А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Опасное наследство" (страница 19)

   Удар! Река швырнула меня прямо в водоворот и ударила об огромную каменную глыбу. Одно плечо в тот же миг и заледенело, и умерло. Если я ничего не сделаю, то что станется со мной? Я схватился за веревку и начал подтягиваться против течения. Пальцы мои заледенели так, что я едва мог держаться за веревку, а руки все больше и больше отнимались. Я мычал и стонал, будто вол, что тянет непомерно тяжелый груз. Но когда наконец мне удалось одолеть течение, я пробился назад к березке и выбрался из воды. Некоторое время я, тяжело дыша, отдуваясь и дрожа от холода, висел животом вниз на берегу реки, а ноги мои болтались на краю…
   Нет, невозможно! Мне не одолеть эту реку! Во всяком случае, не здесь, где течение настолько могуче, что вертит все многочисленные мельничьи колеса Драканы.
   Но что же мне делать? Я уже насквозь промок, и если раньше у меня была хоть какая-то возможность схитрить и под тем или иным предлогом пробраться через ворота, то теперь и она исчезла. Даже самый ленивый и тупой привратный стражник заподозрит этакую полуутонувшую речную крысу.
   А Роза ждала меня. И если мне не вынырнуть, она испугается. И быть может, настолько, что завтра вечером подаст Пороховой Гузке тревожный знак.
   Не смогу ли я пробраться мимо стены, не окунаясь целиком в воду? Ведь как бы трудно ни было, мне нужно преодолеть лишь десятка полтора футов! С помощью веревки… Это, пожалуй, могло бы получиться… но только осторожнее.
   На этот раз я заставил себя снова, но уже осторожнее скользнуть через каменный край утеса. Я искал ощупью опору для одной ноги, да, это там… Всего лишь легкий прыжок, но достаточно энергичный, возможно… такой.
   Я тянул веревку одной рукой, а другой крепко вцепился в пучок травы и начал карабкаться вдоль стены по крутому речному откосу.
   Я бросил быстрый взгляд вверх. Стена плотной черной тенью нависла надо мной – темный контур на глади ночного неба.. Но во всяком случае, пока что людей там не было. Никто меня не увидел… еще не увидел. Однако у меня появилась другая причина для беспокойства. Правая нога выскользнула из той щели в стене, куда я ее втиснул, и мне пришлось крепко цепляться за откос окостеневшими пальцами. Песок и мелкие камешки посыпались градом по склону, но, к счастью, шум реки заглушил тот грохот обвала, который я устроил.
   Я снова обрел опору под ногами. И почему я не снял сапоги, прежде чем пуститься в этот путь? Хотя бы пальцам на ногах было легче. Пот, смешанный с речной водой, заливал мое лицо, и приходилось непрестанно моргать, чтобы уберечь глаза.
   Еще один прыжок… Небольшой кустик ивы, пустивший корень в расселину… Я глянул ввысь… Да, я уже прошел вдоль стены! Оставалось только снова подняться на берег.
   Только… только и всего… Внезапно я не смог больше двинуться ни вперед, ни назад. Я ухватился за откос одной рукой, но ничего, кроме нескольких царапин и сломанного ногтя! Веревка больше не могла помочь, ведь она застряла по другую сторону стены, сколько я ни шарил, я не мог найти опоры ни для руки, ни для ноги.
   Пальцы ныли, а плечи дрожали от изнеможения. Если я как угодно не продвинусь дальше, кончится все тем, что я свалюсь вниз. И тогда придется все начинать сначала, если я, падая, вообще не сломаю себе что-нибудь.
   – Давин!
   То было сказано шепотом, таким тихим, что я едва расслышал свое имя из-за рокота воды. Я глянул вверх. Чье-то лицо, белое в лунном свете, выглядывало с края утеса. То была Роза.
   – Да! – прошептал я в ответ.
   – Тебе никак не подняться наверх? Все-таки до чего ж проницательна эта девочка!
   – Нет! – свирепо прошептал я. – Коли б я мог подняться вверх, я бы, наверно, это сделал.
   Роза протянула руку через край утеса, но наши руки встретиться не смогли. И пожалуй, это было к лучшему: ведь, несмотря на все, я был куда тяжелее, чем Роза. Не хватало еще сорвать и ее с края утеса.
   – Подожди! – сказала она. – Мой фартук… Может, он до тебя достанет.
   – Привяжи его покрепче к чему-нибудь! – посоветовал я, пытаясь не обращать внимания на горящие огнем пальцы. Они оцепенели и скрючились, будто когти хищной птицы, и я не был уверен, что когда-нибудь смогу выпрямить их снова.
   Что-то мягкое коснулось моей руки – завязка фартука Розы. Выдержит ли она мою тяжесть? Но ничего другого, как попробовать, так ли это, не оставалось. При всех обстоятельствах я долго висеть не мог, мне было попросту не выдержать. Я осторожно вытянул пальцы из небольшой расселины, за которую крепко уцепился, и схватил одной рукой завязку фартука. Я попробовал потянуть ее. Она подалась, но выдержала. Да и, несмотря на все, до края утеса было не так уж и далеко. Я ослабил хватку и другой рукой крепко ухватился за фартук. В тот же миг одна моя нога снова выскользнула из расселины, и я, болтаясь в воздухе, висел, вжавшись лицом в откос.
   – А теперь поднимайся, Давин! – прошептала сверху Роза, прошептала в такой панике, что я перепугался: может, какой-то стражник уже подбирается к нам?
   Я барахтался и пинал ногами откос и сам, раз за разом, скользил вверх, держась за передник… И вот я ощутил, как меня схватили за воротник рубашки… И последний отрезок пути наверх Роза вытянула меня, как рыбак вытягивает на сушу камбалу.
   – Быстрее! – яростно прошептала она. – Кто-то идет!
   Она не дала себе времени развязать узел и лишь быстрым взмахом своего ножа отрезала фартук от столба, к которому он был привязан. Затем быстро сорвалась с места и помчалась, нагнувшись, какой-то чудной рысью – быстро и почти беззвучно.
   Я, запыхавшись, поднялся на ноги и хотел бежать за ней, но какой-то могучий рывок заставил меня рухнуть навзничь, так что я чуть было вновь не свалился с откоса. Я молча выругался. Веревка! Я забыл, что пеньковая веревка по-прежнему обтягивала меня вокруг пояса.
   – А теперь быстрее! – раздался из тени яростный шепот Розы, и я тоже расслышал, как к нам приближаются чьи-то уверенные шаги. Я перерезал веревку; освободившись и выбросив ее с края откоса, как можно тише последовал за Розой.

   ДАВИН
   Семейный пикник в лесу

   Среди всех этих темных деревянных строений тускло мерцал при свете месяца большой каменный дом. Нигде ни огонька, да и время за полночь.
   – Думаешь, там стражники? – шепотом спросила Роза.
   – Я ничего не вижу. Стражники караулят у мельниц да у лагерей, но не здесь.
   Мы стояли под бузинным деревом, перед флигелем в самом конце одной из конюшен, укрывшись за несколькими поленницами дров. Белые цветы бузины благоухали пронзительно горько и сладостно. От резкого запаха цветов щекотало в носу и хотелось чихать.
   – Войдем?
   Я заколебался:
   – Ведь мы не знаем, где она, в какой горнице. Сможем ли мы бродить по всему дому, пока не найдем ее? Пожалуй, нет!
   – Может, у тебя есть план получше?
   – Нет! – признался я.
   – Ну, тогда пойдем!
   – Погоди немного! Дай мне хотя бы снять сапоги.
   Я сел на чурбан, на котором кололи дрова, и стянул свои промокшие насквозь сапоги. Босиком я смогу ступать тише. Тут оказалось, что я оставляю за собой мокрый след на манер лесного слизня, но стучать сапогами было бы еще хуже. Не снять ли мне и мокрый мундир? Нет, по крайней мере он черный. Без него я бы светился во мраке – белый, будто призрак.
   В дом вела большая гранитная лестница, но подниматься по ней было все же глупо и дерзко. И в таком доме, как этот, был наверняка не один вход.
   – Там, – произнес я, – дверь флигеля! Тут настал черед Розы заколебаться.
   – Как, по-твоему, что они сделают с нами, когда обнаружат здесь? – спросила она.
   И даже если она пыталась побороть себя, я уловил легкую дрожь в ее голосе.
   – Откуда мне знать? – ответил я чуть резче, нежели хотел. – Здесь прихвостни Дракана. По мне, будет лучше всего не дать им себя обнаружить!
   Роза пробормотала что-то подавленно злое, дескать, она и сама могла бы это сообразить. Я не расслышал всего, но слово «идиот» прозвучало довольно отчетливо. Это было оскорбительно, но, так или иначе, меня чуточку успокоила мелкая перебранка с Розой, эта перебранка словно вернула нас в обычную жизнь, даже тревога и страх отступили.
   – Подожди здесь, – сказал я Розе. – А я погляжу, не заперто ли там.
   Я обошел поленницы вокруг и огляделся. По-прежнему ни души, никто за нами не наблюдал. Сделав глубокий вдох, я кинулся босиком, с еще влажными ногами, по брусчатке к флигелю каменного дома. Нажав на ручку, я осторожно толкнул дверь. Она поддалась. Никакого замка, никакого запора! Ну, коли живешь посреди сурового охраняемого лагеря, окруженного половиной драканьей рати, может, не так уж необходимо запирать дом.
   Я осторожно распахнул дверь настежь. Сначала я не видел ни зги, но мало-помалу глаза привыкали к мраку, я начал различать какие-то неопределенные очертания. Ни одно из них не напоминало людей, а единственный звук, который я слышал, был какой-то «как-кап-как-кап…», медленный и мокрый…
   Я сделал шаг вперед и… ткнулся носом. Ай, как сильно я ударился! Я закусил губу, чтобы громко не выругаться. Кто, черт побери, построил лесенку внутри, перед дверью, вместо того чтобы сделать это снаружи? Ясно, что это дело рук того, кто строил дом. Я свалился с трех истертых каменных ступенек, посидел немного, тихонько постанывая, на полу, вовсе не деревянном, а сработанном из скользких блестящих каменных плиток.
   Тут пахло сыростью, мылом и чуточку гнилью. Баня? Нет. Подвал для стирки… Прачечная!
   Я различал уже котлы, в которых кипятят белье на очаге, гигантские железные чаны, под которыми снизу разводят огонь так, что можно стирать в теплой воде. Это тебе не то что таскать грязное белье вниз к ручью, как у нас дома. Но здесь, похоже, совсем другой дом! А бывал ли я прежде в таком доме вообще? Да, бывал – у Хелены Лаклан.
   Внезапно я вспомнил девичью в Баур-Лаклане так явственно, будто почти увидел ее. Девичья и Каллан, не спускавший глаз с пола, пока говорил, что они начнут тянуть неводы, когда рассветет.
   Я заметил, что слезы начинают скапливаться у меня в уголках глаз, и заморгал как безумный. Что за глупость сидеть здесь и чуть не плакать, когда мне уже известно, что Дина не утонула, что она где-то здесь, в этом доме, и я скоро найду ее. Я раздраженно отер глаза мокрыми рукавами, снова поднялся на ноги, вышел из подвала и помахал рукой Розе.
   – Берегись! – предупредил я. – Здесь лесенка, несколько ступенек вниз.
   Она осторожно спускалась по ступенькам, преодолевая одну за другой.
   – Что здесь? – прошептала она.
   – Прачечная! – ответил я.
   – Гм-м! – фыркнула она. – Настоящий господский дом, верно?
   Мы прошмыгнули через подвал-прачечную и, поднявшись еще на несколько лестничных ступенек, прошли через дверь в огромную поварню. Огонь в большом железном очаге еще не угас, видны были очертания печи, обрисованные пылающими полосками света во мраке. Где-то пахло уже поставленным тестом, что должно было взойти. Кто-то, видно, задумал испечь хлеб к завтраку.
   Меня угораздило наткнуться в темноте на стол, и тут же послышалось дребезжание котелков и глиняных мисок.
   – Тсс! – прошипела Роза.
   Я застыл тихо, как мышонок, и прислушался, но в доме по-прежнему стояла тишина, и я не слышал ни голосов, ни шагов, ни каких-либо других звуков, коли не считать… неужто храп? Слабый, тихонький храп где-то вблизи…
   Роза, схватив меня за руку, потащила через поварню прямо в следующую дверь. В тот же миг стало ясно, что это нечто совсем другое. То была большущая пустая горница с высоким потолком, а из нескольких больших окон со множеством застекленных рам падал на пол, устланный черными и белыми каменными плитками, свет месяца. Высокая винтовая лестница тянулась вверх во мраке.
   – У поварихи горница всегда рядом с поварней, – шепнула Роза. – Верно, это она и храпела. Думаю, нам надо подняться выше. Другая прислуга наверняка живет наверху под крышей. Ведь не отдали же поварихе один из господских покоев?
   – Откуда ты все это знаешь? – спросил я.
   – Моя мать стирает на тех, кто живет в таких домах, – коротко ответила Роза. – Ну, пойдем дальше? Или тебе еще нужно опрокинуть и другие котелки?
   До чего же она меня раздражала! И все же, хоть я и не думал доводить это до ее сведения, я радовался, что она тут, со мной.
   Мы поднялись по лестнице, поднялись медленно, чтобы ступеньки не скрипели. Когда же добрались до первого жилья, я хотел было свернуть налево, но Роза меня остановила.
   – Не сюда! – сказала она. – Наверх, к чердачным каморкам.
   Мы поднялись еще одним жильем выше. Лестница стала теперь куда уже, вместо прекрасных застекленных окон в стенах было лишь несколько отдушин, прикрытых деревянными ставнями. Крохотные узенькие полоски лунного света пробивались вдоль ставней – вот и все!
   Я остановился, потому что ничего не видел. Роза натолкнулась на меня и схватилась за мою руку, чтобы не упасть. На этот раз она ничего не сказала и даже после того, как обрела равновесие, продолжала держать меня за руку. Откуда-то слышался какой-то чудной писклявый звук, почти похожий на писк летучей мыши во мраке.
   – Что это? – как можно тише прошептала Роза.
   – Может, кто-то во сне? – прошептал я в ответ. – Люди издают столько чудных звуков, когда спят!
   Трудно было узнать, откуда этот писк. Осторожно выставив вперед ногу, я сделал шаг, потом еще один… Я по-прежнему не видел собственной руки. Вытянув перед собой одну руку, я другой нащупал стену. Мои пальцы коснулись деревянной стены, а потом какой-то ткани. Полог!
   Я слышал, что звук, похожий на писк летучей мыши, раздавался оттуда. Пищала, похоже, не Дина, но, может, там есть еще кто-то?
   Осторожно отодвинув полог в сторону, я сунул туда голову. Там было капельку светлее, ведь ставни были открыты, и я различил какую-то фигуру на кровати, фигуру слишком большую и неуклюжую… Нет, это не Дина!
   Как раз в этот миг писк летучей мыши прекратился, и я, уже уходя, замер и застыл тихонько, как мышонок. «Спи себе, – подумал я, – спи сколько влезет, здесь никого нет». Человек на кровати зашевелился так, что кровать заскрипела. Но он не поднялся и не сел, и никакого признака того, что он проснулся, не было.
   Медленно, бесконечно медленно опустил я полог и, пятясь, отступил обратно к лесенке вместе с Розой. Мы крадучись одолели несколько ступенек вниз, остановились и прислушались. Сверху по-прежнему ни звука!
   – Не думаю, что Дина здесь, – как можно тише сказал я прямо в ухо Розе.
   – Мы заглянули только за один полог, – прошептала она в ответ. – Что, если там много горниц?
   – То была не служанка, – заверил я. – То был солдат-драканарий.
   – Ну и что? Может, он охраняет ее?
   – Тогда он никуда не годный стражник!
   В какой-то миг показалось, что Роза собирается спорить и дальше. Но она, вдруг как-то слегка беспомощно и утомленно вздохнув, спросила:
   – Где будем искать?
   – Я кое-что надумал. Может, нам не надо открывать каждую дверь. Может, будем искать только ту, что заперта?
* * *
   Мы нашли запертую дверь в переходе первого жилья, и яснее ясного было, что она заперта снаружи, так как ключ все еще торчал в скважине.
   – Должно быть, это здесь, – сказал я, почувствовав вдруг, как страшно пересохло у меня горло. – Кого бы они стали еще запирать?
   – Открывай! – нетерпеливо произнесла Роза. Я отпер дверь. Отворил ее.
   Там было почти так же темно, как наверху, в чердачной каморке. Ясное дело, здесь были окна с застекленными рамами, но большая часть из них была закрыта плотными темными занавесями. А на полу лежали ковры, толстые, пушистые ковры, в которых, словно в траве, утопали ноги.
   Я стоял в нерешительности у дверей, пытаясь оглядеться. Разве в таких покоях живет пленница?
   Но ведь дверь была заперта! И как уже сказано, кого бы они еще стали запирать?
   Я уже различал большую кровать с тяжелым на вид пологом.
   – Дина? – прошептал я.
   Никакого ответа. Я отодвинул полог в сторону, но кровать была пуста.
   И тут я увидел ее. У окна, на подоконнике, полускрытую тяжелыми занавесями. В тот же миг я знал – это она. Хотя видел я только сжавшуюся фигурку девочки в длиной белой ночной сорочке.
   Три прыжка – и я уже рядом! А потом я стоял, почти не смея прикоснуться к ней, словно боялся, что она растает у меня меж пальцами, будто привидение.
   – Дина…
   Открыв глаза, она сонно заморгала.
   – Давин! – сказала она самым обычным своим голосом, словно ничего удивительного в том, что я оказался здесь, не было. – Неужто это уже… – И, внезапно оцепенев, по-настоящему проснулась. – Давин!
   Вытянувшись, она обвила мою шею руками и так крепко прильнула ко мне, что я чуть не задохнулся. Я заметил, что она похудела, но, вообще-то, мне показалось, будто ничего худого они ей не сделали.
   Даже не могу передать, какие чувства я испытал. Это было все равно что проснуться от жуткого дурного сна. Словно душа моя, разбившаяся еще прежде на куски, уже больше не существовала. И вместе с тем я ужасно разозлился на сестру. Не спрашивайте почему! Казалось, словно все то ужасное, что мы пережили… Мы – я, и матушка, и Мелли, и Роза, – словно во всем этом, вместе взятом, виновата была Дина.
   – Где ты была? – прошептал я, держа одновременно сестру так крепко, будто боясь, что она вот-вот убежит от меня. – Тебе ясно, как ты нас напугала?
   Она тяжко вздохнула. Будто всхлипнула.
   – Не ругай меня, – сказала она сквозь рыдания. – Давин, не ругай меня.
   И тут я, само собой, почувствовал себя величайшим идиотом юдоли земной и глупейшим старшим братом мира. За все, что Дине пришлось пережить, я, когда наконец-то нашел ее, заставил сестру лишь плакать.
   – Тсс! – прошептал я, прижавшись щекой к ее волосам. – Тише! Перестань же!.. Ведь я нашел тебя! – Я протянул ей свой рукав. – Вот! Вытри глаза!
   Она положила ладонь на мою руку. И вдруг издала какой-то чудной звук, всхлип с хихиканьем пополам.
   – Давин! – произнесла она. – Он же мокрый! Неужто ты хочешь, чтобы я еще что-то вытерла им?
   И само собой, так оно и было. Рукав был такой же мокрый, как и все на мне, да я и сам тоже.
   – Можешь взять мой головной платок, – предложила Роза.
   – Роза! – Дина, отпустив меня, схватила Розу. – Что ты здесь делаешь? Что вы… оба делаете здесь? Как вы нашли меня?
   – Ну-у, так… помогли друг другу, – сказала Роза.
   Несмотря на темноту, я отчетливо увидел ту лукавую дразнящую улыбку, которую она мне послала, мгновенный блеск ее белоснежных зубов. Но вот она снова стала серьезна.
   – А теперь пошли, Дина, нам надо убраться отсюда прежде, чем кто-нибудь нас обнаружит.
   Дина отпустила Розу. И внезапно стала какой-то беспредельно несчастной с виду.
   – Я не могу! – произнесла она каким-то мертвящим на удивление голосом.
   – Отчего? – в один голос произнесли мы с Розой.
   – Я не могу пойти с вами.
   – Почему не можешь? Она покачала головой.
   – Нет, – сказала она. – Если я не… Если я не… Он убьет Тависа, если я сбегу.
   – Тависа?
   В этот миг я вовсе позабыл, кто это.
   – Ну, Тависа Лаклана… Того самого, что захватили в плен вместе со мной…
   Ну да, само собой. Внука Хелены Лаклан. Его мать ударила меня в лоб черной рукой. «Ты пришел отнять жизнь!» – сказала она.
   – Где он?
   – В подвале, – ответила она. – Там, под конюшней.
   – Тогда нам придется захватить с собой и его, – произнес я.
* * *
   Нельзя утверждать, что маленький Тавис Лаклан обрадовался при виде нас. Сперва его невозможно было ни увидеть, ни услышать в этом темном подвале. Правда, прямо под творилом люка висела лампа, но мы не осмеливались зажечь ее. Если бы кто-нибудь увидел свет и вошел в шорную мастерскую, нас поймали бы, будто крыс в ловушку.
   – Тавис!.. – тихонько позвала Дина. – Ты не спишь?
   Откуда-то послышался шорох, будто в соломе зашевелилось какое-то животное.
   – Чего тебе? – раздался в темноте угрюмый и боязливый голос – Отстань от меня! Мерзкая предательница! Не думай, что заставишь меня сказать что-нибудь!
   Мерзкая предательница? Что такое он вбил себе в голову?
   Я ждал, когда Дина что-либо скажет, но она лишь молча стояла, и по тому, как она дышала, я чувствовал, что она вот-вот заплачет снова. Это разозлило меня!
   – Что ты вбил себе в башку? – свирепо спросил я. – Ты не смеешь так говорить…
   Но Дина, положив ладонь мне на руку, остановила меня:
   – Есть кое-что, чего ты не знаешь.
   О чем это она? С ней, я заметил, что-то случилось. Она поступала совсем иначе, чем надо, будто ее подменили. Что эти мерзавцы, эти гнусные рожи сделали с ней?
   – Мы пришли, чтобы увести тебя отсюда, Тавис! – сказала Дина.
   Тут послышалось, как дерево трется о дерево. Но Дина подняла щеколду.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация