А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Янтарные небеса" (страница 23)

   «Разыскивается»… Ведь считается, что он застрелил блюстителя порядка, и за такое преступление его даже повесить мало. Описание его внешности уже разошлось по телеграфу по всему Техасу, и наверняка в этот момент рейнджеры прочесывают окрестности в поисках его, так что шансы выбраться из штата живым у него крайне малы.
   Да, ему придется выбираться из штата, из родного Техаса… Никогда ему больше не суждено увидеть милую сердцу усадьбу «Три холма» и ее окрестности с их зелеными лугами и глубокими прохладными ручьями, с наполненными солнцем и пылью тяжелыми трудовыми буднями и полными блаженной неги восхитительными ночами…
   Единственное, что у него было, – это усадьба «Три холма», а большего Джейку и не требовалось. Как бы далеко он ни отъезжал, он всегда знал, что его ждет родной дом с просторными комнатами, белоснежными простынями, сытной едой, жизнь в котором течет мирно и неспешно. Маленький, тихий уголок Техаса, милее которого нет ничего на белом свете. Дом, где его ждет Дэниел…
   О Господи, Дэниел!
   При воспоминании о брате у Джейка перехватило дыхание, перед глазами поплыли красные круги. Дэниел, который всегда мог все уладить, который знал ответы на все вопросы, который полагался на него… Дэниел, которого он любил и которому доказал свою любовь тем, что отнял у него самое дорогое существо на свете – Джессику. Этого Дэниелу уже никогда не удастся уладить. Джессика…
   – Джейк? – послышался за спиной ее голос, робкий, дрожащий.
   Джейк обернулся. Лицо у нее было бледное, напряженное, но Джейк не знал, что ей сказать. Сказать было нечего. Он даже не мог заставить себя взглянуть на нее.
   Взяв в руки вожжи, Джейк ловко вскочил в седло и, отвернувшись от Джессики, бросил:
   – Поехали. Нужно отсюда уезжать.
   Он стегнул свою лошадь и поскакал, снова, как и прежде, заметая следы.
   Джессике ничего не оставалось, как последовать за ним.
   На закате они сделали привал, развели маленький костерок и, взяв по тарелке бекона с фасолью, уселись ужинать. Однако ни у Джессики, ни у Джейка аппетита не было, да и разговаривать им тоже не хотелось. Расположились они под высоким берегом реки, надежно скрывавшим их от посторонних глаз. Дым от костра исчезал в ветвях раскидистого тополя. Здесь беглецы были в безопасности.
   Понуро сидели они, погруженные каждый в свои думы. Вот и пришел конец сладостным мечтам, начинается тяжелая, безрадостная жизнь. Отчаяние окутало их, словно плотная, мрачная пелена, и Джессика с Джейком чувствовали, что никакими словами не рассеять его и никуда от него не деться. Действительность предстала перед ними во всей своей неприглядности, и больше не было никакого смысла пытаться уйти от нее.
   Наконец Джейк оторвался от тарелки и отставил ее в сторону. Взяв в руку кружку с кофе, он отпил глоток, не чувствуя вкуса.
   – Я никогда никого не убивал. У меня даже в мыслях такого не было, – тихо, задумчиво, почти про себя проговорил он. Ирония собственных слов поразила его, и он чуть было не улыбнулся, но, взглянув на Джессику, почувствовал, как слезы застилают ему глаза. Поспешно переведя взгляд на черную жидкость, Джейк тихонько добавил: – Но я совершал много таких вещей, за которые стоит повесить. Так что, может, это и справедливо.
   Джессика поняла, что он имеет в виду ее и то, что они оба предали Дэниела. От этой мысли она почувствовала в груди мучительную боль. Очень хотелось плакать, но нужно держаться.
   – Мы вернемся в Дабл-Спрингс и расскажем правду, – звонким, решительным голосом проговорила она.
   – Нет, черт подери! – Джейк порывисто выплеснул остатки кофе в костер, и пламя, злобно зашипев, взметнулось вверх. – И хватит об этом!
   – Больше нам ничего не остается! Это…
   – Нет! Шериф мертв, Джессика. Они засадят тебя в тюрьму на всю оставшуюся жизнь! – Он встретился с Джессикой взглядом, и в глазах его была такая мука, что у нее чуть сердце не разорвалось от горя. – Неужели ты думаешь, что я буду жить, если с тобой такое случится?
   – Но я не могу допустить, чтобы тебя повесили за преступление, которого ты не совершал! – воскликнула Джессика. – Как ты можешь просить меня об этом?
   – А как ты можешь просить меня, чтобы я отправил тебя в тюрьму?
   Мгновение оба смотрели друг на друга с горечью и мукой. Казалось, мгновение это, полное отчаяния оттого, что будущее безотрадно и изменить его они не в состоянии, будет длиться вечно. Наконец, тяжело вздохнув, Джейк отвернулся.
   – Никто меня не повесит, – проговорил он. – Не волнуйся. Единственное, что мне нужно сделать, – это доставить тебя домой целой и невредимой… а потом я поеду на Запад.
   Подавив готовый было вырваться крик, Джессика бросилась к Джейку.
   – Джейк, нет! – Она опустилась рядом с ним на колени и схватила его за руку. На лице Джейка застыла гримаса муки и боли. – Ты не можешь вечно скрываться от преследования, как какой-то преступник! Не можешь меня бросить! Джейк, я люблю тебя, я…
   – Тебе придется забыть меня, – хриплым голосом проговорил Джейк, уставившись на пламя. – Ты должна вернуться в «Три холма» и жить с Дэниелом. – Каждое слово с трудом вылетало из его рта, словно пробивалось сквозь толщу отчаяния. – Ты должна забыть все, что между нами было, выбросить меня из головы, словно меня никогда не было на свете. Пойми, меня разыскивают, жизнь моя в постоянной опасности.
   Он прерывисто вздохнул, и Джессика почувствовала на своей груди, шее, глазах его горячее дыхание. Ей очень хотелось заплакать, но слезы не шли: слишком сильными были боль и чувство безысходности. Прижавшись лбом к плечу Джейка, она дрогнувшим голосом тихо прошептала:
   – Я никогда тебя не забуду… В тебе – вся моя жизнь. Джейк медленно закрыл глаза, пытаясь сдержаться, но никакая сила в мире не могла помешать ему крепко обнять Джессику и властно притянуть к себе. Он прерывисто вздохнул, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы и медленно стекают сквозь сомкнутые ресницы. Губы его жадно прильнули к губам Джессики. Они прижались друг к другу, стараясь отогнать от себя отчаяние, разрывавшее их души, и занялись любовью, неистово, безудержно, словно телами пытались выразить протест против пустоты и расставания, которые им предстояло вынести. Джейк прижимал к себе Джессику с силой, способной сокрушить любые преграды, но не способной удержать ее возле себя. Но хоть и сильна была страсть, бросившая их в объятия друг друга, но быстротечна, и в конце концов Джессика с Джейком разжали объятия.
   Небо было темным и беззвездным, и разверзшаяся над головой пустота, черная и необъятная, как сама ночь, казалось, готова была поглотить их.
   – Я поеду с тобой, – наконец прервала тягостное молчание Джессика.
   – Нет. Сейчас тебе больше, чем когда-либо, требуется защита Дэниела, – проговорил Джейк, глядя в пустое темное полотно неба.
   Джессика повернулась к нему лицом.
   – Ты же мне говорил, что я прекрасно умею сама о себе заботиться.
   – Ты его жена, Джессика. – И в этих простых, произнесенных тихим голосом словах отразилось все его отчаяние, все прошлое и будущее. – Ты принадлежишь ему. А я… я никогда больше не смогу вернуться домой.
   И впервые Джейк позволил себе задуматься над суровой правдой этих слов. Все эти недели, проведенные с Джессикой, «Три холма» и Дэниел были для него чем-то неясным, аморфным. Усадьба – местом, куда они должны добраться, а Дэниел – человеком, который все уладит… Нет, ничего уладить Дэниел уже не сможет. Он, Джейк, предал Дэниела не только телом, но и душой. Предал человека, который научил его всему тому, что знал сам, который олицетворял собой все хорошее, что только есть в мире; предал брата, которого когда-то любил больше всех на свете…
   Дэниел тоже любил Джессику, теперь-то Джейк это понимал. Джейк знал, как можно любить женщину, не обладая ею, поскольку сам любил Джессику, тайно, безнадежно. И он будет любить ее всегда, хотя может случиться так, что он никогда больше не заключит ее в свои объятия. А Дэниелу он причинил самую большую боль, какую только один мужчина способен причинить другому. Он не только любил его жену, но и спал с ней, чего Дэниел никогда не в состоянии будет понять и никогда не простит. Впрочем, Джейк и не станет просить его о прошении.
   Джейк знал, что никогда больше не сможет смотреть Дэниелу в глаза. В глубине души он и раньше понимал, что никогда не сможет вернуться в «Три холма», потому что полюбил жену брата. Прежняя жизнь, такая до боли знакомая, закончилась. Больше ее никогда не будет.
   – Может, так даже лучше, – тихонько проговорил он.
   Джессика смотрела на беззвездное небо, просвечивающее сквозь густую листву, и почувствовала, как от его слов ее охватила такая слабость, что не было сил пошевелить ни рукой, ни ногой. Стиснув зубы и закрыв глаза, она попыталась подавить эту слабость, которая не принесла бы сейчас никакой пользы ни ей, ни Джейку. Пытаясь ухватиться за соломинку, Джессика сказала:
   – Это был несчастный случай. Ты никого не убивал. Если мы объясним это Дэниелу, он поможет тебе. – Но, говоря это, она понимала, что Джейка не переубедить. И дело тут вовсе не в убитом шерифе. Они бегут сейчас не от закона, а от Дэниела. Они предали его, совершив грех во имя любви, и теперь настал час расплаты.
   Медленно и осторожно, взвешивая каждое слово, Джейк бесстрастным голосом произнес:
   – Это последнее, что я могу сделать… для вас обоих. Ты нужна Дэниелу. Я… я обещал, что привезу тебя к нему. Он позаботится о тебе. С ним ты будешь в безопасности. Я должен отвезти тебя к нему. – И, коротко вздохнув, закончил: – Быть может, этого недостаточно, но это все, что я могу сделать.
   Джессика всеми силами постаралась скрыть охватившее ее отчаяние. Как она может вернуться к Дэниелу, когда единственное, что у нее есть в жизни, – это Джейк? Как может спокойно жить с человеком, которому изменила, и знать, что Джейк влачит где-то жалкое существование, каждую минуту думать, что его схватят и отдадут под суд? У нее страшно защемило сердце.
   – Прошу тебя, – умоляюще прошептала она, – давай уедем куда-нибудь, где нас никто не знает. Никто нас не найдет. А даже если и найдут… Пускай! Это не будет иметь никакого значения, ведь мы будем вместе.
   Джейк замер и, выпустив ее руку из своей, поднялся и принялся натягивать брюки. Одевшись, резко бросил:
   – Мужчина, который спасается от погони, не может позволить себе тащить за собой женщину. Я не смогу заботиться одновременно и о тебе, и о себе. У одного меня еще есть шанс спастись, а с тобой я наверняка пропаду.
   Джессика поняла, что он специально хочет причинить ей боль, и, закусив губу, промолчала. Джейк прав. Ей ничего не остается делать, как отпустить его. Нельзя, чтобы он из-за нее подвергался опасности.
   В тусклом желтом свете костра Джессике отчетливо было видно каждое движение Джейка, четко вырисовывался его темный одинокий силуэт. Вот он выливает на землю остатки кофе, отодвигает в сторону вязанку хвороста.
   «Он уедет, – с отчаянием подумала она. – Я вернусь к Дэниелу, а он уедет куда-нибудь далеко-далеко, где будет в безопасности и где прошлое никогда его не достанет. И я никогда его больше не увижу. Никогда не узнаю, жив он или нет. Я никогда его больше не увижу…»
   У них с Джейком нет и никогда не было общего будущего. С того самого момента, когда она влюбилась в него, она уже понимала, что эта любовь преступна. Она не может отправиться вместе с ним. Она замужняя женщина, а он человек, которого считают преступником. Но как ей жить без него?
   Горькие слезы выступили у Джессики на глазах. Повернувшись к Джейку, она дрогнувшим голосом прошептала.
   – О, Джейк, что же нам делать?
   На вопрос этот не было ответа, и они оба это знали. Джейк долго сидел, уставившись на пламя костра. Наконец, не оборачиваясь, проговорил, тихо, весомо:
   – Я думаю… – Он вздохнул. Видимо, ему хотелось сказать что-то другое, но другого сказать было нечего. – Будем жить дальше. – Затрещал костер, в воздух взметнулись тучи искр, но тут же исчезли: ночь поглотила их. Уставившись на язычки пламени, Джейк тихо, но решительно повторил: – Будем жить дальше.

   Легкая прохладная дымка повисла над землей. Джейк остановил лошадь на самом гребне холма. Внизу простирался изумительной красоты ландшафт бледно-зеленых и коричневых тонов, кое-где пронизанный яркими пятнами. Осень уже вступала в свои права. Ни у Джессики, ни у Джейка не было верхней одежды, которая защитила бы их от холода и сырости. Джейк сидел, глубоко надвинув шляпу на лоб. Лицо его, покрытое капельками дождя, было абсолютно непроницаемо.
   – Вот и приехали, – сказал он подъехавшей к нему Джессике.
   Тринадцать недель прошло с тех пор, как он вызволил ее из дома сумасшедшей тетки Евлалии. И все это долгое время, пока одно время года сменяло другое, они были вместе. Время это, наполненное безграничной радостью и страшным отчаянием, им не забыть никогда. Особенно последние недели – после посещения городка Накогдочес, – состоявшие из нанизанных друг на друга жарких дней, проведенных под раскаленными янтарными небесами, и полных отчаяния ночей, каждая из которых могла стать последней.
   Они ехали, заметая следы, объезжая попадавшиеся на их пути города и населенные пункты, тщательно выискивая места, где можно запастись продовольствием, подолгу отсиживаясь в безопасных, с точки зрения Джейка, местах и медленно, но неуклонно продвигаясь на запад. Усадьба «Три холма», вожделенная цель их путешествия, постепенно стала казаться им зыбким миражом, чем-то несуществующим и недосягаемым.
   Всякий раз, когда Джессика с Джейком делали привал, они со смутным страхом думали о том, что он может оказаться последним. За каждым холмом мог скрываться эскадрон техасских рейнджеров, вооруженных револьверами с уже взведенными курками, любой незнакомец, мимо которого они проезжали, мог оказаться человеком, посланным в погоню; каждый стук копыт, разрывающий тишину ночи, мог означать приближение начальника полиции со своими помощниками. Днем Джессика с Джейком скакали, преследуемые призраками вины и правосудия, неотступно следовавшими за ними на своих конях, а ночью сжимали друг друга в объятиях, чувствуя, как переполнявшая их страсть еще больше усиливается от сознания того, что эта ночь любви может оказаться последней.
   И вот Джессика стоит рядом с Джейком. Сначала она даже не поняла, что Джейк имеет в виду. И вдруг ее осенила догадка «Три холма»! Кончился кошмар, начавшийся, казалось, сто лет назад, когда отец тяжело ранил Дэниела. Больше некуда бежать, незачем скрываться от погони!
   Джессика взглянула на Джейка. Она представить себе не могла, о чем он думает, что чувствует, в последний раз обозревая холмы и равнины, на которых вырос и по которым ему никогда больше не придется бродить. Ей не верилось, что после долгих месяцев бешеной скачки и страшного отчаяния она проснется в одно прекрасное утро и окажется, что они дома. Она представить себе не могла, что все произойдет именно так.
   Джессика глубоко вздохнула.
   – Тебе нужно будет… взять свежую лошадь и запас продовольствия, – проговорила она. – И мы поговорим с Дэниелом. Скажем ему всю правду о том, что произошло в Дабл-Спрингс. Он наверняка сможет что-то сделать.
   Лицо Джейка оставалось бесстрастным. По-прежнему не сводя глаз с горизонта, он сказал:
   – Он уже наверняка давно все знает. Одно мое присутствие здесь таит для него опасность.
   Джейк понимал, что не может даже увидеться с братом, но он не мог и уехать, не удостоверившись в том, что с Дэниелом все в порядке. Может, он попросит кого-нибудь из работников дать ему лошадь и немного денег, но о том, чтобы остаться, и речи быть не может.
   Подняв поводья, он кивком головы указал направо.
   – Внизу проходит граница наших земель. Там разбит лагерь. Наверняка в нем найдется кто-нибудь, кто мог бы проводить тебя до дома.
   Он осторожно направил свою лошадь по скользкому склону холма, и Джессика, которая никак не могла прийти в себя оттого, что они наконец-то добрались до места назначения и что это означает конец их с Джейком отношений, молча последовала за ним.
   Они подъехали к загону для скота, и, хотя нельзя было сказать, что жизнь в лагере била ключом, но и заброшенным его никак нельзя было назвать. Они объехали загон, битком набитый отчаянно мычащей скотиной, надеясь не нарваться на часовых, лениво объезжавших окрестности в поисках отбившейся от стада скотины, и были уже в сотне ярдов от бревенчатого дома, как вдруг из-за обрыва вынырнул какой-то всадник и вскинул ружье.
   – А ну-ка стой, мистер!
   Джейк продолжал ехать и не думая останавливаться. Джессика, слишком измученная и ошарашенная, следовала за ним.
   Незнакомец прицелился. Макинтош его был темным от дождя, небритое лицо усеяно дождевыми каплями.
   – Стоять, сукин сын! – голосом, не предвещавшим ничего хорошего, крикнул он. – У нас и так уже полным-полно хлопот, а ты… – Внезапно голос его прервался. Раскрыв рот от изумления, он опустил ружье. – Джейк?! Чтоб мне сдохнуть! – Круто повернувшись с седле, он заорал: – Кейси! Иди сюда! Джейк приехал! Черт подери, да это Джейк! А с ним миссис Филдинг! О Господи, Джейк!
   Пришпорив лошадь, он помчался к Джейку. Резко затормозив возле него, он, ухмыляясь во весь рот, схватил Джейка за руку и принялся энергично трясти ее.
   – Чтоб мне пусто было! Мы уж думали, ты погиб! Что, черт подери, с тобой приключилось? Почему ты так долго не возвращался? – Внезапно, видимо, почувствовав, что ведет себя не очень прилично в присутствии дамы, мужчина выдернул свою руку из руки Джейка и, приложив ее к шляпе, смущенно взглянул на Джессику. – Как говорится, мы ужасно рады видеть вас целой и невредимой, мэм. Добро пожаловать домой, мэм. – И, посчитав, похоже, официальную часть приветствия законченной, снова повернулся к Джейку. – Где, черт подери, тебя носило?
   Наклонившись вперед и скрестив руки на передней луке седла, Джейк улыбнулся:
   – Я тоже рад тебя видеть, старый ты дьявол. Когда ты наставил на меня свое ружье, я уж подумал, что мне больше не жить. Что, по-прежнему всякое ворье докучает?
   Ухмылка на лице мужчины исчезла, уступив место обеспокоенному выражению.
   – Да нет, Джейк… – помявшись, проговорил он.
   Но в этот момент позади раздался стук копыт, и через секунду, сдерживая разгоряченного коня, перед Джейком возник Кейси. Мужчины долго смотрели друг на друга: Кейси – прерывисто, с трудом, дыша, Джейк – выжидающе. Наконец Кейси приподнял шляпу и, проведя рукой по влажным редким седеющим волосам, выдохнул:
   – О Господи! Это и в самом деле ты!
   Взгляд его переместился на Джессику и задержался на ней, настороженный, недоверчивый, вобравший ее всю, от ног, обутых в ботинки, до головы, на которой красовалась потрепанная, вся в пятнах широкополая шляпа. Наконец, видимо, удовлетворенный тем, что перед ним и в самом деле жена Дэниела Филдинга, Кейси коротко кивнул и проговорил:
   – Рад видеть вас живой и здоровой, мисс Джессика. С возвращением. – И, повернувшись к сидевшему на лошади мужчине, коротко бросил: – Том, скачи домой. Скажи капитану, что они вернулись. Да пошевеливайся, парень! – рявкнул он, когда Том, не желая пропустить ничего из того, что будет дальше, замешкался. – Он ждет их уже четыре месяца! Ты что, хочешь, чтобы из-за тебя он ждал их еще дольше?
   Развернув лошадь, Том галопом поскакал к дому, а Джейк, выпрямившись, с беспокойством спросил:
   – Как Дэниел? Он…
   – С ним все в порядке, – бросил Кейси, скосив глаза в сторону, словно высматривая что-то у Джессики за левым плечом. – Только чуть с ума не сошел от беспокойства за вас обоих. Поехали домой, мисс Джессика, нечего мокнуть под дождем. Капитан мне голову оторвет, если вы вдруг заболеете. Да и жаркое стынет.
   Джессика бочком придвинулась к Джейку, наконец-то ощутив, что настал конец. Скоро она увидит Дэниела. А Джейк уедет.
   Кейси повернулся, чтобы ехать в усадьбу, но Джейк остановил его, схватив его лошадь за уздечку.
   – Мне нужна лошадь, Кейси, – проговорил он. – И хоть немного денег.
   Кейси вперился в него долгим грустным взглядом и нехотя проговорил:
   – Сюда приезжали рейнджеры, парень, искали тебя. Не знаю, в самом ли деле ты сделал то, что они говорят, или нет, и, по правде сказать, не хочу знать, но на твоем месте я не стал бы тратить время на то, чтобы брать свежую лошадь. Голову даю на отсечение, они с усадьбы глаз не спускают.
   Джессика почувствовала, как Джейк напрягся. «Нет, – подумала она. – Только не сейчас…»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация