видел чека на такую сумму, даже и на половину такой суммы.
   Он закусил губу, взял чек и хорошенько его рассмотрел. Подделка была искусством давно забытым. Ему даже и в голову не пришло, что он может быть фальшивым.
   – Хорошо, – промолвил Дон, вскакивая на ноги, – давайте поедем к боссу, мне сейчас нечего делать, а его визитная карточка заинтриговала меня.
   На улице один из них вызвал такси, нажав кнопку на своем запястье, и они втроем уселись. Тот, который дал Дону чек, набрал на циферблате адрес, и они поехали.
   – Ну, так чего босс хочет от меня? – поинтересовался Дон.
   Они не удостоили его ответом.
   Местом их назначения оказалось здание Межпланетных Линий. Машина подняла их вверх, на пентхауз, увенчивающий здание, и они приземлились на террасе.
   На пляжных стульях, между которыми располагался автобар, сидели двое мужчин. Оба средних лет. Один из них, невероятно тучный, был смутно знаком Дону Мазерсу. Из передачи последних известий? Из статьи в журнале? Другой был типичный злодей, такой, каких обычно изображают в видеофильмах. Мало кто из людей в реальной жизни выглядит как законченный злодей. Дон решил, что этот – исключение. Он хмуро посмотрел на них.
   – Я полагаю, один из вас – босс.
   – Правильно, – прохрюкал толстяк. Он посмотрел на провожатых Дона. – Вы, Скотти и Роджер, идите.
   Они сели в машину и уехали.
   Тип с лицом злодея произнес:
   – Это мистер Лоуренс Демминг. Я его секретарь.
   Демминг пропыхтел:
   – Садитесь, лейтенант. Что будете пить? Моего секретаря зовут Ростофф. Макс Ростофф. Вот мы и познакомились. Полагаю, вы – младший лейтенант Донал Мазерс.
   – Текилу, – выговорил Дон.
   Макс Ростофф заказал выпивку для него и, не спросив, еще одну, для шефа.
   Теперь Дон вспомнил, кто такой Демминг. Лоуренс Демминг, миллиардер. Грабитель-магнат, так назвали бы его раньше. Транспортный воротила Солнечной системы. Будь он свиньей, его давно бы зарезали. Тучность его была болезненной.
   Ростофф спросил:
   – У вас есть удостоверение личности?
   Дон Мазерс раскрыл бумажник, вытащил удостоверение. Ростофф передал ему текилу, взял карточку и осмотрел ее со всех сторон.
   Демминг раздраженно поинтересовался:
   – У вас на воротнике эмблема пилотов Разведки. Какой сектор вы патрулируете, лейтенант?
   Дон отхлебнул глоток огненного мексиканского напитка, взглянул на Демминга поверх стакана:
   – Это военная тайна.
   Демминг шевельнул пухлыми губами:
   – Разве Скотти не дал вам тысячу юнит-нотов? – И, не дожидаясь ответа: – Вы взяли чек. Верните его или скажите номер вашего сектора, лейтенант.
   Дон Мазерс понимал, что такой человек, как Демминг, может получить подобную информацию, не прилагая особых усилий. Да и секрет был не ахти какой.
   Он пожал плечами:
   – А-двадцать два-Ка-двести двадцать три. Я летал на У-сто два.
   Макс Ростофф вернул удостоверение Дону, взял со стола карту Солнечной системы и что-то там проверил.
   – Ваша информация верна, мистер Демминг. Это именно тот человек.
   Демминг поудобнее устроил свою тушу в кресле, отхлебнул глоточек и сказал:
   – Очень хорошо. Не желаете ли получить Галактический орден Почета, лейтенант?
   Дон Мазерс рассмеялся:
   – А вы?
   Демминг нахмурился:
   – Я не шучу, лейтенант Мазерс. Я не служу в Вооруженных Силах и не могу получить такую награду. Но вы, вы – пилот Разведки.
   – И у меня столько же шансов получить орден Почета, сколько родить тройню.
   Транспортный магнат покачал отвратительно толстым пальцем:
   – Я отвечаю за свои слова.
   Дон Мазерс загоготал и выпалил:
   – Черта с два! В нашей системе ни у кого нет столько денег, чтобы купить орден Почета. Это грань, где даже ваши деньги, Демминг, не помогут.
   Демминг поудобнее уселся в кресле, закрыл глаза и проворчал:
   – Скажи ему.
   В разговор вступил Макс Ростофф:
   – Несколько дней назад мы с мистером Деммингом возвращались с Ио на одном из грузовых судов межпланетных Линий. Эти корабли полностью автоматизированы, вы, вероятно, знаете об этом. Итак, мы были совсем одни.
   – Ну? – Дон, ни у кого не спрашивая, налил себе еще текилы. Двойной. Внутри него росло возбуждение, и выпитое ранее вино тоже давало о себе знать. Происходило что-то важное, очень-очень важное. Но он не имел ни малейшего понятия, что именно.
   – Лейтенант, как вам это понравится – захватить в плен легкий крейсер крейденов? Если не ошибаюсь, вероятно, Миро-класса.
   Дон нервно рассмеялся, не зная, что там будет дальше, но чувствуя нарастающее волнение. Он произнес:
   – Во всей истории войн между нашими расами неповрежденный корабль крейденов никогда не был захвачен. Было бы здорово, если бы это случилось.
   – Ну, этот не совсем целый, но почти.
   Дон смотрел то на Ростоффа, то на Демминга:
   – О чем, черт побери, вы говорите?
   – В вашем секторе, – ответил Ростофф, – мы обнаружили брошенный крейсер Миро-класса. Экипаж – мерзкие твари – погиб. Их около тридцати. Мистер Демминг и я предполагаем, что судно было уничтожено во время одной из стычек между нашим флотом и их и что каким-то образом все сражающиеся погибли. Так или иначе, сегодня корабль плавает, брошенный всеми, в вашем секторе.
   Ростофф мягко добавил:
   – Чтобы увидеть следы битвы, нужно подобраться к нему совсем близко. А так он выглядит совсем целым.
   Демминг вновь открыл глаза и выговорил:
   – И вы возьмете его в плен.
   Дон Мазерс глотнул текилу, облизнул губы.
   – И почему вы считаете, что это поможет завоевать самую высокую награду, которая когда-либо была установлена?
   – Потому что, – насмешливо проговорил Ростофф, – вы доложите, что перед вами крейсер крейде-нов, Миро-класса. Мы полагаем, что ваше начальство прикажет вам держаться на расстоянии, дожидаясь подмоги. Ведь крошечный разведчик ничего не может сделать, кроме как держать врага под наблюдением, пока не прибудет эскадрон. Потом вы передадите по радио, что корабль удаляется и вы собираетесь его атаковать. Когда появится подкрепление, окажется, что вы захватили крейденов в одиночку, хотя противник был в пятьдесят раз сильнее.
   В горле у Дона першило, ладони взмокли.
   – Один разведчик против крейсера Миро-класса? По меньшей мере, в пятьдесят раз больше, мистер Рос-тофф, по меньшей мере.
   – Вас, обязательно наградят орденом Почета, – промычал Демминг, – особенно сейчас, когда Колин Кэзи умер и никто из живущих ныне не имеет этой награды. Макс, налейте еще лейтенанту.
   Дон спросил:
   – Слушайте! Почему? Я думаю, может, вы и правы насчет получения награды. Но почему, почему я и какова ваша доля?
   Демминг пробормотал:
   – Ну вот, мы и добрались до главного.
   Он опять поерзал в кресле и закрыл глаза, а его секретарь тем временем вступил в разговор.
   Макс Ростофф наклонился вперед, его волчье лицо внезапно стало очень серьезным.
   – Лейтенант, мы только начинаем разрабатывать месторождения на спутниках Юпитера. Есть все основания полагать, что источники урановых руд на Каллисто – единственное, что поможет нам победить крейде-нов. Так или иначе, тот, кто этим займется, сумеет заработать буквально миллиарды.
   – Я все же не понимаю…
   – Лейтенант Мазерс, – терпеливо продолжал Ростофф, – награжденный орденом Почета стоит выше закона. Его престиж невероятно высок, нет такой величины… Ну, давайте я объясняю на примере. Предположим, обладатель ордена Почета создает акционерное предприятие для разработки иранита на Каллисто. Трудно ли ему будет избавиться от акций?
   Демминг проворчал:
   – А представьте, что было всего несколько темных манипуляций в делах корпорации? – Он глубоко вздохнул: – Поверьте, лейтенант Мазерс, за столетия скопилось потрясающее количество законов, которые мешают бизнесу. Идет долгая война за возможность продолжать свое дело. Вести бизнес, не совершая никаких погрешностей против закона, – для развития новой отрасли это было бы бесценно. – Он вновь вздохнул так, что его туша заколыхалась. – Бесценно.
   Ростофф, хитро глядя, произнес:
   – Мы предлагаем вам трехстороннее сотрудничество, Мазерс. Вы с вашим орденом Почета будете нашей вывеской. Мистер Демминг даст первоначальный капитал для разработок. А я… – он усмехнулся со злобным удовлетворением, – я видел корабль крейденов и я тоже вхожу в долю. Я обеспечиваю мозги.
   Демминг недовольно хмыкнул, но ничего не сказал. Дон тихо сказал, глядя на пустой стакан и вертя его в руках:
   – Слушайте, мы по уши завязли в войне с крейденами, войне не на жизнь, а на смерть Победим или мы, или они. В такое время вы предлагаете провернуть фальшивку, которая сделает возможным разработку новых сателлитов на миллиардные суммы.
   Демминг бессмысленно промычал что-то.
   Дон продолжал:
   – Теоретически мы все должны сплотить наши усилия. Ваш проект, как мне представляется, вставляет палки в колеса общего дела.
   Демминг закрыл глаза.
   Ростофф возразил:
   – Лейтенант, мы живем в жестоком мире. Если мы в конце концов уничтожим крейденов, одной из причин этого будет жестокость нашего общества. Всяк за себя, и к черту отстающих. Апологеты этого общества выдумывают красивую чепуху, такую, например, как свободное предпринимательство, но на самом деле это мир, где все пожирают друг друга. Удивительно, что общество это живет или, по крайней мере, до сих пор живо. Сейчас человечество нуждается в урановом топливе со спутников Юпитера. Добывая его, можно сколотить огромное состояние. Почему бы нам этого не сделать?
   Казалось, Демминг сейчас захрюкает.
   Ростофф угрюмо продолжал:
   – Не будьте наивным, лейтенант. Тому, кто это сделает, честность не понадобится. В нечестной игре нельзя выиграть, играя честно. Выигрывает самый большой жулик. Мы нашли джокер, оброненный кем-то на пол, и мы будем простаками, если не воспользуемся им.
   Демминг открыл поросячьи глазки.
   – Все это чисто теоретическая сторона дела. Мы основательно изучили ваше прошлое перед тем, как пригласить вас, Мазерс. Мы знаем вашу биографию и до того момента, когда вы вступили на Космическую Службу. Между нами говоря, разве вы не хотите оставить армию? Целый миллиард мужчин и женщин в наших Вооруженных Силах может заменить вас. Скажем, что вы уже выполнили свой долг. Разве вы не понимаете, какие возможности откроются перед вами, когда у вас в кармане будет орден Почета?

***
   Корабль был на месте, он медленно плавал. Если бы в прошлый патруль он был более внимателен, он сам натолкнулся бы на него. И если бы он нашел его, он, конечно, доложил бы, что перед ним действующий вражеский крейсер. Демминг и Ростофф оказались правы. Следов сражения не было видно.
   Это если приближаться по траверзу с правого борта. С этой стороны в особенности он выглядел абсолютно нетронутым.
   К этому заключению Дон пришел, сделав несколько витков вокруг корабля. Мазерс играл весьма осторожно. Все было вовсе не так просто, как можно было подумать. Он не хотел совершать никаких ошибок. Его руки потянулись к продуктовому отсеку, вытащили оттуда космический термос, в котором должен храниться фруктовый сок, но в котором на этот раз было совсем не то. Он сделал большой глоток.
   В конце концов он вернулся на выбранное место и щелкнул включателем экрана. На нем появилось лицо лейтенанта с базы. Тот вопросительно поглядел на Дона Мазерса.
   Дон доложил, стараясь говорить взволнованно:
   – Мазерс, разведчик У-сто два, сектор А-двадцать два-Ка-двести двадцать три.
   – Да-да, – позевывая прервал его тот.
   – Я обнаружил крейденовский крейсер, думаю, Миро-класса.
   Лейтенант дернулся. Он нажал какую-то кнопку, экран замерцал, потом засветился вновь.
   Седовласый адмирал Флота оторвал взгляд от бумаг, лежащих перед ним на столе.
   – Да?
   Дон Мазерс отрапортовал:
   – Обнаружен крейсер Миро-класса в секторе А-двадцать два-Ка-двести двадцать три, сэр. Я нахожусь в пятидесяти милях от него. Думаю, пока меня не обнаружили. По крайней мере – он в меня не стреляет.
   Адмирал подавал кому-то знаки. Двое младших офицеров подошли к экрану, получили набросанные на бумаге приказания. Адмирал быстро зажег приказы на двух других экранах. Через секунду он вновь взглянул на Дона Мазерса.
   – Держитесь, лейтенант. Наблюдайте за ним столько времени, сколько сможете. Ваши точные координаты?
   Дон дал координаты и продолжал ждать. Через несколько минут адмирал вновь повернулся к нему.
   – Дайте взглянуть, лейтенант.
   Дон Мазерс установил экран так, чтобы видно было крейденовский крейсер. Ладони у него взмокли, но пока все шло по плану. Он жалел, что не может хлебнуть еще немного.
   Адмирал произнес:
   – Миро-класс, все правильно. Не приближайтесь к нему, лейтенант. Они подожгут вас к чертям и уплывут У нас есть оперативная группа в часе полета от вас. Положитесь на них.
   – Да, сэр. Час. Он был рад узнать это. Времени оставалось немного. Он подождал еще пять минут и затем доложил:
   – Сэр, они набирают скорость.
   – О, черт, – выругался адмирал, затем быстро включил еще экраны, рявкая одну команду за другой.
   Дон решительно заявил:
Чтение онлайн



[1] 2 3

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация