А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лесной экстрим. В погоне за снежным человеком" (страница 7)

   Глава 9 Ловушечный городок

   Витька проснулся, собрал с расковырянного дерева комок смолы и стал жевать. Смола была довольно противной на вкус и застревала в зубах. Единственным ее достоинством было то, что она напрочь отбивала все мысли о еде. Поэтому Витька жевал долго и даже с удовольствием.
   Генка и Жмуркин тоже жевали смолу. Жмуркин пытался разнообразить смоляное меню собранными с вечера можжевеловыми ягодами, но ягоды лишь казались съедобными. Поспеть они должны были к сентябрю, и сейчас их есть было нельзя.
   – Организм человека в экстремальных условиях переключается на энергосберегающий режим, – сказал Генка. – Начинает потреблять калории из всего. К примеру, если вам раньше, чтобы наесться, надо было смолотить три тефтелины, то теперь достаточно было бы и одной.
   Витька подумал, что это Генкино предположение не совсем верное. Честно говоря, Витька сейчас запросто умял бы не три, а пять тефтелин. А может, и больше.
   – А давайте этого снежного человека сожрем, – предложил Жмуркин. – Если поймаем…
   – Чтобы поймать, надо ловушек настроить. – Витька тер уши, чтобы обеспечить приток крови к мозгу. – Ты, наверное, ловушки только в кино видел…
   – Самая простая ловушка – волчья яма, – сказал Генка. – Глубина – лучше около трех метров. На дне заостренные колья. Дичь идет-идет – и бах, проваливается. И сама по себе насаживается на острия.
   – В кино все время такие делают, – сказал Жмуркин. – Пришелец идет-идет, а потом бах – в ловушку попадает. И каюк.
   – Это в кино. В жизни я никогда о таком не слышал. У нас в деревне жил охотник. И медведей стрелял, и белок, так он никогда ни волчьи ямы не рыл, ни капканов не ставил. Он говорил, что эту фигню звери чуют за километр, и надо так изощряться, что проще выйти в лес с ружьем.
   – Мы так и сделаем! – сказал Генка. – Поставим три петли, а сами залезем на деревья и будем караулить. Как снежный человек в петлю зайдет, дернем за веревочку, и бац – он попался!
   – И где ты столько веревочек найдешь? – спросил Витька. – Мы столько веревочек год плести будем. К тому же я не вижу здесь ни одной подходящей ивы. Ни однешенькой!
   Генка согласно кивнул. Плести веревки в самом деле было и долго, и не из чего.
   – В кино в таких случаях обычно обнаруживают мертвого парашютиста, – сказал Жмуркин. – И из парашюта делают все – и ловушки, и палатку, и одежду всякую… А еще находят пистолет в кобуре!
   – Будем искать мертвого парашютиста? – осведомился Витька.
   Генка погрузился в свои обычные раздумья.
   – С другой стороны, снежного человека все равно надобно прибить. А то он и правда скоро обнаглеет и на нас будет кидаться. С этим-то ты, Жмуркин, надеюсь, согласен?
   С этим Жмуркин был согласен.
   – Если мы не можем охватить ловушками широкую лесную площадь, то нам остается одно, – сказал Генка, – сосредоточить все свои ловушки на небольшой площади. Построим, так сказать, небольшой ловушечный луна-парк и приманим туда снежного человека.
   Жмуркин и Витька переглянулись.
   – Как эт-то приманим? – спросил Жмуркин.
   – Как щуку, – в голосе Генки проскользнула сталь. – На живца. На маленькую аппетитную рыбку. Как вам моя идея?
   Жмуркин и Витька промолчали.
   – Лично я другого выхода не вижу, – сказал Генка. – Только так. Я не говорю, что живцом должен стать кто-нибудь из вас, нет. Мы бросим честный жребий. И кому выпадет короткая палочка – тот будет приманивать снежного человека. Могу сразу уверить, что это совершенно безопасно…
   – Я даже знаю, кому выпадет эта короткая палочка, – сказал Жмуркин. – У некоторых наших друзей поразительная ловкость рук…
   – Ты на что это намекаешь? – спросил Генка.
   – Я? Ни на что. Погода сегодня прекрасная, вот что.
   – Ясно. Идем место выбирать.
   Место для постройки ловушечного городка искали долго. Оно должно было отвечать сразу нескольким требованиям. Располагаться недалеко от воды – это для того, чтобы найти подходящую для плетения веревки иву. Располагаться на песчаной почве – чтобы легче было копать. И вокруг должно расти несколько высоких деревьев – чтобы прятаться от снежного человека.
   Подходящее озерцо обнаружилось лишь после полудня. Генка осмотрелся, сказал, что тут все как надо, и ребята приступили к строительству.
   Сначала надо было запастись веревкой нужной длины, поэтому вся троица отправилась к берегам озерца и наломала большое количество тонких и гибких ивовых веток. Затем Генка принялся разрезать ветки вдоль на узкие длинные полоски, а Витька и Жмуркин сплетали эти полоски в тонкие косички, а косички связывали друг с другом. Постепенно из косичек составилась довольно длинная, хотя и корявая на вид веревка. Генка проверил ее прочность – связал на конце петлю, закинул на дерево и повис. Веревка выдержала. Генка велел повиснуть с другой стороны еще и Жмуркину. Веревка выдержала обоих. Генка сказал, что веревка получилась что надо, осталось удлинить ее метров на восемь, и пусть Жмуркин с Витькой этим займутся, а сам он пойдет выбирать подходящее для затеи с ловушками дерево.
   Генка ушел.
   – Я знаю, – ныл Жмуркин, заплетая полосы ивы в косички, – я знаю, что мне выпадет короткая спичка. Со мной так всегда…
   – Не переживай, – успокаивал Витька. – Я буду навещать твою мать. Мусор выносить, в магазин раз в неделю ходить, в аптеку…
   – Не смешно.
   – Согласен. Попасть в пасть к снежному человеку в столь юном возрасте не смешно. Но делать нечего. Ты же кино знаешь отлично. В таких, как наш, случаях всегда должен кто-то погибнуть. В американских фильмах чаще всего гибнет негр. У нас негра нет, значит, погибнуть придется тебе. Так что готовься.
   Витька улыбнулся. Жмуркин на всякий случай подвинул поближе к себе копье.
   – Эй! – позвал из леса Генка. – Идите сюда! Веревку не забудьте!
   Генка стоял под высокой толстой березой, разветвлявшейся на высоте четырех метров.
   – Все произойдет здесь, – сказал Генка. – Вон видите тот пень? Тащите его сюда.
   Пень был неровный, с расщепами. Рядом с пнем валялась остальная часть дерева. Видимо, во время сильного ветра дерево сломилось почти у самого низа, стало падать и своей тяжестью выворотило корневище. Получилось очень удачно, пень был компактный и одновременно тяжелый, килограммов в сто. Во всяком случае, не меньше – Жмуркин и Витька не смогли поднять его даже вдвоем. Лишь сдвинули немного. Даже пришедший Генка не помог – пень перетащить не удалось. Удалось только немного сдвинуть с места.
   – Хороший пень, как раз то, что нам надо, – сказал Генка. – Тяжелый. А кто сказал, что будет легко?
   – Как тащить-то будем? – Жмуркин пнул пень. – Может, чего полегче выберем?
   – Полегче нам не подойдет. – Генка пошел вдоль упавшего дерева. – Нужны рычаги[24], без них не сдвинем. Ищите.
   Ребята принялись искать рычаги. Витька и Генка, знакомые с техникой, почти сразу же нашли по длинному толстому суку, а Жмуркин походил, поискал, обругал весь свет и сказал:
   – Никаких рычагов я тут не вижу. Одни сучки. Да и откуда тут этим рычагам взяться?
   – Дурило ты, Жмуркин. – Витька подобрал обломанный при падении дерева сук и кинул Жмуркину. – Рычаг – это не обязательно железная палка с набалдашником. Рычаг – это все, что преобразует усилия. К примеру, вот этот сук. Берем, подкладываем его под наш пень и толкательные усилия преобразуем в усилия качения. Смотри. Помнишь, как Генка в одиночку дерево в воду свернул? То же самое.
   Витька подставил сук под пень, приложился плечом. Сук затрещал, но пень сдвинулся где-то на полметра.
   – Ясно. – Жмуркин пристроился справа от Витьки и тоже принялся толкать пень.
   Вдвоем им удалось сдвинуть пень на метр. А когда к ним присоединился еще и Генка, дело пошло еще быстрее. До места строительства ловушек пень был докачен за двадцать минут.
   – Теперь его надо подтянуть наверх, – сказал Генка.
   Он обвязал пень изготовленной из ивы веревкой, взял конец веревки в зубы и полез на березу. Добрался до развилки, потом осторожно пошел по отходящему вбок стволу.
   – Далеко не отходи, – посоветовал снизу Витька. – А то не выдержит.
   – Знаю. – Генка уселся верхом на боковой ствол и принялся пилить древесину ножом.
   – Зачем он ветку-то пилит? – спросил Жмуркин.
   – Кору срезает, – объяснил Витька. – Кора шершавая, веревка быстро перетрется. А если кору срезать аккуратно – то само дерево гладким будет. Да и соку набежит – для скольжения.
   Генка выпилил в березовой коре поясок шириной в ладонь и пропустил по нему веревку.
   – Теперь тяните!
   Жмуркин и Витька стали тянуть за сброшенный конец. Но пень все-таки был очень тяжелым и никак не хотел подниматься, сколько Витька и Жмуркин ни кряхтели, ни упирались ногами.
   – Сейчас помогу. – Генка покрепче перехватил ивовую веревку и свесился вниз.
   Он повис на веревке, Жмуркин и Витька снова потянули за конец. Генкин вес помог – пень оторвался от земли и пополз вверх. Ребятам удалось подтянуть его до самого ствола и закрепить, привязав к торчащему из земли березовому корню. Генка полюбовался проделанной работой.
   – Вот что значит знать законы физики, – сказал он. – Знай законы физики, и у тебя все получится. Теперь надо пень наверху закрепить вспомогательной веревкой.
   И Генка снова полез на березу.
   – И откуда у него столько энергии? – спросил Жмуркин. – Сколько времени почти ничего не жрали, а он вон как скачет.
   – Тебе не понять, – ответил Витька. – Это сила духа, а у тебя никакого духа нет… К тому же ты сам говорил, что на третий день голод не чувствуется.
   – Зато у меня есть мозги, – огрызнулся Жмуркин.
   – Это тоже сомнительно, – сказал Витька. – Если бы у тебя были мозги, мы вряд ли оказались бы здесь…
   Пока Витька и Жмуркин ругались, Генка успел залезть на дерево, добраться до подтянутого пня и привязать его к ветке хитрым морским узлом, освоенным из журнала «Техника – молодежи». Конец вспомогательной веревки он протянул к развилке березы.
   – Эй, вы, внизу, – позвал Генка. – Отвязывайте главную веревку от дерева, посмотрим, держится или как.
   Витька осторожно отвязал веревку от корня березы. Пень держался.
   – Вот и славненько. – И Генка спустился на землю. – Хорошо получилось.
   Генка взял конец главной веревки и соорудил петлю. Петлю он расположил в пятнадцати шагах от березы и чуть-чуть в стороне от пня. Закидал мхом, прошлогодними березовыми листьями, мелкими веточками. Полюбовался произведенной работой.
   – Нормально, – сказал он. – Объясняю, как работает ловушка. Снежный человек идет по лесу и чует приманку. Направляется к приманке. Входит в петлю. Тот, кто сидит на березе, перерезает крепление пня к ветке. Пень падает вниз, петля захлестывается, снежный человек подтягивается кверху. И оказывается в нашей полной власти. А теперь объясняю общий план. Если вы заметили, наша ловушка помещается между двумя березами. В центре будет петля, по краям выроем волчьи ямы. Хорошо бы еще самострелов сделать, но это долго, а у нас времени всего до вечера. Если успеем, сделаем еще одну штуку… Сразу за петлей и волчьими ямами будет помещаться приманка. Так что снежный человек, если пойдет, попадет либо в петлю, либо в волчью яму. Чтобы он не пошел с боков, мы навтыкаем там рогаток…
   – А если он со стороны озерка пойдет? – спросил Жмуркин. – Там ты тоже рогаток навтыкаешь? Замучаешься втыкать…
   – Там он не пойдет, – заверил Витька. – Мы весь вечер костры будем жечь, там дымом все вокруг провоняет. Так что он пойдет как раз с нужной стороны. Со стороны приманки…
   – А почему только один будет приманкой? – спросил Жмуркин. – Можно, чтобы все трое приманкой были…
   – Не получится. – Генка намечал контуры волчьих ям. – Совсем не получится. Один должен на березе сидеть – пень отвязывать, другой на соседней березе – для страховки. И один внизу.
   – А почему всегда я?! – возмутился Жмуркин. – Почему я всегда должен быть приманкой?
   – Кто будет приманкой, выясним вечером, – сказал Генка. – А сейчас надо копать.
   – Позволь спросить, – ядовито осведомился Жмуркин. – А чем ты собираешься копать? Руками?
   – Если ты умеешь копать ногами, то тебе и карты в руки, – ответил Генка. – А пока…
   – Я знаю, чем копать, – вмешался Витька. – Во-первых, у нас есть котелок. Котелком копать очень легко. Дальше. У сваленного дерева есть широкие и острые щепки. Можно копать ими. А еще можно копать куском коры. Я яму картофельную в деревне копал, знаю как.
   Генка протянул Витьке котелок и нож.
   – Дерзай, – сказал он. – А мы пойдем за щепками и за корой. И кольев заодно наломаем. Как мы их только затачивать без топора будем, не знаю. Жмуркин, у тебя случайно в роду индейцев не было?
   Жмуркин покраснел.
   – Ладно, ладно. – Генка похлопал его по плечу. – Ты, Витька, не забудь только дерн срезать. Пошли, Жмуркин, нас ждут великие дела…
   Витька остался один. Он взял ножик и по намеченному Генкой контуру стал вырезать дерн. Надо было ухитриться срезать его целым одеялом, а не по кускам.
   Срезав дерн, Витька взял котелок и принялся копать яму. Песок был мягкий, и копать было легко – зачерпывай и отбрасывай. Сначала Витька даже относил котелок подальше от ямы, думал, что раскопанная земля отпугнет снежного человека. Но потом подумал, что если снежный человек не отпугнулся шалашом, то и разбросанная земля его не отпугнет. К моменту, когда пришли нагруженные жердями Генка и Жмуркин, Витька углубился в песок почти по пояс.
   – У тебя отлично получается. – Жмуркин указал на яму. – Ты просто прирожденная землеройка[25]…
   – А ты прирожденное трепло, – отозвался Витька.
   – Ладно вам. – Генка спрыгнул в яму к Витьке. – Жмуркин, иди разводи костры. Возле той сосны, возле той и возле кривой.
   Жмуркин достал линзу и отправился разводить костры.
   – Нам повезло, что в прошлом году смерч прошел, – сказал Генка. – Деревьев по всему лесу много поваленных. И маленьких, и больших. Рогаток из маленьких елок наделали, а кора сухая просто валялась.
   Генка показал Витьке широкий кусок толстой сосновой коры.
   – Я ее ножичком немножко подточил с одной стороны, – сказал Генка. – Получилась почти лопата.
   Генка вонзил самодельную лопату в землю.
   – Надо побыстрее копать. – Генка налег на кусок коры. – День проходит.
   – Успеем. – Витька выгреб очередной котелок. – Это не так сложно. Когда солнце дойдет вон до той большой ветки, мы должны выкопать первую яму. И сразу же браться за вторую.
   Солнце дошло до большой ветки, а Генка и Витька не закончили еще первую яму. Они углубились в землю всего по плечи. Оказалось, что копать песок не так просто, как представлялось вначале. Чем дальше вглубь продвигались Витька с Генкой, тем больше встречалось толстых и крепких корней, рубить которые было нечем. Генка вынужден был перепиливать их ножом, а это сильно тормозило работу. И выбрасывать песок с такой глубины было тоже нелегко – он постоянно осыпался обратно и попадал в глаза.
   Когда глубина ямы достигла роста длинного Витьки, Генка выбрался наверх и стал отгребать выкопанную землю подальше от ямы.
   Жмуркин тем временем разжег три костра и сунул в каждый по десятку поваленных елочек. Когда концы елок обугливались и заострялись, Жмуркин вынимал их из огня и доводил до нужной остроты лезвием кремневого копья.
   Дело у Жмуркина шло споро, у Генки и Витьки же работа шла все медленнее и медленнее. Витька сидел на дне ямы, зачерпывал котелком землю и подавал ее наверх.
   – Не то что-то получается, – сказал Витька, подав наверх очередную порцию песка. – Снежный человек из этой ямы только так выпрыгнет.
   – Выпрыгнет, точно выпрыгнет, – сказал подошедший Жмуркин. – Снежные люди – они ой какие прыгучие!
   – Кол на дно воткнем – вот и не выпрыгнет. – Генка взял у Жмуркина принесенные колья.
   – Ребят, может, не будем в ямы эти колья втыкать? – спросил снизу Витька. – Если он провалится на кол, то уж точно помрет. А мы же не убийцы в конце концов…
   – К тому же снежный человек – очень редкое животное, – добавил Жмуркин. – Оно, наверное, даже в Красную книгу[26] занесено…
   Генка задумался. Он повертел получившийся кол, потрогал ладонью острие, подумал.
   – Ладно. – Генка воткнул кол в землю. – Согласен. Кровожадность нам ни к чему. Пусть будет просто яма. К тому же вторую мы не успеем выкопать. А там, где должна была быть вторая яма, мы повтыкаем эти палки. И у снежного человека не будет никакого выбора – или идти через яму, или через петлю.
   – Я повторяю, – снова сказал Витька, – он из этой ямы выпрыгнет.
   – Не выпрыгнет. – Генка присел на край ямы. – Сделаем яму конусной формы. Провалится – и застрянет.
   – Хорошая идея, – одобрил из-под земли Витька. – Так и буду копать.
   – Копай. А мы со Жмуркиным колья вокруг растопырим.
   Пока Жмуркин и Генка располагали в нужном порядке колья, Витька закончил откапывать волчью яму. Только сам выбраться он уже не мог – яма получилась все-таки глубокой, и ребятам пришлось Витьку доставать.
   Выбравшись на поверхность, Витька отряхивался от земли и разглядывал получившиеся ловушки.
   – Как крепость какая-то, – улыбался он.
   Окрестности ощерились торчащими пиками и вкопанными в землю острыми сучками, со стороны озера догорали костры, а кучи наваленной земли и в самом деле походили на крепостные валы. Витьке даже не верилось, что они столько успели сделать за день.
   – Надо поспать, – сказал Жмуркин. – Без еды человек может прожить почти месяц, без сна за четыре дня свихнется…
   Генка закончил прикрывать яму и теперь укреплял на ветках срезанный Витькой дерн.
   – Странно получается. – Жмуркин указал на яму. – Вокруг земля раскидана, а в центре чистенький мох и травка. Мне кажется, снежный человек заподозрит неладное. Ну, нашу ловушку. Я бы заподозрил.
   – Ты прав, – сказал Генка и стал забрасывать на дерн землю. – Надо, чтобы все выглядело естественно. И на петлю тоже набросать…
   – Я к огню пойду. – Витька двинулся к кострам. – Замерз под землей.
   – Лучше мерзнуть на свежем воздухе, чем греться в пузе у снежного человека, – высказался ему вслед Жмуркин.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация