А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Мертвый рай" (страница 25)

   Еще один насмешливо-неприязненный взгляд в сторону Дениса.
   – Но потом все изменилось. Понаблюдав за нашими совместными тренировками в бункере, Кожин решил, что лучший оператор мобильных камер может и не стать лучшим оператором «рабочего материала». Видишь ли, День, тебе не хватает злости и кровожадности. А вот у меня этого добра – выше крыши. Возможно, даже больше, чем нужно.
   Славка вскинул руку, предупреждая реплику Дениса.
   – Готов признать – это не есть очень хорошо. Но факт остается фактом.
   – А нельзя ли ближе к делу? – вклинилась в разговор Юлька.
   Славка перевел взгляд на девушку. Улыбнулся снисходительно-оценивающе:
   – Может, и наша Юла стала бы со временем неплохим претендентом на звание лучшего игрока в сборной, но она слишком невыдержанна и слишком часто срывается на истерики.
   – Бли-же! – дребезжащим голосом потребовала Юлька. – К де-лу!
   – Ближе, так ближе, – Славкины плечи дернулись вверх. Уголки губ чуть опустились. – Павел Алексеевич временно расширил экспериментальную программу «Мертвого рая» с одного до трех операторов. Чтобы провести окончательную селекцию. Суперконкурс, так сказать. На выживание. С тех пор, да будет вам известно, мы соревнуемся: кто кого. И все разговоры насчет общих баллов – брехня. Их даже не фиксируют. Кожин ведет лишь индивидуальный учет. Для суперсолдат ему нужен супероператор.
   С самого начала нас грузят работой, давят стрессами, тасуют как карты, меняют обстановку, условия, задачи. Гнут, ломают. И наблюдают. И делают выводы. И составляя графики, и засекая хронометраж, и рассчитывают биоритмы и хрен знает что еще делают… А когда Кожин все-таки выберет одного из нас, оставшимся лучше сразу последовать примеру Игорька. «Мудак» к виску – и разряд на полную мощность.
   Могу, правда, успокоить. Немного. Этот хм… искусственный отбор – дело не одного дня, не одной недели и не одного месяца. Павел Алексеевич не хочет ошибиться. Павел Алексеевич выбирает лучшего из лучших по совокупности показателей. Это не просто. Для этого требуется время. Много времени.
   – Те в масках… Ну, которые нападали на наши квартиры под видом оргов – это жмуры? – сменила тему Юлька.
   – Нет, зачем же, – Славка отрицательно покачал головой. – Ликвидировать безобидных следаков-домоседов таким грозным оружием – все равно, что давить колорадского жука танками. Убивать нас посылали имитаторов. Они же и снимали весь процесс на видео. Это у них что-то вроде документального подтверждения выполненного задания.
   Юла недоуменно хлопала глазами.
   – А ты и вправду думала, что в имитаторы идут психи, жаждущие острых ощущений? – усмехнулся Славка, – Наивняк! Чего-чего, а адреналина в этом городе хватает и так. Особенно ночью. Нет, милая Юлечка, имитаторами нынче становятся только по приказу Периметра, точнее, – федерального посольства. Обычно этим ребяткам поручают грязную работу, которой не принято заниматься при свете дня и при свидетелях. Ну, пока еще не принято.
* * *
   – Значит, нас… это… эти…
   Денис запнулся. Славка продолжил:
   – Не только нас, День. В Кожинских файлах много чего интересного. Знаешь, к примеру, кто сжег двадцатиэтажку? Ну, ту, что не платила дань оргам?
   – Неужели…
   – Ага. Тоже имитаторы. Любые очаги стихийного сопротивления группировщикам жестоко подавляются.
   – Но почему? – вскрикнула Юла.
   – А чтобы не возникало неконтролируемых помех.
   – Каких помех?! – тряхнула головой девушка. – Чему помех?!
   – Федеральному проекту. «Мертвому раю». Имитаторы – это, Юлечка, своего рода лаборанты, которые обеспечивают так любимую Кожином чистоту эксперимента. Или, если хочешь, – катализатор, стимулирующий активность преступных группировок. И… э-э-э… замедлитель, поддерживающий пассивность населения.
   – Зачем?
   – Какая же ты у нас все-таки глупенькая! – невесело улыбнулся Славка. – Оргский беспредел, беспомощность властей и бездействие обывателей – это ж самая, что ни на есть, благоприятная среда для обкатки проектов вроде «Мертвого рая».
   – Ты хочешь сказать, что здесь специально…
   – Разумеется. Хреновы экспериментаторы, окопавшиеся на старом кладбище, работают давно и целенаправленно. И руками имитаторов – в том числе.
   – Стоп! – спохватился Денис, – Но ведь Ночка!…
   – Ах, да, Ночка, – Славка мечтательно закатил глаза. – Наверное, она, действительно, славная девушка. Тебе виднее – ты общался с ней лично. Я – только в сетке. Но знаешь, у меня тоже имелась возможность познакомиться с ней поближе. К счастью, наше знакомство в реале не состоялось. И я рад, безумно рад этому обстоятельству.
   – Не понимаю. О чем ты?
   – Видишь ли, День, твоя подруга была среди имитаторов, которые ворвалась в мою квартиру. И если бы я в ту ночь не пришел к тебе на наш военный совет, помнишь?…
   – Помню, – выдавил Денис.
   – А хочешь почитать отчет о той операции? Там, знаешь ли, все очень подробно изложено…
   – Нет.
   Читать Денис не хотел. Написать можно всякое. Вместо этого он заставил Славку прокрутить файл «Л-4». «Ликвидация-4»… Сорвавшаяся ликвидация.
   Дверь Славкиной квартиры послушно (а ведь замок на двери – не хухры-мухры!) распахивается перед чужаками. Внутрь врываются люди в камуфляже. Мгновенно рассыпаются по комнатам.
   – Нет! Нет! Нет! – доносится справа, слева, спереди.
   – Его здесь нет, – окончательный доклад.
   – Искать! – раздраженный приказ. – Везде искать. Любую зацепку.
   Злой скоротечный обыск. Все переворачивается вверх дном. Кто-то включил комп и чертыхается не в силах открыть на скорую руку ни одного файла. Да, уж, без нужных паролей в Славкиной машине делать нечего. Все происходящее невозмутимо фиксирует имитаторская камера.
   Вот оно! Она? Вот… Под объектив попадает невысокая фигурка. Маленький человечек. Человечек вспарывает заточкой обшивку Славкиного кресла.
   Замедленное воспроизведение. Покадровое воспроизведение. Стоп-кадр.
   Мешковатый камуфляж надежно скрывал девичьи формы, маска – лицо. Но оружие… Денис сразу узнал эту миниатюрную, скорее, декоративную, нежели боевую заточку с зазубринами на обушке. С разноцветной изолентой на рукояти.
   Еще бы не узнать! Именно этим штырем Ночка неумело пыталась его проткнуть на развалинах «трехсотки». Или умело делала вид, что пыталась.
   Обыск результатов не дал. Краткая команда «Уходим!» – и камера еще раз поймала Ночку в прицел объектива. Уловить эмоции, под вязанным намордником с узкой смотровой прорезью – нереально. Денис так и не понял, рада девушка, что «Уходим!» или, наоборот. И все же от того, что ей не пришлось участвовать в убийстве следака, стало немного легче.
* * *
   – Полюбуйся: файл «В-5». Полагаю, «В» – значит, вербовка. Это уже про тебя, День.
   В самом деле, на экране появилась квартира Дениса. Вроде бы, все то же самое, по той же отработанной имитаторами схеме. Вскрытая дверь, незваные камуфлированные гости, врывающиеся в пустой кабинет… Крики…
   – Ищите, он где-то здесь!
   – Во-о-он!
   Камера успела-таки навскидку поймать его, Денисов, затылок, мелькнувший за распахнутым окном. Хор-р-роший у этих ребят оператор, нечего сказать. И вряд ли бойцы – намного хуже. Могли ведь, наверное, швырнуть заточку вниз – в убегающего человека. Могли, если бы хотели.
   Ночные гости рванулись к окну. И только теперь Денис понял, в чем отличие «В-5» от «Л-1», «Л-2», «Л-3» и «Л-4».
   – Они же… – пробормотал он. – Они без оружия. Все!
   – Не хотели пугать, – пояснил Славка, – С тобой пришли договариваться о сотрудничестве. А ты подло сиганул в окно. Тебя потом пытались отловить на Кольцевой – у «Китайской стены», но и там ты умудрился ускользнуть через сквозной подъезд и сбежал в развалины «трехсотки».
   Кожин послал за тобой свою секретаршу – Ночку. Думал, девчонка-то тебя не напугает, уговорит, убедит, завербует… А она сразу за «Китайской стеной» наткнулась на оргов. Группировщики как раз вывалили из соседнего подъезда. Дальнейшее тебе известно.
   – Значит, Ночка пошла за мной по приказу Кожина?
   – Не притворяйся идиотом, – пожал плечами Ткач. – Какой дурак, не считая оргов, конечно, вообще по доброй воле попрется ночью на улицу? Кстати, можешь звать Ночку Ириной. Это, судя по кожинским файлам, настоящее имя твоей подружки. А фамилия, если интересно, – Нестерова. Именно от нее, между прочим, Павел Алексеевич узнал приблизительное местонахождение нашей квартирки на Девятой линии. Помнишь, когда о секторе, где мы прячемся, во всеуслышание сообщили по ТВ? И тем самым вынудили нас выйти на улицу. На ночь глядя. Прямо в лапы этого кавказца… как его…
   – Ахмета, – машинально подсказал Денис.
   – Угу. Ахмета и всей его кодлы. Если бы не Катафалк Кожина… Короче, благодари за ту веселую ночную прогулку свою имитаторшу, День. И нашу с Юлькой благодарность тоже можешь передать ей при встрече. Горячую такую, искреннюю…
   – Погоди, но почему тогда Ноч… то есть Ирина не сообщила федералам наши точные координаты? Она же могла запросто проследить за мной до самой Девятой линии.
   – Ну, тут-то как раз все просто. Вероятно, побоялась снова наткнуться на группировщиков. Ты же сам говорил, что расстрелял все патроны из ее «Дождика».
   Говорил. Расстрелял… «На двух паршивых ублюдков целую обойму! – возмущалась тогда Ночка. – И хоть бы одного – насмерть!»
   – А с безоружными девчонками орги не церемонятся. Юла, вон, по себе знает. Даже если девчонки те из Периметра. Даже если из посольства. Оргов это только раззадорит. Кроме того, ты вольно или невольно намекнул Ирине, что за вами может следить наш «Летящий глаз».
   Ну, намекнул. Ну, было… Денис вспомнил дрожащую паутинку направляющего троса в светлеющем небе и тревогу в глазах Ночки: «Что?! Камера? Наружка? День? Ответь?» И свой ответ вспомнил: «Не знаю. Может быть. Очень может».
* * *
   – И знаешь, что я тебе скажу? Хорошо, что она за тобой на Девятую линию не пошла, – продолжал Славка. – Для тебя же и хорошо в первую очередь.
   – Ну да, если бы пошла, я бы сейчас, наверное, с тобой здесь не разговаривал, – хмыкнул Денис. – Ты ведь, помнится, поджидал меня с шокером наготове. И спорил с Юлькой только о том, какой заряд вогнать мне в башку – летальный или для начала – чуток поменьше.
   – Все верно, – усмехнулся Славка. Нехорошая какая-то вышла у него усмешка. – Вряд ли Юла убедила бы меня, что ты действуешь не заодно с оргами, если бы за тобой тащился тип в камуфляже. Ты бы тогда получил по полной программе – не сомневайся.
   – Не сомневаюсь. Ты мне лучше о Ночке… об Ирине расскажи. Что не досказал.
   – А что тут еще рассказывать-то? Она вызвала по радиотелефону Катафалк, дождалась, отчиталась перед Кожиным о проделанной работе. Все. Задание свое Нестерова выполнила, как могла: на контакт с тобой вышла, вела тебя почти всю ночь, работу тебе предложила, свои координаты в сети оставила. Правда, ты с ней на связь выходить не спешил.
   – После твоего-то шокера?! – скривился Денис.
   – Она об этом не знала. Вы договаривались связаться в течение дня. И когда срок вышел, тебя решили поторопить. Началась новая операция. По новому плану. Кожин организовав телеобращение из Периметра и демаскировал нас. Все это больше походило на команду оргам: Фас! Ату их! Вот они, следилы поганые, где-то здесь, в секторе с координатами… Короче, в итоге, ты сделал то, чего от тебя так ждали – назначил встречу. Сам указал и место, и время.
   – И Кожинская команда сразу рванула со Старого Кладбища к сгоревшей двадцатиэтажке?
   – Зачем же с кладбища? Федералы в тот вечер с начала комендантского часа околачивались в секторе, который указала Ирина. Детектор движения позволял им избегать встреч с оргскими отрядами. А через бортовой компьютер Катафалка фиксировались все поступающие на Ночкин код сообщения. В общем, на месте встречи ребята Павла Алексеевича оказались даже раньше нас. Насколько я понял, именно они и завалили вход в подземелья. Чтобы нам некуда было деться.
   – А почему просто не дождались нас в подвале? Почему не взяли сразу? Отдали, блин, зачем-то на откуп оргам.
   – Э-э-э, День, – насмешливо протянул Славка. – Да ты совсем не знаешь нашего Федерального и Полномочного! Не понимаешь его тонкой игры!
   – Почему? – повторил вопрос Денис. – Почему федералы так долго таились? Почему дали оргам возможность…
   – Дали, чтоб взяли! Да чтобы напугать нас, как следует – вот почему. И объявиться пред твоими очами не в виде подленькой засады, а в образе благородных освободителей. А, может быть, Кожин еще надеялся, что оргии сделают часть его работы – избавятся от балласта. Я и Юлька ведь федералам тогда еще даром не были нужны. Только ты, единственный наш, неповторимый, и непревзойденный рекордсмен наружки…
   – Перестань!
   – Короче не выгорело у ребяток. Не получилось вырвать в из лап смерти тебя одного. Когда я шакалу тому… ну, Чмо руку шокером отсушил, орги всех нас собирались кончать. Потому и спасать Кожину пришлось всех троих. А как иначе? Избирательность в подобном деле могла бы тебя насторожить, отпугнуть, вызвать подозрения. И какой с тебя после этого прок?
   Славка смотрел на него насмешливо и нагло.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация