А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Челюсти – гроза округи. Секреты настоящей рыбалки" (страница 1)

   Челюсти – гроза округи
   Секреты настоящей рыбалки

   Глава 1 Ртутные каникулы

   Генка читал стихи:

Буря мглою небо кроет,
Вихри снежные крутя…

   Грузовик тряхнуло. Генка ойкнул и прикусил язык. Но в кузове удержался – растопырился ногами, а свободной от сумок рукой крепко ухватился за подвернувшуюся цепь. Витьке повезло меньше – он подлетел со скамейки в воздух, повисел там секунду как бы в раздумьях и осыпался на дно кузова. Молочные бидоны брякнулись на него.
   Водитель остановил машину и высунулся из кабины.
   – Целы? – спросил он.
   – Частично, – ответил Генка. – Вы бы осторожнее ехали, дяденька, не барабаны везете, человеков везете.
   – Дорога такая, – вздохнул водитель, – я не виноват. Тут и на тракторе иногда застревают…
   Витька выбрался из-под бидонов.
   – Живой? – прошепелявил Генка.
   – Угу, – Витька тер колено. – Только ногу немного поломал. Так, ерунда, всего в трех местах…
   – А я вот язык чуть не откусил, – Генка показал прикушенный язык. – Жил бы теперь без языка. Вот тебе и «буря мглою небо кроет», вот тебе и Александр Сергеевич Пушкин, вот тебе и учи…
   – Ничего, – ответил Витька. – Ничего. За эти две недели ты у меня всего Пушкина наизусть знать будешь. Как миленький.
   – А куда деваться? – Генка сделал скорбное лицо. – Экзамены-то сдавать надо. А там вопрос: «Любимое стихотворение А.С. Пушкина». А Пушкин, между прочим, сам говорил, что у нас в России две беды – дураки и дороги![1]
   – Это, кажется, не Пушкин говорил, – заметил Витька.
   – Без разницы, – Генка сплюнул за борт кровь. – Все равно две беды…
   – Зато места у нас самые лучшие, – вмешался водитель. – И колхоз самый богатый в области. Все есть, даже фонтан. А в следующем году это проведут, как его…
   – Электричество, что ли? – съязвил Генка.
   – Какое электричество?! Интернет, вот что! Будем, как все, – с Интернетом!
   – Фонтан они сделали, Интернет сделают, а дорогу вот сделать не могут, – пробурчал Генка. – Двадцать первый век… Буря мглою небо кроет…
   – А дорога Людмиле, твоей тетке, и ни к чему вовсе, – ответил водитель. – Сделаешь дорогу, сразу разные там понаедут – и жизнь испортится. Всех ее уток переворуют. У нас ни к одной ферме дорог нету. Это даже удобно очень – пока молоко с фермы, к примеру, на завод везешь, оно в сливки сбивается. А иногда даже в масло. Так что дорога нам ни к чему.
   – Это точно, – сказал Генка. – Дорога – худшее изобретение. Сначала дорогу построят, потом, глядишь, носки каждый день менять начнут. И вся жизнь насмарку.
   Водитель не ответил. Он обиделся, вернулся в кабину, завел мотор, и машина двинулась дальше. Но теперь водитель не спешил, шел медленно и самые глубокие рытвины старался объезжать. А Генка и Витька крепко держались за борта, отпинывали ногами громыхающие бидоны и вспоминали Пушкина. Это было даже весело.
   – Тетка моя – фермер, – рассказывал Генка. – Или фермерша. Дети ее в город уехали, она теперь одна живет и птиц разводит. Рада нам будет – вот увидишь. Пару неделек поживем, молочка попьем настоящего, побездельничаем…
   – Это хорошо, – Витька тер колено. – Я молоко люблю. И сыр. И бездельничать тоже люблю…
   – Сыру полно, – хвастался Генка. – У них в колхозе даже свой сыроваренный завод есть, хоть и маленький. Там всего завались. А река!.. А озеро… Оно, знаешь, такое, типа волжского залива – метров двести в ширину. Вода прозрачная, как минералка в бутылках!
   – А раки есть? – спросил Витька.
   – И раков завались, – заверил Генка. – Раков как грязи. Хоть руками лови.
   – Вот здорово! Будем раков варить. Они, как креветки, вкусные.
   – Это точно…
   Грузовик стал спускаться к небольшой извилистой речке, вода в которой была коричневая и густая по виду.
   – Речка Номжа, – сообщил Генка. – В ней хариусы водятся. Хариусы чайного цвета.
   – Ненадежный какой-то, – Витька указал на мостик. – Хлипкий. Не свернемся? Там даже перил нет…
   Генка пожал плечами, показав этим, что свернутся они вряд ли, а что если даже и свернутся, то ничего особо страшного не произойдет.
   Грузовик медленно спускался к реке. Возле мостика он остановился, выждал зачем-то минуту и лишь потом принялся перебираться на другую сторону.
   – Это хорошо, что Хаван ртуть в школу притащил, – Генка ощупывал язык. – Теперь раньше, чем за две недели, не очистят. А у нас каникулы лишние образовались. Просто классно!
   – Как бы на лето учебу не отодвинули… – вздохнул Витька.
   – Все равно летом делать нечего, – равнодушно сказал Генка. – Лучше в школу ходить, чем на даче корячиться.
   – А зачем это он? – спросил Витька. – Хаван-то… Ну, ртуть притащил?
   – Контрольной убоялся, – Генка чесал живот. – Ему мать сказала, что если он контрольную не напишет – будет все лето с репетитором заниматься. А он летом на Кипр хотел. Теперь ему ни Кипра, ни летнего отдыха. А предки еще двадцать штук за очистку школы заплатили. Ибо ртуть – яд. Ртутные каникулы – что может быть лучше?
   Машина стала забираться на невысокий холм.
   – Между прочим, это не простой холм, – рассказывал Генка. – Его приказал насыпать один ордынский хан. Потому что у него в этой реке дочка утонула. Дочку звали Номжа, он и реку так велел назвать. Каждый воин взял по горсти земли и кинул на могилу дочки хана, и получился холм…
   – Брехня, – сказал Витька. – Таких холмов везде полным-полно. И что, под каждым ханская дочь лежит?
   – Не под каждым. Но под многими. А с чего тогда эти бугры берутся?
   Витька не ответил. Возле холма, километрах в трех, загорелся огонек.
   – Вон, видишь? – Генка указал на огонек пальцем. – Это теткина ферма. А в ста метрах от нее озеро. То есть залив. Там есть и пляж, и берег крутой. Можно нырять и вообще купаться…
   – Вода еще холодная, – сказал Витька. – Можно менингит[2] заработать.
   – А, хуже все равно не будет, – Генка снова плюнул за борт. – К тому же в озере вода гораздо раньше прогревается, чем в реке…
   Витьке не хотелось спорить под вечер, и он промолчал. По сторонам дороги пошли поля.
   – А это овес, – не унимался Генка. – Еще зеленый. Наверное, озимые[3]. А где овес – там и медведи. Можно будет их, медведей-то, караулить…
   – Дурак ты, Генка, – возражал Витька. – Овес-то зеленый, медведи не придут. Да и нет тут их уже давно, вымерли. Медведи только в тайге остались, а тут их нет…
   – Тут много чего есть… – загадочно отвечал Генка. – Уж я-то знаю…
   Машина приближалась к огоньку под холмом, и постепенно становилось видно, что огонек горит не просто, не сам по себе, а в окне большого деревенского дома. Дом был обнесен невысоким забором, за забором возвышалось несколько высоких нескладных строений с черепичными крышами, торчал журавль колодца.
   Водитель на ходу нажал на сигнал. Звук улетел к дому, почти сразу ворота его отворились, и навстречу грузовику вышла высокая женщина с керосиновым фонарем. Рядом с ней бежала большая лохматая собака.
   – Это тетка, – Генка замахал женщине рукой. – Тетя Люся. Приехали…
   Машина остановилась. Витька и Генка выпрыгнули из кузова на землю. Собака служебно обнюхала новых гостей, посмотрела на хозяйку и, получив подтверждение, что прибыли свои, удалилась в будку. Тетка смотрела на ребят и улыбалась.
   – Здравствуй, тетя Люся, – тоже улыбнулся Генка.
   – Ну, здравствуй, Геннадий Владимирович! – тетка не удержалась и обняла Генку за плечи.
   Через час Витька и Генка сидели за столом, ели блины с яблочным вареньем и сметаной и пили черничный квас.
   – Хозяйство у тети Люси знатное, – болтал Генка. – Есть грузовик, есть лошадь Березка, есть Буфер – это лохматая овчарка, ты его видел. Есть еще кот Чубайс, сокращенно Чуб. Вредная скотина, но он почти не показывается, боится Буфера. А еще есть утки, курицы и гуси…
   Тетка вдруг погрустнела.
   – А гуси у тети Люси, – продолжал Генка, – лучшие в области! Здоровенные, как поросята! Они по озеру плавают. Вот когда я на осенние каникулы приезжал, тетя даже бойцовых гусей завела. Они тогда, правда, еще гусенками были, смешные такие, шеи длинные… Сейчас, наверное, выросли совсем.
   – Не выросли, Ген, – вздохнула тетка.
   – Померли, что ли? – удивился Генка.
   – Да нет, не померли. Утащили их. Почти всех.
   – Если это ястреб, то его можно легко отпугнуть… – начал было Витька.
   Тетка покачала головой.
   – А кто ж тогда? – Генка отложил на тарелку половину блина. – Кто? Рысь?
   – Щука, – сказала тетка.
   – Как щука? – удивился Генка. – Как она в озеро-то попала? Озеро ведь с рекой не соединяется!
   Тетка Люся махнула рукой.
   – Весной вода поднялась – аж досюда чуть не дошла, половодье большое было, разлив. И озеро тоже залило. Видимо, щука тогда и зашла. А рыбы тут немного, так вот она, как рыбу всю сожрала, за утят и принялась. По пять штук в день утаскивала! Я сначала не замечала, а потом смотрю – все меньше и меньше их. Ну, я их на озеро выпускать и не стала. Так она за взрослых уток принялась! Плывет утка, потом как закричит – бульк! – и только пузыри по воде. А какие утки без воды… Или гуси… Все насмарку, все нарушается!
   Тетка с горя даже несильно стукнула кулаком по столу.
   – Да… – Витька тоже отложил вилку и посмотрел в окно. – Это ж просто челюсти какие-то…
   Озера не было видно в темноте, но присутствие его угадывалось, как угадывается близость любой большой воды.
   – Вот, – тетка развела руками, – не знаю, что и делать. Если она так и дальше будет – то весь выводок уничтожит, кредит отдавать нечем будет… Хоть в город езжай за рыбаками…
   Витька с Генкой переглянулись.
   – Тетя… – осторожно сказал Генка. – Тетя Люся, а давай мы эти Челюсти… ту щуку поймаем?
   – Да бросьте! – тетка стала собирать со стола посуду. – Вы же отдыхать приехали, а не по озеру шастать. Да там и глубоко. Перетонете еще. Отдыхайте лучше.
   – Рыбалка, – заметил Генка, – лучший отдых. И полезно, и интересно. К тому же мы очень хорошо плаваем, особенно Витька. Он у нас вообще, плавает, как… поплавок.
   – Это точно, – согласился Витька. – Плаваю. И время у нас как раз есть. Сделаем крюков[4], донок[5] и щуку эту поймаем…
   – Это не наш путь, – перебил его Генка. – Это слишком долго и ненадежно. Крючки какие-то… Тетя, у тебя, кажется, ружье было?
   – Было, – кивнула тетка. – И сейчас есть.
   – Тогда не будем валять дурака, – сказал Генка. – Я эту щуку завтра просто пристрелю.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация