А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Разрешенное волшебство" (страница 30)

   – Однако, если разобраться, у Чёрного Ивана всегда оставался ещё один выход – вниз, на глубинные горизонты. В этом, признаюсь, была некоторая слабость вашего плана. Слабость, с которой уже ничего не сделаешь, – горизонтальная блокада, увы, невозможна. Я предполагал, что Иван попытается уйти вниз – почему же он так покорно последовал нашей воле?
   – Если позволите, этому есть два объяснения, ваше превосходительство. Первое – Иван прекрасно понимает, как понимаем и мы с вами, что его уход на нижние уровни лишь продлит агонию. Динамическая структура перекрыта, коммуникативная сеть тоже. Что ждет его там, внизу? В условиях блокады он все равно ничего не сможет сделать. Ему надо вырваться из кольца. Он не таков, чтобы отсиживаться в норах, если только я правильно представляю себе его характер.
   – Однако там его ловить можно было бы очень долго.
   – Не исключено, что он решил, будто бы в этом и состоит наш план – изолировать его.
   – Понимаю. Но, Эйбрахам, вы только что здесь говорили о двух объяснениях.
   – Да-да, ваше превосходительство, я как раз и перехожу к этому. Второй возможный ответ заключается в том, что Иван до сих пор по-своему, в извращённой, конечно же, форме, но всё-таки верен Кодексу Учителя. И он скорее даст себя распять, чем поведёт Твердислава и Джейану вниз, прекрасно понимая, что будет, если они увидят всё собственными глазами.
   – Вот как? Интересное предположение.
   – Вспомните, ваше превосходительство, Иван Разлогов никогда не выступал против самой Идеи Проекта или против его высокопревосходительства лично. Он не стратег, он – тактик. И переступить через краеугольный камень, я считаю, пока что не в его силах.
   – Черезвычайно любопытно! Нельзя ли это как-то использовать, Эйбрахам?
   – Я считаю, ваше…
   – Ваше превосходительство, на связи Южный-один.
   – Хорошо, соединяйте.
   – Первый, докладывает Южный-один. Контроль над динамической структурой установлен. Вектор поля закольцован. Правда, в клане Лайк-и-Ли тяжёлые потери. Нам пришлось применить, кроме концентрического, ещё и ковровое бомбометание с отклонением ноль.
   – Та-ак. И каковы потери?
   – До восьмидесяти процентов, ваше превосходительство. Но иного выхода…
   – Можете не оправдываться, Южный-один. Хорошо. Ваша задача выполнена. Можете возвращаться на базу. Оставьте только патруль для контроля динамической структуры.
   – Так точно, ваше…
   – Конец связи, Южный-один. Вот так вот, Эйбрахам, после того, как справимся с Чёрным Иваном, придется поднимать этот клан. И какого чёрта им потребовалось так ожесточённо драться?
   – Я слышал, что Ли входит в пятерку самых сильных Ворожей нашего сектора.
   – Вероятно. Жаль будет, если она погибла. Красивая девушка.
   – Тогда, с вашего разрешения, ваше превосходительство, я бы занялся моим кланом. Заглянул бы к ним, а то они ведь схватились с Дромоком. Разрешите идти?
   – Разрешаю. Держите меня в курсе.
   – Северный-два к Первому, срочно, спешно, экстренно! Северный-два вызывает Первого!!!
   – Первый на связи, Северный-два, и совершенно незачем так орать.
   – Ведём бой с перенесенным живым объектом. Объект не классифицирован. Имею потери в людях. К настоящему моменту объект локализован, но синхронизация сильно нарушена. Нестабильность вектора динамической структуры грозит серьезной аварией, ваше превосходительство.
   – Почему утрачен контроль за синхронизацией?!
   – Господин генерал, мы выманили эту тварь на поверхность, но она успела уложить четверых. Аппаратура юстировки и коррекции уничтожена на шестьдесят процентов. Мы делаем всё, что возможно, и продержимся ещё минут тридцать, если не случится ничего непредвиденного. Но нам нужна поддержка.
   – Хорошо, резервная группа будет в воздухе через сорок секунд. Адъютант!.
   – Есть, ваше превосходительство! Уже выполняю!
   – Постарайтесь взять эту тварь живой, Северный-два. Было бы очень любопытственно на неё посмотреть.
   – Приложим все уси…
   – Господин генерал! Неконтролируемый лучевой выброс по пеленгу от Чёрного Ивана к Северному-два! Не удержать в рамках! Господин ге…
   – В Бога, в душу, в мать и во всех пресвятых апостолов, лейтенант! Неужели это всё?!.
* * *
   Земля вокруг Твердислава содрогнулась во внезапной судороге – так корчится от боли израненное живое существо. Визг сменился неистовым гулом и грохотом, словно рушилась целая горная цепь. Зеленый свет исчез, точно сдутый ветром; на грудь навалилась страшная тяжесть, всё окутало тьмой; Твердислав чувствовал, что его опрокинуло и понесло, и поздно было уже бессильно кричать в сжавшиеся земляные толщи: «Джейана!»
* * *
   Потерять сознание Чарусу не дали. Первой возле него очутилась вездесущая Гилви; продравшая до самых печёнок ледяная боль мигом привела Чаруса в чувство. Девчонка сунула ему прямо в обожжённые руки копьё, поспешно наложила какое-то заклинание – и деревянный гладкооструганный кол буквально примёрз к ладоням парня. Ладони потеряли чувствительность, Чарус хотел разжать пальцы – и не смог.
   И тут на него вывернулась какая-то Ведунья. Они схватились; злодейка отбила первый, не слишком уверенный выпад Чаруса; и прежде чем он успел нанести второй, началось настоящее пришествие Великого Духа. От нежданного грома, казалось, сейчас расколются небеса; в некотором отдалении на западе внезапно вздыбился огненный гребень, пламя достигло туч; огонь сменился жирным чёрным дымом, мгновенно окутавшим всю закатную часть горизонта.
   Ведуны не обратили на это никакого внимания. И, конечно же, первой мыслью защитников Пэкова Холма стало – «Ведунья магия»!
   Чёрный дым всё валил и валил, правда, теперь он смешивался с серым – на пути огненного клинка вспыхнул лес. Всё это тянулось куда-то на северо-запад, далеко, как только мог окинуть глаз.
   – Не теряйсь! – как мог громко вскричал Чарус, вновь пуская в ход копьё. – В нас целили, да промахнулись! Глаз-то косит! Не робей, сладим!.
   Однако Ведуны, не имея иного оружия, кроме одних лишь рук, тем не менее теснили и теснили Твердиславичей. Они сражались каждый сам по себе, вертясь, словно диковинные волчки; Ведунов и было-то всего десятка три, но урону – как от целой армии. Копья ломались о внезапно сделавшуюся необычайно прочной плоть; первого Ведуна завалили, когда он сам уже успел сразить троих; и Чарус, видя это, почти сразу же понял, что Пэкова Холма им не удержать. Зря, видать, он звался Пэковым.
   Среди сражающихся мелькали огненные космы Гилви; девчонка вертелась ужом, поспевая повсюду, в самые горячие места; и кто бы теперь подумал, что совсем недавно она ходила у Миха в подручных! Да теперь на этого Миха она бы и краем глаза не посмотрела!
   Кукач, застонав от хлестнувшей по плечам, точно плеть, железной длани Ведуна, всё же исхитрился вогнать доброе копье с настоящим стальным навершием прямо в глотку своёму врагу. Сталь заскрежетала, будто встретив на своём пути такую же сталь; но сила Кукача одолела, и его противник опрокинулся, в последний раз взметнув драными полами чёрного плаща. Силач дёрнул древко на себя – однако наконечник, неведомо почему, застрял в теле злодея. Рядом с Кукачом внезапно появилась тонкая Ведунья, вся обмотанная плотным слоем узких чёрных лент, запеленутая в них, точно младенец; и от её удара Кукач увернуться уже не смог. Он грянулся оземь, точно подрубленное дерево; и хотя в Ведунью тотчас угодил пяток арбалетных стрел, причём одна застряла у неё в физиономии, вражину это не остановило. И лишь три копья Дима, Джига и Льва, ударивших с трёх сторон, опрокинули наконец вражину наземь.
   Горькое отчаяние, горше которого уже ничего не бывает и даже сама смерть кажется избавлением, накатило на Чаруса. Он давно бы уже бросил нелепый кол, всунутый ему в лихорадочной спешке Гилви, но ладони по-прежнему не слушались. Всё, что он мог, – это бить и колоть. Однако, сражаясь, он уже знал, что всё потеряно и теперь осталось только одно – умереть, сражаясь. Преподать урок Фатиме не удалось, Ключ-Камень подвёл, и теперь лучше даже и не думать о том, что будет, останься он, Чарус, каким-то чудом в живых.
   Так же, похоже, думали и остальные из Старшего Десятка. Они дрались с ожесточением обречённых; Чарус приказал тем, что помладше, рассыпаться.
   Фатима подоспела, когда сражение было в самом разгаре. Твердиславичи отдали вершину холма и медленно, огрызаясь и тщась не потерять строя, отступали по его южному, пологому скату. На траве остались лежать тела – десяток бойцов клана и лишь пятеро врагов. Ведуны лихо охватывали Твердиславичей с боков, и дело могло бы кончиться очень печально, если бы не Фатима с командой.
   Главная Ворожея взяла с собой всех, от Салли и Олеси до Файлинь и Линды со Светланкой. Больше не смогла. Силы хватило только на них. Да и то, если б не Учитель…
   Он явился Фатиме прозрачным, едва видимым призраком, но глаза его пылали от гнева. В двух словах изложил ситуацию (любимое его выражение, когда сильно волнуется) и повелел немедля отправляться на Пэков Холм, а когда Фатима забормотала что-то вроде того, что, мол, не умеет, пообещался лично отправить её к Великому Духу, если она и дальше будет тут ломать комедию. Фатима не знала, что такое эта самая комедия и почему её нужно ломать, однако же все указания Учителя выполнила досконально.
   – Верхний предел этого заклинания не тебе подвластен, ты ещё его передо мной не защитила, – ворчливо закончил Наставник, – но ради того, чтобы спасти этих обормотов-мальчишек, так уж и быть, помогу тебе. Нельзя, чтобы Ключ-Камень достался бы Ведунам!
   Это Фатима знала и так. Если клан лишится Ключ-Камня, главной своей святыни, то его, клана, больше не будет. Нет, никого особо не накажут – просто всех разошлют по другим кланам, строго следя, чтобы в один и тот же не попало больше трех-четырёх ребят и девчонок из расформированного, как говорит Учитель, клана. Сурово, но справедливо. Ключ-Камень – это дар самого Великого Учителя Иссы, его нужно беречь много пуще глаза.
   Фатима и её девчонки стали тесным кружком под Костровым Деревом. Главная Ворожея послушно проделала всё, предписанное Наставником, и в следующий миг они уже стояли у подножия Пэкова Холма.
   Если бы они чуть-чуть задержались, страшный взрыв, вспоровший землю на северо-западе, отправил бы их всех в небытиё.
   Оказавшись на холме, Фатима тотчас же начала действовать.
   – В круг, девчонки!
   Миг спустя деревья на Пэковом Холме начали со скрипом выбираться из земли.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [30] 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация