А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лесной экстрим. В погоне за снежным человеком" (страница 2)

   Глава 3 Хмурое утро

   Витька проснулся.
   Солнце поднялось над верхушками елей и нагло светило прямо в правый глаз. Пришлось его открыть, потереть кулаком и закрыть обратно. Потом проделать подобную процедуру с глазом левым. И лишь затем он открыл оба глаза вместе.
   Открывшееся зрелище мгновенно вышибло из Витькиной головы все остатки сна. Витька обнаружил свои ноги болтающимися в воздухе, обнаружил побелевшую руку, тоже болтающуюся в воздухе, а еще обнаружил под правой щекой кусок застывшей смолы.
   Витька лежал на толстом сосновом суку на высоте нескольких метров от земли.
   Он собрался с силами и сел, прислонившись спиной к стволу. Огляделся.
   На соседнем суку примерно в такой же позе висел Генка. Чуть ниже спал Жмуркин. Жмуркин устроился лучше всех – он не лежал, а сидел в развилке сосны, обхватив ствол обеими руками.
   – Вот тебе и снежный человек, – сказал сам себе Витька и стал припоминать события вчерашнего вечера.
   От снежного человека они удирали долго, часа четыре. Бежали по лесу, пару раз перепрыгивали через ручьи, а один раз даже перебрели через небольшую речушку. Снежный человек не отставал. Трещал позади ветками, пыхтел, порыкивал, загоняя ребят все дальше в лесную чащу. Но сам не показывался. То ли опасался, то ли имел какие-то другие планы.
   Пробираться через ночной лес было тяжело. То и дело ребята запинались за торчащие из земли корни, натыкались на ветки и проваливались в ямы и какие-то норы. В конце концов они выбились из сил и решили залезть на дерево.
   Остановились возле высокой, с тремя развилками сосны.
   – Подойдет, – сказал Генка. – Ветки низко и развилка есть. Развилка – это главное. Залезаем.
   – А он это… – спросил запыхавшийся Жмуркин, – по деревьям лазить не умеет?
   – Умеет, – ответил Генка. – Но по земле он еще лучше умеет. Так что вперед. Вернее, вверх.
   Генка подпрыгнул, подтянулся, забрался на ветку и полез дальше. Витька подсадил Жмуркина, а затем подтянулся сам.
   Жмуркин хотел было забраться до самого верха, но Генка сказал, что чем выше они заберутся, тем больнее будет падать. Поэтому они расположились не очень высоко. Все трое так устали, что почти сразу же заснули.
   Но спать на дереве оказалось на редкость неудобно. Во-первых, всю ночь Витька боялся свалиться и, чтобы этого не произошло, крепко обнимал толстый сук. Во-вторых, смола с этого самого сука перемазала всю Витькину одежду и запуталась даже в волосах. А в-третьих, от неудобной позы затекла спина, и, проснувшись, Витька едва-едва смог распрямиться. С хрустом.
   – Я вижу, граф, вы уже проснулись, – сказал сбоку Генка. – Это хорошо. Нам надо срочно выработать план выхода из этой неприятной ситуации.
   – Какой уж тут план, – Жмуркин тоже проснулся и стал осторожно сползать вниз. – К деревне надо возвращаться… К Чемоданову…
   – Тут у нас маленькое затруднение, – Генка пролез по суку ближе к его концу, сел на него верхом, схватился за тонкие ветки и повис на них.
   Ветка согнулась, и Генка опустился чуть не до самой земли. Он почти уже коснулся ногами мха, как ветка сломалась и Генка шлепнулся на землю.
   – Баран, – сказал Жмуркин. – Сломаешь ногу – как мы тебя потащим?
   – Это точно, Ген, – согласился Витька. – Ты бы поосторожнее, что ли…
   Генка не ответил. Витька добрался до нижней ветки, но прыгать не стал, обнял покрепче ствол и сполз по нему вниз. Жмуркин спустился последним. Он слезал медленно, потому что обуви на ногах у него почему-то не было.
   – Жмуркин, а где твои ботинки? – спросил Витька.
   – Ботинки? – Жмуркин посмотрел на свои ноги. – Ботинки… Я их вечером снял, чтобы ноги отдохнули, и поставил рядом на ветку. А утром их там уже не было. Наверное, ночью упали.
   И Жмуркин принялся искать ботинки, обходя вокруг дерева. Генка и Витька внимательно наблюдали.
   Через минуту Жмуркин сказал:
   – Нету.
   – Отлично! – Генка постучал себя по голове. – Ты уронил ботинки, а снежный человек их подобрал и утащил.
   – Я не могу босиком…
   – А придется, – сказал безжалостный Генка. – Ничего, закалишь пятки.
   Жмуркин попробовал пройти босиком и сразу же свалился в мох.
   – Больно… – сказал Жмуркин.
   – Погоди-ка, – вмешался Витька. – Сейчас мы что-нибудь придумаем… Ген, дай-ка свой ножик…
   Генка кинул Витьке ножик. Витька стащил с себя костюм бурундука, осмотрел его со всех сторон и вырезал со спины большой квадрат плюшевой материи.
   – Да ты у нас просто модельер, – усмехнулся Генка.
   Витька разрезал получившийся квадрат на две равные части.
   – Наматывай портянки, – Витька кинул Жмуркину тряпки.
   – Я не умею, – Жмуркин развел руками с тряпками.
   – Герасим бы тебя в два щелбана научил, – сказал Генка. – Смотри и делай, как я, салага.
   Генка стащил ботинок и продемонстрировал Жмуркину, как правильно наматываются портянки. Жмуркин неловко повторил. Витька осмотрел работу и остался доволен.
   – Пойдет, – сказал он. – Теперь сделаем так.
   Витька отрезал со своего костюма рукава и кинул их Жмуркину.
   – Натягивай рукава на портянки.
   Жмуркин послушно натянул отрезанные рукава поверх портянок. Встал, попрыгал.
   – Нормально, кажется, – сказал он. – И не жмет. Всегда так буду ходить.
   – А вообще обувь можно из бересты сделать. – Витька сложил ножик. – Если ничего другого нет, береста – лучший материал. Сдираешь березовую кору и загибаешь вокруг ноги навроде лаптей, привязываешь… Но здесь берез совсем нет…
   – Еще успеешь сделать, – Генка все-таки стащил свой костюм до пояса и обвязался рукавами. – Теперь о главном надо поговорить. Как нам отсюда выбираться…
   – А что выбираться, – повеселевший Жмуркин продолжал подпрыгивать. – Надо двигать назад, к этому Чемоданову…
   – Дурак ты, Жмуркин, – ласково сказал Генка. – Скажи мне теперь, где оно, это твое Чемоданово?
   – Чемоданово-то? – Жмуркин огляделся.
   Лес был одинаковым со всех сторон. Деревья и мох.
   – Мне кажется… – Жмуркин продолжал оглядываться. – Мне кажется, это там…
   Жмуркин указал пальцем на лес перед собой.
   – А почему не там? – Генка ткнул пальцем в противоположную сторону. Затем махнул рукой вправо. – А почему не вон там?
   – Не знаю… – Жмуркин пожал плечами.
   – Вот и я не знаю. Поэтому предлагаю самое правильное – сидеть и ждать.
   – Ждать? – удивился Витька.
   – Рассуждайте логически. – Генка принялся строгать ножом палочку. – Мы перлись по лесу часа четыре. Средняя скорость – километров пять в час. Значит, максимальное расстояние, на которое мы могли удалиться от деревни, – двадцать километров. Нас будут искать в радиусе двадцати километров от этого чертова Чемоданова. Следовательно, нам лучше всего сидеть на месте и не дергаться. Нас найдут. Через день нас начнут искать. Дня через три-четыре найдут. Нам надо только выбрать место посвободнее, поляну или что-то вроде. И выложить там знак из камней или костер. А если мы пойдем куда-нибудь – так только сильнее заблудимся…
   – Никто не будет нас искать, – тихо сказал Жмуркин.
   – Чего? – не расслышал Генка.
   – Нас не будут искать, – повторил Жмуркин. – Мать сегодня работала в ночную смену, и я ей не сказал, куда пойду.
   – Блин! – Генка пнул по сосне ногой. – Так я и знал! Ты хоть понимаешь, как мы влипли?
   – Понимаю, – прошептал Жмуркин.
   – Нет, Жмуркин, ты не понимаешь! – ругался Генка. – Ты не понимаешь! Ты не понимаешь!
   – Погоди, Ген… – попытался его успокоить Витька.
   – А чего годить? Нас не будут искать, значит, нам придется выходить самим. А мы даже не знаем, в какую сторону! Робинзоны, блин! – Генка злобно воткнул в сосну свой ножик и заорал: – Бли-и-нн!
   Генкин вопль погас между деревьями, а через мгновение откуда-то из глубины раздался высокий протяжный вой.
   – Не хочу быть Робинзоном… – прошептал Генка.

   Глава 4 Витька-лапотник

   – Что же мы будем делать? – спросил Жмуркин.
   Они сидели на небольшой полянке и ели землянику. Земляники на полянке наросло много, однако вся она была мелкая и незрелая. Но ребята ничего не ели со вчерашнего дня, и земляника оказалась как раз кстати. Генка отправил в рот очередную горсть ягод и сказал:
   – Наша ситуация сложная, но не безнадежная. Изложу все наглядно.
   Он расчистил небольшое пространство на земле и стал рисовать прутиком схему.
   – Вот эти линии – железные дороги. Вот эта точка – наш город. Полоса – Волга. Таким образом, куда бы мы ни пошли, рано или поздно мы уткнемся либо в реку, либо в железную дорогу. Заблудиться невозможно. Проблема заключается в другом. До Волги, а она на западе, ближе всего – около двухсот километров. Но в этом направлении болота, так что туда нам идти нельзя. Остаются север и юг. В этих направлениях железные дороги и, возможно, поселения.
   – А сколько километров? – спросил Витька.
   – Около трехсот. На востоке тоже железная дорога, но до нее еще больше.
   – Далеко… – вздохнул Витька.
   – Чемоданово находится в ста двадцати километрах от города. Мы еще километрах в двадцати от него. Сказать, где точно, нельзя… Мы даже не знаем, где юг, а где север.
   – А как же там всякий мох на деревьях с северной стороны? – спросил Жмуркин. – Все эти премудрости…
   – Мох на деревьях растет с той стороны, с какой тень, – ответил Генка. – Это даже по телевизору говорили.
   – В полдень солнце, кажется, на юге, – сказал Витька.
   – У нас часов нет, это во-первых, – Генка посмотрел на небо. – А во-вторых, сегодня облачно и солнца не видно. Я вчера днем прогноз слушал – еще пару дней будет облачно и сухо.
   – Как же мы тогда определим направление? – Жмуркин посмотрел на Генку с надеждой.
   – Не знаю, – ответил тот. – Если бы у нас была иголка, то направление было бы легко определить. Кладешь иголку на сухой листик и на воду опускаешь. Иголка поворачивается по полюсам[4], один конец на север, другой на юг, это еще в школе рассказывают. Но иголки у нас нет. Поэтому придется идти наугад. Хотя…
   Генка посмотрел в небо, потом в землю.
   – Все реки у нас текут на запад, к Волге, – сказал он. – Но речки извилисты – точное направление опять же не определить. Так что попремся наугад. Будем надеяться, что наткнемся на какую-нибудь дорогу или на деревню. Но сначала проведем осмотр вещей – что у кого есть полезного. Кстати, Жмуркин, где твои очки?
   Жмуркин потрогал пальцем переносицу.
   – Потерял, кажется. Не помню даже когда. То ли вчера, то ли ночью сегодня… Зато камера на месте!
   Жмуркин погладил висящую на груди кинокамеру.
   – Так. – Генка посмотрел на камеру опытным техническим взглядом. – Камера – это хорошо. Сколько метров пленки?
   Жмуркин не ответил, только перевесил камеру с живота на спину.
   – Больше ничего нет? – спросил Генка.
   – В рюкзаке все было, – ответил Жмуркин. – Но рюкзак я вчера там, на поляне, бросил. Вот только котелок прихватил. Не знаю даже как…
   – Котелок – это хорошо. – Генка осмотрел котелок. – Только лучше бы топор.
   – Топорик у меня есть. – Витька сунул руку куда-то за спину и вытащил чехол с небольшим блестящим топориком. – Прихватил на всякий случай.
   Генка тут же отобрал у Витьки инструмент. Взвесил в руке и проверил остроту лезвия.
   – Пойдет. – Генка заткнул топорик себе за пояс. – Топорик – это уже кое-что. Еще что есть?
   – Нет, – ответил Витька.
   – Отлично. – Генка привесил котелок к поясу рядом с топором. – У нас есть: туристический топорик, подержанная кинокамера и мой швейцарский ножик. Котелок еще.
   – Твой ножик целую мастерскую заменит, – сказал Витька. – У тебя же там все – и пила, и ножницы, и отвертка…
   – Это точно. – Генка любовно погладил свой ножик. – Сколько я на него копил, во скольком себе отказывал…
   – Генка, мы эту историю уже тысячу раз слушали, – сказал Витька. – Может, не будешь повторяться?
   – Ладно, ладно, – опомнился Генка. – Только в лесу ни пила, ни отвертка не пригодятся. Тут только нож пригодится. Да и то… Ладно, пора двигать.
   – Может, еще земляники поедим? – спросил Жмуркин.
   – Не увлекайся, – посоветовал Генка, – а то живот заболит. Надо попробовать сегодня шалаш поставить, надоело на дереве спать. А до этого надо пройти километров двадцать… В путь, медузы двустворчатые!
   Генка резко вскочил с земли. Витька и Жмуркин тоже поднялись. Генка посмотрел налево, потом направо.
   – Если все равно куда идти, то пойдем туда. – И Генка первым пошагал в конец земляничной полянки.
   Лес был вполне проходимый, деревья росли далеко друг от друга, совсем как в хорошем парке.
   – По лесу надо ходить громко, – говорил Генка. – Чтобы медведи, волки там всякие успевали от тебя убежать. Звери летом на людей не нападают…
   – А снежный человек нападает? – спросил Жмуркин.
   – Только когда очень голоден. – Генка щелкнул зубами. – Как медведь…
   – Медведь – очень хитрый зверь, – сказал Витька. – Самый опасный. Особенно если человеческой крови попробовал. Тогда он начинает на людей охотиться. Идет экспедиция по лесу, а медведь выроет подо мхом на тропинке яму, туда залезет и ждет. По нему двадцать человек пройдет – и никто даже не подумает, что тут под ногами медведь. А когда последний человек будет проходить – так только лапа из-под мха выскочит, и все – утащил. Так что нельзя ни в коем случае идти последним…
   – А я и не последний. – Жмуркин сразу же с опаской посмотрел под ноги, но ничего, кроме желтой прошлогодней травы, под его ногами не обнаружилось.
   – Все так говорят… – равнодушно сказал Витька.
   Жмуркин наклонился и подобрал с земли тяжелую палку.
   – Такие штуки медведя только раздражают. – Витька кивнул на палку. – Против медведя нужна рогатина. Ее упирают одним концом в землю, а другой конец втыкают в медвежье брюхо…
   – Кстати, о брюхе. – Генка постучал себя по животу. – Надо чего-нибудь поесть. А то и дуба дать можно…
   – Если встретим реку – рыбу можно будет поймать… – предложил Витька. – Попробовать…
   – Витька рыбу ногами умеет ловить, – перебил друга Генка, повернувшись к Жмуркину. – Пальцами ног.
   – Это если только пляж есть и пескари водятся, – уточнил Витька. – А если пляжа нет, можно верши[5] сплести…
   – Чего сплести? – не понял Жмуркин. – Это вроде лаптей, что ли? Ты, Витька, у нас что, лапотник?
   – Верши, – повторил Витька. – В деревне такие делают, чтобы рыбу ловить. А сплетешь их ты, Жмуркин.
   – Почему это я?! – возмутился Жмуркин.
   – Потому что ты у нас специалист по плетению всякой фигни, – объяснил Витька. – Только бы до реки дойти…
   – Тут речек полно, – сказал Генка. – Если на карту смотреть – вся как будто в трещинах. Скоро мы наткнемся на речку, могу поспорить.
   Но на речку ребята наткнулись лишь к вечеру. Весь день они шли по совершенно одинаковому сосновому бору, лишь два раза останавливаясь на привал. Один раз у Жмуркина развязались его самодельные ботинки, а во второй раз Витька обнаружил, что натер большую мозоль на левой ноге – пришлось искать подорожник[6]. Несколько раз они слышали позади себя подозрительный хруст – снежный человек явно шел по их следам, но при свете дня показываться опасался.
   Речка была небольшая, совсем как Генка и говорил. Даже не речка, а скорее ручей. Прозрачный, с холодной водой и песчаным дном.
   – Что делать будем? – Генка лег на живот и стал пить. – Шалаш строить или рыбу ловить?
   – Есть хочется, – сказал Жмуркин. – Сильно…
   – Если будем ловить рыбу, шалаш построить не успеем. – Витька просто опустил в ручей голову.
   – А может, успеем? – Спать на дереве Жмуркину не хотелось.
   – Я, как верши плетут, не знаю точно, я их только видел… – Витька по-собачьи отряхнулся. – Так что времени на их изготовление много уйдет… А рыба, если и будет, так только к завтрашнему утру…
   – Есть и вправду охота. – Генка сломил веточку и отмахивался ею от комаров. – Да и кровопийцев полно – на земле не уснешь. Раньше чем через день мы к комарам не привыкнем…
   – Значит, ловим рыбу, – поставил точку Витька. – Тогда идем вдоль берега и ищем иву, она воду любит. Ивовые ветки гибкие – из них можно все что угодно сплести. Лапти, корзины всякие…
   – Как скажешь, великий лапотник. – Генка достал из-за пояса и расчехлил топорик. – Мой томагавк[7] быстр!
   Иву нашли на первом же повороте ручья. Витька велел Жмуркину и Генке спуститься к воде и нарезать побольше тонких и длинных веток.
   – Верши – навроде корзины, плести их легко, – сказал сам себе Витька, хотя ни одной корзины в жизни не сплел.
   Он взял прут и связал его в небольшое, размером с грейпфрут, кольцо. Взял еще прут, подлиннее, и оплел им кольцо. Получилась довольно крепкая баранка.
   – Это будет вход, – сказал сам себе Витька.
   Он вытащил из охапки еще прут и соединил его в другое кольцо, размером с большой арбуз.
   – Сюда у нас будет заплывать рыба. – Витька работал и говорил сам с собой. – Теперь сделаем так…
   Витька соединил большое кольцо с маленьким множеством тонких прутьев. Вышло что-то вроде баскетбольной корзины, с одной стороны широкая горловина, с другой – горловина узкая.
   – Рыбы любят забираться во всякие щели, – бормотал Витька. – Сюда они тоже будут забираться…
   Витька выбрал из кучи прутьев несколько самых длинных и стал привязывать по окружности широкого кольца горловины. Он привязывал прутья вплотную друг к другу и, когда обвязал так все кольцо, стянул концы прутьев куском содранной с ивы коры.
   – Готово вроде… – сказал Витька и полюбовался своей работой.
   Больше всего верша напоминала карнавальную шапку волшебника – длинный кособокий конус с верхушкой.
   Подошедший Жмуркин зааплодировал. Витька резко обернулся.
   – Браво. – Жмуркин уронил ивовые ветки на землю. – Витька, ты превзошел самого себя! Мне кажется, этой штукой мы наловим самых жирных пиявок в этом ручье!
   – Дремучая ты личность, Жмуркин. – Витька проверял свое изделие на прочность. – Пиявки в проточной воде не водятся. А водятся язи, лещи. И щуки тоже бывают…
   – Нормально, – одобрил Витькину работу Генка. – Сколько таких надо?
   – Чем больше – тем лучше. Больше сделаем – больше будет возможностей рыбу поймать.
   – Тогда за дело. Показывай, как тут и что.
   Витька стал показывать, как плести верши. Генка почти сразу же все понял и принялся помогать. Жмуркин, конечно же, к делу плетения оказался совершенно негодным – прутья в его руках не сгибались, а ломались, узлы не завязывались, кора резала пальцы, так что Витька не вытерпел и отстранил Жмуркина от плетения.
   К вечеру Витька и Генка успели соорудить восемь вершей. Витька проверил работу и остался доволен.
   – Теперь надо ставить. – Витька кивнул на ручей. – Давай, Жмуркин, бери верши и тащи их вон туда, к коряге.
   Жмуркин взял пять вершей, две взял Генка, одну Витька. Возле торчащей из воды коряги Витька остановился.
   – Сюда ставить будем. – Он снял ботинки и штаны и полез с вершей в воду.
   Витька долго выбирал место, ощупывая руками дно, затем утопил под корягой самодельную снасть. Проверил, все ли в порядке, и направился дальше вдоль речки.
   – Верши надо ставить у берега, – рассказывал он, притапливая в воде очередную снасть. – Рыба ночью ищет, где спрятаться, а прячется она обычно под корягами всякими. Так что завтра будем с рыбой.
   Верши расставили по всей речке – на протяжении полукилометра. Как и говорил Витька – в омутках, под корягами, под растущими возле воды деревьями, рядом с валунами. Когда была утоплена последняя, от солнца остался только краешек над острой кромкой леса.
   – Задолбался я сегодня. – Генка опустился на кочку. – С непривычки столько пройти – сдохнуть можно… Надо выбрать дерево…
   – Может, все-таки на земельке? – простонал Жмуркин. – Нарвем травки, постелем листиков?
   – Ага. – Генка повертел топориком. – Ляжешь спать на земельке, проснешься, а голова в тумбочке! Вон та сосна нам как раз подойдет. Кто последний – тот лопух!
   Жмуркин первым рванул к сосне, но взобрался, конечно, последним.
   Ночь прошла на удивление спокойно. Витька уснул почти сразу. И почти сразу проснулся.
   – Какого черта… – сказал он.
   – Протри глазоньки, – крикнул снизу Жмуркин. – Есть охота, пойдем твои корзины проверять.
   Витька посмотрел вниз.
   Генка пытался делать зарядку: лениво приседал и разводил руки в стороны. Жмуркин пританцовывал от нетерпения и голода, и, едва Витька ступил на землю, Жмуркин сразу же потащил его к речке. Витька был как сонная муха и проснулся окончательно, лишь войдя в воду. В этом месте верша стояла возле большой кочки. Витька пошарил по дну и вытащил снасть на берег. Жмуркин сразу же жадно запустил в горловину руку. Через секунду на лице Жмуркина нарисовалось разочарование.
   – Пусто, – сказал он. – Ничего…
   – А ты что, Змея Горыныча там хотел встретить? – усмехнулся Генка.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация