А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Энциклопедия Относительного и Абсолютного знания" (страница 10)

   [Телем]

   В 1534 году Франсуа Рабле предложил публике свое видение идеального утопического города, описав в «Гаргантюа» Телемское аббатство.
   Правительства в нем нет, так как Рабле считает: «Как можно управлять другими, если не знаешь, как управлять самим собой?» Итак, в отсутствие правительства телемиты действовали «согласно своей доброй воле», руководствуясь девизом: «Делай то, что хочется делать». Для того чтобы утопия успешно существовала, жители аббатства тщательно отбирались. В него допускались лишь выходцы из хороших семей, свободомыслящие, образованные, добродетельные, красивые и чувствовавшие единство с природой. Девочки принимались с восьми лет, мальчики – с двенадцати. Распорядок дня полностью зависел от их желаний, они могли работать, если это им нравилось, или отдыхать, пить, веселиться и заниматься любовью. Часов у них не было, что совершенно лишало их ощущения проходящего времени. Они вставали тогда, когда просыпались, ели тогда, когда испытывали голод. В аббатстве не было ни волнений, ни насилия, ни ссор. Тяжелым трудом занимались слуги и ремесленники, жившие вне аббатства.
   Рабле дает описание аббатства. Оно должно было быть построено на берегу Луары, в лесу Пор-Юо. В нем должно быть триста тридцать две комнаты. Никаких стен вокруг аббатства, так как «стены благоприятствуют зарождению заговоров». Каждая постройка должна быть шестиэтажной. Канализация должна быть выведена в реку. Аббатство должно иметь многочисленные библиотеки, парк, украшенный лабиринтом, а в центре обители должен бить фонтан.
   Рабле не был наивен. Он знал, что его идеальное аббатство, скорее всего, будет разрушено демагогией, абсурдными теориями и разногласиями, а может быть, просто-напросто погибнет из-за какого-нибудь пустяка, но он был убежден в том, что попробовать все-таки стоит.

   [Конь по имени Ганс]

   В 1904 году международное научное сообщество было потрясено. Было похоже на то, что наконец найдено «животное, такое же умное, как человек». Этим животным был восьмилетний конь, обученный австрийским ученым, профессором фон Остеном. К вящему изумлению посетителей, конь Ганс, казалось, прекрасно разбирался в современной математике. Он отлично решал предлагаемые ему уравнения, он мог точно определить, который был час, узнавал по фотографии людей, которых видел несколько дней назад, находил правильные ответы на логические задачи.
   Предметы Ганс показывал копытом, а цифры отстукивал по земле. Буквы он выбивал одну за другой, формируя из них слова. Один удар обозначал букву «а», два – букву «b», три – «с» и так далее.
   Ганса подвергали всевозможным испытаниям, и каждый раз он подтверждал наличие у него его талантов. Зоологи, биологи, физики и даже психологи и психиатры ехали отовсюду для того, чтобы увидеть Ганса. Они приезжали скептически настроенными, а уезжали в растерянности. Они не понимали, в чем же заключается мошенничество, и в конце концов признавали, что это животное действительно «разумно».
   12 сентября 1904 года группа из тринадцати экспертов опубликовала отчет, исключавший всякую возможность подтасовки. История наделала много шума, и научный мир начал привыкать к мысли о том, что этот конь действительно так же разумен, как и человек.

   Раскрыл же тайну Оскар Пфюнгст, один из ассистентов фон Остена. Он заметил, что Ганс ошибался каждый раз, когда решение задачи было неизвестно стоявшим вокруг людям. Точно так же он всегда давал неправильные ответы, когда ему надевали шоры, мешавшие видеть присутствовавших. Единственное объяснение заключалось в том, что Ганс был чрезвычайно чутким животным и что, топая копытом, он следил за изменениями в поведении окружавших его зрителей. Он чувствовал нарастание возбуждения в аудитории в тот момент, когда приближался к правильному ответу. Его внимание усиливала надежда на награду в виде пищи.
   Когда разгадка была найдена, научное сообщество было так унижено тем, что его одурачили настолько нехитрым способом, что впало в полный скептицизм относительно всех опытов, связанных с поисками разума у животных. Во многих университетах до сих пор приводят случай с конем по имени Ганс как карикатурный пример научного мошенничества. А бедный Ганс между тем не заслужил ни такой славы, ни такого осуждения. В конце концов, этот конь понимал поведение людей так хорошо, что сумел какое-то время казаться равным человеку. Может быть, одна из причин обиды на Ганса лежала глубже. Людям неприятно сознавать, что у них нет тайн от животного.

   [Будущее принадлежит актерам]

   Чтобы добиться уважения, актеры умеют изображать гнев. Чтобы добиться народного признания, актеры умеют изображать любовь. Чтобы им завидовали, актеры умеют изображать радость. Актеры проникли во все профессии.
   Избрание Рональда Рейгана в Президенты Соединенных Штатов в 1980 году окончательно подтвердило наступление эры актеров. Не нужно иметь идеи или уметь управлять, достаточно окружить себя группой специалистов для составления речей и хорошо затем сыграть свою роль под объективами камер.
   В большинстве демократических стран, кстати, кандидата выбирают не по его политической программе (все прекрасно знают, что ни одно обещание выполнено не будет, поскольку страна следует глобальным политическим курсом, свернуть с которого не может), а по походке, по улыбке, по голосу, по манере одеваться, по непринужденности общения с прессой, по остроумным замечаниям.

   Во всех профессиях актеры неумолимо одерживают победу. Хороший актер-художник способен убедить всех, что однотонное полотно является шедевром. Хороший актер-певец может не иметь голоса, если он способен удачно сняться в клипе. Актеры правят миром. Проблема в том, что при выдвижении вперед актеров форма превалирует над содержанием, казаться становится важнее, чем быть. Мы больше не слушаем то, что люди говорят. Нам достаточно следить за тем, как они говорят, какие у них при этом глаза, подходит ли их галстук по цвету к платочку в верхнем кармане. Те же, у кого есть идеи, но кто не умеет их представить, постепенно исключаются из дебатов.

   [Два рта]

   Талмуд утверждает, что человек обладает двумя ртами: верхним и нижним. Верхний позволяет словом разрешить телесные проблемы. Слово не только несет информацию, оно еще и лечит. При помощи верхнего рта мы определяем себя в пространстве и относительно других людей. Талмуд, кстати, советует не злоупотреблять лекарствами, поскольку они движутся в противоположном слову направлении. Нельзя мешать словам выходить, иначе они превратятся в болезнь.
   Второй рот – это половые органы. С их помощью разрешаются телесные проблемы во времени. С их помощью, наслаждением и размножением, человек создает себе свободное пространство. Он определяет себя отношениями с родителями и детьми. Половые органы, «нижний рот», прокладывают новый путь, отличающийся от семейного пути. Каждый человек имеет возможность воплотить в своих детях духовные ценности, отличающиеся от ценностей его родителей.
   Верхний рот воздействует на нижний. Словом мы обольщаем и создаем поле деятельности для половых органов. Нижний рот воздействует на верхний, при помощи половых органов мы находим свою индивидуальность и язык для самовыражения.

   [Стадия зеркала]

   В двенадцать месяцев ребенок проходит новую фазу: стадию зеркала. Этап «траура младенца» научил его побеждать страх быть покинутым, на стадии зеркала он понимает, что он уникален.
   В возрасте одного года ребенок начинает ходить, моторика рук развивается, он справляется с заданиями, которые раньше были ему не под силу. Зеркало сообщает ему о том, что он существует. Ребенок узнает себя в нем, он составляет представление о себе, и сразу заметно, нравится он себе или нет. Он либо ласкает свое изображение, целует его и громко смеется, либо строит себе гримасы. В основном ребенок воспринимает себя в качестве идеала. Он влюбляется в себя, он обожает себя. Отталкиваясь от полюбившегося образа, он проецирует себя в будущее и идентифицирует себя с героем. Воображение, обогащенное информацией из зеркала, помогает ребенку лучше переносить тяготы жизни, постоянного источника фрустрации. Ребенок примиряется даже с тем, что он не властелин мира. Даже если ребенок не находит зеркала или своего отражения в воде, он все равно проходит эту стадию. Он находит способ идентифицироваться и отделиться от внешнего мира, понимая при этом, что должен его завоевать.

   У кошек не бывает фазы зеркала. Когда кошка замечает себя в зеркале, она заходит сзади для того, чтобы поймать спрятавшуюся там другую кошку, и поведение это не изменится даже с возрастом.

   [Именинный торт]

   Обычай задувать свечи на каждый день рождения – один из самых многозначительных человеческих ритуалов. Через равномерные промежутки времени человек напоминает себе о том, что он способен зажечь огонь, а затем погасить его своим дыханием. Власть над огнем – важный переходный момент от младенчества к сознательному состоянию. Когда же старик доживает до времени, когда он уже не в состоянии задуть свечу, это означает, что социально он исключен из активной жизни.

   [Открытия при помощи игры]

   В шестидесятые годы во Франции один коннозаводчик купил четырех отличных, резвых серых лошадей, очень похожих друг на друга. Но характер у них был ужасный. Как только они оказывались рядом, они начинали драться; запрячь их вместе было невозможно, поскольку каждая лошадь пыталась бежать в свою сторону.
   Ветеринару пришла в голову идея поместить лошадей в четыре соседних стойла и прикрепить на общие перегородки игрушки: колесики, которые можно было вертеть мордой, мячи, от удара копытом катившиеся к соседу, разные яркие геометрической формы предметы, подвешенные на веревочках.
   Ветеринар регулярно менял лошадей местами для того, чтобы они все перезнакомились и начали играть вместе. Через месяц четыре лошади стали неразлучны. Отныне они не только позволяли запрягать себя рядом, а, казалось, воспринимали и работу как новую игру.

   [Индейцы Америки]

   И сиу, и шайенны, и апачи, и кроу, и навахо, и команчи, и все другие индейцы Северной Америки разделяли одни и те же убеждения.
   Во-первых, они воспринимали себя как неотъемлемую часть природы, а не как ее хозяев. Племя, истребившее часть дичи в одном районе, мигрировало в другой для того, чтобы количество животных восстановилось.

   В системе ценностей индейцев индивидуализм был явлением постыдным, а не почетным. Делать что-то для себя было непристойно. Индейцы не владели ничем и ни на что не имели права. Даже в наши дни индеец, купивший машину, знает, что должен будет ее одолжить первому же попросившему об этом соплеменнику. Их дети воспитывались без принуждения. Вернее, они воспитывали себя сами.
   Индейцы знали, как прививать черенки растений, и использовали эти знания для создания гибридов кукурузы. Они умели делать непромокаемые ткани, пропитывая их соком гевеи. Шили одежду из хлопка такой тонкой выделки, какой и не знали в Европе. Им были известны целебные свойства аспирина (салициловой кислоты), хинина…
   В обществе индейцев Северной Америки не было ни наследственной власти, ни власти пожизненной. Во время принятия решения каждый излагал свою точку зрения во время пау-вау (совет племени). Прежде всего, и задолго до европейских республиканских революций, это был режим ассамблеи. Если вождь терял поддержку большинства, он уходил сам.
   Это было общество равноправных граждан. Вождь, конечно, был, но им становился лишь тот, за кем люди шли добровольно. Стать во главе племени – значило заслужить доверие. Решению, принятому во время пау-вау, следовали только те, кто за него голосовал. Представьте, что у нас закону подчиняются лишь те, кто находит его справедливым…

   Даже в период своего расцвета американские индейцы не имели профессиональной армии. В сражении, когда это было необходимо, участвовали все, но социально воин был, прежде всего, охотником, земледельцем или отцом семейства.
   В системе ценностей индейцев любая форма жизни достойна уважения. Они щадили жизни своих врагов, надеясь на такое же отношение к себе. Вечная идея ответной реакции: не делай с другими того, что ты не хочешь, чтобы делали с тобой.
   Война воспринималась как игра, в которой надо было продемонстрировать свою храбрость. Никто не хотел физического уничтожения противника. Одной из целей военной схватки было дотронуться до врага закругленным концом палки. Это было большей доблестью, чем его убийство. Засчитывались «прикосновения». Сражение останавливалось при первом появлении крови. Убитые бывали редко. Основной задачей этнических войн было похищение лошадей у соседнего племени. Индейцам было трудно понять смысл массового истребления противника, принятого у европейцев. Они были потрясены, увидев, что белые убивают всех, включая стариков, женщин и детей. Для них это было не просто ужасно, это было нелепо, нелогично, необъяснимо. Сопротивлялись индейцы Северной Америки тем не менее относительно долго.
   Народы Южной Америки покорить оказалось проще. Было достаточно обезглавить короля для того, чтобы все общество рухнуло.
   В этом заключается слабость иерархических систем с централизованной администрацией. Все держится на монархе. В Северной Америке социальная структура была более раздробленной. Ковбои столкнулись с сотнями мигрирующих племен. Здесь не было одного царя, постоянно находящегося в своей резиденции, зато были сотни перемещающихся вождей. Как только белым удавалось победить или уничтожить одно племя из ста пятидесяти человек, неведомо откуда возникало другое племя из ста пятидесяти человек.

   Бойня в результате получилась чудовищная. В 1492 году американских индейцев было десять миллионов. В 1890 году их было уже пятьдесят пять тысяч, они гибли в основном от болезней, завезенных с Запада. Во время битвы Литтл Биг Горн 25 июня 1876 году объединилось самое большое количество индейцев за всю историю: десять – двенадцать тысяч человек, три четверти из которых были воинами. Армия американских индейцев разгромила войска генерала Гастера. Но прокормиться на небольшой территории столько народа не могло. После победы индейцы снова рассредоточились. Они считали, что после такого унижения белые уже никогда не смогут отказать им в уважении.
   И племена были уничтожены одно за другим. До 1900 года американское правительство пыталось справиться с индейцами. Затем было решено, что американские индейцы переплавятся в «общем тигле» вместе с неграми, латиноамериканцами, ирландцами и итальянцами. Но Вашингтон в корне ошибался. Американские индейцы не видели ничего, чему они могли бы научиться у западной системы, которую они считали значительно менее развитой, чем их собственная.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация