А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Они пришли к городу" (страница 1)

   Джон Бойнтон Пристли
   Они пришли к городу

Действующие лица ...
   Джо Динмор.
   Малькольм Стриттон.
   Кадуорт.
   Сэр Джордж Гедни.
   Элис Фостер.
   Леди Локсфилд.
   Филиппа Локсфилд.
   Дороти Стриттон.
   Миссис Бэтли.

...
   Постановка может быть осуществлена в соответствии с возможностями, которые предоставляет сцена того или иного театра.
   Действие происходит в течение дня, у стен необычного города. В глубине сцены слева – башня, которая является частью городской стены. По центру башни большие, массивные входные ворота, открывающиеся вовнутрь. От башни направо вдоль всей сцены тянется стена со смотровой нишей. К стене ведут несколько ступенек. На верхней ступени справа небольшая площадка, стоя на которой можно обозревать полностью скрытый стеной город. За стеной простирается широкое и высокое небо.
   Башня, стена, площадка делаются из одного материала: под камень, бетон или кирпич. Ворота – под бронзу.
   Освещение должно меняться в соответствии с ходом действия – от полного мрака в начале, затем яркого полдня, заката до глубоких сумерек в конце. Небо – соответственно: серое – ярко-синее – багрово-закатное. С открытием ворот на сцену через них должен литься яркий солнечный свет. В конце пьесы Джо и Элис освещены только лучом света.

   Действие первое

   После поднятия занавеса сцена погружена в темноту. Слева в луче света появляется леди Локсфилд. Это красивая дама лет шестидесяти, полная чувства собственного достоинства. Манера говорить выдает ее принадлежность к привилегированному классу.
   Леди Локсфилд (оборачивается назад и зовет). Филиппа! Филиппа! (Подождав.) Филиппа!
   Голос Филиппы. Да, мама, иду.
   Леди Локсфилд (нетерпеливо). Филиппа, ну да где же ты? Не понимаю, как ты можешь бросать меня одну, когда каждую минуту может случиться что-нибудь.
   В луче света появляется Филиппа, девушка лет под тридцать. В ней нет никакого особого очарования, но ума и характера больше, чем это кажется с первого взгляда. Мать и дочь одеты как для прогулки.
   Филиппа (терпеливо, но устало). Я и не думала оставлять тебя. Я шла за тобой, но остановилась на минуту, потому что мне послышались чьи-то шаги.
   Леди Локсфилд. Тем более не следовало меня оставлять одну. Нам надо держаться друг друга.
   Филиппа (тем же тоном). Да, мама.
   Леди Локсфилд. Ты и сейчас слышишь шаги?
   Филиппа. Нет, сейчас не слышу.
   Леди Локсфилд. Где мы?
   Филиппа. Понятия не имею.
   Леди Локсфилд. И не догадываешься?
   Филиппа. Нет. Одно ясно, что мы больше не в этой гнусной борнкейской гостинице, слава богу! (Помолчав) Может быть, мы умерли и попали на тот свет?
   Леди Локсфилд. Филиппа, не глупи!
   Филиппа. Но ты сама подумай. Последнее, что я помню, – это как подлая газовая колонка лопнула со странным треском…
   Леди Локсфилд. А я решила, что это бомба.
   Филиппа. Нет, это газовая колонка.
   Леди Локсфилд. У меня будет по этому поводу серьезный разговор с хозяйкой.
   Филиппа. Для этого сперва надо ее найти.
   Леди Локсфилд. Филиппа, я не могу позволить тебе так со мной разговаривать! (Делает шаг, другой. Останавливается.) Давай сообразим. Может быть, нас отнесло взрывом в парк?
   Филиппа. Нет, это не Борнкей.
   Леди Локсфилд (нетерпеливо). Ну тогда где же мы?
   Филиппа. Не знаю. Но только не в Борнкее. Здесь все выглядит совсем иначе. (Прислушивается) Тише! Опять как будто шаги.
   Леди Локсфилд (в испуге). Ох, Филиппа! Что, если… Филиппа. Тсс! (Шепотом.) Да, кто-то идет.
   Они оглядываются; в луче света появляется Кадуорт. Он невысокого роста, средних лет, самоуверенный, с пытливым взглядом и несколько резкими манерами. Одет как преуспевающий делец, сидящий у себя в конторе. Без шляпы. Они с минуту смотрят друг на друга.
   Кадуорт (непринужденно). О, добрый вечер! Я полагаю, сейчас вечер? Как вы думаете?
   Филиппа. Да, должно быть, вечер, хотя у нас сейчас как-то все спуталось…
   Кадуорт. Да и у меня тоже. Что же, давайте познакомимся. Моя фамилия Кадуорт.
   Филиппа. Меня зовут Филиппа Локсфилд. А это моя мать, леди Локсфилд.
   Кадуорт. Здравствуйте.
   Леди Локсфилд. Здравствуйте, мистер Кадуорт. Не знаете ли, это Борнкей?
   Кадуорт (удивленно). Борнкей? Нет, не думаю. Я никогда не езжу в Борнкей. Мне там не нравится.
   Филиппа. И мне тоже. Где же мы тогда?
   Кадуорт. Я сам собирался спросить вас об этом.
   Леди Локсфилд. Да? В таком случае как же вы здесь оказались?
   Кадуорт. Понятия не имею. Не в моем характере не знать подобных вещей, но не знаю.
   Филиппа. Выходит, мы с вами в одинаковом положения. С нами это случилось, мне кажется, из-за взрыва колонки.
   Кадуорт. А я решил, что сплю и мне снится сон. Я редко вижу сны. Но дело не в них. Вчера вечером я засиделся поздно у себя в конторе, нужно было проверить кое-какие счета, и только что кончил, как… Да, должно быть, я заснул.
   Филиппа (развеселившись). Мама, он думает, что мы ему снимся!
   Кадуорт. Нет, нет! Тут, конечно, что-то другое. Но вы – первые, кого я увидел. Пройдемте немного дальше, хорошо? (Осторожно идет вперед.)
   Луч света следует за ним.
   Филиппа. Пойдем, мама.
   Леди Локсфилд (нерешительно). Что ж., пожалуй… но мне кажется, лучше бы нам… (Опасливо идет.)
   Филиппа вплотную следует за ней.
   Кадуорт (оглядываясь вокруг). Странное место. Впервые такое вижу. Вот как будто стена. Идите сюда.
   Они входят в круг света.
   Филиппа (изумленно). Да, похоже, стена.
   Кадуорт. Ну что ж, лучше стена, чем ничего.
   Филиппа. Конечно. Мама, вот мы и пришли куда-то.
   Леди Локсфилд. Какой смысл заявлять, что мы пришли, раз мы не знаем куда. Так-то, Филиппа!
   Кадуорт. Вы, кажется, сказали, что ваша фамилия – Локсфилд? Имеете отношение к заводу жестяной посуды?
   Филиппа (смеясь). Я не имела.
   Леди Локсфилд (с достоинством). Нет. Муж мой, сэр Фрэнсис Локсфилд, служил в колониях. Он был генерал-губернатором островов Таго-Таго и умер очень скоро после того, как ушел в отставку.
   Кадуорт. Никогда не слыхал о нем. Я ведь коммерсант и вращаюсь в деловых кругах. Ну так что же нам теперь делать?
   Филиппа (указывая направо). Может, попробуем пойти этой дорогой?
   Кадуорт. Что ж, пойдемте. Мне бы надо послать две-три важные телеграммы. Может быть, набредем на какое-нибудь почтовое отделение и оно окажется еще открытым.
   Филиппа тихонько смеется.
   Что вас так рассмешило, мисс?
   Филиппа. Мне кажется, вы не отдаете себе отчета… ручаюсь, что здесь нет никаких почтовых отделений.
   Леди Локсфилд. Откуда ты знаешь, Филиппа? Может быть, мистер Кадуорт и найдет почтовое отделение или что-нибудь в этом роде. Кстати, я вспомнила: мне нужно написать твоей тетке Эдит, чтобы она не вздумала приехать раньше конца будущей недели.
   Филиппа (идя за ними направо). А может быть, сейчас уже конец будущей недели.
   Кадуорт. Что за нелепость!
   Филиппа. Для меня какая-то нелепость и то, что мы здесь.
   Леди Локсфилд. Ты не устала, дорогая?
   Филиппа (нетерпеливо). Да нет же, мама. Все это так занятно! Ну-ка, посмотрим, что там такое? (Выбегает направо)
   Леди Локсфилд и Кадуорт, помедлив, идут за нею.
   Голос миссис Бэтли. Простите!
   Леди Локсфилд (кричит). Филиппа, не беги так, милочка!
   Голос миссис Бэтли. Простите.
   Кадуорт (останавливаясь). Как будто чей-то голос.
   Леди Локсфилд. Нет, это вам почудилось… (Зовет) Филиппа, будь осторожна, Филиппа!…
   Оба уходят.
   В луче света появляется миссис Бэтли. Это невысокая, плотная, средних лет женщина, бедно одетая, с корзинкой Сили сумкой в руке. Под внешним смирением, характерным для людей ее класса, в ней чувствуется спокойная уверенность.
   Миссис Бэтли (про себя). Я их слышала, а они меня – почему-то нет. Говорят по-английски, слава тебе господи! Не то что те четыре иностранца в трамвае – уж тараторили, тараторили.
   Голос сэра Джорджа (справа).Эй!
   Миссис Бэтли. Кто это?
   Голос сэра Джорджа (ближе).Эй!
   Миссис Бэтли. Кто это? Где вы?
   В луче света появляется сэр Джордж. Это крупный, привыкший потакать своим желаниям мужчина лет шестидесяти, в спортивном костюме, в руке – клюшка для гольфа. Уверенные манеры, внешнее добродушие, говорит непринужденно, медленно, растягивая слова. Типичный представитель провинциальной знати земледельцев.
   Сэр Джордж. Э… Послушайте… не можете ли вы сказать… далеко отсюда до клуба?
   Миссис Бэтли. Какого клуба?
   Сэр Джордж (удивленно). Вест-Уиндлшемско-го гольф-клуба, конечно. Какого же еще?
   Миссис Бэтли. Уж извините, никогда о таком не слыхивала. Я живу за Уолтхемстоу – вот где.
   Сэр Джордж (в ужасе).Уолтхемстоу! Боже милосердный, так неужели же я в Уолтхемстоу?
   Миссис Бэтли. Нет, ничего подобного. Может быть, мы в этом… как вы сказали? Вест… как его?
   Сэр Джордж. Вест-Уиндлшеме? Должно бы быть так, потому что я играл там в гольф. Но я не узнаю места. А вы играете в гольф? Но думаю, впрочем…
   Миссис Бэтли (которую это очень позабавило). Я – в гольф! (Смеется.) Вот чего выдумали! За всю мою жизнь меня никто об этом не спрашивал!
   Сэр Джордж. Да, конечно, я спросил не подумав. Так вот, видите ли, я играл в Вест-Уиндлшеме… и, должно быть, один из тех двух молодых болванов, что стояли за мной… я им говорил, что они стоят слишком близко… угодил в меня клюшкой. Я, вероятно, отлетел далеко и скатился куда-нибудь в обмороке, а потом забрел сюда. Другого объяснения не придумаю…
   Миссис Бэтли. Да, наверное, так оно и было. А я ходила за покупками…
   Сэр Джордж (не слушая). Вот что: на случай если кто будет спрашивать сэра Джорджа Гедни – так это я. Запомните: сэр Джордж Хедни.
   Миссис Бэтли (без всякой иронии). Подумать только!
   Сэр Джордж. А вы никого не встречали здесь?
   Миссис Бэтли. Сейчас только прошли вон там две дамы и мужчина. (Указывает направо) Если поторопитесь, так, может быть, и догоните их. Я немножко утомилась, а то и я бы пошла за ними.
   Сэр Джордж. Сюда, да? Может быть, хоть им известно, где мы находимся. Может быть, они из местных. (Торопливо уходит налево)
   Слышен его голос: «Эй, есть тут кто-нибудь?»
   Миссис Бэтли (повернув голову, прислушивается. Потом, снова обернувшись к залу, посмеивается). «А вы играете в гольф? Не думаю, впрочем…» – «Я – в гольф! Вот чего выдумали!» {Умолкает, услышав голос миссис Стриттон)
   Голос миссис Стриттон (она с беспокойством кричит). Малькольм! Малькольм!
   Миссис Стриттон подходит, все ближе и ближе, луч света
   высвечивает ее.
   Миссис Стриттон – это прилично одетая, довольно красивая суетливая провинциалка, ей далеко за тридцать. Видит миссис
   Бэтли.
   Миссис Бэтли. Вы кого ищете – не сэра Джорджа Гедни?
   Миссис Стриттон. Нет, я звала мужа. Я – миссис Стриттон.
   Миссис Бэтли (вежливо). Очень приятно. А я – миссис Бэтли. Здесь недавно проходил такой пожилой мужчина небольшого роста и с ним две дамы. Может быть, это и есть ваш муж, миссис Стриттон?
   Миссис Стриттон. Нет, он совсем не такой, как вы описываете.
   Миссис Бэтли. Ваш муж был с вами?
   Миссис Стриттон (расстроенная). Да, еще десять минут назад он был со мной. Мы всегда всюду ходим вместе.
   Миссис Бэтли (философски). Да, некоторые это любят. А другие – нет.
   Миссис Стриттон. Он хотел пойти одной дорогой, а я – другой. Вот и потерялись. И теперь не знаю, что с ним сталось.
   Миссис Бэтли. Найдется, не горюйте. Я слыхала, как те трое толковали между собой, что тут какая-то стена кругом. Стало быть, он не забредет далеко. Как только перестаешь беспокоиться о муже, так он и является. Я это уж сколько раз замечала.
   Миссис Стриттон (резко). Мы случайно потеряли друг друга. Мой муж вовсе не хотел уйти от меня. Он просто меня не слышал.
   Миссис Бэтли. Всякое бывает. Но ничего, он вас отыщет. Извините, миссис Стриттон, я хочу у вас спросить: вы что, живете здесь поблизости?
   Миссис Стриттон. Нет, мы живем в Лимингтоне. Мистер Стриттон служит кассиром в Лимингтонском банке.
   Миссис Бэтли. Вот чудеса-то! Значит, и вы не здешние?
   Миссис Стриттон. Мы собирались погостить у моего дяди – у него большая ферма недалеко от Тьюксбери. И ехали туда, понимаете…
   Миссис Бэтли (подождав). И что же?
   Миссис Стриттон (медленно). И… я, собственно, до сих пор не понимаю, что с нами стряслось в поезде…
   Миссис Бэтли. Вот и со мной такая история. Я вышла купить кое-что…
   Миссис Стриттон (перебивая). Мы ехали через тоннель… А потом вдруг Малькольм – это мой муж – спрашивает: «Дороти, ты жива?» Я отвечаю: «Да, милый, жива. Но что случилось?» А он говорит: «Не знаю. Мне показалось, что мы с тобой умерли». Но я, конечно, его успокоила. «Не глупи, – говорю, – милый. Разумеется, мы не умерли».
   Миссис Бэтли. Правильно. Если бы мы умерли, мы бы совсем иначе себя чувствовали…
   Миссис Стриттон. Вот это самое я ему и сказала.
   Миссис Бэтли. Мы бы или ничего больше не чувствовали, или чувствовали себя совсем по-другому. А я вот чувствую себя так же, как всегда. И ноги болят, и кости все ломит от ревматизма… Да и сумка для провизии со мной, а на том свете разве я таскала бы ее с собой? Ведь это было бы просто глупо. Я же вам говорю, что я вышла из дому купить кое-что и…
   Миссис Стриттон (прерывая ее). Пойду поищу его.
   Миссис Бэтли. А я бы на вашем месте не стала.
   Миссис Стриттон. Но он может забрести бог знает куда! (Уходит, крича.) Малькольм! Малькольм!
   Миссис Бэтли (про себя, спокойно). Вот неугомонная какая! И много им проку от того, что они вечно суетятся да тревожатся.
   Справа слышны голоса. Луч высвечивает Элис Фостер и Малькольма Стриттона. Элис лет тридцать. Она красива, одета во все дешевое, с первого взгляда производит впечатление чересчур бойкой особы, но при более близком знакомстве значительно выигрывает. Малькольм Стриттон – мужчина лет сорока, заурядной наружности, одет прилично. Они с женой составляют очень подходящую пару. Как все действующие лица, кроме миссис Бэтли, он без шляпы.
   Малькольм. И что же вы тогда сделали?
   Элис. Пошла прямо к хозяйке и говорю ей: «Вот что, герцогиня, вы не можете требовать, чтобы я двигалась быстрее, чем в моих силах. Работы я не боюсь, но люблю, чтобы те, на кого я работаю, кормили меня досыта. Понятно? Вот вам ваши тряпки, вот ваш знаменитый перечень правил – употребите его сами знаете на что… А мне отдайте мой документ…» Ну, она и дала мне расчет.
   Малькольм. Хорошо, но сюда-то вы как попали?
   Элис. Погодите, еще не все… После этого захотелось мне доказать, что я – человек свободный и никто мне не указчик. Я сошла вниз, в бар, и выпила три порции джина с лимоном – это на пустой желудок, заметьте! Выхожу из бара – и мысленно высказываю хозяйке все, что я думаю о ней и о ее ресторане… и вдруг – бац!
   Малькольм. А что это, собственно, значит – «бац!»?
   Элис. Это значит, что меня вдруг что-то сильно ударило и в глазах потемнело. Не знаю, я ли налетела на что или на меня что-нибудь налетело. Но вдруг – вокруг сделалось как бы затемнение, а через минуту оказывается, что я брожу тут и спрашиваю у вас дорогу.
   Миссис Бэтли. Вот и со мной такая же точно история… Вышла за покупками.
   Элис. А, здравствуйте! Не заметила вас…
   Миссис Бэтли. Извините, это не мистер Стрит-тон с вами?
   Малькольм. Да, я мистер Стриттон.
   Миссис Бэтли. Вас жена ищет.
   Малькольм. Да, да. Я тоже ее ищу.
   Элис (лукаво). С каких пор?
   Малькольм. Нет, правда ищу. (Миссис Бэтли.) А где же она?
   Миссис Бэтли (указывая налево). Там где-то.
   Малькольм (зовет, но не громко). Ау!… Дороти…
   Элис. А вы как следует покричите, если в самом деле хотите ее найти. (Громко кричит.) До-ро-ти!…
   Голос миссис Стриттон (издали). Малькольм! (Ближе.) Малькольм!
   Малькольм. Да, дорогая, я здесь.
   Миссис Стриттон (появляясь). Ох, наконец-то! А я тебя повсюду ищу, Малькольм.
   Малькольм. Ия тебя искал, дорогая.
   Миссис Стриттон. Видно, не очень усердно…
   Элис (весело). В самом деле вас искал.
   Миссис Стриттон (игнорируя ее, подходит к мужу). Пойдем, мой друг, не будем терять время. Надо узнать, где мы. Или, может быть, твоя знакомая уже сообщила тебе это?
   Элис (улыбаясь). Если вы имеете в виду меня, так я сама не знаю, где мы. Он уже спрашивал меня об этом. И еще спрашивал, не встречала ли я вас.
   Миссис Стриттон (сухо). Вот как!… (Нетерпеливо.) Ну пойдем же, Малькольм!
   Малькольм (поспешно). Да, пойдем! (Элис.) Простите! (Идет за женой к авансцене.)
   Оба выходят направо.
   Голос миссис Стриттон (сердито). Я хожу и ищу его… ужасно волнуюсь… а он – пожалуйте! – прогуливается с какой-то противной особой…
   Голос Малькольма. Дороти!… Прошу тебя…
   Голос миссис Стриттон. Кто она такая? Где ты ее подцепил?…
   Элис (садится и достает папиросы; весело). Да, теперь мы знаем, кто у кого под башмаком. Верно?
   Миссис Бэтли. Я догадалась еще раньше, чем увидела его.
   Элис. А я – раньше, чем увидела ее. Курить хотите?
   Миссис Бэтли (довольная). Нет, милочка, спасибо. Этой привычки не имею. Вот чего бы мне хотелось, так это удобного местечка, чтобы посидеть и отдохнуть. Сами знаете, как бывает, когда набегаешься за покупками. Вы уж меня извините, пойду поищу местечка поудобнее. (Идет в глубь сцены и садится у стены)
   Направленный на нее свет меркнет, и она остается в тени.
   Элис (зажигает тем временем папиросу и с наслаждением курит). Уф, теперь полегчало… Не знаю, где я, не знаю, что еще случится, но на душе уже веселее. Какой смысл беспокоиться?… Эй, вы еще здесь?
   Миссис Бэтли. Здесь. Отдыхаю. А вы говорите, милая, говорите, я люблю слушать.
   Элис. Вот и отлично, а я люблю поговорить. Ну, не всегда, конечно. Только когда настроение подходящее. Приходилось вам когда-нибудь служить официанткой?
   Миссис Бэтли. Нет, не приходилось. А вот у моей двоюродной сестры самая младшая дочка – официантка. И так ей к лицу форма! Она даже снялась в ней.
   Элис. Ну и жизнь, скажу я вам! Вот вы жалуетесь – ноги болят. А побывали бы в нашей шкуре! Иной раз кажется, что ноги у тебя раздулись, как футбольные мячи. Вы не поверите – не жизнь, а глупость! Хозяева только и думают, как бы надуть клиентов, а те в свою очередь – как надуть хозяев. Настоящий обезьянник! Мужчины еще туда-сюда, хотя есть между ними и скоты, которые своими свиными глазками так тебя всю и ощупывают, словно хотят узнать, что у тебя под платьем. И некоторые, конечно, щиплют…
   Миссис Бэтли. Да, это они любят. Меня раз тоже один ущипнул. На Клэптон-роуд, у зеленной лавки.
   Элис. Но женщины! Не все, конечно. Есть и такие бедняжки, которые приходят до смерти усталые, спешат поесть и уйти. Те – тихие, как мыши, и не знают, как и благодарить, когда вы их обслуживаете. Но добрая половина женщин воображает, что если они заказали чашку чаю и бобы с гренками, так они купили тебя с потрохами! Иной раз хочется хватить их чем попало! И отчего это люди такие злые, а?
   Миссис Бэтли. Оттого, милочка, что не могут получить своей доли счастья… Вот отчего. Да.
   Элис. И оттого они непременно хотят отнять его у других. Так, что ли?
   Миссис Бэтли (миролюбиво).Так.
   Элис. Разве это справедливо? (Помолчав) Как вы думаете, где мы?
   Миссис Бэтли. Я еще не успела подумать… Понимаете, ходила я за покупками…
   Элис (прерывая). Хотя бы и на пустой желудок – все-таки странно, что от трех порций джина… такая со мною история… Конечно, я была очень расстроена… Хотя виду не показывала, но сами понимаете, на душе у меня кошки скребли… И все-таки… Ну что такое три порции джина с лимоном?
   Миссис Бэтли. Это – заработок за день тяжелой работы, дорогая…
   Элис. Нет, я не о том. Я хотела сказать – что такое три порции для того, кто служит в баре? А я три года служила в барах. Полгода – в Лондоне, в Хаммерсмите. Потом полтора – в Ньюкасле, где посетители называли девушек «милочка». Потом полгода – в Бирмингеме. Не нравился мне Бирмингем! Потом… Привет! Кто-то еще.
   Из темноты появляется Джо Динмор– крепкий, веселый малый лет тридцати пяти, в заношенном рабочем комбинезоне. Манеры у него несколько грубоватые. Он похож на американца. Останавливается и с восхищением смотрит на Элис.
   Джо (развязно-снисходительным тоном). Привет, красавица!
   Элис (делая вид, что не замечает его, обращается к миссис Бэтли). Так я и знала, что и здесь появится кто-нибудь из этих петухов! Я надеялась немного отдохнуть от них, да где там!
   Джо (ухмыляясь). Сама с собой беседуешь, красавица?
   Элис. Никакая я вам не «красавица»!
   Джо. А почему же? Разве я не прав?
   Элис. Нет… Хотя бывают девушки хуже.
   Джо. Бывают. Я видел таких очень даже много.
   Элис (резко). Но мне не нравится ваш тон, так что оставьте его. И, если уж хотите знать, я беседую с моей знакомой, которая сидит вон там, у стены, в темноте.
   Джо. А почему это она туда ушла?
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация