А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Разрешенное волшебство" (страница 36)

   Твердислав постарался втолковать это Бу. Тот слушал, кивал, потом совсем по-человечески пожал плечами. Мол, всё равно. Оно и верно – ему всё равно, куда идти. Всё равно, что делать. Лишь бы не встречаться ни с кем. Ни со своими создателями, ни с их врагами. Подальше от всех. Ему нет нужды заботиться о пропитании или о крыше над головой. Все так. Но что же тогда делать?
   – Послушай, Бу, – сказал Твердислав. – Ты не хочешь нам помочь?
   Кивок.
   – Ты даже не спрашиваешь, в чём именно?
   Выразительное пожатие плечами – мол, и так знаю.
   – Знаешь?
   Кивок.
   – Нам надо добраться до острова в западном море. Там будет бой, большой бой. Можно погибнуть.
   Энергичный кивок.
   – То есть ты идёшь с нами?
   «Да».
   Джейана поджала губы – кто его знает, эту тварь, может, всё подстроено. От Ведунов можно ждать любой хитрости и низости. Хотя – нельзя не признать – Бу отличный боец. Иметь его на своей стороне – соблазн немалый, сказать по правде.
   – Если всё будет хорошо, вернёмся вместе в клан, – предложил Твердислав зверю.
   Тот внезапно замер; глаза Бу странно блеснули, а потом он вновь кивнул – как-то нелепо, точно шею свело судорогой.
   – Только идти придётся вдвойне осторожно, – предупредил Твердислав. – И от наших, и от ваших теперь беречься.
   Однако дни шли за днями, а им везло. Появились первые дороги, дальние выгоны; приходилось делать круги, петлять, теряя и теряя время, а с ним – и шансы найти Лиззи живой. Твердислав раз и навсегда запретил себе даже думать об этом. Долг Крови – спасти родовича. И все тут.
   Джейану же чем дальше, тем сильнее мучили сомнения. Ну, что неистовый Твердь в конце концов и против Учителя пошел – это неудивительно. Он, Твердислав, пойдёт так против любого, если решит, что им помыкают и вертят. Ох, ох, непросто было держать его в узде, пока оставались в клане! А уж тут и подавно. Хотя ссориться с Учителями – безумие; безумие вообще посягать на них, с покорными им всесокрушающими силами, перед которыми вся твоя магия – девчоночьи забавы, не более. Даже если ты их в чём-то заподозрил, надо сперва все как следует разузнать. А уж потом…
   Хотя – что потом? Предположим, Чёрный Иван прав. Что тогда? Он, будучи одним из них, мог бороться. А мы?
   Хорошо, Иван – один из них. А когда лежал в своей берлоге на грубом топчане, а мы сидели и терпеливо ждали, пока он проснётся, – как соотнести такое с его принадлежностью к расе первых помощников Великого Духа? Каждый знает – они ведь сами духи в основе своей! Ох, голова раскалывается от таких мыслей! Н-да, хотела сперва остеречь да мало-помалу завернуть к дому, с Учителем помирить, а вышло вон оно как.
   И все-таки они пробирались вперёд. Им везло – на пути никто не попался. Хотя эти места слыли самыми населенными и, кроме людей, тут можно было встретить и эльфов.
   Побывать в тайных эльфийских рощах – какая Ворожея не мечтала о подобном? Отыскать дорогу к ним было непросто, все пути охранялись могучими заклятиями. Если бы не Долг Крови, угодив в эти места, Джейана наверняка бы уговорила Твердислава заняться поисками, а так – остается только вздыхать да утешать себя несбыточным «как-нибудь в следующий раз».
   Правда, несколько раз пришлось схлестнуться с неразумным зверьем да мелкими голодными духами, которых почему-то не остановил охранный круг. Одного окончательно развоплотила Джейана, второго сжёг Твердислав. Мелкие дорожные приключения, не более того.

   Глава четвёртая

   – Ну почему, почему нельзя было согласиться сразу, Иван? Для чего было устраивать весь этот спектакль, да ещё такой длинный? Трепать всем нервы, вынуждать нас на крайние меры? Я не уверен, что хирурги успеют вас как следует заштопать до начала операции!
   – Мне необходимо было время, чтобы всё как следует обдумать.
   – Обдумать. Все сходят с ума, мне грозят расстрельной статьей…
   – Ну, теперь вам ничто не грозит…
   – Вы заблуждаетесь. Я такой же заложник этой операции, как и вы. Но если вы умрёте сразу, в тот же миг, когда решите начать свою игру, то я чуть позже. Вам не придется мучиться – оборотная сторона эффективности, а мне так просто уйти не дадут.
   – Ну, если я решу, что жить не стоит, я умру с чувством, что вам тоже несладко.
   – А вот это вы зря. Вы ведь умрёте не один. Твердислав и Джейана тоже. И, поверьте, отнюдь не так лёгко, как вы.
   – Заложники. Ничего нового вы придумать не в состоянии.
   – Наиболее эффективные схемы – наиболее простые схемы. Разве вас этому не учили?
   – Учили.
   – Вам сняли блок? Вы всё помните?
   – Да.
   – Мы держим слово. Сдержите и вы своё. Спасёте себя и всех.
   – Я же согласился.
   – Вы, Иван, терзали нас так долго и так успешно, что поневоле закрадывается сомнение.
   – Но разве мозголомка…
   – Мой дорогой, вы же прекрасно знаете, что, примени мы мозголомку на полную мощность, вы бы оттуда не вышли. Вас бы вывезли и отправили в лечебницу для пожизненного там пребывания. А я далеко не уверен, что вы с вашими способностями не навострились обманывать и этот прибор.
   – Вы преувеличиваете.
   – Ближе к делу, Иван. Мы сняли вам один блок, но вместо этого дали вам гарда, стража.
   – Мне рассказывали.
   – Repetito est mater studiorum.[26] Не помешает. Так вот. Ваша задача – привести нашу пару в условленное место, где их будут ждать. Попытка отклониться от курса или уйти под землю означает смерть – и вашу, и ребят. В полном соответствии с Законом об экстерминации. Вам они доверяют. Постарайтесь, чтобы обошлось без крови. Если мы их возьмём – ручаюсь, с ними ничего не случится.
   – Я считаю, что вы ещё не выжили из ума, чтобы отпускать их в клан?
   – В клан? О нет, конечно же, нет. Их ждет Корабль.
   – Вот как?
   – Именно так, Иван. Я надеюсь, у вас хватит здравого смысла не пытаться избавиться от гарда. Ну и уж не буду говорить, что в случае успеха вы получаете полную амнистию и возможность уехать куда угодно с полным кошельком.
   – Разве есть во Вселенной место, куда бы мы могли уехать и где не было бы Умников?
   – Именно потому, что Умники почти везде; всегда есть места, где их пока ещё нет. Закон природы – те, у кого есть деньги, стремятся оказаться как можно дальше от передовой. А поскольку передовой сейчас и вовсе нет – то есть она почти везде – то всё время открываются некие тайные местечки, где можно спокойно пожить месяцев шесть, а то и год.
   – Вы меня убедили, господин Алонсо. Обещаю, что не стану делать глупостей. Вы, разумеется, можете меня убрать после операции, но тогда я утешусь хотя бы тем, что ребята живы.
   – Очень правильные рассуждения, Иван! Очень правильные! Признаться, я жалею о том, что вы поставили себя вне Проекта. Вы были отличным Учителем.
   – Давайте не будем говорить об этом, господин Алонсо.
   – Да, да, конечно, приношу свои извинения. Вам придется отыскивать их примерно вот в этом квадрате… посмотрите на карту. Точнее сказать не могу – мы их потеряли и обнаружить не удалось даже со спутников.
   – Это, простите, как?
   – Вижу, отстали вы от прогресса, дорогой Иван, отстали. Это раньше: оптика, излучение. Теперь всё иначе, я и сам ещё не разобрался, все времени нет.
   – Знаете, Алонсо, я всегда поражался, как вы достигли вашего положения с такой феноменальной болтливостью?
   – Люблю поговорить, Иван, есть грех. Но – возвращаясь к нашим баранам – есть вероятность, что они постараются связаться с эльфами.
   – Еще одна наживка?
   – Совершенно верно. Правда, с эльфами сейчас стало весьма непросто разговаривать, но я вам всё же настоятельно рекомендую не пренебрегать этим вариантом.
   – Хорошо. Генерал, а скажите, вам не приходило в голову…
   – Что не приходило? Да вы продолжайте, продолжайте, Иван, не стесняйтесь, чего там, свои люди.
   – Я не ваш человек, Алонсо. А хотел я спросить – не приходило вам в голову, что весь проект «Вера» абсолютно аморален?
   – Мой дорогой Иван. Вы что же, всерьёз считаете себя единственным борцом с гнусной тиранией, а ваших визави – эдакими жуткими вампирами-кровососами? Не смешите меня. Что же до вашего вопроса – да, приходило, и много раз. Я размышлял и понял – нет, Проект не аморален. Аморальны Умники. Они начали войну, они изобрели Сенсорику, а мы – мы только защищаемся.
   – Я понял, господин генерал.
   – Вам пора, Иван. И помните, что сказал о Твердиславе с Джейаной господин верховный координатор – «эти – смогут!». Желаю удачи.
* * *
   Избегнув встреч и со своими, и с чужими, трое путников шли по следу золотой крови, пока сосны вдруг не раздвинулись в стороны и под ноги не лег отлогий и песчаный морской берег.
   – Ух ты! – по-детски восхитился Твердислав, заходя по щиколотку в мелкую и тёплую воду.
   Пока длилось их странствие, лето успело пройти зенит, подкатывала осень, но здесь, на дальнем юго-западе, её приметы появятся ещё не скоро. Всю дорогу странникам сопутствовала удача. Джейана как-то заметила – или ей показалось, что она заметила, – осторожно крадущегося эльфа, и с тех пор она ходила сама не своя. Пройти так близко от заповедной рощи – и не отыскать заговоренной тропы! Но то ли лесные обитатели стерегли свои пороги более тщательно, чем это мнилось Неистовой, то ли ей этот эльф просто привиделся.
   Золотой след уходил на закат. Туда, где над морем разлеглись подсвеченные изнутри алым темные ночные тучи и откуда бежали бесконечные волны прибоя.
   – Ну, и куда мы дальше? – сварливо осведомилась Джейана. Море ей не слишком понравилось. – Как через это перебираться?
   – Придумаем что-нибудь, – рассеянно отозвался Твердислав. – Обязательно придумаем. Я слышал, те, кто на Светлой живет, брёвна друг с другом связывают и так плывут.
   – Брёвна друг с другом связывают! – фыркнула Джейана. – Сразу видно, что у вас, парней, в голове один ветер. Так по речке хорошо сплавляться, а тут, ты глянь, и глазом моргнуть не успеешь, как потонешь! Корабль нужен, понимаешь? Настоящий. Эх, вечно я за всех думать должна!
   Спорили и препирались до самой темноты, но к согласию так и не пришли.
   – Эк сказанула – Корабль ей подавай! – шумел Твердислав. – Да проще, наверное, все четыре луны с неба достать! Откуда здесь Кораблю взяться? Разве что ты его сама наколдуешь, мне такие заклятия неведомы.
   – Вот балда, – не оставалась в долгу и Джейана. – Знаешь ведь – Приморские кланы далеко ходят, на закатные берега, у них все есть, и Корабли тоже. Вот кого найти надо! А уж уговорить их я сумею.
   Твердислав с подозрением воззрился на подругу, однако ничего не сказал.
   – Ну, убедила я тебя? – торжествовала девушка.
   – А вот интересно, если этот самый остров не так и далеко от берега, так что же, местные мореходы на него ни разу не натыкались? – осведомился Твердислав.
   – Ну-у-у отчего же, может, и натыкались. – Джейана почуяла подвох.
   – И в живых остались? – напирал юноша.
   – А откуда ты знаешь, может, их и не трогали! И вообще, хватит болтать попусту! Всё равно поморян искать надо. Не будешь же ты сам этот Корабль строить?
   – Да я бы построил. Только времени нет, – хорохорился Твердислав. – Топорик есть, а больше ничего, я слыхал, и не нужно.
   – Ой, ладно, хватит чушь молоть!
   Разумеется. Последнее слово в этом споре осталось за Неистовой.
   След чудовища уходил на юго-запад, теряясь за горизонтом. Ничего не оставалось делать, как двинуться на юг, уповая на то, что ближайший клан расположился не в месяце пути.
   В глубине души Джейана не сомневалась, что Лиззи давно мертва. И, конечно же, продолжение поисков было, с точки зрения Ворожеи, лишь пустой тратой времени, чреватой вдобавок серьёзной ссорой с Учителем. И кто знает, как там Фатима? Не растерялась ли, не согнулась, не верховодит ли там Чарус, которому Великий Дух явно поскупился даровать ума? А они таскаются по неведомому побережью, и кто знает, суждено ли вернуться домой? Да если и вернутся – кем они там будут? Ключ-Камень у Чаруса. Ворожба клана – в руках Фатимы. А захотят ли они расстаться с какой-никакой, но властью? И как оправдаться перед Учителем, когда все кончится? Мало ли что Чёрный Иван тут наболтал.
   Однако Твердислав закусил удила, как говаривал Учитель. Порой Джейана удивлялась сама себе – в былое время они давно бы рассорились вдрызг, она не стерпела бы такого, а тут вот идёт, и не возражает, и даже ничего не хочет возражать. В Твердиславе проснулась какая-то потаённая, нутряная сила; женским чутьем Джейана чувствовала, что пытаться его сейчас гнуть – дело пустое, а вдобавок ещё и опасное. Долг Крови, нелепая придумка, укоренившаяся только потому, что её измыслили сами, без Учителей, она сейчас заменила Твердиславу всё. Даже её, Джейану Неистовую. Неистовую не только в бою, но и в любви. Она сделалась для Твердислава кем-то вроде боевого товарища, которого можно похлопать по плечу, не более. В десятый, в сотый, в тысячный раз Джейана кляла про себя тот миг, когда её другу втемяшилось в голову идти выручать давным-давно уже мёртвую Лиззи. Какие бы слова ни произносились, Ворожея им не верила. Никто из Ведуньих пленников не прожил долго. Конечно, была ещё версия Чёрного Ивана, но в такое Джейана поверить пока ещё не могла. В который уже раз она про себя начинала защитную речь перед Учителем – и всякий раз с досадой признавалась самой себе, что логики в её оправданиях меньше, чем мозгов в комариной голове. Зачем, зачем, зачем она здесь?
   Гордая и неуступчивая, она всё ещё боялась признаться себе, что высокий хмурый парень с мечом у пояса дорог ей куда больше, чем она сама думала. «Твердислав? – хвасталась она той же Фатиме. – А что он мне? Да я, если хочешь знать, только глазом моргну – и он за мной, как щенок за матерью побежит!»
   Хвасталась. А вышло наоборот. Сама дунула за своим парнем, стоило тому принять на себя какой-то ещё Долг, помимо главного – любить её. «Так что же это, – в смятении думала она, – я, значит, ничем не лучше той же Фатимы или Файлинь? Я всегда твердила себе, что я не такая, что я иная, что, мол, да, мне хорошо с одним, но, если я захочу, мне так же будет хорошо и с другим. И что – ошибалась?»
   Ошибаться Джейана не привыкла. Не привыкла и путаться в самой себе. Всё всегда было ясно и чётко – на этом и держался клан. А теперь – которую уж седьмицу они тащатся по лесам, уже одолев тьму смертельных опасностей и предчувствуя опасности куда большие впереди, и ничего не понятно ни в самой себе, ни в том, что творится вокруг.
   Как-то вечером Джейана заикнулась о том, что они станут делать, когда вернутся.
   Твердислав неожиданно сдвинул брови.
   – Брось, Джей. – И от этого мерного, сухого голоса вдруг очень захотелось плакать. Никогда раньше он не говорил с ней так. Этот голос предназначался обычно для Старшего Десятка – перед каким-либо трудным делом. – Брось. У тебя, конечно же, будет дело – довести Лиззи до дому, если она жива, или принести весть, что наш родович упокоился навеки.
   – А… а ты? – Джейана обмерла. Что он такое говорит?
   – Долг Крови есть Долг Крови, – Твердислав пожал плечами. – Возвращаются далеко не все.
   – Ты это мне брось, – страшным голосом зашептала Джейана, – ты это мне брось, слышишь?! На кого клан… – Она хотела сказать много правильных слов о клане, но вместо этого почему-то вырвалось совсем иное: – Как же я без тебя-то буду, а? Обо мне подумал?
   Парень наклонил голову, щеки слека порозовели.
   – Если с тобой что случится, – глаза Джейаны пылали, – так и знай, одна я тут не останусь. Не-ет, ни за что. На меч брошусь или просто сердце себе остановлю, понял? К Великому Духу вместе пойдём… а то что ж это, как в постель – так со мной, а как умирать – так порознь? – она попыталась усмехнуться, но усмешка получилась уж слишком бледная, вымученная.
   – Джей, ты что, ты что? – У Джейаны из глаз закапали слезы, словно у какой-нибудь плаксивой Фатимы.
   Кажется, его всё-таки проняло. Джейана возликовала – наверное, это была её самая сильная радость.
   – Джей, ты что? – передразнила она, размазывая слезы по щекам. – А вот и то! Про себя только думаешь, все вы, мальчишки, такие. Красиво умереть – и все! Я, мол, к Великому Духу героем да мучеником, а ты, Джейана, повой на могилке.
   – Джей! – Твердислав бросился к ней, обнял, забормотал какую-то ласковую чепуху – она не разбирала слов. Внутри всё таяло от того, как он это говорил.
   – Мы вернёмся в клан оба – или оба погибнем, – она взглянула Твердиславу в глаза. – Я пошла за тобой, хотя не верю, что мы кого-нибудь спасём. Просто…
   «Просто не могла без тебя! Куда как просто!»
   Куда, куда делась та, прежняя, надменная Джейана? Куда? И вернётся ли назад? Как-то очень до ужаса непривычно. Горячие признания – не в её духе. Все равно, что раздеться перед всем кланом (Учители наготу строго преследовали). Да, быть прежней – удобнее. Однако эвон как у Твердика глаза блестят! (Твердик! Надо ж прозвище такое измыслить! В отличие от всех прочих девушек, Джейана так и не придумала любимому ни одного ласкового имени, которое знали бы лишь они двое. Твердь, и всё тут – как звали вождя все его товарищи.)
   Этой ночью они выгнали Бу из лагеря. И велели не возвращаться до рассвета.
   Бу встревожился на следующий день, когда они не одолели и пяти поприщ. Увенчанный жутким когтем палец вытянулся, указывая на виднеющийся вдали холм. Густо поросший лесом, он почему-то завораживал, настойчиво притягивая взоры, хотя на первый взгляд ничего необычного в нём не было. Разве что листва погуще да позеленее, чем в иных местах, а так – холм как холм. Твердислав попытался добиться от Бу четкого ответа. «Там опасность?» – «Нет». Джейана тоже посматривала на этот холм с изрядным подозрением. Чутье не могло подвести главную Ворожею клана – этот холм таил в себе какое-то волшебство; впрочем, отнюдь не зловредное и как будто даже и не страшное. Тем не менее очертя голову соваться в такие места по меньшей степени глупо.
   – В обход пойдём? – спросила она Твердислава. Парень отрицающе помотал головой.
   – Ты глянь – это ж не холм, а целая гряда. Её обходить – сколько времени потеряем? Да и надоело мне от каждого куста шарахаться. Ведунам не кланялись, а теперь, гляди-ка, точно дети малые мечемся, собственной тени боимся. Идём напрямик, и будь, что будет.
   В этом весь Твердислав. И поздно уже такого переделывать.
   Тем не менее парень взял самострел на изготовку, а Джейана собирала силы, чтобы в любой миг ударить испепеляющей молнией, кто бы ни оказался против них.
   Вдоль подножия холма длинной лентой протянулись заросли чёрнолиста – невысокого кустарника, очень редкого в далёких от моря местах и чрезвычайно ценимого ворожеями за многие целебные и магические свойства. Тут же его было видимо-невидимо.
   – Стойте! Листьев хоть наберём! – Джейана ухватила Твердислава за плечо, не давая ему коснуться преградивших путь ветвей. – Не трогай! Чернолист обидится и всю силу свою спрячет. Его надо на вечерней зорьке брать, осторожно, с пониманием.
   – Ты что?! – рассердился Твердислав. – Какая тебе тут зорька?! И так времени потеряно видимо-невидимо!
   – Чернолист – от всех хворей, считай, помогает, – невозмутимо парировала Джейана. – Кто знает, может, им ещё и Лиззи спасать придется. А если даже и окажется, что Великий Дух её уже призвал в свои чертоги, так хоть клану от нашего похода польза будет. Ждем до вечера, я сказала!
   Собирание чернолиста – дело тонкое, грубых мужских рук не терпящее. Джейана оставила Твердислава с Бу позади. Для того, чтобы растение отдало бы тебе свою силу, нужно наложить много заклятий. Нужно доказать капризному духу, хозяину волшебной поросли, что тебе всё-всё известно про весь их травяной род, заклятия включали в себя длинные списки и перечисления, классификации, как говорил Учитель. Нужно было не срывать листы, не касаться их пальцами, а срезать короткими, острыми взблесками молний, чтобы сразу прижечь ранки на стеблях и закрыть дорогу губительной гнили.
   Между ладонями девушки то и дело вспыхивали голубые искры. Чёрные иззубренные листья один за другим ложились в специально подвязанный передник.
   И, поглощённые этим зрелищем, ни Бу, ни Твердислав не заметили, как со всех сторон точно из-под земли выросли стройные фигуры готовых к бою лучников.
   – Эльфы! – Твердислав дёрнулся, и в тот же миг метко пущенная стрела рассекла тетиву его арбалета.
   – Эльфы, – Джейана уронила руки. Искры тотчас погасли.
   Бу медленно двинулся к стрелкам.
   – Нет! – выкрикнул Твердислав. Не хватало только устроить тут побоище!
   – Отдайте оружие, – прозвучало из темноты.
   Легенды наделяли голоса эльфов магическим, небывалым очарованием. Ничего подобного Твердислав не заметил. Да, конечно, приятный голос, с таким голосом петь хорошо, а не отдавать приказы в строю.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [36] 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация