А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Разрешенное волшебство" (страница 37)

   Подавая пример Джейане, Твердислав первым бросил наземь меч и бесполезный теперь самострел.
   – Твари Ведунов нет хода в наши леса, – сурово проговорил невидимый предводитель.
   Твердислав замешкался. Да, эльфы не воевали в открытую с Ведунами, но и не заключали с ними союзов. Бу попятился, точно стараясь оказаться подальше от Твердислава и Джейаны, как будто оберегал, чтобы не задело шальной стрелой. Хотя у эльфов шальных стрел не бывает, всем известно.
   Бу оказался почти что рядом с лесными лучниками. И – показалось Твердиславу, что ли? – вдруг как будто даже заговорил быстрым горячим шёпотом.
   Правда, длилось всё это мгновение, и юноша не мог сказать наверняка, говорил ли их спутник что-то осмысленное или просто мычал, не в силах попросить пощады.
   Тем не менее после некоторого молчания вожак эльфов внезапно изменил своё решение.
   – Тут случай особый, – объявил он. – Мы займёмся им сами.
   – Эй, постойте! – всполошился Твердислав. Похоже, эльфы собирались куда-то увести его подопечного. – Что вы собираетесь с ним сделать?
   – Ничего, кроме лишь того, чего он сам пожелает, – последовал загадочный ответ.
   – Нет уж! – отрезал юноша. – Он шёл с нами, и я за него отвечаю!
   Из-за шеренги лучников появился высокий худощавый воин с волосами светлого золота до плеч, как и положено сказочному эльфу.
   – Я Эллем, начальствующий здесь. Кто вы, крадущиеся в ночи?
   – Твердислав, вождь клана.
   – Джейана, главная Ворожея клана.
   – На мне Долг Крови. – Твердислав прижал правый кулак к сердцу – знак того, что клянётся честью в истинности своих слов.
   – Долг Крови? – удивился Эллем. – Но в чём он?
   Твердиславу хватило нескольких фраз, чтобы кратко описать случившееся.
   Эллем неожиданно выхватил из-под плаща небольшую лютню – мягким, неразличимым движением, очень быстрым и слитным. Так обнажают меч опытные воины в видениях, что являлись по приказу Учителя, когда тот обучал Твердиславичей обращению с оружием.
   Пальцы эльфа коснулись струн.
   Те же легенды уверяли, что, раз услыхав музыку эльфов, невозможно вновь обрести покой – настолько она прекрасна. Легенды врали. Мелодия была приятной, но чтобы терять из-за этого голову и чуть ли не кончать с собой?..
   Твердислав чувствовал, что вокруг него творится какая-то ворожба – очевидно, эльф хотел проникнуть в сокровенные мысли пришельца. Что ж, пусть проникает, мне нечего скрывать.
   – Ты злоумышляешь против Учителя! – вдруг с гневом воскликнул Эллем. Лютня в один миг исчезла, закатные лучи сверкнули на лезвии длинного и узкого меча.
   Стрелки столь же молниеносно натянули луки.
   – Постойте! – вскрикнула Джейана. – Это не так! Ты ошибся, почтенный Эллем!
   – Эльфы не ошибаются, – последовал надменный ответ. – Он злоумышляет. Он сродни Ведунам. Мы тоже не любим, когда наставники кланов вмешиваются в наши дела, но мы им не враги.
   Джейана ожгла Твердислава яростным взглядом. «Ну, допрыгался?!»
   Твердислав пожал плечами. В конце концов, именно они, Люди, помещены сюда Великим Духом для испытаний, именно их он призывает к себе в небесные рати для последующей службы; эльфы же, как ни прекрасны и таинственны они были, оставались лишь одним из чудес этого мира, не более. А чудес в мире много. И если одно из таких чудес становится у тебя на дороге…
   – Послушай, Эллем, у меня были на то основания. И я, как ты, наверное, понял, не причинил Учителю никакого зла. С каких это пор вам, эльфам, даровано право судить чьи-то помыслы?
   Ответом стал гневный ропот лучников.
   Казалось, Эллем смутился. Легенды молчали, как часто обитателям зачарованных рощ (интересно, почему же эту путники обнаружили так легко и просто?) приходилось убивать строптивых, тех, что отказывались им повиноваться, несмотря на славу разящих без промаха стрел?
   – Ты сотворил зло, – тем не менее возразил предводитель. – Ты сотворил зло, уйдя из вверенного тебе клана, оставив его на ненадежного.
   – А откуда тебе всё это известно? – перебил Твердислав. Осведомлённость эльфа неприятно задевала.
   – На то мы и эльфы, – невозмутимо ответил Эллем. – В твоём клане великие бедствия, о достойнейший Твердислав.
   – Какие такие бедствия? – не выдержала Джейана.
   – Чарус ввязался в бой на Пэковом Холме – ввязался по собственной глупости и заносчивости, – непререкаемым тоном заявил эльф. – Они схватились с Ведунами. И Чарус не устоял.
   Твердислав покачнулся. Хуже этого ничего уже быть не могло.
   – И что было дальше? – выдавил он.
   – Не знаю, – эльф едва заметно пожал плечами. – Так далеко мои познания не простираются, хоть я и эльф.
   – Нет! – не выдержала Джейана. – Ты должен, должен, должен нам сказать! Иначе… – она поспешно прикусила язык.
   – Уж не хочешь ли ты помериться со мной силами в магическом поединке? – усмехнулся эльф.
   – Ты же на меня пока не напал, – Джейана попыталась усмехнуться. – А я предпочитаю защищаться.
   – Стойте! – Твердислав возвысил голос. – О чём мы препираемся? Что тебе надо от нас, почтенный? Ты не хочешь, чтобы мы ходили по твоей земле – хорошо, мы обойдём твои владения. А со своим кланом я сам разберусь, ладно? Пошли, Джей. – И, словно маленькую, потянул её за собой прочь от эльфийской крепости.
   – Вы совершаете ошибку, – эльф мгновенно оказался рядом. – Вам надо возвращаться и спасать клан. А не идти на верную смерть, исполняя нелепый Долг Крови. Я бы понял, будь вы уверены, что девочка жива…
   – А мы уверены! – запальчиво крикнула Джейана. – Мы уверены! Мы не сомневаемся!
   – Потому что усомнишься – наверняка пропадёшь, – подхватил Твердислав.
   – Ну хорошо, – не стал спорить эльф. – Ну а что делать с вашим спутником? Он ведь шел к нам.
   – К вам? – удивился Твердислав.
   – Вот именно. К нам. И, – Эллем бросил быстрый взгляд на застывшего в некотором отдалении Бу, – мы можем исполнить его заветное желание. Это займёт некоторое время – два дня и три ночи – но зато потом…
   Твердислав замешкался. У Бу, оказывается, было какое-то заветное желание? Которое способны выполнить только эльфы? Вот уж не ожидал.
   – Бу! Это правда?
   На боевого зверя было жалко глядеть. Казалось, он вот-вот отдаст концы от ужаса. Он весь трепетал, точно готовый вот-вот рухнуть наземь. Тем не менее на вопрос Твердислава он выразительно помотал головой – мол, нет.
   – Он просто боится тебя, – усмехнулся Эллем. Бу бросился к Твердиславу. Схватил за руку, потянул прочь – в точности, как сам Твердислав только что тянул Джейану.
   Да, Ведуны не обделили свое творение силой. Вся троица в один миг оказалась далеко от эльфийской цепи. Выражение на кошмарной морде было донельзя красноречивым – немедля прочь, иначе нам всем конец!
   Над головой свистнула первая стрела – явное предупреждение, если бы эльфы хотели попасть, они бы попали.
   – Вот тебе и чудесники-искусники, – прорычал Твердислав. Его самострел остался там, на земле, парень едва успел подхватить меч.
   – Мне с ними не совладать! – простонала Джейана. Пальцы её так и мелькали, лицо исказилось от напряжения.
   – Тогда бежим! Может, они ещё потеряют наш след!

   Глава пятая

   – Ваше превосходительство, мы их засекли.
   – О! О! Какая новость! И где же?
   – Координаты: …широты, …долготы.
   – Постойте, это же самый берег!
   – Так точно. Возле рощи Эллема, ваше превосходительство. Он и сообщил.
   – Чёрт возьми, почему же он их не взял?!
   – Насколько я понял, там пришлось бы вести огонь на поражение, а господин Эйбрахам, я помню, передавал Эллему очень строгие наставления, ваше превосходительство.
   – Понятно. Что ж, можете идти, адъютант. Пришлите мне копию рапорта Эллема – просто поразительно, не ждал я такого от эльфов! – и свяжитесь с Эйбрахамом. Да! Дайте целеуказание Чёрному Ивану. От него, кстати, что-нибудь было?
   – Так точно.
   – Но почему же не доложили?!
   – Обычный confirmation receipt.[27] Он продвигается примерно в том же направлении.
   – Отлично. Передайте Эллему, чтобы не связывался с этой троицей и поторопите Чёрного. Что-нибудь еще?
   – Так точно. Я сделал выписку из сообщения Эллема – то, что касается интересовавшей вас неведомой зверушки, спутника нашей парочки.
   – Любопытно. Выведите файл. Так-так. Не может быть. Не может быть. НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!!!
   – Эльфы не ошибаются в таких делах, ваше превосходительство.
   – Не ошибались до недавнего времени! А сейчас, когда все пошло прахом, когда мы едва не подняли на воздух полконтинента, закольцовывая вектор динамической структуры, всё может быть! Нет, нет, не верю! Как могли Ведуны дойти до такого?
   – Ваше превосходительство, вы сами не раз говорили, что Дромок отличается немалыми способностями.
   – Но то, что он сделал сейчас, выходит за все рамки! Это просто немыслимо! Тут надо тщательно разобраться. Отправьте нарочного к Эллему. Пусть выяснит все досконально. И – к Дромоку. Всё ясно?
   – Так точно, ваше превосходительство.
* * *
   Джейана проверила трижды – нет, эльфы за ними не гнались. Это племя никогда не враждовало с кланами, напротив, помогало. Однако где же вечно скрывавшая Звёздный Народ завеса тайны? Заколдованная эльфийская роща, куда путь открывается лишь избранным, сама подвернулась странникам. Никаких магических барьеров, никаких преград. Да ещё и сама роща прямо-таки источала чародейство.
   – Может, всё это обман? И никакие это не эльфы, а злобный морок? – предположила Джейана. Расставаться с красивыми сказками нелегко даже лучшим из ворожей.
   – Морок, не морок, а смотри, что с Бу сделалось, – мрачно заметил Твердислав.
   Спутника их, казалось, снедает вечный страх. Он тащился следом, низко опустив голову, и порой даже натыкался на деревья. От каждого оклика Бу вздрагивал, словно ему копьё вгоняли в хребет. Глаза его постоянно слезились, руки-лапы тряслись, он перестал отвечать даже «нет» и «да». Ничего добиться от него так и не смогли. Грозить такому силачу мечом более чем глупо, магия перед ним пасует – от него можно узнать только то, что он сам захочет сказать.
   Но, так или иначе, надо было идти дальше. Задержались – пока Твердислав мастерил луки и стрелы. Пищу здесь можно было добыть только охотой.
   Обход холмистой гряды занял целых четыре дня. Опасаясь засад и подвохов, Твердислав держался подальше от её склонов.
   Но вот наконец перед глазами снова морская гладь, под ногами – сыпучий песок, и трое путников вновь бредут на юг, вдоль края соснового бора, что подступал здесь почти к самой воде.
   Бу лучше не становилось. Казалось, он потерял всякий интерес к жизни. Шел куда прикажут, но, что хуже, полностью утратил бдительность. Теперь по ночам он погружался в какие-то свои грёзы, и никакие слова на него не действовали.
   – Хотел бы я знать, что ему наговорили эти лесные выскочки! – бурчал Твердислав, но сделать всё равно ничего не мог.
   После трёх дней пути они заметили впереди сторожевые вышки приморского града.
* * *
   Всё время, пока длились описываемые события, Чарус тоже тащился на запад. Трудно сказать, что влекло его туда. Наверное, тяжко было видеть каменные лица клановичей Лайка-и-Ли, его соседей, – все эти кланы Чарус знал, имел там приятелей, которые теперь первыми орали ему «убирайся прочь!» и вскидывали самострелы.
   Жизнь Чаруса теперь не охраняли никакой закон, обычай или уложение. Попадёт случайная стрела, сдавит ногу охотничья ловушка – значит, так судил Великий Дух. Значит, такова кара попытавшемуся раздуть пожар погибельной междуусобной распри.
   Ни огня, ни угла, ни подмоги. Ни инструментов, ни оружия, ни припасов. С судилища Чарус вышел хорошо что не нагой. Всё пришлось делать самому – мысль о том, чтобы украсть, даже не пришла ему в голову.
   Однако если птицу ещё можно сбить тупой стрелой из кое-как выломанного лука, где тетива – из надерганных нитей рубахи, то с серьёзным врагом так не совладаешь. Чарус лишился всей магии, даже самой простой и безобидной, доступной даже шестилеткам; разводить огонь приходилось трением, потом кое-как, намучившись сверх всякой меры, парень нарыл глины, слепив кособокий горшок для углей. Всё, как у самых первых людей, только-только сотворенных Великим Духом.
   Нудная, тягостная, беспросветная жизнь. То, с чем раньше справлялся играючи, теперь отнимало часы. На одном месте Чарус не задерживался – здесь, на юге, охотничьи угодья различных кланов вплотную примыкали друг к другу, и ни один из них не желал видеть проклятого чужака на своих землях. Кроме того, приближалась осень, а с ней – холода и ненастье. Добывать дичь станет ещё труднее, кончатся грибы, и тогда уже не согреешься ночью у костерка. Наверное, самым простым и лёгким исходом было бы просто лечь и тихо помереть от голода и жажды (эта смерть, слышал Чарус, как будто бы не из очень мучительных), но именно когда жизнь повисла на волоске, вдруг отчаянно захотелось остаться в живых. И – посчитаться кое с кем. Начиная от проклятой Фатимы и кончая – страшно вымолвить! – Учителем. Наставник, на которого все молились, живое воплощение Великого Духа на земле – так поступил с ним! Обрек на нескончаемые скитания, когда убита всякая надежда, что порой бывает горше смерти.
   Мысли Чаруса что ни день становились всё кровожаднее и страшнее. В памяти неожиданно оживали самые жуткие из рассказов Учителя – о том, как жгли, вешали, рубили головы, четвертовали, сажали на колы, закапывали живьём в землю, бросали на съедение диким зверям. В этих мечтах несчастный изгнанник находил краткое успокоение. Он отлично понимал, что ему никогда не совладать с Учителем, скорее всего он, Чарус, уже никогда не увидит Наставника, однако это лишь распаляло воображение. Начавшись с не слишком сильной обиды и даже признания известной обоснованности приговора, неприязнь переросла в ненависть, сделавшую Чаруса опаснее самых страшных хищников из Ведуньих стай.
   Это произошло незаметно, но довольно быстро. На сородичей Чарус не имел зла, но вот на Учителей – ого-го. Сперва он хотел посчитаться только с одним из них, Наставником клана Твердиславичей; однако потом появилась очень здравая мысль: а остальные чем лучше? Такие же гниды и обманщики. Нет, нет, всё их змеиное племя надо извести, а кланы и без них смогут жить не хуже.
   Вопрос только в том, как именно осуществить этот выдающийся во всех отношениях План.
   Как ни странно, ненависть к изгнавшим его Учителям не породила приязни к племени Ведунов. Дни сменялись днями. Чарус шёл на закат. Он не знал этого, однако лишь ненамного отстал от Твердислава и Джейаны. В свой черед море открылось и ему.
   Поколебавшись некоторое время, он подобрал плоский камешек с белым пятном на одной из сторон. Подбросил в воздух. Белое пятно оказалось сверху, и Чарус повернул вдоль берега на север.
* * *
   – Вот они, поморяне! – торжествовала Джейана, не забывая показать Твердиславу язык. – Здесь всё и найдем.
   – Ага, так они тебе Корабль и подарят, – возражал практичный Твердислав.
   – Может, и не подарят. Может, взаймы дадут. Или просто до острова довезут.
   – Что они на нем забыли, на этом острове?! – не выдержал парень. – Страх на страхе? Или им того летучего зверя покормить требуется? Да не пойдут они! И я бы на их месте не пошел, – слукавил он. – Отдариться нам нечем. Так что будем делать? Я бы предложил – вязать плот да и трогаться помаленьку. След-то совсем рядом.
   Джейана неприязненно покосилась на ровное, сверкающее море. Казалось, встань сейчас на него, чародейством придай поверхности упругость – и ступай, куда тебе нужно. Дорога прямая и гладкая, лучше не придумаешь. Да, по такой погоде может показаться, что свяжи плот – и без труда достигнешь хоть дальнего Заморья!
   Она уже готовила едкий ответ, когда Бу внезапно и резко повернулся – в полусотне шагов из-за сосен на прибрежный песок вышла высокая фигура.
   – Иван! – невольно ахнул Твердислав.
   И точно – великан спешил к ним навстречу, нелепо размахивая руками, точно пытаясь удержать равновесие. До него оставалось ещё добрая сотня шагов, а Джейана уже вся подобралась, точно дикая лесная кошка, готовящаяся к прыжку.
   Вместе с Иваном шла чужая магия. Очень сильная и очень злая. Джейана чувствовала её, подобно тому, как обычный человек ощущает запахи цветов и трав – и бесполезно объяснять, что за аромат разлит в воздухе тому, у кого от простуды намертво заложен нос. Так же и с волшебством. Твердислав при случае мог сплести очень сильное заклятие, однако особой чувствительностью к чужим чарам он никогда не отличался.
   На миг Джейане показалось, что по берегу к ним спешит не Иван, а какой-то жуткий подменыш, обманный морок, чародейная тварь, созданная им на погибель. Главная Ворожея Твердиславичей никогда не встречалась ни с чем подобным, и не было времени осторожными касаниями заклятий проверить, что же на самом деле оказалось сейчас перед ними.
   – Стой! – срывая голос, взвизгнула Джейана. Да, да, именно так, позорно взвизгнула, точно девчонка, впервые в жизни увидавшая болотного листоеда – тварь жуткую обликом, но притом совершенно безобидную.
   Твердислав, не задавая вопросов, сцепил руки перед грудью и зажмурился, готовя какое-то своё чародейство, чародейство юношей. Джейану он понял не то что с полуслова, а, наверное, с полувзгляда, уловив её страх и неуверенность.
   Иван покорно остановился.
   – И ни шагу вперёд! – как можно более грозным голосом провозгласила Джейана. Правда, при этом она была совершенно уверена, что стоит этому Ивану пустить в ход свою истинную магию…
   Однако великан вёл себя вполне смирно.
   – Нам надо поговорить, – он не пользовался мыслеречью, как и в прошлый раз.
   – Говори оттуда! – распорядилась Джейана.
   Великан пожал плечами – нарочито, напоказ, так, чтобы заметили и разглядели.
   – Славно ж вы меня встречаете, друзья.
   – Кто сидит у тебя на сердце? – перебила Джейана.
   – Что-что? – деланно удивился было гигант, однако же упорствовать не стал. Плечи его внезапно опустились. – Ты почувствовала… Скажи мне, что?! – Тон его внезапно стал чуть ли не просительным.
   «Кто сидит у тебя на сердце» означало, что человек несёт с собой какую-то магическую угрозу для остальных, угрозу, о которой он сам порой и не подозревает, если, конечно, наложившие заклятие достаточно искусны. О таком рассказывал Джейане Учитель, рассказывал длинную и грустную повесть, как однажды – в другом, совсем-совсем другом мире – злобная нечисть вот так заколдовала одного хорошего человека, а с ним ещё двенадцать его братьев с сестрами, так что могучие чародеи того мира очень испугались того, кто сидел у этих тринадцати на сердцах, и разослали их во все концы своих владений, а когда один вернулся и показалось тем волшебникам, что сидящий у него на сердце оживает, то убили они несчастного. Правда, и сами несдобровали – совесть замучила.
   – Что почувствовала? – Джейана замешкалась. Как передать словами запах? Не поименовать – например, свежей травы – а именно описать его тому, у кого нос не дышит? – Смерть! Твоя, моя, его, – она указала на Твердислава. – Раньше этого не было.
   – Он был прав, – внезапно громко и четко сказал Иван и сел прямо там, где стоял, обхватив голову руками. – Эти – смогут!
   – Ты о чём? – рассердилась Джейана. Твердислав молча стоял рядом, напряжённый и внимательный, и – девушка чувствовала – уже приготовил какой-то гибельный сюрприз.
   – Так сказал мне о вас один человек. Тоже Учитель, как и я когда-то, – голос Ивана странно изменился, и Джейане показалось, что он… да нет, нет, не может быть! Не может силач и воин, владеющий столь убийственной магией, позорно рыдать, словно какая-нибудь там Фатима над выпавшим из гнезда птенцом!
   Однако же это было так. Иван сидел на песке и не стесняясь плакал. Плечи его заметно вздрагивали.
   Неслышно подошел Бу, с каким-то странным выражением глядя на великана.
   Иван меж тем мало-помалу успокаивался. Поднялся на ноги, вытер глаза краем плаща (того самого, в котором принял бой, только всего изодранного и измаранного), шагнул к неподвижно застывшей троице.
   – Не бойтесь. Для вас это не опасно. Это у меня после того боя. – И вновь Джейане показалось, что великан чего-то не договаривает.
   – Не подходи! – вновь предупредила она, подталкивая Твердислава локтем в бок – мол, не спи, будь наготове! – хотя этого сейчас и не требовалось.
   – Хорошо-хорошо, – с прежней покорностью согласился Иван, хотя голос у него непонятно почему дрожал и срывался. – Но нам же поговорить надо.
   – Вот оттуда и поговорим, – Джейана оставалась непреклонна. «Интересно, хватит ли мне сил отвести его заклятие?»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 [37] 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация