А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чародей на том свете" (страница 23)

   Глава шестнадцатая
   БОЛЬШИЕ МАНЕВРЫ

   – Два колёры мои, два колёры‑ы… – блаженно улыбаясь, выводил Кириешко приятным баритоном, а Менес подвывал ему в тон:
   – Чер‑рвоный – то любое, а чор‑рный – то жюрьба‑а‑а!
   – Не жюрьба, Майонез, а журба, то есть, печаль! – поправлял капитан, и они начинали петь по новой.
   – О, надегустировались уже! – завистливо процедил Упуат, с тоской поглядывая на принесенные певунами два бочонка с контрабандной «Оболонью» – как раз «красной» и «черной».
   Именно такие сорта загадал найти Мастер Хнум, дабы на скорую руку приготовить из них два своих знаменитых состава: «Золотые рога» и «Слезы Маат». Пиво регенерации, чтобы подлечить бывших узников и ободрить подрастерявших силы ратников, и пиво забвения, могущее понадобиться для более серьезных дел. Варить оригинальные напитки у бараноголового не было времени – через два дня нужно явиться на Суд. Так что приходилось довольствоваться полуфабрикатами. Благо у запасливого экс‑фараона в закромах имелись практически все необходимые компоненты.
   Хнум с завистью, а Проводник с подозрением осматривали мастерскую, оборудованную Менесом в подвалах своего загородного дома. (Здесь решили перекантоваться до Суда. Хозяин уверял, что место верное, перед легавыми не засвеченное.)
   – Это ж надо! – восторженно блеял Баран, колдуя над колбами и ретортами. – У тебя и антигравитационный автоклав есть. А это что, неужели атомный молот?! Да еще и с лазерной оптикой! Откуда?! Я такого и в лабораториях Мехена не видел, когда создавал для него кентавров!
   Объединитель Двух Египтов скромно отмалчивался. У всякого порядочного бизнесмена должны быть свои маленькие тайны.
   – Не, Майонез, колись! – пристал к нему Кириешко, с которым у Менеса сложились самые дружеские отношения. – Откуда дровишки?
   – А это ему Бабаи по дешевке сплавил! – неожиданно выпалил Данька.
   У хозяина только челюсть отпала, а Владилен Авессаломович по‑совиному округлил глаза:
   – Какой еще Бабай? Дед, что ли?
   – Бабаи, – пояснил всезнайка Тот, – правая рука Мехена. Он у него что‑то вроде завхоза.
   – Ну да, – согласился Даня. – А заодно и приторговывает неучтенным хозяйским имуществом.
   – Ты‑то откуда знаешь? – поразился Упуат.
   – Он видит, – просто сказала Эля. – Сила прибывает.
   Кириешко с уважением поглядел на парня и перекрестился на него, как на икону. Данила поморщился. Ему было неприятно, что друзья стали воспринимать его, словно некоего мессию.
   – Ладно, – махнул он рукой. – Что делать будем? Суд, насколько я понимаю, – заведение серьезное.
   – Да, – кивнул Носатый, – тут либо пан, либо пропал. Если судьи вынесут оправдательный приговор, он не подлежит обжалованию, равно как и в случае обвинительного.
   – А как нынче проходит Суд? – спросил Упуат у Менеса.
   – Да все по старинке, благодетель. На одну чашу весов кладут сердце подсудимого, ну а в вашем случае свиток с записями деяний, совершенных подсудимым, на другой – перо богини истины Маат и смотрят, какая чаша перевесит.
   – Ну а дальше? – заинтересовался Кириешко, никогда не сталкивавшийся с египетской мифологией.
   – Если свиток окажется тяжелее, то душу подсудимого отдают на съедение Амме, – пояснил археолог.
   – Ага, – нахмурился капитан, – это, как я понимаю, очередное местное чудовище.
   – О, еще какое! – щелкнул клювом Тот, да так выразительно, что у Владилена Авессаломовича отпала охота к дальнейшим расспросам.
   – Да, тут без доброго пивка не разберешься! – повернул нос в сторону Хнума Проводник.
   Мастер как раз закончил священнодействовать и разливал по кружкам, мискам и кувшинам пенящийся напиток. Запахло смесью высокогорных трав с луговыми цветами.
   Данька судорожно сглотнул слюну.
   Ему уже приходилось пробовать «Золотые рога». Ощущение было незабываемым. Поэтому, когда Эля, взявшая на себя роль официантки, подала парню кружку, он, не раздумывая, отхлебнул пузырчатого, как шампанское, напитка, в котором чувствовался привкус меда и… земляники.
   – Етить твою дивизию!! – удивленно крякнул Владилен Авессаломович, махом осушив свою порцию и с непривычки едва не подавившись Хнумовой стряпней. – Это что ж делается, люди… то есть друзья мои?! Словно второй раз на свет народился! Будто в нашей баньке с березовым веничком попарился!
   Он возжаждал повторения, однако Мастер категорично покачал рогатой головой:
   – Нельзя. Это как лекарство. В определенных дозах спасение, в иных – яд.
   Капитан шмыгнул носом, но спорить не стал. Производителю виднее.
   Чудодейственный напиток оказал благотворное влияние на всех без исключения. Это стало видно уже через мгновение, когда Эля, Упуат, Данька, Тот и даже Менес одновременно воскликнули:
   – А что, если?..
   Полтора часа мозгового штурма определили следующий расклад.
   Тот на всякий случай занимается составлением оправдательной речи. Мало ли что может случиться во Дворце Двух Истин. Лучше подготовиться основательно.
   Данька с Кириешко и Менесом отправляются на поиски истинной Ладьи Миллионов Лет. По данным, полученным экс‑фараоном из «весьма надежных и достоверных источников», ее в последний раз видели в одном из многочисленных доков Сокариса, расположенных на западном берегу Урна.
   Упуат и Эля поступали в полное распоряжение Хнума, потому как Мастеру предстояло совершить дело небывалое и неслыханное со времен сотворения Амдуата и обустройства местного Суда.
   Когда до искусника наконец дошло, чего от него хотят, он на несколько минут лишился дара речи, превратившись в своего четвероногого травоядного сородича. Смотрел на Упуата, как тот самый баран на новые ворота, только что не блеял.
   – Ты это серьезно?! – возопил, едва к нему вернулась способность говорить членораздельно. – Да за такие шманцы нас не то что на вечную каторгу отправят, а просто аннигилируют!!
   – Ой‑ой‑ой! – картинно всплеснул руками Кириешко. – Подумаешь, обычный судебный подлог! У нас и не такое бывало. Вот, помню, году в…
   – А в принципе, – перебила его Эля, – подобное возможно?
   – Изготовить фальшивое перо Маат? – Хнум озадаченно почесал лоб. – Отчего бы и нет? Нужны определенные ингредиенты, а остальное – дело мастерства и техники.
   – Так о чем спор? – не понял Данила.
   Хнум нетеру вперил в него свои круглые желтые глаза:
   – Для вас, людей, нет ничего святого. Все можете оплевать и обгадить. Это же величайшая реликвия!
   – Ты хочешь назад, в тайные лаборатории Мехена? – ядовито осведомился волчок. – Он тебя теперь хоть так, хоть этак на котлеты пустит. А тут есть хоть какая‑то надежда. Пусть только ритуальную формулу оправдания произнесут, а там хоть трава не расти.
   Хнум сдался.
   – Но где я раздобуду желчь Себека и шерсть богини Пахт? – уныло обвел он взглядом мастерскую. – У тебя часом не завалялись, а, Менес?
   – Нет, – покачал головой хозяин и хитро прищурился. – Но я знаю, где их можно раздобыть.
   – Молодчина, Майонез! – похлопал его по плечу Кириешко. – Я в тебя всегда верил. Родина тебя не забудет!
   – Чародейством в Амдуате не один Мехен промышляет. Есть, так сказать, и конкурирующие фирмы. Самая главная из них – Дом Нитокрис.
   – А кто она такая? – вопросил Упуат. – Имя‑то на слуху, но я ее не знаю.
   – Неудивительно, – ответил Данька. – Мы с тобой убыли из Та‑Мери времен Четвертой династии, а правление Нитокрис относится к концу Шестой.
   – Ну и чем она таким прославилась?
   – Прежде всего тем, что после убийства заговорщиками ее мужа, Меренра, Нитокрис отомстила за его смерть ужасным образом. Она приказала построить большой подземный зал для праздничных пиршеств и пригласила туда многих знатных вельмож. После того как заговорщики сели пировать, воды Нила хлынули через потайные каналы в искусственную пещеру, и все находившиеся в ней гости утонули. Во всем Та‑Мери поднялась волна возмущения, и царица, слывшая помимо всего прочего великой колдуньей, совершила самоубийство, задохнувшись в комнате, наполненной дымом горящего дерева.
   – Ну и баба! – вздохнул капитан. – Не хотел бы я встать у нее на пути.
   – А придется, – сплюнул Упуат. – Но как мы проникнем в ее дворец? Есть какие‑то соображения?
   – Да чего тут голову ломать? Штурманем, и вся недолга!
   На слова приятеля Менес скорчил недовольную рожу.
   – Вечно тебя воевать тянет. Нет бы, как все нормальные люди, через дверь да с приветом.
   – Сам ты с приветом! – огрызнулся Владилен Авессаломович. – Провансаль несчастный!
   Быть бы драке, но вмешалась Эля.
   – Тише, мальчики! А ты, Менес, излагай внятно, что там у тебя в загашнике имеется.
   Хозяин протянул ей свиток папируса.
   – Вот, сегодня поутру в гостиницу принесли. Приглашение высокочтимой Эйяно посетить Дом Нитокрис для совершения процедуры регистрации. Обещают прислать паланкин. Сегодня, в шесть пополудни, к «Mena House» …
* * *
   …Желая опробовать средство передвижения на прочность, Эля пустила в дело магию. И обнаружила, что ее способности куда‑то пропали, вернее сказать, хотя и остались при ней, но были словно придавлены тысячепудовой глыбой. Должно быть, в паланкине имелось устройство, гасившее чародейство.
   Занавески слегка отдернулись, и в носилки заглянули двое из сопровождавших – драконообразный пресмыкающийся, сплошь покрытый блестящей чешуей, и ничем не примечательный демон.
   – Все в порядке? – Голос чешуйчатого главаря донесся до нее из маленькой черной коробочки над головой. – Госпоже удобно?
   Она приветливо помахала слугам Нитокрис ручкой.
   – Да, да, никаких проблем!
   – Не надо бояться, – прогудел зубасто‑клыкастый толстяк. – Госпожа не сделает ничего плохого тебе, подруга Лучезарного.
   «Это, интересно, о ком?»
   Они подбежали к стоянке, где прямо с паланкином загрузились в вертолет – первый летательный аппарат, который видела тут девушка.
   Пресмыкающийся взмахнул трехпалой рукой, давая знак сидевшему в кабине человеку, и вертолет начал раскручивать винты. Через минуту они уже плыли над крышами и улицами Сокариса, распугивая оседланных птерозавров и грифонов. Летели хотя и быстро, но довольно долго – и все время внизу виднелся город. Однажды за ними пристроился сине‑белый глай‑дер, подошедший совсем близко. Но потом эвенкийка заметила, как лицо пилота вытянулось – наверно, рассмотрел эмблемы на борту, и глайдер удалился.
   Вертолет плюхнулся на заасфальтированный пятачок на лужайке позади какого‑то четырехэтажного особняка. Двое темнокожих нелюдей выволокли носилки из салона и понесли к дому, в то время как ящер вяло переругивался с пилотом, попрекая того слишком малой скоростью полета. Авиатор в ответ отбрехивался, дескать, настоящего бензина тут не достать и надо сказать спасибо, что это старье вообще может летать на спирту и что он уже нижайше напоминал госпоже о необходимости купить гравилет или хотя бы более современную модель…
   Окончания беседы девушка не слышала – ее внесли в дом, втащили в какую‑то комнату, и только после этого конвоир соизволил отпереть дверцу носилок, прижав брызнувший радужными искрами перстень к замку, после чего удалился.
   Немедля набежавшие откуда‑то служанки (слава Сэвэки‑тэгэмеру, обычные женщины), не слушая протестов, стащили с шаманки всю одежду. Затем облачили в короткую плиссированную юбочку, мало что прикрывающую, к тому же еще из полупрозрачной материи, и крошечный топик, поверх которого повесили украшенный двумя тонкими золотыми чашами нагрудник.
   А потом мягко, но настойчиво подталкивая, провели в большую, роскошно обставленную комнату, судя по всему, рабочий кабинет, где ее уже ожидали.
   В кресле из слоновьих бивней за столом, уставленным всевозможными диковинками, сидела, вернее, восседала молодая красивая женщина. Облаченная в роскошное переливающееся платье, увешанная древними и вполне современными драгоценностями и надушенная парфюмом восхитительных ароматов (выросшая в таежной простоте эвенкийка в парфюмерии не разбиралась, но подумала, что духи эти стоят тоже немало).
   И лишь маленькие острые рожки, почти скрытые волной черных, как ночь, волос, выдавали, что перед шаманкой не человек.
   Несомненно, это и была хозяйка.
   Украдкой девушка попробовала прощупать ее, используя свои новые способности, и присвистнула про себя. Не хотелось бы с такой сразиться!
   – Я Нитокрис из рода высших демонов, глава одного из великих Домов Амдуата, – представилась та. – В прошлом жена фараона Меренра. Возможно даже, ты обо мне слышала.
   – Нет, не довелось как‑то! – фыркнула Эля, почему‑то чувствуя прилив бесшабашной смелости. – У нас в Эвенкии места дикие, все больше медведи с тиграми, волки, бурундуки… А вот фараонов не водилось почему‑то. Уж не обессудь!
   – Ты ведешь себя слишком смело, если не сказать нагло, – улыбнулась женщина. – Но мне это даже нравится, так что я тебя прощаю. Ты о чем‑то хочешь спросить?
   – Скажи, что тебе от меня нужно? – набравшись смелости, спросила девушка. – Зачем вся эта процедура регистрации?
   – Ну, какая же ты недогадливая, – нахмурила брови Нитокрис. – Я‑то считала, что ты умнее.
   – Да уж какая есть… – притворно вздохнула Эля.
   – А ты сама как думаешь?..
   – Ну, не знаю, – пожала плечами шаманка. – Может, в жертву принести…
   – Скажи еще, чучело набить, дурочка! – рассмеялась демонесса, прикуривая длинную папиросу от зажженного на ладони язычка пламени. – Этим пусть всякие грубые мужланы и старые пни вроде Мехена или Бабаи занимаются. Но я натура утонченная и не такая безмозглая… Ладно, объясняю по порядку, – Она выдержала паузу, глубоко затянувшись, выпустила дым (курила она явно не простой табак) в лицо девушке. – Итак, ты знаешь, кто твой спутник?
   – Кого ты имеешь в виду? – поосторожничала гостья, втайне надеясь, что речь идет об Упуате или о ком‑то из его соплеменников. Ну, на худой конец, о Кириешко.
   – Да уж не эту зверино‑птичью команду нетеру. И не делай таких удивленных глаз. Об истории с нападением на Мехеновы лаборатории уже вся столица судачит. Я о парне.
   – Ну, Даня… Даниил Горовой, он это… археолог.
   – Он Ра‑Атум! – усмехнулась демонесса. – Улавливаешь?
   «Ха, открыла Америку, будто без тебя не знаю!»
   – Да тут этих ра‑атумов… как демонов нерезаных, – бросила Эйяно, уловив тень недовольства в нечеловеческих глазах Нитокрис.
   – Ты не поняла… впрочем, где тебе! – фыркнула в ответ собеседница. – О, Великие Древние! Ну почему истинная Сила достается не нам, а низшим! Он подлинный Ра‑Атум! Человек, обычный человек, но вместе с тем способен потягаться с самим Апопом! Ты должна стать его женой, стать его Исидой, его повелительницей! Он отдаст Силу тебе и станет тебе служить… Он ведь любит тебя. Великие Изначальные!! – почти застонала Нитокрис. – Ну почему я не могу оказаться на твоем месте!
   – Что за лажа! – Эйяно только что не рассмеялась.
   Скажет тоже… Данька – и Апоп! Тут бы в целости головы сохранить да ноги унести, а уж сражаться с повелителем Амдуата!.. Или демоны тоже отличаются способностью нести чушь, накурившись дури?
   – И потом, с чего ты решила, что я лягу в постель с парнем, которого знаю несколько дней? В конце концов он, может, и любит меня, да только я его не люблю!
   – Так и знала! – всплеснула руками демонесса. – Видите ли, перед тем как потрахаться, нужно сначала узнать друг друга! Вы, люди, низшие существа (ты, конечно, не обижайся, но ведь так и есть). Выдумали эту любовь‑морковь, и сами же от нее страдаете! Какая еще любовь?! Да будь он хоть страшен, как черт, что с того! Подумай, вы станете основателями новой религии! Вы обретете великое могущество, власть, деньги! Вернее, ты обретешь, ведь ты сможешь вертеть им как угодно!
   Нитокрис вдохновенно продолжала нести околесицу, а Эля между, тем осторожно прощупывала ауру кабинета. Девушка сразу же поняла, что ей несказанно повезло. Шкаф с магическими снадобьями находился здесь, у окна, как раз за спиной хозяйки. И запечатан несильными заклинаниями. Наверное, колдунья полагала, что никому из местных жителей не придет в голову безумная мысль позариться на ее богатства. Вот только как бы заставить удалиться эту трещотку?
   – У тебя будет все, чего ни пожелаешь. Цветы, бриллианты, ананасы свежие из собственной теплицы в любое время года, вилла на Канарах и где еще там!
   – Стоп, стоп, стоп! – воскликнула девушка. – Вот с этого места поподробнее. Так ты хочешь сказать, что мы должны вернуться домой, на Землю? Ведь Канары, если мне не изменяет память, находятся на Земле. Или у вас тут тоже есть свои райские острова?
   – Тьфу ты! – в сердцах сплюнула Нитокрис. – А я тебе о чем все это время толкую? Конечно, вы вернетесь домой.
   – А как же Суд? – не поверила Эля.
   – Забудь! У Судьи зуб только на Проводника и его собратьев. Как‑нибудь замнем дело.
   Шаманка призадумалась. Заманчиво, Харги ее подери, эту бесовку.
   – А хочешь, – усилила напор колдунья, заметив ее колебания, – подскажу, где твои предки спрятали Золотую Бабу? Не ту, что в капище этот… ваш бог поставил, а настоящую. Которую последние жрецы Атлантиды в ваши края привезли.
   От неожиданности девушка забыла обо всем другом. И неудивительно. Ведь Эля было лишь вторым ее именем, а первым – древнее, пришедшее из неведомых глубин веков, – Эйяно. Как раз атлантское, как утверждал дедушка Тэр‑Эр‑Гэн.
   – Ты знаешь, где она?!
   – Сейчас не знаю, но узнаю, будь спокойна.
   – Ну ладно, допустим, – недоумевающе произнесла девушка. – У меня будет все, я стану верховной жрицей какого‑то там культа, но тебе‑то это зачем?
   – Не какого‑то, а моего!! – гордо выпрямилась Нитокрис. – Даже таких простых вещей не знаешь! Те из нас, у кого есть наверху, в вашем мире, храмы и поклонники, тут приобретают очень большой вес. Одной мани сколько прибавляется! А за мани тут можно купить все, кроме трона Апопа! А если я войду в силу здесь, то и тебя не забуду – ни при жизни, ни после смерти. Сама подумай – после смерти с человеком всякое случиться может, а так – ты прямиком сюда, да не на муку вечную, а в мою свиту! Тебе со всех сторон одна выгода.
   – Ну и фигню ты придумала! – вспыхнула Эля. – Кто мне поверит? Новую религию организовать – это не шутка… Да знаешь, сколько у нас там пророков каждый месяц появляется?! Разве что твою фотографию в голом виде в капище повесить – тогда, может, и клюнет кто!
   – А что? Это мысль, – как ни в чем не бывало ответила демонесса. – Если хочешь знать, в свое время не один смертный мужчина побывал на моем ложе! И никто не ушел обиженным. А насчет поверят – не поверят не волнуйся. Это уже мои заботы, – «успокоила» она собеседницу. – У тебя будет сила Ра‑Атума, да и я тоже кое‑чего на первый раз подкину. Если ты чудеса творить начнешь, будущее там предсказывать, безнадежных больных исцелять, ну и прочее в этом роде, за тобой через месяц табунами ходить начнут.
   – Есть еще и Упуат, – напомнила девушка. – А также его друзья.
   – Это не проблема, я подскажу тебе, как сделать так, чтобы нетеру нам не помешали. Они ведь не ждут от тебя гадостей. Ну как, ты согласна? Будешь умницей?
   – А выбор у меня есть? – иронически‑зло прокомментировала Эля. – Или это предложение, от которого невозможно отказаться?
   – Выбор у тебя, конечно, есть, – усмехнулась демонесса. – Можно прямо сейчас согласиться, а можно посидеть подумать… У меня в подвале. Есть там для глупых девчонок специальная камера – с крысами, тарантулами, сколопендрами… И с хорошей магической блокадой.
   – Ну, так чего ходить вокруг да около? – бросила шаманка. – С этого бы и начинала бы – или в подвал, или повинуйся. В твоем подвале, наверное, не только камера – и дыба есть для особо упрямых, и палач в штате состоит.
   – Есть и палач, и дыба, и кое‑что похуже дыбы, – не замедлила подтвердить хозяйка. – Только вот… Неинтересно это, глупышка! – широко улыбнулась Нитокрис. – Ты же вроде бы уже посвящение пройти успела. Силы Тьмы, как нас называют, редко принуждают служить себе. Наоборот – весь фокус в том, чтобы человек выбрал нас добровольно. Много ли радости – заставить кого‑то выполнять приказы, а потом еще ждать от него удара в спину? Вот когда он добровольно поступает к нам в услужение, сам отдает нам душу, становится на нас похожим – что за наслаждение! – Нитокрис мечтательно закатила глаза. – Ну, чего ты боишься?
   – Допустим, я согласна, – сообщила Эля.
   – Я знала, что ты будешь умницей! – похлопала в ладоши хозяйка.
   – Все? И что, теперь я могу идти? Ведь трудно совращать мужчину на расстоянии.
   – Ха, действительно низшее существо! Я‑то была о тебе другого мнения. Нет, дорогая! Ты уйдешь отсюда не раньше, чем мы заключим с тобой договор по всей форме, – как о чем‑то решенном объявила демонесса. – Ты принесешь мне клятву верности и обяжешься выполнять то, о чем я тебе сказала. Затем соблазнишь этого безмозглого сопляка, этого собачьего прислужника, этого… одним словом, Ра‑Атума, и станешь его женой. Потом, только потом, я помогу вам вернуться в Верхний мир, и ты организуешь там мой культ. Вот так, моя маленькая, – она игриво щелкнула Элю по носу пальчиком с наманикюренным серебряным лаком коготком. – Так что готовься к обряду. Прямо сейчас все и обделаем. При двенадцати свидетелях, прядь волос, кровь…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация