А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Разрешенное волшебство" (страница 33)

   Часть III
   Остров магов

   Глава первая

   – А вот и он, господа, позвольте представить – знаменитый разбойник, если можно так выразиться, Robin Hood нашего маленького мирка, печально известный мосье Разлогов, он же – Чёрный Иван. Аплодисменты, господа. Охрана! Посадите арестанта сюда и можете быть свободными. Так. Да, всё в порядке, капрал. Ступайте. А вы, достопочтеннейший, не хотели бы побеседовать с нами?
   – Нам не о чем разговаривать, Алонсо. Все давно уже сказано.
   – Тц-тц-тц! Какая гордая осанка! Какой огневеющий взгляд! Полноте, друг мой, уж не представили ли вы себя в роли Джордано Бруно или, того пуще, полоумной Жанны д'Арк? Да, наверное, мазохист способен получить от этого удовольствие. Как же, сидеть со скованными руками перед синклитом ненавистных врагов, презрительно цедя сквозь зубы ответы и пачкая пол своими плевками. Неплохой материал для психоанализа, Разлогов. Gnothi seyaton,[13] Чёрный Иван, вам это бы не помешало.
   – Алонсо, как же вы низко пали, если находите удовольствие в этой комедии.
   – Я, Иван, человек простой и люблю иногда поиграть. Поёрничать, в частности. Я гонялся за вами так долго, что имею право на маленькую моральную компенсацию. Впрочем, вы совершенно правы, не обращая внимания – или стараясь не обращать – на мои невинные эскапады. Законы ещё никто не отменял. А согласно этим законам, которые вы, разумеется, знаете, – nemo debet bis puniri pro uno delicito.[14] Так что вам не грозит ничего сверх того, что уже грозит.
   – Я не понимаю вас, Алонсо.
   – Вот как? Странно, вы же были отличным Учителем. Пораскиньте чуть-чуть мозгами, коллега. Или вам их вышибли при задержании?
   – Чего вы хотите?
   – Неправильно вы себя ведёте, Иван, абсолютно неправильно. Разговаривающий враг – это уже полврага, как гласит старая полицейская мудрость. Вам бы гордо молчать, пока вас не сунут под мозголомку.
   – Мне туда не слишком хочется, благодарю вас.
   – Иван! Вы, похоже, сами плохо понимаете, в какую историю влипли. На вас – извините за казарменный сленг – «висит» сто восемдесят пять убийств, не считая вчерашних. Никакой адвокат не спасёт вас от газовой камеры, мой бедный друг. И я не смогу вас спасти. Собственно говоря, я ведь даже не могу ответить на ваш вопрос о том, что мне от вас надо. Если честно – мне от вас ничего не надо. Детали вашей работы с динамической структурой, конечно, интересны, но сейчас уже абсолютно не важны. Ведь вас больше нет! А те, кого вы так отчаянно защищали…
   – Только не врите, что они у вас. Я знаю, что они на свободе.
   – Гм. Поразительные познания, Иван, просто поразительные. Я и не собираюсь вам лгать. Да, они на свободе. Пока. Скажу вам больше – мы потеряли их след. И пока не можем засечь. Видите, насколько я с вами откровенен?
   – Весьма ценю. Только не слишком понимаю, чем обязан? Откуда вдруг такая искренность?
   – Иногда искренность гораздо эффективнее самой лихо смонтированной дезинформации, Разлогов. Азбука контрразведчика. Стыдно не знать.
   – Значит, вам все-таки что-то от меня надо?..
   – Нет, Иван. Это вам кое-что нужно от нас. И вы долго будете просить и умолять меня. Возможно, даже на коленях. Возможно, вы даже захотите поцеловать мой ботинок, хотя это крайне негигиенично и, поверьте, не доставит мне никакого удовольствия.
   – Вы рехнулись, генерал Алонсо. Мне от вас никогда ничего не было нужно.
   – Отнюдь. Вам нужны жизни ваших юных спутников, не правда ли?
   – Гр-хм…
   – Весьма выразительно. Так вот, Иван, не скрою от вас – эта парочка подпадает под действие Закона об экстерминации. Речь уже не идёт об их возвращении в клан. Они слишком много знают. Оставлять их живыми после встречи с вами было бы слишком лёгкомысленно. Итак, имеете ли вы предложить что-либо мне в обмен на их жизни?
   – Заложники… Как старо!
   – Новое, как известно, – это хорошо забытое старое. Итак? Я жду…
   – Но вы их ещё не поймали!
   – Зато мы знаем, куда они направляются, Иван. И поэтому нам нет нужды их ловить. Они сами придут к нам. На Остров Магов. Всё, что от меня требуется, – это отправить туда должный контингент, экипированный соответствующим образом. И тогда… Как правильно сказал Квинт Флакк: neque semper arcum tendit Apollo.[15] Вот и мои беды тоже кончились. И мигрени по причине ваших, милостивый государь, достославных деяний меня больше мучить тоже не будут. Впрочем, прошу меня извинить, я отвлёкся. Оно и понятно – Чёрный Иван здесь, передо мной, в надежных наручниках! Воистину, nesсio quid majus nascitur Iliade![16]
   – Следуя вашей же любимой латыни – parturiunt montes, nascetur ridiculus mus.[17]
   – Это вы-то «смешная мышь», Иван? Ах, полноте, вам не к лицу скромность. Однако не перестать ли нам плести эти словесные кружева? Меня ожидает обед, а вас – свидание с кибером-мозголомом.
   – Ну что ж. Тогда можете сразy показать вашим креатурам pollice verso.[18] Мне нечего сказать.
   – Ну-ну-ну, вот так сразу и лапки кверху? Признаться, я был лучшего мнения о неустрашимом Чёрном Иване. Ну а что вы скажете, если мы предложим вам бежать? И встретить нашу юную парочку – вместе с прибившейся к ним собачкой – где-то на полпути? И уговорить их вернуться обратно? И сделать так, чтобы они больше не делали бы глупостей? А взамен – чистое ID.[19] И – свобода уехать куда угодно с некоторым стартовым капиталом в загашнике – разумеется, при одном-единственном условии: все ваши воспоминания об этом мире будут заблокированы. Хотя, конечно же, старый блок мы снимем. Вы снова вспомните всё о своей прежней жизни. Ну что? Привлекательно? Вас это захватило, я вижу?
   – Нет. Давайте обойдёмся без красивых слов, Алонсо. Меня вам не купить. Меня можно только убить. Что вы, полагаю, с успехом и проделаете в самом ближайшем будущем.
   – Вот как. Да, вы упрямы, Иван. Но вы, оказывается, ещё страшнее, чем я думал. Жизни ребят – для вас ничто…
   – Не кощунствуйте, Алонсо! Не вам такое говорить после того, как мой клан был уничтожен весь поголовно!
   – Ну-ну-ну… Вы же отлично знаете, что не весь. Малыши, как вам, я полагаю, известно, остались живы. Ваши активные сторонники, могущие представлять опасность для Проекта – вот те да… Но, во всяком случае, у меня было больше оснований. За мной целая цивилизация, Иван, цивилизация, отчаянно нуждающаяся в помощи. Миллиарды людей. И подобно тому, как командир вынужден жертвовать взводом, посылая его в разведку боем для того, чтобы выиграть сражение, так и я – вынужден жертвовать людьми, чтобы Проект осуществился. А вы – вы просто тешите больное самолюбие, потакаете своим суицидальным комплексам; мне остаётся только дивиться, как это медкомиссия вас отбраковала! С такой психикой вас и близко нельзя было подпускать к Проекту! Нет, Иван, это вы настоящий людоед и кровопиец, а не я и не мои люди. Это вы нарушили установления Проекта и втянули несчастных мальчишек и девчонок в самоубийственную аферу. Воистину, quidquid delirant regеs, plectuntur Achivi![20] Это вы поставили себя вне закона – и нам пришлось так или иначе устранять всех, к кому могла попасть от вас информация!
   – Успокойтесь – к Твердиславу и Джейане она не попала, а отвечать на ваши прочие бредни я не стану.
   – Конечно, не станете – потому что ответить нечего. А вот у меня есть что. Каждому по делам его – знакома вам такая фраза? Испытание даётся всегда по силам испытуемого – разве не так? И разве можно полностью обезопасить детей? Что из них тогда вырастет? Новые Умники?
   – Из того, что вы говорите мне, генерал, следует, что вы тоже одержимы массой комплексов.
   – А вот это вас уже не касается. Меня отбирал лично его высокопревосходительство верховный координатор господин Исайя Гинзбург. И не вам подвергать сомнению его решения!
   – Verba et voces.[21] Я уже всё сказал.
   – Значит, вы готовы, отправляясь в могилу, захватить с собой и двух ни в чём не повинных ребят? Или вы забыли, что они подлежат экстерминации?
   – Не забыл. Я ничего не забываю. Я вот только не понимаю, откуда это вдруг такое человеколюбие, Алонсо? Вы готовы пойти на немалые расходы, рисковать собственной карьерой и безопасностью, выдавая мне чистый файлбланк, – с чего это ради?
   – Ну хорошо. Приведу вам мой последний аргумент. Надеюсь, что он, м-м-м, будет лежать в русле ваших представлений о моей персоне и потому окажет хоть какое-то воздействие. Его высокопревосходительство господин координатор лично заинтересован в этой паре. Ему необходимо, чтобы они выжили. Но даже господин координатор не в силах отменить некоторые простые уложения, вытекающие из элементарного здравого смысла. Если Твердислав и Джейана доберутся до острова, схватка неизбежна. Зная их норов, легко предположить, что они скорее покончат с собой, чем попадут в руки Ведунов или тех – с их точки зрения – злодеев, что правят на острове. Кроме того, неизвестно, что они вынесли из путешествия с вами по подземельям.
   – Разве моего слова недостаточно?
   – Увы, сударь мой, нет. Я, конечно, знаю, что вы, бесспорно, justum et tenacem propositi virum,[22] но слишком уж вы меня ненавидите. Нет, вашим словам я не доверяю. Вот если бы вы смогли найти беглецов. Под нашим контролем, разумеется, и мы бы убедились, что они по-прежнему ничего не знают, тогда вы бы их действительно спасли. Я выражаюсь достаточно понятно?
   – Да.
   – Помните, что мне нет никакого резона возиться с вами, кроме этого. Если вы откажетесь – Твердислав и Джейана будут уничтожены по категории «социально опасные». Конечно, его высокопревосходительство будет расстроен, но я смогу оправдаться. А вот вы этого всего уже не увидите.
   – Я… мне… Я должен подумать.
   – Что ж, подумайте. Как известно, gutta cavat lapidem.[23] Вот этот ваш вид, Иван, признаюсь, мне нравится гораздо больше. Конечно, подумайте. Твердиславу и Джейане ещё предстоит проделать немалый путь. Охрана! Увести арестованного. У меня ещё много дел. Так, вызовите на связь Эйбрахама. Пусть расскажет, что у него там с этой междуусобицей.
   – Ваше превосходительство! Воздух!
   – Что такое?!
   – На связи его высокопревосходительство господин верховный координатор. Требуется доклад о Твер…
   – Всё ясно, адъютант. Так, а теперь вон отсюда! Блокировка канала?
   – По высшему классу.
   – Свободны! Да, здравия желаю, ваше высокопревосходительство. По поводу интересующей вас пары имею сообщить следующее…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [33] 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация