А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Повелитель земного предела" (страница 15)

   Мы – маленький народ. Дай нам вырасти перед тем, как искать справедливой мести.
   – Ты – человек войны, Вендиций. И мысли твои мудры. Трубач, созывай воинов!
   Громкий и резкий звук сигнальной раковины пронесся над объятым паникой городом. Издалека, где стремительно проносящиеся в воздухе огненные шары обозначали позиции остальных наших подразделений, ответили нам другие раковины.
   Грохот начал стихать, мелькание огненных шаров прекратилось, хотя небо по-прежнему багровело от пламени, объявшего хижины города, – и Чичамека, словно пресыщенный медведь, отправилась домой, оставив Тлапаллан зализывать свои раны и оплакивать утраты медных залежей.
   Во время долгого путешествия домой только однажды довелось нам с Мерлином побеседовать. В разговоре я сказал:
   – Конечно, я понимаю, что пять человек из моего отряда, которые сторожили скобы в лесу, отправили на нашу позицию посыльного с известием о моем исчезновении. Я понимаю, что посыльный встретился с твоими людьми, идущими от верхних крепостей, – и, объединившись, все воины пришли к городу. Но откуда ты узнал, что я собираюсь бежать именно этой ночью? И откуда ты знал, к каким воротам я подойду и в какое время?
   Мерлин усмехнулся:
   – Знал.
   – Но откуда? Откуда?
   Над головой моей мягко захлопали чьи-то крылья. Я посмотрел вверх и увидел уставившиеся на меня огромные желтые глаза.
   – Может, сова мне сказала. Совы ведь слывут всеведущими, не так ли?
   И больше мне ничего не удалось узнать. Мерлин всегда любил тайны.

   МЫ ИЩЕМ СТРАНУ МЕРТВЫХ

   Итак, мы позволили времени работать на нас. В разные стороны по лесам спешили гонцы с расшитыми бисером узорчатыми поясами, каждая бусинка и каждый таинственный значок на которых имели свой важный смысл: это был единственный внятный язык, общий для всего множества чичамекских племен.
   Одно за другим лесные сообщества заключали соглашение, обязывающие их ударить по врагу, когда ударим мы, и ждать, пока мы не почувствуем себя готовыми к схватке – и Союз Племен, который должен был однажды поразить Тлапаллан в самое сердце, становился все сильней и опасней.
   Пришло и ушло лето. Мерлин, я знал, горел желанием отправиться на поиски призрачной Страны Мертвых.
   Все холодней становились дни, в воздухе появился терпкий аромат поздней осени. Жизнь наша текла безмятежно и счастливо. Никто не тревожил нас. Тлапаллан не предпринял попыток отвоевать потерянные крепости и не посылал никаких войск с целью раздобыть меди или покарать Чичамеку.
   Затем в один прекрасный день молодое сердце Мерлина взыграло, и старец открыто восстал против однообразного течения жизни.
   Он все-таки отправился на поиски Страны Мертвых! Он раскроет вечную тайну Смерти! Он призовет в поход добровольцев. И, конечно же, все воины, не успевшие жениться на местных женщинах, пойдут за ним! Что же касается его самого, то он лично отправляется в путь немедленно! И старец сдержал свое слово.
   Из тридцати семи римлян (тридцать человек пало во время набегов на рудники, крепости и Город Змеи) двадцать один выступил вместе с Мерлином на поиски новых приключений. Число добровольцев осталось бы четным, когда бы к отряду не присоединился я. Остальные римляне к этому времени женились на женщинах ходеносауни и больше пользы могли принести на месте, способствуя дальнейшему укреплению Союза Племени.
   За маршрутом похода ты можешь следить по карте. Подробно останавливаться на нашем путешествии я не стану – но не думай, что оно было незначительным. В ту зиму мы преодолели огромные расстояния. Мы даже вырвались из объятий самой зимы и в пору снегов нашли зеленые цветущие пространства – но об этом впереди. Сначала же для того, чтобы двинуться на юго-запад, мы должны были сесть в рыбачьи челны и грести на север! Так наш отряд пересек широкий залив Внутреннего Моря.
   Мы взбирались на горы, переходили вброд реки, охотились и рыбачили в пути. Оставив горы далеко за спиной, наш отряд вышел к широким травянистым пустошам, населенным лишь стадами диких горбатых быков, каждое из которых столь огромно, что может бежать мимо стоящего на месте наблюдателя целый день или даже больше. От топота их копыт дрожит земля и колышется воздух. Перед стадом расстилаются луга с травой, поднимающейся зачастую выше человеческого роста; за стадом не остается ничего, кроме голых равнин. Каждый росток и каждая травинка безжалостно втаптывается в землю.
   Мясо этих быков весьма вкусно.
   Обширные сии пустоши, по площади превосходящие Британию, мы назвали Морем Травы – и продолжали путь, ведомые железной рыбкой Мерлина, от случая к случаю плавающей в миске с водой.
   Изредка нам встречались люди – более грязные, менее отважные и энергичные, нежели наши сильные духом союзники-чичамеки. Впрочем, удивляться не приходилось: ведь по этим территориям пролегал путь майя в движении на север из Жарких Земель, и во время долгих странствий завоеватели истребили почти все местное население. Спастись удалось лишь немногим, которые снова объединились в семьи и небольшие группы и сейчас пытались решить тяжелую задачу по объединению в племена и народы. Мечта сия казалась неосуществимой, ибо обитатели пустошей поведали нам, что на их территории часто совершаются набеги.
   Но, судя по их словам, на юго-западе живет народ (тут Мерлин встрепенулся), никогда не знавший поражений. Отразив нападение значительно превосходящих сил майя в своей озерной стране Алата, расположенной к северу от пустошей, представители сего племени отказались стать тлапалликами и, покинув любимую родину, ушли на юг.
   Что с ними стало потом? Никто этого не знал, но последовавшие за ними военные отряды Тлапаллана вернулись назад с сильно поредевшими рядами и явно подрастерявшими мужество. Некоторые же подразделения и вовсе не вернулись.
   Стоит ли нам идти на запад? Конечно, нет] Там лежат высокие неприступные горы, ни один человек не может преодолеть их, ибо там нет воздуха для дыхания.
   За эти горы каждую ночь уходит спать солнце – и туда однажды уйдет оно умирать.
   И если Страна Мертвых действительно существует, то она наверняка находится там – ибо мы искали ее повсюду и не нашли нигде.
   Приблизившись к подножью гор на расстояние видимости, мы повернули на юг в надежде достичь конца огромной горной гряды и обогнуть ее. Вероятно, есть такой путь, по которому можно выйти на самый край Земли и заглянуть вниз. Но нам пришлось свернуть в сторону.
   Мы прибыли в страну песков, жары и засухи, бедную источниками воды, заросшую колючими безлиственными деревьями – шарообразными и странными на вид. Там обитали рептилии. Одна из них укусила нашего товарища, и он скончался в страшных муках. Полумертвые от жажды, мы с трудом выбрались из этой пустыни и решили повернуть на восток, обогнуть ее и вновь вернуться на запад, уже южнее.
   Вскоре мы вышли в неприглядную скалистую местность, изрезанную огромными ущельями, по руслам которых в недрах земли, недоступных человеческому взору, протекали реки. И столь глубоки сии ущелья, что, хоть в определенное время дня сверху и можно увидеть сверкание солнечного луча на волнах, но расслышать грохот бурного потока невозможно.
   Странная земля, эта земля Алата. И много есть в ней чудес.
   И все же даже здесь, среди мировой свалки камня, черная угроза Тлапаллана тяготеет, как проклятие, над доблестным народом, имеющим мужество вырубать жилища в самих скалах.
   Некоторое время мы шли по свежим следам некоего многочисленного отряда, а затем во избежание неприятных сюрпризов выслали вперед разведчиков.
   Скоро один из них спешно вернулся назад с известием о том, что неподалеку слышны звуки боя. Итак, держа луки наготове, мы осторожно двинулись вперед по дну глубокого сухого ущелья.
   Неожиданно до слуха нашего донеслись боевые кличи, и за изгибом ущелья взору нашему открылась картина яростного сражения.
   Из своего укрытия мы увидели в тупике оврага лагерную стоянку тлапалликов, а высоко над ней – странную крепость: огромное строение, занимающее глубокую нишу в почти отвесной скале. Над зубчатой ее крышей поднимались столбы дыма от более чем двухсот очагов. Уступчатые стены крепости темнели от толп кричащих и угрожающе размахивающих копьями людей.
   Выступ плато нависал над защитниками крепости, словно широкий козырек, защищая их от возможного нападения сверху. Но тлапаллики превратили сие укрытие в угрозу для противника – ибо сейчас под козырьком скапливался густой удушливый дым от сжигаемых внизу зеленых веток и влажных листьев. Ветер гнал этот дым прямо в углубление в скале.
   Из черного облака дыма со стен и башен крепости летели вниз огромные булыжники, и карабкающимся вверх тлапалликам приходилось худо. Осажденные подняли переброшенные через расселины в тропе лестницы, после чего на скале не осталось практически ни одного выступа и упора. Кроме того, некоторые участки тропы были предварительно отполированы до зеркальной гладкости постоянными обитателями крепости: инвалидами, стариками, женщинами и детьми.
   Вдобавок ко всему воины стойко защищали подступы к крепости, осыпая врагов копьями и дротиками, а женщины лили на головы тлапалликов кипящую воду, сыпали песок, золу и горячие угли.
   И все же, далеко в стороне от крепости, нетронутые и спрятанные от глаз осажденных завесой дыма, наверх ползли цепочкой тлапаллики: они передвигались от расселины к расселине, перебрасывая через них лестницы. Сверкающая доспехами из полированной меди и украшениями из слюды длинная вереница воинов показалась нам в конце концов символической Змеей Тлапаллана, ожившей и ползущей по скале, дабы пожрать злополучных обитателей крепости. И мы ясно понимали: если не вмешаться в ход событий, то, как бы смело ни сражались жители скал, конец их ожидает один – рабство и смерть.
   Сокрытые в ту минуту от глаз врага, мы собрали совет и решили вступить в бой. Мерлин заявил:
   – Мы не можем существовать сами по себе вечно, но должны обрести друзей в сей негостеприимной стране – и кому можно верить больше, нежели заклятым противникам наших собственных врагов?
   Все согласились с этим, и я вскричал:
   – Давайте же докажем сначала, что мы расположены дружески!
   Мы встали из-за валунов, среди которых до сих пор лежали, словно цыплята в гнезде, и наши длинные луки зазвенели.
   В тот момент, словно по некоему сигналу, ветер переменился и понес клубы дыма вниз, в сторону нападавших, и, пронзенные нашими стрелами, воины в рогатых шлемах посыпались с самой верхней лестницы, сбивая в падении остальные лестницы и увлекая в бездну своих товарищей.
   Громкий крик удивления вырвался у защитников крепости, ослепленных сверканием наших доспехов и впервые узревших молниеносное истребление врага, творимое стрелами. Но долго пользоваться луками нам не пришлось. Тлапаллики в лагере мгновенно поменяли позицию и бросились на нас.
   Трижды выпустили мы стрелы в их тесные ряды, но, бесстрашно переступая через тела убитых, они продолжали наступать. Дальше стрелять не представлялось возможным. Мы бросили вперед наши тяжелые копья. Метнув в ответ топорики, враги вытащили длинные ножи – и оба отряда сошлись вплотную.
   К счастью для нас, все мы были в доспехах! И как же пригодилось нам мастерство, достигнутое в тяжелых тренировках!
   Спина к спине мы, двадцать римлян, встретили четырнадцать десятков врагов, и даже Мерлин мужественно наносил мечом удары направо и налево. Единственной защитой тлапалликам служили мягкие медные нагрудники и многочисленные медные браслеты на руках, от плеча до кисти. Возможно, такие доспехи и обеспечивали защиту от дротика атлатла или каменного ножа, но наши клинки разрезали их, словно сыр.
   На меня бросился офицер. Ударив нападающего мечом между шеей и плечом, я разрубил его офицерское ожерелье. Он упал. Новые и новые воины окружали меня. Пальцы мои были липки от крови. Я размахивал мечом из последних сил и не видел, как идут дела у товарищей.
   Передо мной появлялись лица с разверстыми в крике ртами. И исчезали. Но вслед за ними появлялись новые искаженные от ярости лица – и надвигались на меня. Меч со свистом рассекал воздух, и я уже не понимал, бью я плашмя или лезвием.
   Мышцы правой руки сводило судорогой, и все же я продолжал драться. Казалось, весь Тлапаллан устремился на нас.
   Внезапно в глазах у меня потемнело. Я зажмурился. Кто-то сильным ударом сбил с меня шлем, по лбу что-то потекло, и в голове зазвенело от боли. Я смахнул влагу со лба. Рука окрасилась в красный цвет. Половина моего правого уха была отрублена.
   Затем изуродованные гримасами лица вновь выплыли из темноты. И вновь я поднял оружие, как две капли воды похожий на тех воинов, которые некогда создали Рим и – если будет на то воля богов! – еще создадут здесь новую Империю.
   Меч выскользнул из моих мокрых пальцев. Я услышал легионерский клич: «Друзья, Варрон! Друзья!»
   В глазах у меня прояснилось, и я увидел тлапалликов, убегающих прочь быстрей оленей; они скакали и прыгали по камням, а люди скал встречали их топорами и дубинками. Я увидел, как женщины-воительницы добивали раненых, которые даже перед лицом смерти были слишком горды, чтобы молить о пощаде, и без страха смотрели в глаза врага, заносящего над ними нож. И я сказал себе: «Британия должна быть возрождена храбростью, подобной этой!»
   И Мерлин выступил вперед в своих белых одеяниях, сплошь усеянных красными крестами – и от нашего имени предложил дружбу Старейшинам Ацтлана.
   И они назвали старца Кетцалькоатлем – Пернатым Змеем – за прекрасный головной убор, украшенный перьями, а также за его мудрость, благодаря которой он сумел вызвать перемену ветра, душившего до тех пор защитников крепости дымом. И наш отряд вступил в их воздушный замок, встречаемый с торжественностью и почтением, достойными богов.
   Теперь нам пришлось овладевать новым языком. На сей раз он дался нам без особого труда, ибо люди скал страстно желали учить нас, дабы получше и поближе узнать своих новых друзей. Хотя слова нового наречия отличались от уже известных нам, грамматика его имела много общего с языком майя, каково обстоятельство значительно помогло нам. Кроме того, в результате проникновения в страну тлапалланской культуры в обиход многих племен вошли некоторые знакомые нам слова.
   Вдобавок ко всему здешние женщины, имеющие в обществе равные с мужчинами права, взяли на себя заботу о римлянах, разместили в своих домах, и обращались с нами, как с королями. У них мы узнали больше, чем просто несколько слов.
   Первым человеком, обучавшим меня наречию ацтеков, была весьма милая и привлекательная девушка, которая облегчила мою боль и кормила меня, пока я быстро оправлялся от ранения в сухом чистом воздухе этой страны.
   Золотой Цветок Дня называли ее родители – или Аврора, как сказали бы мы, – и имя это и вполовину не передает очарования сей восхитительной девушки.
   Очень скоро я выздоровел. К этому времени все мы значительно преуспели в изучении языка, что относили за счет своих способностей.
   Мы жили в городе Ацтлан. Менее чем в пяти милях от него находился другой город, Ацатлан. Но между ними простиралась ужасная местность: громоздились скалы, изрезанные глубокими ущельями – так что один город мало чем мог бы помочь другому в случае беды.
   – Мы должны изменить подобное положение вещей, – сказал я однажды вечером своим товарищам.
   – Зачем? – спросил Мерлин. – Ведь мы не собираемся задерживаться здесь долго, не так ли? Разве мы не двинемся дальше в поисках Страны Мертвых?
   Я обернулся к остальным.
   – Что мы будем делать дальше, друзья? Тратить время на бессмысленные поиски мифической страны – или создадим здесь единый народ?
   – Останемся здесь! – хором воскликнули они.
   – Мерлин, – обратился я к старцу. – Колдовством и хитростью ты создал единый народ на севере. Уничтожение Тлапаллана – единственная цель моей жизни. Пусть слышат меня боги! Я торжественно клянусь не знать ни покоя, ни отдыха до тех пор, пока не создадим в сих южных пустошах единую нацию, которая, действуя в согласии с твоим народом, раздавит Тлапаллан, словно орех между молотом и камнем, И вот вся магия, которая мне понадобится!
   Я вскочил на ноги, выхватил свой меч и поцеловал клинок.
   – Клянусь на мече! Кто поклянется вместе со мной?
   – Я! Я! И я! – Все воины тесно столпились вокруг меня.
   Мерлин улыбнулся – наполовину весело, наполовину печально.
   – Полагаю, я должен подчиниться воле большинства. Что ж, наверно, это самое разумное решение.
   Итак, поиски Страны Мертвых закончились с нашим прибытием к обитателям скал, хотя, как узнал Мерлин, среди этого народа тоже бытовали легенды о таинственной стране Миктлампа, «куда уходит спать солнце», и откуда (из Страны Семи Темных Пещер), согласно местным верованиям, вышли все люди «из недр земли наверх», на свежий воздух и солнечный свет, но куда после смерти должны вернуться души равно добрых и злых.
   Почти у каждого племени и клана – по меньшей мере в этой части Алата – есть своя особая легенда. Но все предания сходятся в одном утверждении: люди вышли «из недр земли наверх». Мы тоже пришли к заключению, что где-то – возможно, в ближайших окрестностях – находится вход в некий подземный мир, лежащий глубоко под нашими ногами. Вероятно, древние были правы, размещая Аид в сердце Земли.
   Но искать загадочную страну мы не стали и не намеревались делать этого в будущем.
   Вместо того мы построили среди скал новый Рим – в миниатюре. И возвели сей город не из мрамора и золота, но из духа и мечты. Остальное придет со временем. Разве подлинный Рим не был когда-то простым скоплением хижин?
   Оправившись после болезни и осмотревшись вокруг, я увидел следующее.
   Общество из нескольких тысяч дикарей с едва заметными зачатками культуры и практически без религии. Люди скал поклонялись душам убитых животных и считали себя родственниками последних! Кроме того, их сельскохозяйственные орудия были малочисленны и примитивны, а оружие практически бесполезно по сравнению с нашим.
   Рост этого народа остановил Тлапаллан. Он уничтожил его культуру, препятствовал развитию природных способностей людей и загнал их в горы, грозя полным истреблением. Но, подобно орленку в гнезде, чей пылающий взгляд свидетельствует о прирожденной гордости, смелое свободное поведение ацтеков свидетельствовало о несгибаемой отваге, которая смеялась над судьбой и над любой попыткой притеснения.
   Ненависть Тлапаллана к свободным сообществам воспитала в сем маленьком народе решимость сражаться за свободу до смерти. Эти люди нуждались лишь в достойных вождях – и тут появились мы!
   Наблюдая за сим племенем во время болезни, я мечтал и строил разные планы. А овладев их языком и заручившись согласием Старейшин, я начал заниматься с молодыми людьми обоих городов: отбирал лучших, водил строем, муштровал, обучал владеть луком и мечом.
   До нашего прибытия в Алата ничего не слышали о мече. Вместо него пользовались блинным ножом, коротким дротиком и тяжелой дубинкой. Впрочем, не оставляли без внимания и метательный дротик.
   Но теперь появилось новое устрашающее оружие. Оно называлось «меч» – но что это был за меч! Деревянный он был, короткий и тяжелый, усеянный с двух сторон зубцами с острыми осколками вулканического стекла – безжалостное оружие! Я усмехался про себя, представляя чувства врага, впервые увидевшего вооруженных мечами людей, воодушевленных страстной мечтой об Империи и рвущихся сойтись вплотную на поле боя.
   Каждому из своих товарищей я дал под командование отряд, и в один прекрасный день увидел новое войско, проходящее торжественным маршем перед ацтекскими женщинами, семьями и Старейшинами: десять центурий молодых воинов в полном снаряжении.
   На следующий день жены и возлюбленные без слез, со стоическим спокойствием простились со своими мужчинами, и те отправились в долгий путь по диким землям, дабы покорять, объединять покоренных и в конце концов создать Империю.
   Орленок проклюнулся из Яйца!
   Одновременно в содействии с простыми людьми и назначенными мной священниками (еще не сведущими в жреческом искусстве) была создана новая религия, достойная воинственного народа, сих Детей Судьбы.
   Я дал им Цереру, Люцину, Вулкана, Флору, Венеру, Марса – всех богов старого воинственного Рима, которых мог вспомнить, и постарался умолчать о позднейшем упадке веры.
   Мерлин проповедовал в народе любовь, милосердие, жертвоприношение из цветов и фруктов – то есть все те слабые стороны религии, которые и привели Рим к потере Британии.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация